Сообщество «Посольский приказ» 13:08 28 апреля 2024

Магический Тайвань

как не зависеть от тихоокеанской нестабильности и не променять шило TSMC на мыло SMIC

На фоне великого множества обсуждений принятых американским Конгрессом 20 апреля решений — про выделение денег на киевские дела или про конфискацию российских активов — почти незаметным осталось, возможно, самое важное. Нет, речь не о продлении разрешения для ЦРУ и АНБ следить за кем угодно и где угодно — в этом как раз сюрприза не было. Речь идёт о запрете самой популярной среди американской молодёжи соцсети TikTok. Об этом уже рассказывалось в прошлом номере: китайскую компанию ByteDance уже долго уговаривают продать свой главный актив американцам, а теперь вот обязали законодательно, постановив в случае неисполнения китайской конторой американского закона запретить TikTok в США. Причём, что интересно, дали отсрочку на год, чтоб и без того не самому популярному среди юнцов Джо Байдену не пришлось перед выборами топить свои рейтинги, запрещая уважаемую ими ленту видеороликов с котами и танцами. Через год пусть разбирается кто-нибудь другой — либо сам же Байден, уже не заботящийся о своих рейтингах, либо Трамп, который тоже не пойдёт на переизбрание и чьи рейтинги и так стараниями вечно истерящей прессы будут околоотрицательными. О нехитрых методиках свободного рынка, чья невидимая рука грозит запретить TikTok на основании отношения того к Китаю, у нас рассказывалось в конце марта, но именно сейчас решение Конгресса вписалось в контекст обострившейся технологической борьбы между Китаем и США.

Вот уже много лет — со времён первого срока Обамы уж точно — мы только и слышим, что производства чипов собираются переносить с Тайваня и Южной Кореи в США. Мотивы таких действий ясны: зависимость производства важнейшего ресурса современного мира от настроений в сейсмоопасном и политически нестабильном регионе можно было бы повернуть себе на пользу, замкнуть циклы этого производства на себе и полностью контролировать потоки, отключая от них за любой чих в сторону основанного на правилах миропорядка. Но те, кто устраивал цепочки этой индустрии ещё в 1960-х годах, были людьми, отлично знавшими менталитет американцев и предвидевшими все негативные последствия концентрации полного контроля над столь важным ресурсом в одних руках. Поэтому цепочка производства включает в себя около 30 стран, а в процессе превращения из кремниевого песка в схему, способную гонять "Ведьмака" на максималках, продукт переезжает из страны в страну до сотни раз. Так, процессоры, чьи планы рисуются в Штатах, производятся в Азии на станках, собранных в Нидерландах, печатаются на кремнии, добытом в Китае и нарезанном на тончайшие блины в Японии, а лазеры станков питаются газом, намешанным в России. Полупроводниковая промышленность в отрыве от всех непричастных к самому производству политических аспектов походила бы на утопическую картину дружбы народов, объединённых единой целью, но эти аспекты, как обычно, превращают всю картину в балаган, где необходимо учитывать массу мелочей. Действительно, совсем несложно самому добыть кремний: берёте лопатку, ведро, идёте на речку и набираете в ведро песка, просеиваете его до степени очистки в 99,9999999% (то есть одного атома стороннего вещества на миллиард атомов кремния), потом отливаете из него стокилограммовые болванки — делов-то! С нарезанием болванок алмазной пилой на тонкие блины с идеально ровной поверхностью, допустим, тоже проблем нет. Проблемы начинаются дальше, когда на зеркальном блине нужно выжечь химией и светом через сложнейшую систему линз миллиарды транзисторов, накладывающихся друг на друга десятками слоёв. Станки для современной литографии производит фирма ASML, расположенная в Нидерландах. Каждый аспект работы этих станков, некоторые из которых напоминают целые фабрики, можно долго и нудно описывать отдельно, но здесь важно понимать одно: таких станков не делает больше никто. Именно поэтому ASML находится под пристальным вниманием Вашингтона — именно США решают, кому можно продавать станки и какие это будут станки. Но даже их влияние не абсолютно, и под правила игры существующей системы приходится подстраиваться даже им, так как вопросы литографических станков не решаются простым запуском станков печатных. В 2019 году по горячим просьбам трудящихся с Капитолийского холма ASML наложила ограничения на поставки своего оборудования в Китай, а в июле прошлого года ужесточила их, формально отрезав себя от китайского рынка. Но всё не так просто. Говоря про колониальную зависимость европейских карликов от заокеанского великана, следует помнить, что каждый из этих карликов собаку съел на торговых интригах, политическом актёрстве и умелом совмещении Петира Бейлиша с Йозефом Швейком задолго до того, как в Америку высадились первые европейцы.

