Сообщество «Посольский приказ» 06:31 17 июня 2022

Германия вооружается

Почему Олаф Шольц – это новый Гитлер
3

Недавний визит в Сербию нынешнего лидера ФРГ, где он наговорил «на третью мировую войну», дополнил его русофобское портфолио, начатое с речи в бундестаге 27 февраля. Та речь Олафа Шольца, посвящённая специальной военной операции России по демилитаризации и денацификации Украины (СВОДДУ), прошла, что называется, в фоновом режиме, но, судя по всему, потребовала быстрой и кардинальной "зачистки", в целом столь характерной для нынешнего «общества постправды», — так, в её доступном ныне официальном варианте отсутствует и пассаж о том, что «российская агрессия освободила Германию от ограничений, связанных с исторической виной» за Вторую мировую войну», и обещание выделить единовременно 100 млрд евро на нужды бундесвера — в дополнение к обещанию увеличить оборонные расходы ФРГ до 2% от ВВП.

«Для этого мы создадим специальную казну бундесвера... Федеральный бюджет 2022 однократно выделит этому бюджету 100 миллиардов евро, средства будут использованы для необходимых инвестиций в вооружение», — эти слова больше не найти, хотя их существование подтверждено не только многочисленными публикациями в мировых массмедиа, но и дальнейшими решениями властей Германии…

Ещё 29 мая правящая ныне в Германии «светофорная» коалиция социал-демократов («красные»), свободных демократов («жёлтые») и «Союза 90/зелёных» согласовала с крупнейшим оппозиционным блоком ХДС/ХСС сверхплановое выделение из федерального бюджета 2022 года через специальный фонд 100 млрд евро на дополнительное усиление и модернизацию бундесвера. 3 июня бундестаг утвердил данные расходы и разрешил правительству заимствовать деньги на эти цели, внеся соответствующие поправки в конституцию ФРГ. 10 июня решение было подтверждено бундесратом, верхней палатой бундестага, представляющей правительства 16 земель ФРГ.

В результате «дыра» бюджетного дефицита планируется на уровне в 138,9 млрд евро, т.е. на 115,7 млрд евро больше, чем разрешалось ранее, или почти в 40% от общей суммы бюджетных доходов. Подобной расточительности и жизни не по средствам немцы, для которых слово «sparen» («копить», «сберегать», «экономить») является настоящим символом веры, после Второй мировой не позволяли себе никогда. И глава МИДа РФ Сергей Лавров не случайно заявил в данной связи, что налицо «далеко не единственное свидетельство возрождения в Германии доминантных устремлений». Слово «реваншизм» открыто не прозвучало, но суть дела от этого не меняется. И фигура политика, который с места в карьер возглавил явно реваншистские процессы в немецком государстве и обществе, заслуживает отдельного внимания. Что стоит за подобной активностью осторожного функционера социал-демократической партии, который на 64-м году своей жизни в должности бундесканцлера начал играть совсем иную роль на глазах у Германии и всего мира?

Вариант первый: блеф

Проще всего было бы сказать, что Шольц просто мимикрирует под требования момента. Страны коллективного Запада, Германию в том числе, глобальные «центры принятия решений» много лет, начиная с «отравления Литвиненко», натаскивали против России по любому поводу, без доказательств и вопреки логике, в режиме «хайли-лайкли», прикрывая и оправдывая тем самым собственные системные враждебные действия, тотальную «гибридную войну» против нашей страны, которые, в конце концов, и привели к военной спецоперации на Украине.

Нынешнее положение 9-го бундесканцлера от «светофорной» коалиции («красные» социал-демократы, «жёлтые» свободные демократы и «зелёные») просто обязывает его «бежать впереди паровоза», чтобы не довести дело до развала своего кабинета министров, где и без России полно растущих противоречий (в том числе по энергетике, особенно атомной, отношений с КНР и т.д.). Обвинения Шольца в недостаточном содействии Украине и чрезмерной «пророссийскости» сыплются как из рога изобилия: не только извне («обиженная ливерная колбаса» от посла «незалежной» в Берлине Андрея Мельника — лишь вишенка на весьма объёмном «торте» подобной риторики), но также изнутри.

