Об авторе

Профессор, доктор филологических наук, член Союза писателей России, член Союза журналистов России, лауреат Карамзинской, Бунинской, Есенинской премий

Присоединился к нам 23 июля 2015

Правила поведения в блоге

Минимальный рейтинг пользователя для возможности комментирования: 0

Уважаемые авторы!
Вы являетесь членами авторского сообщества старейшей газеты Русского Сопротивления. В связи с этим фактом просим вас соблюдать некоторые принципиальные правила:
1. Чтить УК и Конституцию РФ.
Помните, что нарушая закон, вы подставляете и себя, и нас.
2. Соблюдать этические правила, принципы и нормы общения.
Даже отрицательно-эмоциональные мотивы общения не должны переходить в оскорбления и грубость.
3. Держать интеллектуальную планку издания.
Тексты и комментарии должны быть на высоком интеллектуальном и литературном уровне.

Недопустимы:
1) междоусобные разборки между авторами в виде статей;
2) незначительные высказывания по несуществующей или несущественной проблематике;
3) материалы, хамски противоречащие идеологической направленности «Завтра».
Статьи и комментарии, нарушающие пользовательские правила «Завтра.ру», будут удаляться с вынесением единственного предупреждения. В случае дальнейших нарушений – удаление аккаунта.
Работайте со смыслами, дорогие авторы!

