Сообщество «Салон» 00:15 3 сентября 2023

Книги-звёзды

«Созвездие книжных редкостей» в Государственном Историческом Музее

«Книга – лучший подарок!»

Советский лозунг

Эта выставка предварена цитатой Франческо Петрарки: «Золото, серебро, жемчуг, пурпурные одежды, мраморные здания, картины и другие предметы могут доставлять только преходящее удовольствие, книги же могут привести нас в истинный восторг: они говорят с нами, как живые, они – наши лучшие советники, наши ближайшие друзья». Правда, в эпоху Петрарки литература оценивалась на вес золота – рукописная техника, миниатюры, переплёты из сафьяна и бархата, декорирование златом, каменьями.

После изобретения печатного станка в XV столетии книги сделались намного дешевле, однако, ещё долгие века чтение оставалось привилегией горстки элиты. Да и не все нобили стремились к чтению – фантастическая библиотека Ивана Грозного или тома, читанные его «коллегой» Елизаветой Тюдор – скорее, исключение, нежели правило.

В XVIII – XIX веках книжность вошла в аристократическую и буржуазную моду, и господа стали позировать с раскрытыми книгами, словно бы художник отвлёк на мгновение от приятно-полезного занятия. Вот – русский юноша Галантного века, одетый в зелёный бархатный кафтан по моде 1770-х годов, волосы припудрены и завиты. В руках – книга. То ли амурные вирши, то ли политэкономия, а, быть может, крамольное чтиво, напечатанное в Лондоне, где царила полная свобода печати. Ах, да! Что же это за экспозиция? «Созвездие книжных редкостей», что проходит сейчас в Государственном Историческом Музее.

Перед нами раритеты, существующие в единственном экземпляре и знаковые книги, являющие собой вехи социокультурного развития. Книги-звёзды! Чтобы выставка не казалась однообразно-сухой, она изящно «разбавлена» предметами быта – часами, табакерками, чернильницами. Имеется веер-plie и презанятная штука под названием carnet de bal – бальная записная книжечка, в которую вносились имена партнёров по танцам. Но вернёмся к началам!

Ренессанс – эра книгопечатания в Европе и на Руси. При Иване Грозном был создан печатный двор, и в 1564 году вышел «Апостол», содержащий библейские новозаветные книги «Деяния святых апостолов», Послания апостолов Иакова, Петра, Иоанна, Павла и Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис). Итак, на первой же экспозиционной витрине можно увидеть эту книгу, сделанную по всем правилам тогдашнего книгопечатного мастерства.

К тому времени в Московии сложился определённый круг интеллектуалов, знавших иноземные языки и выписывавших литературу из Западной Европы. Тому пример – книга Бернхарда фон Брайденбаха «Паломничество в Святую Землю» 1488 года издания, также представленная в экспозиции. Стоит заметить, что печатное дело изначально обслуживало религию, а не являло собой просветительский или же развлекательный проекты.

Настоящий книжный бум в России начался лишь при Петре Великом. Он был знатным книгочеем, да и своих подданных тянул к свету, иной раз на морском канате и попутно угощая кнутом. Таков уж бы наш царь-плотник! Особое внимание уделялось научным текстам, равно как описаниям географических открытий. Среди узнаваемых экспонатов – «Арифметика» Леонтия Магницкого, наше первое пособие по математике, изданное в 1703 году, на заре петровских реформ. По большей же части книги были заграничными, а некоторые переводились на русский язык. Вот - «Геометрия» Буркхарда фон Пюркенштейна, изданная в Аугсбурге в конце XVII века, но уже в переводе Якова Брюса, одного из сподвижников Петра.

Шли годы, а чтение всё чаще становилось «приятственным занятием», а потому не было недостатка и в любовных, а зачастую и двусмысленно-игривых текстах. Одна из таких вариаций - «Езда в остров любви» - сочинение Поля Таллемана, переложенное Василием Тредиаковским. Сия феерия написана в форме писем античного персонажа Тирсиса к своему другу. Герой расписывал, как он оказался на Кифере - острове Любви и какие перипетии там его ожидали. Как то: встреча с пригожей Аминтой и возникновение страсти; измена красавицы и попытки утешения сразу с двумя феминами – Ирис и Филис. В финале - отплытие с острова. Девицам и младым юношам «Езда…» строго воспрещалась!

Существовали и диковинные публикации, вроде описаний придворных торжеств. То были громадные, дорогостоящие книжищи, снабжённые большим количеством иллюстраций. Ими не торговали в книжных лавках, но рассылали к дружественным дворам. Опять же, часть тиража оставляли у себя на вечную память – в назидание и для пущего восхищения. Один из таких шедевров представлен в экспозиции - фолиант «Описание торжеств по случаю коронования Елизаветы Петровны». Череда пышных празднеств удивила европейских гостей, считавших, что круче версальских фейерверков не бывает. Оказалось, что бывает. И где? В новой сверхдержаве!

А рядом – противоположная тема, не праздничная. «Военные наставления короля Пруссии Фридриха II», изданные при жизни самого короля, одного из выдающихся полководцев своего столетия. Это издание, отпечатанное в Англии на французским языке (а Фридрих Прусский не снисходил до грубого тевтонского наречия) было, что называется, бестселлером, а впоследствии сделалось любимым чтением Наполеона Бонапарта и Адольфа Гитлера. Но этим воителям в конечном зачёте не помогли советы короля-философа.