Начало марта принесло интересные новости о конфликте ASML и правительства Нидерландов. Самая дорогая технологическая компания Европы намеревалась расширяться, а Амстердам, простите за каламбур, строил на пути этого расширения дамбы — протекционизм и меркантилизм, что ни говори, у продавцов тюльпанов и фабрик микрочипов в крови. Потом, в конце марта, в Пекин в гости ездил Марк Рютте. Тот самый Марк Рютте, что от лица Единой Европы призывал давить на Россию до предела, теперь от лица Нидерландов, чьим формальным руководителем он до сих пор является, поехал в очень деликатных подготовительных выражениях договариваться с товарищем Си о чём-то. О чём конкретно — никто не рассказал, но по итогам встречи Си объявил, что искусственное разрывание тех самых цепочек поставок, о которых говорилось выше, ведёт мир лишь к расколу и конфликтам. Потом пошли новости ещё интереснее. Оказалось, что ASML терпит страшные убытки и вообще едва-едва выходит в плюс, — та новость от начала апреля рифмовалась с обсуждениями в США новых ограничений в адрес голландской конторы. Соотечественникам Вермеера и Ван Бастена предписали перестать продавать китайцам новое оборудование, причём даже предназначенное для не самого передового производства, а также прекратить любое обслуживание оборудования, уже проданного. Проблема монополии на столь специфическом рынке состоит в том, что не вый­дет продавать свою продукцию в обход ограничений как "эстонскую нефть" или "киргизские запчасти для BMW" — все и так всё понимают. Поэтому сначала менеджеры голландской компании стали жаловаться, что им нечего есть, а потом и вовсе пошли новости о том, что продажа и обслуживание станков в Китае ведётся прямо вопреки запрету. В середине апреля Reuters написало, что убытки ASML — не просто театральное посыпание головы пеплом, а реальная проблема: в частности, утверждалось, что из ожидавшихся заказов на пять с половиной миллиардов реально сделаны — лишь на три с половиной.

Только что мы увидели целую цепочку новостей, обвившуюся вокруг одной голландской компании. В какой же сюжет складываются эти новости? В такой, что маленькая, но гордая контора вопреки желанию своего маленького, но гордого государства сохраняет деловые контакты с тем, с кем общаться запретило большое, но гордое государство. При всём этом дела идут не ахти, премьеру приходится мотаться в Пекин и о чём-то просить китайского председателя, а США тем временем звереют в своих ограничениях всё больше.

Для выстраивания сюжета не хватает единственного элемента, и им станут данные о производстве китайских микрочипов. За первый квартал 2024 года было сделано на 40% больше, чем за аналогичный период 2023-го. Одной из главных технологических новостей прошлого года была презентация смартфона Huawei Mate 60 Pro. Главной особенностью, обеспечившей ему всеобщее внимание, был процессор Kirin 9000S от китайской компании SMIC. Кирин — это такое страшное, но доброе чудище из китайских сказок, типа химеры-единорога с функциями аиста. Линейка "Киринов", которую разрабатывает подразделение Huawei HiSilicon, производится уже около двенадцати лет, но большим событием релиз Mate 60 Pro стал из-за политического контекста. В 2018–2019 годах Huawei, которая до того вырывалась вперёд в гонке производителей смартфонов и завоёвывала себе всё новые и новые позиции на рынке телекоммуникационного оборудования, оказалась под мощными санкциями со стороны США. Доходило до похищения дочери директора корпорации в Канаде в 2018-м — американцы обвинили её в шпионаже и помощи персам в обходе санкций, а освободили её только в 2021-м и лишь в обмен на двух канадцев, так своевременно арестованных в Китае. Основная же масса санкций касалась запрета на пользование американскими сервисами (отсутствие Android и поиска Google китайские программисты обошли относительно легко, сделав HarmonyOS) и запрета на поставки оборудования, который местные инженеры обходили героическими усилиями. Говорили, в частности, что некоторые отделы разработки трудились круглосуточно, а многие разработчики прямо-таки жили на рабочем месте. Результатом этих усилий, помноженных на описанную Bloomberg "беспрецедентную поддержку" со стороны государства, стал Kirin 9000S. Сам по себе чип по меркам самых передовых разработок конкурентов отстаёт на два-три года. К примеру, главный поставщик чипов для мобильных устройств, американская компания Qualcomm, заказывающая свои чипы на тайваньской фабрике TSMC, выпустила процессор Snapdragon с аналогичными характеристиками в 2021-м. Но сам факт появления у Китая своей, отдельной, совершенно неподконтрольной глобальным нормам производства технологии клепания чипов стал большим и очень неприятным сюрпризом для тех, кто годами оправдывал отсутствие результата огромных вложений в китайские фабрики особой тайваньской магией, из-за которой качественные чипы производить не получается больше нигде.

