Сообщество «Салон» 00:00 19 декабря 2013

Вертикаль

Архитектурные объекты — как страницы учебника истории. Изучая планировку зданий, исследуя материалы, из которых они построены, можно многое узнать о той или иной эпохе. Поэтому сохранение архитектурного наследия — важная государственная задача, но, к сожалению, в наше время данное направление деятельности кажется обессиленным и безнадёжно запущенным

Архитектурные объекты — как страницы учебника истории. Изучая планировку зданий, исследуя материалы, из которых они построены, можно многое узнать о той или иной эпохе. Поэтому сохранение архитектурного наследия — важная государственная задача, но, к сожалению, в наше время данное направление деятельности кажется обессиленным и безнадёжно запущенным.

Нам в МАРХИ пришлось столкнуться с халатным отношением к сохранившимся объектам Шухова и многим другим известным постройкам, возведённым в начале ХХ века. Они привлекают внимание мировой образованной общественности, но внутри нашей страны мы не можем внести их в списки всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Причём сопротивление идёт не со стороны иностранцев, а со стороны наших чиновников. По каким причинам это происходит, для меня загадка. Но есть некоторые версии.

Один из профессоров МАРХИ рассказывал о том, как обсуждали вопрос о внесении дома Наркомфина в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Данная постройка находится за посольством США и выглядит на сегодняшний день ужасно, на стенах едва ли не растут грибы. Тем не менее, это уникальное архитектурное произведение. Так вот, во время обсуждения поставленного вопроса один из чиновников вполголоса всё время спрашивал профессора МАРХИ: а в чём вообще важность этого объекта, зачем его вносить в какие-то списки? То есть наверху многие даже не понимают, с чем имеют дело. А может, просто оценивают всю архитектуру, сравнивая её исключительно с убранством собственных загородных дворцов. Конечно, в таком случае аскетизм раннего конструктивизма покажется чуть ли не пугающим. Но, тем не менее, не изучая и не сохраняя такие объекты, как дом Наркомфина, мы не сможем развиваться дальше.

Обидно, что под угрозой находятся и творения Шухова. К сожалению, на сегодняшний день идеи этого архитектора наше государство не в состоянии не то чтобы развивать, но даже эффективно сохранять то, что осталось от его наследия. Покрыть защитным слоем металлические детали, реконструировать основания и прочие элементы конструкций — нет, мы не можем этого. Последние годы мы бьёмся за то, чтобы хотя бы внести Шаболовскую башню в список объектов всемирного наследия. Ставятся препятствия.

Может быть, виною тому недостаточные знания. Другие причины обосновать сложно: ведь сам факт попадания того или иного объекта в вышеуказанный список не обязывает российскую сторону практически ни к чему. За этим не последуют обязательные процедуры или непомерные денежные штрафы. Не знаю, почему наверху так боятся того, что в России будет больше памятников всемирного наследия ЮНЕСКО. Конечно, меры по обеспечению сохранности придётся усилить, но даже в случае обрушения охраняемого здания не будет никаких особо суровых мер, во всяком случае с денежными суммами такого порядка в состоянии справиться любой современный российский депутат, не говоря об организациях. Никого за это не расстреляют и уголовной ответственности также не предусмотрено. Чиновники сопротивляются не каким-то физическим работам или денежным вливаниям с их стороны, а просто присвоению архитектурным объектам определённого статуса.

На мой взгляд, перед современными архитекторами и СМИ встала следующая задача: давать как можно больше информации о культурных памятниках архитектуры. В том числе выполнять функцию их фиксации в медийном пространстве. Раз идёт такое нешуточное сопротивление со стороны чиновников, значит, за этим что-то стоит. Я опасаюсь, что многие значимые постройки могут просто исчезнуть в одну ночь, и на их месте окажется пустырь, где со временем вырастет очередной бессмысленный торговый комплекс.

Популяризация информации о нашем архитектурном наследии должна вестись активней, чем сейчас. И, главное, что для подобного есть огромное количество материалов, практически в любом строении, поискав, можно найти что-то интересное. Некоторые инженерные задачи, решённые в старых зданиях, непосильны даже современным архитекторам. Именно поэтому нашим архитектурным наследием пристально интересуются на Западе. В мире постепенно возникает предчувствие нового, более рационального стиля. Так уже происходило, когда на смену модерну пришли конструктивизм и обновлённый классицизм.

Если архитектура вновь станет рациональной, то наши образцы начала ХХ века вполне могут стать стартовой площадкой для грядущего нового витка. Поэтому борьба за сохранение данных памятников ощущается архитекторами как одна из главнейших гражданских задач.

Cообщество
«Салон»
7 февраля 2024
Cообщество
«Салон»
4 февраля 2024
Cообщество
«Салон»
1.0x