Галантный век – веха интриг. Популярны табакерки с секретом, пудреницы с двойным дном и разные штуки с потайными замочками. Таким предметом, несомненно, был миниатюрный английский глобус, разделявшийся на две части по линии меридиана. Географическая игрушка могла быть тайником для перевозки шифров – Англия всё ж-таки. Эти – шпионят всегда, везде и с неистребимым рвением.

XVIII столетие – эра Просвещения. Все образованные люди стремились купить себе два базовых прибора – телескоп и микроскоп, и если размещать на выставке телескоп представляется трудным, то микроскоп – обязателен для антуража. Вот – прибор конца XVIII – начала XIX века, сделанный в Париже. Ценилось всё огромное и – напротив, крохотное, поэтому в экспозиции неслучайна коллекция миниатюрных книжечек с полагавшейся для них лупой. Кроме этого, можно увидеть солнечные и – обычные, настольные часы, деньги, чернильницу и «потешный кубок» в виде дамы в пышном платье – жидкость наливалась в опрокинутую «юбку».

В разделе, посвящённом XIX веку, много книг из школьной программы, и у нас есть возможность узреть их первые издания. «Путешествие из Петербурга в Москву», «Кавказский пленник», «Ревизор». Здесь же – письмо Николая Гоголя к графу Сергею Уварову, где писатель благодарит своего покровителя. Одно это послание дозволяет сделать вывод, что не все русские гении противостояли двору и царизму, а критический взгляд того же Гоголя благосклонно принимался Николаем I и его сановниками. Тут же – иное. Герценовский альманах «Полярная звезда», выпущенный, разумеется, в Лондоне – типовой пример диссидентской публикации с воззваниями. Отменная бумага и высокое качество печати сигнализирует нам о том, что Герцен сотоварищи неплохо жили за счёт иностранных вливаний.

На рубеже XVIII и XIX веков появился целый пласт этнографической литературы, как серьёзной, так и развлекательной. Тут – листы из книги с длинным названием «Волшебный фонарь, или Зрелище Санкт-Петербургских расхожих продавцов, мастеров и других простонародных промышленников». Ещё один томик из той же познавательной серии именуется «Картина вселенной или краткое описание обитающих на земном шаре народов». Даны картины быта различных рас, которые так или иначе входят в противостояние друг другу, а на обложке мы видим, как белые люди выходят супротив «иных».

Выходили зоологические и ботанические сборники (один из них, наиболее роскошный, вы увидите на экспозиционном стенде), опусы по химии, физике, астрономии. В XIX столетии чтение постепенно делалось массовым, а книги из штучной ценности превратились в обиходный товар. Возник феномен pulp fiction – книг на очень плохой бумаге и …такого же содержания. Причём, «бульварщину» листали не токмо швеи, клерки, лавочники, но и образованные господа, вроде Бальзака и Гюго. Но мы отвлеклись – на выставке в Историческом музее нет pulp-a.

Исключительно – лучшее, богатое, сложное! Среди картин дворцовых празднеств, о которых мы уже говорили, выделялось «Описание праздника 'Волшебство белой розы' в Потсдаме 13 июля 1829 г. в честь дня рождения Императрицы Российской». Николай I слыл нежнейшим и любящим супругом. Женившись на Шарлотте Прусской по любви, он боготворил её всю жизнь, хотя, и не был ей верен в определённом смысле.

В 1829 году молодая царская чета гостила у прусской родни. В честь Шарлотты затеялось карнавальное действо а-ля Средние века. Тогда были востребованы рыцарские романы – от фабул Вальтера Скотта до совсем уж примитивных сюжетцев, писаных «с продолжением» для ежедневных газет. На выставке есть небольшой раздел, посвящённый Шарлотте Прусской. Здесь не только страницы фолианта, повествующего о «Волшебстве белой розы», но и украшение с эмалевым портретом царицы, веер и прочие милые вещицы.

Во второй половине XIX века случился ещё один прорыв в книжном деле, о коем мало, кто ныне задумывается – началось привлечение знаменитых художников к оформлению печатной продукции, посему явились книги, известные не своими текстами, а сопроводительными рисунками.

На ум тут же приходит ‘Le livre de la Marquise’, «Книга маркизы» - антология фривольных текстов XVIII века. Кто-то может вспомнить из неё хоть один рассказ? А, вместе с тем, даже профан видел иллюстрации Константина Сомова, без труда отделяя их от схожих видов Обри Бёрдслея, столь же изощрённого эротомана-затейника. Помимо разворота «Книги маркизы», представлена фарфоровая фигурка, сделанная по сомовскому эскизу: версальская прелестница поправляет маскарадную маску. А рядом – совсем иная тема. Детская! Азбука в картинках – это весьма распространённый вариант обучения, но, когда креативные буквицы выдаёт сам Александр Бенуа, тут уже речь идёт о произведении искусства.

Выставка «Созвездие книжных редкостей» невелика по масштабу, но потрясающе информативна. Да, показаны книги-звёзды – где-то первые, где-то – уникальные, а где-то – чудные. Но любая книга, самая простенькая подобна звезде, сверкающей на небосклоне, а наша задача – дотянуться до звёзд. До книг. Рэй Брэдбери предупреждал: ‘You don't have to burn books to destroy a culture. Just get people to stop reading them’ – «Не нужно сжигать книги, чтобы уничтожить культуру. Достаточно сделать так, чтобы люди перестали их читать». Поэтому ищите звёзды – не убивайте культуру.

двойной клик - редактировать галерею

Cообщество
«Салон»
9 июня 2024
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
1.0x