Развал правящей коалиции на фоне растущих социально-экономических проблем Германии (падение производства, дефицит энергоносителей и в перспективе продовольствия, рост цен, мигранты и беженцы, в том числе украинские) любая попытка «пойти против течения» выглядит лично для Шольца политическим самоубийством, даже независимо от его личных убеждений и намерений. Но бундесканцлеру нынешняя ситуация откровенно нравится, в отставку он не собирается, претендуя на то, чтобы избавиться от клейма «преемника Ангелы Меркель» и утвердить себя в качестве лидера крупнейшей страны Евросоюза. Следовательно, это не просто политический блеф и мимикрия под требования момента. Да и 100 млрд евро плюс мощный приварок к «обычным» военным расходам (сейчас 2% от немецкого ВВП — это эквивалент примерно 76 млрд долл., в то время как в 2021 году они составили менее 60 млрд долл., или менее 1,6% ВВП) на дороге не валяются.

Вариант второй: своя игра

Стоит обратить внимание на тот факт, что между заявкой от Шольца и её утверждением в бундестаге прошло более трёх месяцев, и это решение стало не просто компромиссом между правящей коалицией и оппозицией в лице христианских демократов, а проявлением воли большинства политических сил ФРГ (законопроект был принят 567 депутатскими голосами из 683). Тем самым Германия действительно изменила свой послевоенный статус, сделав заявку на развитие и военного компонента своего финансово-экономического лидера в рамках Евросоюза.

Здесь важно то, что указанные выше 100 млрд евро — это специальный фонд, выделенный исключительно на перевооружение и модернизацию бундесвера, тогда как бóльшая часть «обычного» оборонного бюджета ФРГ просто автоматически перечислялась на спецсчета брюссельского бюро НАТО, и к их дальнейшему распределению Берлин имел весьма опосредованное отношение. То есть, пользуясь моментом, когда противоречия между Америкой и Россией максимальны, немцы пытаются вернуть себе военно-политическую субъектность, утраченную по итогам Второй мировой войны.

Надо ли в этой связи напоминать о том, что следуя в кильватере победителей, ФРГ — США и их союзников, а ГДР — СССР, обе части разделённой Германии достаточно быстро, уже к началу 1970-х годов, добились статуса безусловного «второго номера» и в той, и в другой системе, затем произошло их сближение, объединение и, наконец, после 1993 года, создание, расширение и преобразование Евросоюза в некое подобие «Четвёртого рейха», особенно после «брекзита»? Всего этого Германия добилась без единого выстрела со своей стороны, путём сложных финансово-экономических сделок и политических договоренностей. Уже после объединения Германии и уничтожения Советского Союза все детали испытанного в двух мировых войнах немецкого ружья были извлечены из-под обломков разрушенной Берлинской стены и собраны воедино, а потому, рано или поздно, это ружьё не только могло, но и должно было выстрелить? Этот момент ещё не наступил, но становится всё ближе и ближе. И такое приближение, похоже, полностью соответствует образу мыслей не только 9-го бундесканцлера лично, но германских «элит» в целом, их традициям и целям.

Предшественники нынешнего бундесканцлера только чистили и смазывали механизм этого ружья. Олаф Шольц же не только его заряжает, но уже вовсю прицеливается к России. В данной связи нет особого смысла останавливаться на том, насколько соответствует действительности информация о его прямом родстве по восходящей отцовской линии с группенфюрером СС Фрицем фон Шольцем, который участвовал в блокаде Ленинграда и погиб в боях под Нарвой в июле 1944 года. Если геноцид русскоязычного населения в Донбассе и на Украине — «это смешно», как заявил герр Шольц, и от этих слов не отказался, не «затёр» их, то нет смысла обращать внимание на формальную партийную принадлежность Шольца и других немецких политиков, снова затевающих старую, но от того не менее опасную для Германии, России, Европы и всего мира игру. Вот только — свою ли?

Вариант третий: следуя за Америкой

Блок НАТО и сама ФРГ старше Олафа Шольца почти на десять лет, то есть этот немецкий политик родился и вырос на фактически оккупированной территории. С 1945 года в Германии размещены военные базы США, а политика этой страны контролируется и направляется из Вашингтона. Поэтому полностью своей игры у немцев сейчас нет и быть не может. Максимум, на который они могут рассчитывать, — получить больше возможностей и степеней свободы в ходе краха нынешнего однополярного мира Pax Americana, с его «империей доллара»; и сейчас, а также на обозримую перспективу — только в рамках защиты этого порядка.

Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на статьи расходов из нового «спецфонда бундесвера»: львиная их часть должна пойти на закупки военной техники — прежде всего, американского производства. В частности, там значатся до 60 тяжёлых военно-транспортных вертолётов Chinook CH-47F производства Boeing, до 35 истребителей F-35 производства Lockheed Martin и так далее. То, чего США при Дональде Трампе прямо и безуспешно добивались от Ангелы Меркель, «светофорная» коалиция во главе с Олафом Шольцем сама на блюдечке принесла им при Джо Байдене. Конечно, ряд закупок будет сделан и у немецких компаний, входящих в европейские военно-промышленные консорциумы, но, как правильно отмечают все эксперты, никакого преимущества в случае конфликта, особенно масштабного, с российскими Вооружёнными силами бундесверу это не даст: всё это — оружие вчерашнего дня, и завтра оно более современным не станет. Тем более — через те пять лет, на которые рассчитаны нынешние немецкие ассигнования.

Впрочем, главной задачей англо-американского «альянса демократий», начало которому было положено Новой Атлантической Хартией, подписанной президентом США Джо Байденом и премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном 10 июня 2021 года, значился ответ на вызов «автократий» в лице Китая и России, угрожающих мировому «порядку, основанному на правилах». Поскольку в Вашингтоне до сих пор не определились относительно приоритетов действий против российско-китайского союза и постоянно переписывают стратегию национальной безопасности, всё же понимание того, что войну «на два фронта» Соединённые Штаты в их нынешнем состоянии не потянут, у них присутствует. Отсюда и стремление максимально ослабить как Москву, так и Пекин.

В качестве одного из самых популярных вариантов дальнейшего развития событий рассматривается «выключение» военно-технического потенциала России в управляемом европейском конфликте — таким образом, чтобы наша страна не смогла оказать полномасштабной поддержки Китаю в случае атаки или массированного давления со стороны США и их союзников, к числу которых сейчас активно пытаются подтянуть Тайвань, Южную Корею, Японию и даже другие страны АТР, включая Австралию и Новую Зеландию.

Соответственно, Украина, Прибалтика, страны Восточной Европы и сама Германия в рамках американской стратегии рассматриваются как «пушечное мясо», которое будет расходоваться по мере необходимости. Украинские «бандеровцы»-неонацисты здесь — только первый эшелон, брошенный в бой. Их задача — «убивать как можно больше русских», о чём не так давно разоткровенничался экс-президент США Джордж Буш-младший.

Точно так же в аналогичный режим Вашингтоном и Лондоном может быть переключена Польша, уже жаждущая получить утраченные ею по итогам Второй мировой войны «кресы всходни» — не только в Западной Украине, но и в Западной Белоруссии, чтобы воссоздать Речь Посполиту «от моря до моря». Вдобавок с захватом Калининградской области России, например. Румыния, помимо Северной Буковины, претендует на украинскую ныне часть Бессарабии, не говоря уже о Молдавии и Приднестровье. Тогда «войну до последнего украинца» сменит «война до последнего поляка, румына, прибалта» и так далее. А там уже и до «последнего немца» рукой подать — особенно если поднять в изрядно подмерзшей и оголодавшей к тому времени (опять же, чем больше тем лучше) Германии волну реваншизма с прицелом на возврат отрезанных после Второй мировой войны от неё в пользу той же Польши земель восточнее линии Одер—Нейсе.

Да, всё это сегодня видится чем-то маловероятным, на грани между жанрами «фэнтэзи» и конспирологии, но разве не столь же маловероятными всего лет сорок назад выглядели объединение Германии, распад СССР и боевые действия между Россией и Украиной? А ведь описанный выше сценарий полностью соответствует и «концепции Трумена» («Пусть они [немцы и русские. — авт.] убивают друг друга как можно больше» от 22 июня 1941 года), и «концепции Бжезинского» («Новый мировой порядок будет строиться против России, за счёт России и на обломках России»).

Вариант четвёртый: евразийская альтернатива.

«Континентальный» союз России с Германией в рамках геополитических концепций с конца XIX столетия часто представлялся в качестве главной угрозы для господства «морских» колониальных держав в лице сначала Великобритании, а затем США. Когда по итогам Второй мировой войны Германия оказалась разделена на две части, а Советский Союз помог созданию «красного» Китая, стало очевидным, что ось «Москва—Пекин» гораздо опаснее для такого господства, чем ось «Москва—Берлин». Чтобы устранить эту опасность, американцы пошли на максимально возможное сближение с КНР, перенося туда производства и новейшие технологии. В результате главным победителем в «холодной войне» оказались не США и не коллективный Запад, а континентальный Китай, который из нищей и отсталой страны превратился в «мастерскую мира XXI века» и новую супердержаву. А далее «логика обстоятельств» привела к новой итерации тезиса 1950-х годов: «Русский с китайцем братья навек!» — только на основе не коммунистической идеологии, а взаимовыгодного сотрудничества и совместного противостояния западному, прежде всего американскому, диктату.

