Сообщество «Салон» 10:00 19 марта 2022

Тунгусский метеорит в Москве

в галерее "30/7" проходит выставка "Вбрызг и вдрызг" - раритеты сибирского рока и современное искусство

Один наш автор как-то выразил недоумение в отношении гипотетического музея сибирского рока – мол, а что там будет: «…очки Егора Летова, первая пентаграмма Кирилла Рыбьякова, затёртый экземпляр "Протоколов" Романа Неумоева»?... Отчасти объяснимое ехидство, но всегда может статься, что артефактов хватает, и изучать их очень интересно.

В московской галерее современного искусства "30/7" проходит небольшая выставка "Вдрызг и брызг". Помним, конечно:

«В дрызг и брызг рванула осень запоздалою жарой
Горячо и смехотворно в подберёзовой тени
Эх, увлечённо бы высунуть назойливый язык
И в заплатанную тряпочку промолчать…»
из летовской нетленки "Сто лет одиночества".

На одной площадке, по задумке кураторов выставки, встретились герои сибирского рока и современные художники.

"Вдрызг и брызг" - это самиздатовские журналы (от барнаульской "Периферийной нервной системы" до тюменского "Сибирской язвы"), рукописи, редкие фотографии, катушки и пластинки, билеты и афиши, аппаратура, на которой записывались, и бас-гитара «Урал» Эжена Лищенко. В очередной раз подспудно возникает благодарность людям, на которых принято порой смотреть с иронией – «плюшкины» собирают всякий хлам, никому не нужные фотки делают. Вновь и вновь оказывается, что всё это очень даже ценно.

Из наших дней – три художника, которые по концепции выставки, как и рок-музыканты, работают с «жёсткой» художественной формой. Соучастие логичное, особенно если вспомнить, что рок-сибиряки всегда были художественно-ориентированы, начиная от изучения методов современного искусства и до предельно серьёзного отношения к оформлению альбомов. Это монументальный графический проект "Коллективные бездействия" Янины Болдыревой из Новосибирска, посвященный проблемам постпандемийной действительности, абстракции томича Кирилла Басалаева, работающего по холсту бетоном, и произведения Павлы Марковой, представляющей Омск, из проекта "Punk’s not dead", в котором художница работает с «траурными» материалами — осколками памятников, овалами могильных портретов и пр. Это та сторона сибирского рока, где «злые сумерки бессмертного дня», «праздник кончился», «родина-смерть», «рыжая кровь на тропе». Словом, сибирский экзистенциализм как он есть. Другое дело, что травматический опыт не исчерпывал и не ограничивал интеллектуальное и эмоциональное движение.

У каждого человека в теме, или около неё, - своя история сибирского рока. Так, один из создателей выставки писатель, продюсер и культуртрегер Александр Кушнир признался, что некогда именно два выступления на Подольском рок-фестивале-87 завершили его прежнюю жизнь. Таково было впечатление от ревякинских "Полонян" (за исполнение которых "Мост" тогда лишился заслуженного лауреатства) и сета новосибирской группы "БОМЖ". Увидеть и даже представить такое в столицах было невозможно. Как не без пафоса резюмировал тогда же Егор Летов: «Европейский человек (Москва, Ленинград) в основе своей всегда либо сноб, либо попсовик…Это просто очень человеческие города и поэтому в мировоззрение их населения вмешивается много человеческих дел. Когда живется слишком хорошо, всегда начинаешь неуемно хвататься за человеческое. А сибирскому человеку терять, в общем, нечего».

«В середине 80-х годов на советскую рок-сцену словно рухнул тунгусский метеорит. Это были первые записи и подпольные концерты сибирских групп, с моей точки зрения, — квинтэссенция рока в его наиболее жёстком и первобытном виде. На фоне пронзительных перфомансов "Гражданской обороны", "Инструкции по выживанию", "Калинова моста" и Янки Дягилевой стало актуально возвращаться к довудстокским временам в Америке и говорить о роке, как о разновидности шаманства и «религии смерти». На фоне этих сибирских фестивалей, концертов и альбомов для меня 90% советского рока показалось искусственным и не стоящим ломаного гроша», - заметил Кушнир. ‎

Понятно, что сибирский рок не есть синоним только сибирского панка, а сибирский панк (включая пост-панк, «индастриал» и пр.) конца восьмидесятых-начал девяностых не ограничивается известным набором имён. Это ещё и "Пик Клаксон", "Чернозём", "Мёртвый ты", "Кооператив ништяк", "Центральный гастроном", "Промышленная архитектура", "Путти", "Тёплая трасса", "Передвижные хиросимы", "Будни лепрозория", "Культурная революция", "Дети обруба", "Флирт" и т.д.

Вряд ли выставка способна дать исчерпывающие ответы о феномене «сибирского рока». Но таковые, если они вообще возможны, не даст на данный момент ни одна энциклопедия, диссертация или кинолента (даже вместе взятые). А «вдрызгов» и «вбрызгов» для размышления, осмысления, самостоятельных выводов по истории сибирского рок-движения здесь предостаточно.

двойной клик - редактировать галерею

Адрес: м. "Чеховская", Петровка, 30/7 (2 подъезд, 2 этаж). Часы работы с 12.00 до 20.00

25 июня 2024
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
1.0x