Сообщество «Круг чтения» 08:35 30 марта 2022

Корней и дети

К 140-летию автора "Айболита"
13

«Кич (китч) (нем. Kitsch) — дешёвка, безвкусная массовая продукция, рассчитанная на внешний эффект»

Большая Советская Энциклопедия

«Хочешь победить врага — воспитай его детей»

Восточная мудрость

Жизнь Николая Корнейчукова (19 (31) марта 1882 — 28 октября 1969), впоследствии — Корнея Ивановича Чуковского, «дедушки Корнея», классика из классиков советской детской литературы, выдалась и долгой, и чрезвычайно плодотворной. Более того, мало кто из отечественных писателей — за исключением, может быть, Пушкина (которого сам Чуковский, по его собственному признанию, «боготворил»), — оказал и продолжает оказывать настолько мощное, хотя и не настолько приметное, влияние на наше общество.

Как говорил Антуан де Сент-Экзюпери, все мы родом из детства. А в детстве каждого из наших соотечественников и сограждан, воспитанных в русской культуре и на русском языке, обязательно присутствовали стихи Чуковского: "Краденое солнце", "Тараканище", "Мойдодыр", "Муха-цокотуха", "Телефон", "Путаница", "Айболит"…

Добрый доктор Айболит!

Он под деревом сидит.

Приходи к нему лечиться

И корова, и волчица,

И жучок, и червячок,

И медведица!

Всех излечит, исцелит

Добрый доктор Айболит!

Что за дерево? То ли Чудо-дерево, на котором растут не листочки-цветочки, «а чулки да башмаки, словно яблоки»? Нет, конечно! Не под это дерево материального изобилия усаживает «дедушка Корней» своего Айболита, а под иное, описанное Пушкиным в Прологе к "Руслану и Людмиле":

У лукоморья дуб зелёный;

Златая цепь на дубе том:

И днём, и ночью кот учёный

Всё ходит по цепи кругом…

«Многия знания — многия печали. А от печалей — многия болезни». Подразумевает ли это, что и «кот учёный» мог быть среди пациентов доктора Айболита, который, собственно, судя по описанию его занятий, даже не доктор, а ветеринар? Почему бы и нет?

Да потому и нет, что знания пушкинского кота беспечальны, они не из этого вещного и дольнего мира, но из мира вечного и горнего:

Идёт направо — песнь заводит,

Налево — сказку говорит…

Его не надо ни лечить, ни учить — он сказочно здоров и всезнающ. К тому же, учёного учить — только портить, а здорового лечить — только гробить.

Но то, что Чуковскому удалось надолго, если не навсегда, устроить своего доктора Айболита под пушкинским дубом — лучшее свидетельство его незаурядного таланта. Как и «почти пушкинские», «почти народные» строки из "Мухи-цокотухи":

А теперь, душа-девица,

На тебе хочу жениться…

"Муха-цокотуха" — не просто «сказка для детей». Это, прежде всего, «сказка наоборот». В центре повествования — вовсе не Комарик, победитель Паука и спаситель Мухи, пусть даже пародийный, но аналог Ивана-дурака/Ивана-царевича. Внимание автора сосредоточено на его «суженой, вовсе не Прекрасной и Премудрой царевне, но для народной сказочной иерархии вообще третьестепенном и малоинтересном персонаже, наподобие «купеческой дочери», достающейся, как правило, среднему сыну: «позолоченное брюхо», которая «денежку нашла», купила самовар и — добрая душа, вот этого не отнять — «закатила пир на весь мир». Правда, мир не крещёный, поскольку насекомый (вообще, интерес к миру насекомых в 1910-е — 1920-е годы, в эпоху атеизма и оккультизма, именуемую «серебряным веком», был максимально высок, и даже революция трактовалась в духе строительства общества, соответствующего социальным инстинктам homo sapiens, всемирного «человейника»). Хотя ещё Чехов предупреждал устами одного из своих персонажей: «Ты, Каштанка, существо насекомое, и супротив человека ты всё равно, что плотник супротив столяра» (цитата не вполне аутентична, но сути чеховской мысли ничуть не искажает).