Если посмотреть на современные данные по мировой торговле, то окажется, что каждый год наибольший профицит в рамках глобального рынка — как раз у Китая, Германии и России. Казалось бы, эти страны тем самым обречены на конкуренцию и противостояние между собой. За рынки стран, имеющих внешнеторговый дефицит, где первые места занимают как раз США и Великобритания, получающие массу ресурсов, товаров и услуг за свои, по сути, долговые расписки, которые теперь, к тому же, они — опять же, под предлогом «российской агрессии» — отказываются обслуживать и обеспечивать встречными поставками реальных активов.

Такие постоянные торговые дисбалансы, ежегодно исчисляемые в сотни миллиардов долларов, конечно, не могут и не должны быть вечными. Они подлежат перебалансировке. И здесь объективные интересы немецкого государства — в том числе, если исходить из тезиса о том, что конкуренция неизбежно порождает монополию (а демократия, добавим, диктатуру) — лежат в одной плоскости с интересами Китая и России. Главная проблема Германии на протяжении полутора веков её истории как единого политического субъекта — «ресурсное проклятие»: нехватка энергии, различных видов сырья и т.д. Весь послевоенный период оно решалось за счёт подключения ФРГ к глобальному рынку, к «империи доллара», вассалом которой — немцы этого добились — стало «королевство евро».

Но сейчас, когда глобальный рынок распадается, а доллар стремительно теряет статус резервной валюты, «ресурсное проклятие» Германии возвращается к ней. Попытки решить эту проблему путём совместной, с американцами и англичанами, или сепаратной конфронтации против России по определению контрпродуктивны и обречены на неизбежный провал. Двери для присоединения Берлина к российско-китайскому стратегическому союзу пока и Москва, и Пекин, несмотря ни на что, до сих пор не закрывают. Если вместо этой открытой двери немецкие элиты предпочтут биться головой о стену, подобный исторический выбор лишний раз подтвердит, что с «немецкой национальной идеей» что-то не так, а претендующий сейчас на роль «бундесфюрера Четвёртого рейха» Олаф Шольц повторит судьбу своего прямого исторического предшественника. Не самая лучшая перспектива, что и говорить. Но это, повторим, будет не только его личный выбор, но и общий выбор действующих немецких «элит», всего немецкого народа.

Подводя итоги, можно сказать, что Олаф Шольц сегодня действует в парадигме Адольфа Гитлера. Он может сколько угодно защищать права сексуальных меньшинств, мигрантов, выступать за «зелёный» энергопереход в целях борьбы с изменениями климата, за экологию и так далее. Фюрер Третьего рейха тоже был вегетарианцем, сторонником здорового образа жизни, спорта и больших семей. Но это не отменяло того факта, что за его словами и делами стояли интересы крупного капитала, прежде всего англоамериканского, что с подачи этого капитала Германия накачивалась оружием и идеологией, позволявшими начать войну против нашей страны, тогда Советского Союза. Правда, напав на Францию летом 1940 года, Гитлер ненадолго попытался выйти из уготованной ему тогда «центрами принятия решений» колеи, а потому результаты Второй мировой войны оказались во многом не такими, как планировали их в Вашингтоне и Лондоне. Сегодня эти результаты пытаются пересмотреть, ослабив, подчинив, а в идеале — уничтожив и Россию, и Китай. Станет ли при этом нынешний канцлер ФРГ «бундесфюрером Четвёртого рейха», зависит уже не от него.

Cообщество
«Посольский приказ»
1
29 июня 2022
Cообщество
«Посольский приказ»
9
Cообщество
«Посольский приказ»
1
Комментарии Написать свой комментарий
17 июня 2022 в 11:34

Шольц не станет новым Гитлером. Не та фактура. А вот приход нового фюрера точно подготовит.

17 июня 2022 в 11:36

Или фюрерши. Это даже вероятнее, и уже понятно, кто это. Дура дурой, но идейная.

17 июня 2022 в 14:57

"за его словами и делами стояли интересы крупного капитала, прежде всего англоамериканского, что с подачи этого капитала Германия накачивалась оружием и идеологией, позволявшими начать войну против нашей страны"
- Могли бы что-нибудь посвежее изобразить! А эти байки давно протухли.

1.0x