Состоит в сообществах
Авторы1 Публикации34 Подписчики2 о сообществе и правила
поведения
Подписан на:
Рейтинг1 240 Публикации272 Комментарии0 Экспертные оценки3 об авторе и правила
поведения в блоге
Рейтинг9 744 Публикации3 282 Комментарии14 326 об авторе и правила
поведения в блоге
Последние прокомментированные статьи
КАЛУЖСКАЯ ТАРУСА БЕЛЛЫ АХМАДУЛИНОЙ ____ ____________________________________ Глубокий нежный сад, впадающий в Оку, стекающий с горы лавиной многоцветья. Начнёмте же игру, любезный друг, ау! Останемся в саду минувшего столетья. Ау, любезный друг, вот правила игры: не спрашивать зачем и поманить рукою в глубокий нежный сад, стекающий с горы, упущенный горой, воспринятый Окою. Попробуем следить за поведеньем двух кисейных рукавов, за блеском медальона, сокрывшего в себе... ау, любезный друг!.. сокрывшего, и пусть, с нас и того довольно. Заботясь лишь о том, что стол накрыт в саду, забыть грядущий век для сущего событья. Ау, любезный друг! Идёте ли?- Иду.- Идите! Стол в саду накрыт для чаепитья. А это что за гость?- Да это юный внук Арсеньевой.- Какой?- Столыпиной.- Ну, что же, храни его Господь. Ау, любезный друг! Далекий свет иль звук - чирк холодом по коже. Ау, любезный друг! Предчувствие беды преувеличит смысл свечи, обмолвки, жеста. И, как ни отступай в столетья и сады, душа не сыщет в них забвенья и блаженства. …Ландшафтно-метафорические строфы замечательного лирика о калужской Т а р у с е… …..Нет, здесь еще свежо, еще не могут вётлы потупленных ветвей изъять из полых вод. Но вопрошал мой страх: что с нею? не цветет ли? Сказали: не цветет, но расцветет вот-вот. Не упустить ее пред-первое движенье — туда, где спуск к Оке становится полог. Она не расцвела! – ее предположенье наутро расцвести я забрала в полон. ………………………………………………………….. Как говорится, комментарии излишни… Что сулят мне меж мной и Окой препирательства и примиренья — от строки я узнаю другой, не из этого стихотворенья. 16, 18–19 мая 1981 Таруса Не потому ли на Оке иные бытия расценки, что все мы сведущи в рецепте: как, коротая век в райцентре, быть с вечностью накоротке. Мы одиноки меж людьми. Надменно наше захуданье. Вы – в этом времени, мы – дале. Мы утонули в мирозданье давно, до Ноевой ладьи. 14 мая 1983 Таруса … Тайна лиро-психологической энергетики… «Диалектика души»… Ревность пространства. Борису Мессереру Объятье – вот занятье и досуг. В семь дней иссякла маленькая вечность. Изгиб дороги – и разъятье рук. Какая глушь вокруг, какая млечность. Здесь поворот – но здесь не разглядеть от Паршина к Тарусе поворота. Стоит в глазах и простоит весь день все-белизны сплошная поволока. Даль – в белых нетях, близь – не глубока, она – белка;, а не зрачка виденье. Что за Окою – тайна, и Ока — лишь знание о ней иль заблужденье. Вплотную к зренью поднесен простор, нет, привнесен, нет, втиснут вглубь, под веки, и там стеснен, как непомерный сон, смелее яви преуспевший в цвете. ……………………………………………….. … Волшебно-таинственная акварельность… Магия аллитераций, цветомузыки, светотени… Вход в этот цвет лишь ощупи отверст. Не рыщу я сокрытого порога. Какого рода белое окрест, если оно белее, чем природа? В открытье – грех заглядывать уму, пусть ум поможет продвигаться телу и встречный стопор взору моему зовет, как все его зовут: метелью. Сужает круг всё сущее кругом. Белеют вместе цельность и подробность. Во впадине под ангельским крылом вот так бело и так темно, должно быть. Там упасают выпуклость чела от разноцветья и непостоянства. У грешного чела и ремесла нет сводника лютее, чем пространство. Оно – влюбленный соглядатай мой. Вот мучит белизною самодельной, но и прощает этой белизной вину моей отлучки семидневной. Уж если ты себя творишь само, скажи: в чём смысл? в чём тайное веленье? Таруса где? где Паршино-село? Но, скрытное, молчит стихотворенье. 9—11 марта 1981Таруса …Автобиографическое и общечеловеческое, субъективно-интимное и общеинтересное, сугубо-земное и вселенско-космическое… Препирательства и примирения Вниз, к Оке, упадая сквозь лес, первоцвет упасая от следа. Этот, в дрожь повергающий, блеск мной воспет и добыт из-под снега. – Я вернулась, Ока! – Ну, так что ж, — отвечало Оки выраженье. — Этот блеск, повергающий в дрожь, не твое, а мое достиженье. – Но не я ли сподвижник твоих льда недвижного и ледохода? – Ты не ведаешь, что говоришь. Ты жива и еще не природа. – Я всю зиму хранила тебя, словно берег твой третий и тайный. – Я не знаю тебя. Я текла самовластно, прохожий случайный. – Я лишь третьего дня над Курой без твоих тосковала излучин. – Кто теплынью отчизны второй обольщен – пусть уходит, он скучен. Зачерпнула воды, напилась не любезной и скаредной влаги. Разделяли Оки неприязнь раболепные лес и овраги. Чтоб простили меня – сколько лет мне осталось? Кукушка умолкла. О, как мало, овраги и лес! Как печально, как ярко, как мокро! Всё, что я воспевала зимой, лишь весну ныне любит, весну лишь. Благоденствуй, воспетое мной! Ты воспомнишь меня и возлюбишь. Возымевшей в бессонном зрачке заводь мглы, где выводится слово, без меня будет мало Оке услаждать полусон рыболова. ………………………………………………… …Открытие мира… Околица и горизонты… Краеведческое, регионоведческое, страноведческое… Музыка вочеловеченной Вселенной… – Оглянись! – донеслось. – Оглянись! Там ручей упирался в запруду. Я подумала: цвет медуниц не забыть описать. Не забуду. Пред лицом моим солнце зашло. Справа – Серпухов, слева – Алексин. – Оглянись! – донеслось. – Ни за что. — Трижды розово небо над лесом. Слив двоюродно-близких цветов: от лилового неотделимы фиолетовость детских стихов на полях с отпечатком малины. Такова ж медуница для глаз, только синее – гуще и ниже. Чей-то голос, в который уж раз: – Оглянись! – умолял. – Оглянись же! Оглянулась. Закрыла глаза. Этот блеск, повергающий в ужас обожанья, я знаю, Ока. Как ты любишь меня, как ревнуешь! – О, прости! – я просила Оку. Я опять поднималась на сцену. Поклонюсь – и писать не могу, поглядеть на бумагу не смею. ……………………………………………………….. …Ахмадулинское Калужское Поочье… Ахмадулинская звёздно-милая Таруса… Трём обольщеньям за каждым окном радуюсь я, словно радостный кто-то. Только мгновенье меж мной и Окой, валенки и соуч
13 сентября 2020
Cообщество «Форум»
2 1 5 307
1.0x