Сообщество «Форум» 14:51 24 июня 2020

Судьба плиточника - 53

Сказка — ложь, да в ней намёк...*

* Все исторические и географические параллели абсолютно произвольны, любое сходство персонажей с ныне живущими, ранее жившими либо имеющими родиться впоследствии реальными личностями случайно, а все понятые в дурном смысле намёки полностью лежат на Вашей совести, дорогой Читатель. Животные при съёмках не пострадали.

***

И вот наступил этот великий день... Ревели моторы, хлопали на ветру полотнища флагов, яркое утреннее солнце освещало гудящие над Городом винтокрылы и воздухолёты...

А Кнопка сидела как дура перед Оком и куталась в плед! Её с утра немного знобило — то ли перекупалась позавчера, то ли перегрелась, то ли перетрахалась... А скорее всего — и то, и другое, и третье. Особенно — третье.

И потому Игемон, одиноко стоящий на трибуне около слегка прикрытой Усыпальницы, был на Площади совсем один. Нет, конечно, там была куча народу, и даже намного больше, чем показывало Око... Но он был там один, без неё.

А по Площади маршировали и маршировали солдаты, все как на подбор — богатыри, и солдатки — одна другой краше. И Игемон произносил речь, исполненную тихого величия, гневной скорби и прозрачных намёков.

Кнопке понравилось. Если бы не это дурацкое недомогание — Кнопка внимательно пересчитала дни... нет, не они — она тоже была бы там, только не на виду, а за кадром, но очень близко к Усыпальнице.

А сейчас всё перемешалось в её больной голове. Она с детства знала, что сначала дядьки на длинных открытых чёрных самобеглых экипажах долго ездили по Площади и что-то громко кричали. Потом произносилась речь. Потом стройными рядами волна за волной шли войска, ревели боевые машины одна другой зловещее, а под конец летели всякие страшные штуковины, но это добавили потом.

А на этот раз она больше всего запомнила молоденького курсанта, маршировавшего в одной из колонн последним справа и чуть-чуть, самую малость отставшего на миг от товарищей. Почему-то ей стало его жалко, и она даже чуть не расплакалась: ох ему и достанется!

Эта речь Игемона переплелась в её сознании со вчерашней речью, больше похожей на обращение к Народу, в котором Игемон благодарил всех подряд, а особенно — целителей и спасателей, призывал к бдительности, и насыпал  щедрой рукой кучу денег тем, кому они нужнее всего. При этом он повысил налог для богатеньких буратино — Кнопка тогда ещё быстро прикинула: пронесло! — и направил все 60 лярдов на больных детей.

Конечно, поганые листки, и особенно тот, с ериком на конце, тут же взвились на тему справедливости и равенства — вот сволочи! — но в целом второй правильный шаг был сделан, и опять не вызвал ни Бучи, ни особенной радости. А первый был про счёта за границей, уже давно, и это Кнопке было неинтересно.

Кроме того, она вдруг чихнула и по привычке попробовала свой лобик. Не поймёшь. То ли нормальный, то ли горячий...

***

Плиточник с громадным неудовлетворением смотрел на толпы народа, пришедшего поглазеть на Парад. Ну, Площадь ладно — там его никто никогда особенно не слушал, и Усыпальницу сегодня почти не закрывали, что было тревожно, но не столь опасно, как если бы её показали Миру как она есть, совсем без стеснительной обёртки. Но улицы, улицы! Они по всей длине были забиты толпами зевак, которым было мало одного зрелища и непременно требовалось слышать, обонять и осязать весь этот рёв, всю эту гарь, весь этот трепет. Но — тут Плиточник довольно осклабился — многие всё же были в масках и сторонились друг друга.

Все солдаты, наоборот, были без намордников, почти все почётные гости на Площади — тоже, и только отдельные дисциплинированным ветераны — старая школа! — браво нацепили маски себе на рот, оставив нос торчать наружу. Плиточнику даже показалось, что эти носы специально выпячивали в Оке, по которому он и все его клевреты не смотрели Парад. Ну хорошо, почти совсем не смотрели.

Вчера ему пришлось сдать очередной бастион, и в Городе опять открылись ресторации, кафешки, веранды... Он с ужасом предвкушал страшный скачок Короновира недели через две, но Игемон был непреклонен: день Конституции, Парад и голосование должны были состояться при любой погоде.

Плиточник аж крякнул с досады. Впрочем, посмотрим, посмотрим... В конце концов, подсчёт заболевших в Городе проводили его люди.

***

Замученная вконец Светка, ну или там Ленка, под утро не выдержала и заперлась от него в туалете. Когда ему через некоторое время приспичило, Охранник подошёл к двери и постучал. Квартирка на окраине была стандартная, не очень старая, но и не особо большая, так что все дороги в ней вели в ватер-клозет.

На его стук из-за слегка обшарпанной двери — эх, нет мужика в доме! — послышалось только сердитое сопение да скрип стульчака под натруженной попой. Он виновато шмыгнул и постучал снова: его уже всерьёз домкратило, тут было не до стеснительности. Шумок повторился и показался ему на этот раз удовлетворённо-мстительным. 

Он кхмыкнул погромче и спросил:

— Слушай, ты там надолго?

Молчание и очевидный отворот головы в сторону  Как он это почуял, он даже не знал.

— Ну ладно, чего там... Посадку давай!

Стульчак скрыпнул ещё раз, и наконец она не выдержала:

— Ну чё ты там трёсся как боров о плетень?

Он обрадовался:

— Чего-чего... Понятно чего, — горько признал он её тотальное превосходство.

— Что, очень надо? — обрадовалась она.

— Да, очень.

— Потерпи! — жестоко отрезала она.

Он вздохнул. Конечно, ему ничего не стоило наложить прям перед дверью и уйти, но как-то не хотелось обижать эту девку. Поэтому он прошёл на кухню, попрыгал там с ноги на ногу, глядя глубоко вниз на далёкую землю с качалками и вертелками для детей, посидел на колченогом табурете — вроде полегчало, сунулся было в холодильник, а потом вдруг взвился, шумно протопал в тесную прихожую и начал натягивать штаны.

За дверью насторожились:

— Ты это чего, а?

Он молчал. Теперь уже он молчал и сопя застёгивал на широкой волосатой груди чистую рубашку.

Дверь приоткрылась, оттуда пахнуло сладким бабьим делом, и уже встревоженный голос вопросил:

— Ты куда это, а?

Он молча сунул ноги в башмаки, оправил жилетку, подвесил на плечо кобуру, засунул руку в перевязь и решительно потянулся к пиджаку.

И тут она сдалась. Безоговорочно. Как фашисты в Берлине. Под победный грохот ватер-клозета.

(продолжение следует)

Ссылки

1. https://zavtra.ru/blogs/sud_ba_plitochnika_-_52

2. https://zavtra.ru/blogs/sud_ba_plitochnika

3. https://zavtra.ru/blogs/sud_ba_plitochnika_-_54

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x