Многие строки Чуковского намертво «въелись» в наше повседневное общение, получили нормативный характер. До сих пор от кого угодно в самых разных ситуациях можно услышать:

Ох, нелёгкая это работа —

Из болота

Тащить бегемота! ("Телефон")

Неужели

В самом деле

Все качели

Погорели? ("Телефон")

— Да пудов этак пять

Или шесть:

Больше ему не съесть,

Он у меня ещё маленький! ("Телефон")

А лисички

Взяли спички,

К морю синему пошли,

Море синее зажгли ("Путаница")

Маленькие дети!

Ни за что на свете

Не ходите в Африку,

в Африку гулять ("Бармалей")

«Как я рад, как я рад,

Что поеду в Ленинград!» ("Бармалей")

Волки от испуга

Скушали друг друга ("Тараканище")

«Мы врага бы
На рога,
Только шкура дорога,
И рога нынче тоже
не дёшевы» ("Тараканище")

Бараны,

Бараны

Стучат в барабаны ("Тараканище")

Испугалася коза,

Растопырила глаза ("Федорино горе")

И это — лишь самые «расхожие» строки, список подобных цитат из Чуковского можно увеличить в несколько раз.

Одно из клише советской пропаганды и агитации гласило: «В СССР есть только один привилегированный класс — дети», которое по мере формирования бесклассового общества преобразилось в более общий лозунг: «Всё лучшее — детям». В том числе это касалось и литературы, в которой постепенно сформировался свой «цех детской поэзии», высшими мастерами которого были признаны Корней Чуковский, Самуил Маршак, Агния Барто и Сергей Михалков (автор "Дяди Стёпы" и трёх последовательных вариантов текста нашего государственного гимна).

При этом сам Чуковский к своему поэтическому творчеству, в отличие от позднее полностью принятого им статуса «дедушки Корнея», относился не слишком серьёзно и ставил его невысоко — свидетельством тому его известные слова: «Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме "Мойдодыров" и "Мух-цокотух", вообще ничего не писал…» Нет, конечно, писал, и до революции стал известен как очень въедливый и пристрастный критик и литературовед, не дававший спуску — с упором на несоответствие заявленных ценностей и реального поведения в жизни — ни современным ему кумирам «серебряного века», ни кумирам прошлого, включая «певца горя народного» Н.А. Некрасова.

Изначально эти его «строчки в рифму» предназначались «для внутреннего употребления»: Чуковский, всегда живший с печатью незаконнорожденности и «безотцовщины», долгие годы носивший фамилию матери, старался дать своим детям всё, чего сам был лишён. Лишён — даже несмотря на то, что пользовался покровительством своих еврейских родственников по отцовской линии, был другом детства одного из отцов-основателей современного сионизма и государства Израиль Владимира (Зеева) Жаботинского, который стал поручителем Николая Корнейчука на свадьбе и содействовал отправке молодой семьи жить и работать в Англию. Оттуда будущий классик отечественной детской поэзии вернулся в 1904 году и быстро — транзитом из Одессы в Петербург — стал одной из молодых звёзд столичной художественной богемы. Интересно, что аналогичную поездку, только десятилетием позже, в 1912–1914 годах, совершил ещё один классик, Самуил Яковлевич Маршак. Оба были восхищены «старой доброй Англией» и активно работали над переводами лучших произведений англоязычной литературы и английского фольклора. В личном «активе» Чуковского не только "Доктор Айболит" ("Доктор Дулитл" Хью Лофтинга), но и сказка "Джек — покоритель великанов", "Робинзон Крузо" Даниэля Дефо, "Приключения Тома Сойера", "Принц и нищий" Марка Твена, "Листья травы" Уолта Уитмена — всего более десяти крупных и значимых переводов высокого качества в стихах и прозе.

