Сообщество «Посольский приказ» 16:28 30 января 2019

Зачем нам нужна Венесуэла

это не нахлебник, а друг, союзник, экономический партнёр

В связи с событиями в Венесуэле некоторые стали говорить, что ни к чему нам эта страна, что не надо туда вкладывать деньги, а надо своими делами заниматься и т.д. Другие, осуждая вмешательство США в дела Венесуэлы, тут же добавляют, что президент Мадуро ничего хорошего из себя не представляет, у него вся экономика развалена, поскольку он социалист (чуть ли не коммунист!). А из этого они делают вывод, что любые социалисты (коммунисты) в России, в Венесуэле, где угодно ещё, ничего хорошего сделать не могут, даже если и захотят…

Каково же на самом деле положение дел в Венесуэле? Давайте попытаемся разобраться.

Венесуэла — большая страна, расположенная в северной части Южной Америки, занимающая почти миллион квадратных километров. По площади она больше Украины в два раза. Многие подумают: юг, благодатные земли, так отчего же там люди так плохо живут? Но в Венесуэле бо́льшая часть территории для проживания непригодна: в некоторые места люди добираются только по рекам, так как нет нормальных дорог, в прибрежной местности царит страшная влажность, так что даже одежда гниёт. Более половины площади страны занимают влажные тропические леса. При этом много гор: по территории Венесуэлы проходят две ветви Анд — самой крупной горной цепи Южной Америки. Более 75% территории не может использоваться для ведения сельского хозяйства. Там нет почв, пригодных для выращивания привычных для нас культур: картофеля, помидоров, — и нет подходящего для них климата.

До президента Венесуэлы Уго Чавеса, который был другом России, Венесуэла жила примерно как Куба до революции 1959 года. Тогда, до прихода к власти Фиделя Кастро, кубинцы продавали в Соединённые Штаты Америки сахар, а из США привозили всё, вплоть до зубных щёток и туалетной бумаги. До Чавеса Венесуэла жила так же: в 1930-е годы они продавали кофе и покупали всё остальное, но в первую очередь еду. Потом венесуэльцы стали продавать нефть. Венесуэлу даже называли до Чавеса "южноамериканской Саудовской Аравией", потому что в Аравии тоже ничего не производится, а покупается извне на деньги от продажи нефти. Венесуэла всегда была очень зависима от внешнего рынка.

Но самый страшный и во многом роковой фактор — это географическое положение Венесуэлы и Кубы, которое можно назвать "географическим проклятием". Как вы думаете, куда Кубе было выгоднее всего продавать свой сахар? В США, которые расположены в трёхстах километрах от Кубы, или в Россию, в Советский Союз, до которого — 11 тысяч километров? Примерно тот же выбор всегда стоял и перед Венесуэлой. Куда она могла продавать нефть? В Китай? До него — 15 тысяч километров! Конечно, продавали в Соединённые Штаты и ввозили оттуда всё остальное.

Вот почему Венесуэла не обеспечивала себя важнейшим ресурсом — едой. Причём — никогда: ни до Чавеса, ни потом!

Всем, кто считает Венесуэлу мировым "нахлебником", следует вспомнить, что когда Чавес пришёл к власти в 1999 году, нефть стоила всего восемь долларов за баррель! Восемь! Сейчас она стоит шестьдесят! И все говорят: "Ой, как мало, ужас!.." Кто организовал резкий подъём цен на нефть в начале 2000-х годов? Чавес. Ведь именно Венесуэла была в своё время одной из основательниц организации стран — экспортёров нефти (ОПЕК), которая регулирует эти цены. Благодаря Чавесу у нас в начале 2000-х годов начался "бум": люди стали покупать машины, потребительские кредиты появились и т.д.

В 2008 году нефть упала в цене со 140 долларов за баррель до 38, и Россия мгновенно оказалась ввергнута в кризис. Кто тогда помог поднять цены опять до уровня 100 долларов за баррель? Не Чавес? И его смеют называть нахлебником?

Венесуэла — первая в мире страна по запасам нефти. Некоторые говорят: пришли к власти все эти негодяи, социалисты, коммунисты, Чавес, Мадуро, и страна с самыми большими резервами нефти оказалась вот в такой ситуации… Но нефть нефти рознь. Венесуэла — главная в мире страна по запасам тяжёлой (!) нефти. У неё даже есть своё название "нефть Ориноко", данная по названию главной реки Венесуэлы. Обычная нефть течёт, а "нефть Ориноко" — вязкая, она даже в трубопроводах течь не может, это почти битум. Чтобы её переработать в нормальную нефть, надо затратить массу ресурсов.

И когда Чавес пришёл к власти, то сказал: "Что касается лёгкой нефти, обычной, мы, венесуэльцы, будем добывать её сами. Что же касается тяжёлой, что требует переработки, затрат, то, пожалуйста, все иностранные компании, добро пожаловать в Венесуэлу!" И пришли наша Роснефть, американские, китайские и индийские компании. Когда говорят, что Чавес всю нефть отдал русским, это наглая ложь. И при Чавесе, и до него большая часть венесуэльской нефти поставлялась в США. Она и сейчас туда в основном продаётся, потому как территориально близко. К слову сказать, компания "Роснефть" добывает тяжёлую, сложную венесуэльскую нефть и отправляет её на переработку в Индию. Зарабатывает Россия, зарабатывает Венесуэла и зарабатывает дружественная нам Индия, которая входит вместе с нами в БРИКС.