Внезапно оказалось, что в Штатах крокодил просто не ловится, и фабрики полупроводников, которые вот уже который год "готовятся к открытию" и требуют лишь каких-то крохотных вложений, всего пары десятков миллиардов, всё никак не начинают работать. Об этом, кстати, постоянно повторяют различные представители тайваньских фирм, в том числе и знакомой нам TSMC, — говорят, что местные работать не хотят, не умеют, да ещё и фабрику построили на тектоническом разломе поверх старого индейского кладбища. Иными словами, саботируют как могут, понимая, что от Тайваня в случае переноса всех тайваньских мощностей в Штаты тут же избавятся. Ради того же переноса и концентрации всех элементов цепочки производства в рамках одной страны американцы и бьют по голландскому производителю станков, запрещая им работать с большими клиентами из Китая: куда, как вы думаете, устремятся бесценные инженеры из терпящей бедствие конторы?

Есть у этой борьбы ещё одно измерение. Недавно побывавшая в Китае глава американского казначейства Джанет Йеллен — лишь самый громкий из множества голосов американского государства, что так часто упрекают Пекин в нерыночных методах конкуренции. То есть если оппонент играет не по правилам свободного рынка, то поражение этому оппоненту как бы и не считается за поражение, ну а активно применяемые самими американцами санкции и ограничения, давление на третьи страны и похищения топ-менеджеров чужих компаний как бы вписываются в законы свободной торговли. И это уже не говоря о последнем достижении религии Адама Смита и Алисы Розенбаум — угрозе запрета чужой соцсети в случае отказа в её продаже. Но речь не о любимом нашей прессой западном лицемерии, а о том, что IT-индустрия в Китае действительно пользуется огромной поддержкой государства. И примером тому служит не только описанная выше кампания вложений в Huawei, результатом которой стал чудо-кирин, но ещё и законодательные акты от государства, стимулирующие производство. Например, чуть раньше, в конце марта, The Wall Street Journal поведала о том, что Китай ограничил использование в компьютерах госучреждений чипов от Intel и AMD — компаний, настолько доминирующих на рынке, что почти в каждом потребительском компьютере установлен процессор от одной из них. Сейчас же пошли новости (что характерно, тоже от американских источников), что в конце прошлого года Пекин потребовал от своей "большой тройки" операторов сотовой связи заменить всё своё оборудование на чисто китайское к 2027 году. Специфика конкретно этого требования состоит в том, что, как было сказано выше, главным производителем телекоммуникационного оборудования в тех краях является как раз Huawei, а также в дикой скорости развёртывания китайских мобильных сетей — к примеру, поговаривают, что уже осенью 2021 года во многих крупных городах только-только избавившегося от американцев Афганистана работала 4G-связь на китайской аппаратуре.