Дети Чуковского — отдельная тема: настолько разными оказались их судьбы, их жизненные и творческие позиции. Самая младшая и самая любимая отцом, Мурочка (1920–1931), рано скончалась от тяжёлого туберкулёза; Борис (1910–1941) стал инженером, в 1941 году пошёл добровольцем на фронт и погиб под Вязьмой, защищая Москву; Николай (1904–1965) стал достаточно известным писателем, прошёл Финскую и Великую Отечественную войны, Лидия (1907–1996) единственная пережила своего отца, издала 15-томное собрание его сочинений (далеко не полное, поскольку Чуковский «пахал» днём и ночью, в режиме «многостаночника»), являлась видной активисткой диссидентского движения. Может быть, яблоки от яблоньки и недалеко падают, но разлетаются в очень разные стороны…

Так вот, детские стихи Корнея Ивановича, в которых чрезвычайно сильны «англофильские» абсурдистские нотки, наряду с переводами произведений англоязычных авторов (за которые Чуковский же в 1962 году получил степень доктора honoris causa (в честь заслуг) Оксфордского университета по литературе — редкая честь для иностранного автора, особенно русскоязычного), оказались жизненно важной отдушиной в его не слишком простых отношениях с советской властью как критика и литературоведа. Как известно, дело доходило до разгромной статьи Н.М. Крупской и вынужденного публичного, через печать, покаяния Чуковского с отречением от написанных им сказок и обещанием «исправиться». Но Крупская вскоре скончалась, а Сталин, который по многим вопросам со вдовой Ленина расходился, начал не только чистку «старых большевиков» из ленинской гвардии, но и возвращение «прав гражданства» в советском обществе и в системе образования русской культуре, в том числе сказкам, народным и литературным.

С тех пор стихотворные «сказки» Чуковского переиздавались и переиздаются многомиллионными тиражами, по ним созданы мультфильмы и киноленты, ставятся спектакли, выпускаются детские игрушки. Образы Доктора Айболита, Бармалея, Мойдодыра и других героев «дедушки Корнея» стали неотъемлемой частью отечественной культуры, именами нарицательными. Многие их этих «сказок» при желании можно считать «пророческими». Так, написанная в 1921 году сказка «Тараканище» в определённых творческих кругах трактовалась как описание будущей «диктатуры Сталина», а сказка «Мойдодыр» (1923) со строчками «Утюги за пирогами, сапоги за утюгами» — как образное, в паре строк, описание постсоветского периода российской истории, где бизнес («пироги») сменяется криминалом («утюги»), а тот — силовиками («сапоги»)…

Возможно, всё это — на грани, а порой даже за гранью культурного кича (китча), да и сам литературный псевдоним Николая Корнейчукова, Корней Иванович Чуковский, в сокращении выглядит как «К.И.Ч.» — случайное совпадение, конечно. Но для детей и про детей — всё оказывается немного иначе. Ровно настолько иначе, чтобы "воснитывать, развлекая" (точно так же предельно точны и серьёзны исследования Чуковским детской психологии и детского словесного творчества, отражённые в его книге "От двух до пяти")…

двойной клик - редактировать изображение

В Сталинграде, ставшем одним из главных символов Великой Отечественной войны, чудом уцелела скульптурная группа «Дети-пионеры и крокодил», созданная по мотивам сказки Чуковского «Бармалей» и украшавшая фонтан на Привокзальной площади города-героя. Но она — такая историческая контаминация смыслов получилась — приобрела совсем иное значение. Ведь в «Бармалее» (1925) крокодил — спаситель Айболита и детей, проглотивший Бармалея, а вот враг-крокодил, который «солнце в небе проглотил», — персонаж другой сказки, «Краденое солнце» (1927).

Такими неисповедимыми путями кич превращается в Искусство с большой буквы. В случае творчества Корнея Чуковского это неоспоримый факт.

Cообщество
«Круг чтения»
8
27 июля 2022
Cообщество
«Круг чтения»
2
Комментарии Написать свой комментарий
30 марта 2022 в 05:30

С интересом прочёл текст. Фигура Чуковского приметная и копей сломано уже во множестве. Много спорного и здесь, скажем антисоветизм-лайт про непростые отношения с советской властью. Столкнулись две стихии, это как на границе зимы с летом, естественно великое столкновение идей и подходов. Формируется принципиальное новое общество - Светского Христианство. И путь неизведан, но цели видны.