А тем, кто утверждает, что Россия напрасно "вбухивала средства" в Венесуэлу, следует напомнить, что Венесуэла либо покупала у нас всё при Чавесе, либо брала в кредит. Мы там построили завод по производству автоматов Калашникова. Это что, экспорт сырья? Нет, конечно! Люди получили рабочие места, и у нас в том числе. Мы построили там сервисный центр по обслуживанию всей российской вертолётной техники, направляемой в страны Южной Америки, чтобы, если наш вертолёт сломался, его не везли бы из Перу в Россию ремонтировать.

Именно при Чавесе Венесуэла заинтересовалась нашей технологией по производству многоквартирных домов. До Чавеса Каракас, столица Венесуэлы, была окружена цепью расположенных на горных склонах трущоб. Это картонные коробки без канализации, без питьевой воды, без света. Чавес стал строить людям нормальные дома, как у нас в советское время. Представляете, что значит для человека, жившего буквально в картонной коробке, переехать в дом, пусть даже и в небольшую квартиру? Горячая вода, холодная вода, кондиционеры, отопление — вот на что Чавес тратил деньги от добычи нефти!

Говорят, мол, в Венесуэле большая преступность, и неужели власти дружественной нам страны не могут навести порядок, особенно в Каракасе? Но умалчивают эти критики, что Каракас разделён юридически на несколько городов, у каждого из которых есть свой мэр. Каракас, как и многие города Латинской Америки, увы, унаследовал американскую систему. То есть имеется квартал для богатых как отдельный город. Там свой мэр, отдельная полиция, свои налоги. Рядом — трущобы (их называют "барриос"). Какие там налоги? А нет налогов — не на что содержать и полицию. И у федеральных властей нет полиции, как это ни странно звучит. Так установлено законом. Другими словами, правительство Венесуэлы не может нести никакую ответственность за преступность, потому что у неё нет полиции. Полиция подчиняется мэрам или главам штатов, которые в большей части настроены враждебно по отношению к правительству Чавеса и Мадуро. Если этих вещей не знать или недопонимать, то, конечно, сложно представить, что именно происходит в Венесуэле.

Ещё говорят: там люди стоят в очередях в магазинах, в которых умирают; нет туалетной бумаги, нет медикаментов… Что сделал Чавес, когда пришёл к власти? Он открыл так называемые народные магазины с низкими ценами на основные продукты питания: рис, подсолнечное масло, курятину и т.д. Что происходило дальше? Появились перекупщики, которые эти товары скупали на корню по дешёвым государственным ценам и продавали в 10-15 раз дороже. В итоге житель приходит в магазин, называющийся "народным", а там ничего нет, зато за углом народные товары продаются по огромной цене. Разумеется, правительство Венесуэлы пыталось реагировать, почти как в Советском Союзе: вводился контроль (даже армейские патрули), некоторые виды продуктов продавались не более одного килограмма в руки. Но всё было проконтролировать нереально. В результате народ начал роптать: что ж это за "боливарианский социализм", если от него спекулянты только выигрывают?..

Что делать? Венесуэла эти продукты сама не производит, закупает в основном в США. Очевидно, что она находится в тяжёлой ситуации. Конечно, можно было бы плюнуть на всё и сказать: "По какой цене хотите, по такой и покупайте!" Но правительство Венесуэлы из последних сил пыталось как-то обеспечить необходимый уровень социальной торговли, чтобы бедное население могло покупать по фиксированным ценам основные продукты питания в "народных магазинах". Все остальные продукты можно купить в обычном магазине, но уже, конечно, по другой цене.

Рассуждающие о венесуэльских проблемах "доброхоты" часто говорят: у них перебои с электричеством в некоторых городах, а ведь в стране столько нефти! Но нефть, как уже говорилось выше, в стране совершенно другая!.. Более того, 70% электроэнергии Венесуэлы даёт всего одна гидроэлектростанция, и вне зависимости от того, кто в стране у власти, в водохранилище, которое вращает турбины ГЭС, резко падает уровень воды в засушливые периоды. (В Венесуэле, как в любой тропической стране, есть сезон дождей, когда реки и все водохранилища полны, а есть и засушливый сезон, когда вообще не выпадает ни капли.) И при Чавесе, и до него всегда были отключения в засушливые периоды.

Теперь — по поводу вмешательства США во внутренние дела Венесуэлы. До Чавеса всю нефть в стране добывала одна государственная компания. Программное обеспечение у неё было американское: специалисты, технологи, инженеры были либо американцами, либо людьми, обучавшимися в Америке и боготворившими эту страну. С приходом к власти Чавеса встал вопрос о ключах к компьютерным программам. Американцы не захотели предоставить доступ к программному обеспечению венесуэльской государственной компании.