Ещё один момент, который стоит отметить в связи с этими новостями, заключается в стоящих за этими новостями американских газетах. В самом деле, спустя почти полгода после решения о замене телеком-оборудования была опубликована новость — и акции того же AMD чуть-чуть просели. Так же рынки реагировали на информацию о запрете китайскому госсектору пользоваться чипами двух крупнейших производителей. И здесь можно было бы в очередной раз вспомнить, как те или иные газеты проталкивают те или иные сюжеты, влияющие на биржевые индексы, в которых — по чистейшему совпадению — заинтересованы владельцы этих газет или их конкуренты. Но взглянуть стоит на слона в комнате. В середине марта в "Завтра" выходил текст про пузырь американской IT-индустрии — для наглядности речь шла конкретно о компании Nvidia, производителе графических и мобильных чипов, поднявшем капитализацию до неадекватных размеров на ажиотаже вокруг искусственного интеллекта. Но AMD и Intel тоже успели поучаствовать в том празднике дутой стоимости, призванном, по всей видимости, компенсировать отток акционеров, вызванный именно новостями про форсированный разрыв с китайским рынком. Сейчас идёт новая волна надувания. Недавно, к примеру, широко разошлась новость о том, что Intel работает с Пентагоном, предоставляя американским воякам доступ к самой передовой и самой секретной своей технологии — настолько передовой и секретной, что никто о ней ничего не знает. При этом, что характерно, первые чипы по данной волшебной технологии — а задействование Пентагона как бы подразумевает производство всего этого волшебства в США — появятся на рынке только в 2026 году, что в переводе с языка вечно переносящих производства с Тайваня IT-чиновников означает "2032". Посмотрим, конечно, может, и выйдет чего, но Intel внутри США уже очень долго не производит ничего, кроме обещаний добрых вестей когда-нибудь потом.

Вывод мог бы быть простым и бодрым. Надо, мол, поступать, как Китай: налаживать собственные цепочки производства, завязанные только на российские мощности и в идеале делать всё у себя — от сбора речного песка в грязное ведро и до запаковки готовых микрочипов в пластиковые коробочки. Но есть два важных момента. Во-первых, любые попытки вести серьёзную игру в этом направлении наткнутся на сопротивление не только Запада, но и Китая — зря что ли они вкладывались в эту индустрию у себя? Долгие годы китайцы развивали производство как цифровой техники, так и бытовой электроники и особенно преуспели в прививании "умных" функций разным кофеваркам и пылесосам. То, насколько чайник нуждается в подключении к Сети и процессоре более мощном, чем все вычислительные возможности NASA в 1980-х, — вопрос справедливый, но факт в том, что у бесчисленных китайских фабрик есть спрос на тонны чипов, которые будут клепать SMIC и подобные конторы. У нас такой потребности внутреннего производства нет, да и масштаб самого производства несопоставим с китайским. Во-вторых, следует прислушаться к словам Марка Лю, председателя совета директоров TSMC — тайваньского гиганта микроэлектроники, создающего большинство высокопроизводительных чипов в потребительском сегменте. Он сказал, что разрушение мирового разделения труда ударит по развитию индустрии в целом. И конечно, подобные слова от тайваньца и от верхушки этого разделения ожидать стоило: не станет тонкой и чудом работающей, как сами процессоры, системы — не будет нужды и в Тайване, и во всех тех глобалистских силах, что за ним стоят. Остров просто вольётся в состав КНР, а все те истории о полётах вашингтонских ведьм, поставках американского оружия и китайских учениях в проливе будут забыты как страшный сон. Но в словах Лю есть и разумное основание: микроэлектроника — это очень, очень дорого. И развитие этой промышленности обеспечивается тем, что все деньги на ресурсоёмкий процесс разработки и поиска новых решений вопреки физическим ограничениям идут из одного кармана. Иными словами, много-много разработчиков в разных странах не обеспечат такого продвижения, как один более-менее централизованный механизм. Однако помирающий глобализм и строго прагматичная и ситуативная природа нашего взаимодействия с Китаем диктуют нам другое поведение.

Иррациональные и заведомо убыточные вложения, дорогостоящая разработка собственных решений и выращивание штата инженеров, способных в перспективе наладить хотя бы среднего качества производство сложнейшей потребительской техники, — вот единственный способ не зависеть от тихоокеанской нестабильности и не променять шило TSMC на мыло SMIC. Так что да, надо поступать, как Китай, и налаживать собственные цепочки производства.

15 июня 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
28 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
31 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x