А здесь, все так просто - иэх-ты, статья от Крупской, а это значит непростые отношения. Ну, чем не Дом-2? Строим отношения.

То, что эти отношения непросты и сегодня, можно обнаружить ... на Форуме. Автор может просто не заметил, а потому актуализирую тему.

Случилась здесь серьезная сшибка советских осколков с группой царебожников. Ядро, которой называла себя "Царева дружина". Ну, царева она или псарёва, то надо поглядеть. Но одной ветвью возник спор вокруг Чуковского, точнее его статьи, по творчеству Лидии Чарской. И царебожники и примкнувшие к ним новые интеллигенты, задницы свои рвали, что Чарская - это образец для подражания в детской литературе, это высокий стиль. А Чуковский .... так себе, никто и звать его никак..

Такие вот - непростые отношения к советской власти.

30 марта 2022 в 05:31

А за статью плюс, хоть небольшая гуманитарная отдушина в этом хаосе.

30 марта 2022 в 09:39

Корней Чуковский - это чудо советской эпохи, которому я бесконечно благодарен за потрясающий мир детской образности, благодаря, в т.ч. которой я стал русским и советским человеком.
Мои "эмоции" можно, конечно, со стороны оценить, как субъективные. Это, так сказать, - "мой уровень". Но зато я точно могу сказать, что он выше, чем если бы мне пришлось впитывать "художества" Григория Остера и ему подобных. А также соответствующих Остеру "художников"-иллюстраторов.
Ведь неотделимыми от сказок Чуковского - и имена художников, "визуализировавших" образы персонажей Чуковского.

Тяжёлая тема - неожиданное, то тут, то там, узнавание фактов, что дети (и внуки) прекрасных советских писателей оказывались антиподами, по части "советскости", своих родителей. Исключений почти нет. С ужасом смотрел по тв передачу о Лидии Чуковской и её "пешерные" оценки советской эпохи...

30 марта 2022 в 14:16

Лидия единственная голосовала "против" исключения Пастернака из ССП. Правда, председательствующий Смирнов "не заметил". Евтушенко в этот момент схватился за живот и выбежал из зала.

30 марта 2022 в 14:44

Геннадий, этот феномен - детей Советских писателей, нами еще не осмыслен. Мы пока только-только подбираемся к пониманию подмены самих писателей, скажем: Виктор Астафьев, Борис Васильев или "фронтовик" Данила Гранин.

Но вот дети, где произошла эта подмена, это пока большая загадка. Скажем Андрей Сергеевич Смирнов. Или сын этнического интеллигента Денис Драгунский. На книгах Виктора Драгунского ведь тоже выросло целое поколение и это пыталось конкурировать с книгами Вл. Крапивина.

А в это время подрастало это чудовище из Денискиных рассказов. Ведь кто-то ему головку на кухне промывал, прополаскивал, может папа, может тётя Роза или дядя Изя. Но так ненавидеть нашу страну, как ее ненавидит Денис "Кораблев", это еще поискать надо.

Такая вот она, загадочная детская литература.

30 марта 2022 в 19:52

Собака зарыта как раз в том, что дети - не только писателей - не поняли, не оценили, засомневались в том, что построили отцы, однако их энергии хватило лишь на то, чтобы разрушить созданное. Похоже, у внуков те же проблемы.

30 марта 2022 в 21:13

Буквально на днях показали Дениса Драгунского, который, в т.ч., сказал, что у него ничего общего с Денисом Кораблёвым нет. Для меня это стало большим облегчением: значит, "Денис Кораблёв" вырос и стал настоящим советским человеком, в отличие от своего "прототипа".
Кстати, не факт, что Виктор Драгунский писал "Дениску" со своего сына. Тут возможно другое.
Аркадий Гайдар не со своего сына писал Тимура Гараева. Со своем сыном он был разлучён и сын рос чужим. Гайдар создал образ "идеального" мальчишки Тимура, каким бы он хотел иметь своего сына. Получилось литературное чудо - Тимур Гараев стал более реальным для Советской страны, чем Тимур Голиков-Гайдар.