Дело доходило до абсурда: венесуэльским программистам приходилось взламывать свои же компьютерные сети, чтобы вообще понять, как распределяется венесуэльская нефть.

Ещё одно беззаконие США в отношении Венесуэлы — операция ЦРУ по свержению Чавеса под названием "Змея", разыгранная в апреле 2002 года. После "нефтяной забастовки" начались массовые демонстрации в богатых кварталах Каракаса, где живут белые обеспеченные люди. По ним стреляли неизвестные, услужливо преподнесённые как сторонники действовавшего президента Чавеса. При показе этих событий не гнушались и грубой, совсем уж топорной работой: идёт стрельба — один кадр, убитые люди — другой. Позже выяснилось, что кадры были сняты не только в разных местах, но и в разное время! Но, разумеется, это было скомпоновано, и получилась "картинка" расстрела сторонниками Чавеса несчастных демонстрантов. После чего группа генералов-предателей, пошедших на сотрудничество с США, вывезла президента Уго Чавеса вертолётом на отдалённый венесуэльский остров. Его переодели в тренировочный костюм, заставив снять военную форму — тем самым унизив его. После этого дали ему лист бумаги и ручку и сказали, что покинут его на десять минут с тем, чтобы он написал предсмертную записку о том, что уходит в отставку по собственному желанию и кончает жизнь самоубийством. Что сделал Чавес? Он положил бумагу, взял ручку… Представьте себе на минутку, что в душе у человека творится, который знает, что через несколько минут после написанных слов его просто-напросто убьют? И тут к нему пришёл на выручку конвойный, обычный солдат, знавший своего президента Чавеса, который сказал ему: "Единственное, что могу сделать, это дать вам мобильный телефон". Чавес позвонил своей дочери, та связалась с Фиделем Кастро, который сразу вышел в эфир со словами: "Все слухи о том, что Чавес ушёл в отставку и покончил жизнь самоубийством, есть ложь. Не верьте! Президент силой содержится на острове Орчила". После этого выступления на улицы Каракаса хлынули сторонники Чавеса, которым до того лгали, что президент сам бежал на вертолёте, не пожелав исполнять свои обязанности. Люди пошли к президентскому дворцу, где в это время проходил инаугурационный бал нового президента Венесуэлы, временщика, лидера Союза венесуэльских предпринимателей, которого поставили американцы. Этим кругам все меры Чавеса были, что называется, "против шерсти". Народ ворвался в те минуты, когда эта публика доедала десерт. Кто-то попытался скрыться через задний вход. А "американский" президент убежал в Колумбию. Звали его Педро Кармона. Так как он продержался у власти всего несколько часов, в историю Венесуэлы он вошёл под презрительной кличкой Педро Короткий.

То же самое, по сути, американцы пытаются сделать и сейчас. Вот якобы идут протесты… Заметим: они идут в богатых кварталах! В бедных идут контрдемонстрации — за Мадуро! Последние, естественно, "прогрессивной общественности" не показывают.

Остаётся открытым вопрос: надо ли Николасу Мадуро менять экономическую политику? Да, может быть, он ошибается в экономической политике, но его просчёты — лишь оборотная сторона его искреннего желания помочь людям. Он хочет, чтобы каждый человек на свои деньги мог что-то купить. И когда спекулянты этим пользуются, искусственно создавая голод, то бедным людям, сторонникам правительства, это, конечно же, не нравится.

Принято упрекать правительство Венесуэлы в диктаторских амбициях. На самом деле, Венесуэла устраивала круглый стол с оппозицией, он шёл два года при посредничестве Ватикана (а не коммунистов, например). Но у оппозиции каких-либо иных предложений, кроме непродуктивного тезиса "пусть Мадуро уйдет, а потом что-то будем обсуждать", так и не сформулировалось.

Что можно сделать в экономике Венесуэлы, как поправить ситуацию? Во-первых, провести денежную реформу. Во-вторых, мы должны как можно скорее наладить экспорт продуктов питания в Венесуэлу. У нас есть в избытке, например, зерно, можно поставлять им консервированные продукты и т.д. и т.п. Венесуэла — это огромный рынок сбыта для России. Говорят: "Да откуда у них деньги?" А вот цифры: венесуэльский экспорт составляет 30 миллиардов долларов, импорт — 20. То есть у них 10 миллиардов долларов есть каждый год для того, чтобы оплатить медикаменты, продовольствие. Тем самым мы не только поможем вывести из кризиса братскую страну, признавшую Крым (Венесуэла вообще нам везде помогает), но и создадим миллион рабочих мест в России — в сельском хозяйстве, в перерабатывающей промышленности.

Нынешний режим в Венесуэле, как бы кто к нему ни относился, — наш друг, заинтересованный в связях с Россией.

Если мы сейчас бросим на произвол судьбы венесуэльцев, то в самый тяжёлый момент и нам тоже, не дай Бог, не на кого будет опереться. В этом и состоит сущность внешней политики, да и закон жизни вообще: если хочешь иметь друзей, хочешь, чтобы они помогли тебе в тяжёлое время, будь готов сделать то же самое и для них!

На фото: Каракас, столица Венесуэлы

5 апреля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
20 марта 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
11 апреля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x