31 марта 2022 в 04:15

Совершенно очевидно, что Денис Драгунский, как человек и Денис Кораблев - это разные типажи. Не следует искать в них совпадения. Папы дали главным положительным героям имена своих детей и на этом точка. Не назвал же Аркадий Петрович Мишку Квакина как то иначе.

Естественно, что писатели, через детские характеры создавали образ своего времени. Аркадий Гайдар - написал Тимура, Гейку, девочку Женю. А еще написал Судьбу барабанщика Серёжи и врага старика Якова.

Вот и Виктор Драгунский, "инженер человеческих душ" писал идеальный образ мальчика Дениски прекрасного Советского общества, в котором есть счастливое детство.

Только в это время тот самый Виктор Драгунский тихо вливал ненависть своему сыну Дениске, не вымышленному мальчику, а совершенно реальному к этой самой Советской Родине. Да и то, что не родина она тебе, сынок, вали ка ты отсюда на Брайтон, или еще лучше, круши ее по тихому. Ибо ненавистна она тебе.

Такие вот они дети бывших "инженеров этнических душ".

31 марта 2022 в 07:38

Конкретно о политических взглядах Виктора Драгунского мне ничего не известно. Не думаю, что человек, пишущий "Денискины рассказы", будет вливать в душу своего сына нечто злобное антисоветское. Возможно, "Рассказами", он хотел воздействовать на душу сына, но...

А "душа Виктора Драгунского" более всего, считаю, была раскрыта в "Девочке на шаре".
Думаю также, что никто не заметил особого смысла этого рассказа.
Его последняя советская киноверсия (не 66 года) - тошнотворно-отвратительна.

31 марта 2022 в 09:15

Геннадий, ваше последнее сообщение, как раз в русле того о чем пишет автор. Полагаю, что Георгий будет доволен. Советские писатели действительно много искали и много сделали для детской литературы. Никогда такого не было. И вклад Чуковского высокого полета. Чего только стоят его работы о детском слово творчестве и литературном творчестве.

А Драгунский - один из многих. До Крапивина ему никогда не дотянуться, И вообще, к творчеству этнической русскоязычной интеллигенции советского периода, надо относится весьма и весьма осторожно. Тем более, что сейчас они ничего не пишут, только калечат поколение.

А что вы имели ввиду. когда сказали об особом смысле Девочки на шаре?

31 марта 2022 в 14:01

По-моему, Драгунский и Крапивин не пересекаются. Крапивин - это подростки, уже другой мир.
Под "особым смыслом" я имел в виду подтекст рассказа, который сам для себя открыл, "когда стал взрослым".
"Это" напрочь отсутствует и в первой, 1966 года экранизации, сценарий которой был написан самим автором. Я хоть тогда и вышел из "Денискинова возраста", но тот фильм меня огорчил - полное несовпадение с образностью от рассказа. Резануло и то, что запомнившийся "Дениска" из "Весёлых историй" оказался здесь диссонансно в роли мальчика-циркового. Тутошнего "Дениску", совсем, кстати, "не похожего на себя", озвучивал "Малыш из "Карлсона"", т.е. - Маргарита Корабельникова, что не есть для х/ф хорошо. А "искомый эпизод" отсутствовал вовсе.
Чтобы узнать о замеченном мной "смысле", надо перечесть рассказ от начала до конца.

31 марта 2022 в 07:57

=====Геннадий Сергеев ==Аркадий Гайдар не со своего сына писал Тимура Гараева. Со своем сыном он был разлучён и сын рос чужим=====

Писал не со своего. Своих детей у Аркдия Гайдара не было.
"Тимур Гайдар, родился 8 декабря 1926 году в Архангельске. ПРИЕМНЫЙ СЫН советского писателя Аркадия Петровича Гайдара (Голикова) и его первой жены Лии Лазаревны Соломянской.

31 марта 2022 в 13:27

Валентин, прошу прощения, "окарался". Я совсем забыл об этой подробности. Но мне казалось, что в облике Егора Тимуровича было что-то от "деда".

1.0x