Сообщество «Геоэнергетика» 10:06 20 июля 2020

Атомному национальному проекту - быть 

вызовы, которые стоят перед Росатомом, не менее значительны, чем 75 лет назад
4

Изучая Энергетическую стратегию России на период до 2035 года, утверждённую правительством в июне 2020 года, нужно помнить, что это – документ индикативного планирования, принципиально отличающийся от планов пятилеток советского периода. Социалистическое планирование не случайно называют «методом командного администрирования» - планы пятилеток утверждались Верховным Советом СССР в качестве законов, выполнение которых было строго обязательным, с соответствующей системой уголовного наказания за нарушение.

С того момента, как экономика России приобрела рыночный характер, такой подход стал невозможен, именно поэтому любое планирование теперь может быть только индикативным – оно направлено на уменьшение неопределенностей в рыночной экономике и носит рекомендательный характер. Индикативное планирование направлено на информирование субъектов экономики, то есть как государственных, так и частных компаний, о целях и средствах государственной экономической политики и возможных траекториях развития, как конечные цели фиксируются только общие результаты деятельности государства и отраслей экономики. Основная задача индикативного плана – задать общий тренд развития и заранее информировать экономические субъекты о том, что намерены делать государственные органы законодательной и исполнительной власти для формирования макроэкономических, межотраслевых и межрегиональных пропорций, для связности планируемых общих действий. К ЭС-2035 нельзя подходить с теми же мерками, какими можно оценивать пятилетние планы развития, а кризис в нефтяной, газовой и угольной отрасли 2020 года, вызванный пандемией COVID-19, стал этому наглядным подтверждением. ЭС-2035 разрабатывалась в 2019 году, опираясь на результаты развития российской и мировой энергетики за предыдущие десять лет, предугадать пандемию COVID-19 и её последствия было невозможно, а они оказались настолько серьёзными, что нельзя исключать даже возможной корректировки положений только что принятой ЭС-2035. Относиться к этому нужно спокойно – в министерстве энергетики среди экспертов нет потомков Нострадамуса и Ванги, которые могли бы рассчитывать всё с математической точностью на много лет вперед, да и задачи такой никто не ставит.  

Санкции в отношении ТЭК России – долговременный фактор для Энергетической стратегии 

Первую часть ЭС-2035 мы уже обсуждали, теперь попробуем продвинуться чуть дальше, от целеполагания к более конкретным положениям, содержащимся в её основной части, «Задачи и ключевые меры развития». Предваряет её, что совершенно логично, раздел «Оценка состояния и тенденций развития мировой и российской энергетики». Союз «и» совершенно оправдан – российская энергетическая отрасль глубоко вовлечена в мировую энергетику, ситуация на мировых рынках углеводородов и продуктов их переработки самым непосредственным образом отражается на том, что происходит в российской энергетике.

При этом нужно иметь в виду, что ситуация в мировой энергетике определяется отнюдь не только рыночными механизмами, слова Владимира Путина «Либеральная идеология изжила себя», сказаны совершенно не случайно. С 2014 года США и государства Евросоюза регулярно и все чаще используют односторонние дискриминационные меры к странам, играющим важную роль в мировой энергетике – не только к России, но и к Ирану, который занимает второе место в мире по доказанным запасам природного газа, к Венесуэле, которая является мировым лидерам по доказанным запасам нефти. Разработчики ЭС-2035 не закрывают глаза на эту проблему и не пускаются в теоретические размышления по этому поводу: «114. В обоих сценариях [в «нижем» и в «верхнем»] развития российской энергетики предполагается долговременный характер начатой в 2014 году рядом государства дискриминационной по отношению к России и российскому топливно-энергетическому комплексу политики». Причины появления такой политики, возможные сценарии, при которых она может быть прекращена – вне «поля зрения» ЭС-2035, это отраслевая стратегия, которая рассматривает эти дискриминационные меры как один из числа прочих вызовов развитию российской энергетики. Прагматичный подход, который и должен быть применяться профессионалами: вулканы, землетрясения, дискриминационные меры со стороны «ряда государств», извержения вулканов, таяние льдов в Антарктиде и в Арктике считаем явлениями одного порядка, воспринимаем как данность и учитываем при планировании своих действий.  

Оценка вызовов и рисков для энергетики России, данная в ЭС-2035, по сути является более детализированным раскрытием анализа, содержащегося в Доктрине энергетической безопасности, утверждённой указом Владимира Путина в мае 2019 года. Это совершенно логично, поскольку Доктрина является стратегическим документом федерального значения, а ЭС-2035 – отраслевого, «узкоспециализированного» или, если точнее – узко профессионального. Если Доктрина касается современного состояния российской энергетики в самых общих чертах, то разработчики ЭС-2035 подошли к этому более скрупулезно, рассматривая каждую из отраслей энергетики значительно подробнее.  

Десять лет развития атомного проекта России глазами Минэнерго 

Но, прежде чем переходить к анализу того, что в ЭС-2035 относительно нефтяной, газовой, угольной, нефтегазохимической отраслей и других отраслей энергетики, аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru предлагает обратить внимание на то, о чем в ЭС-2035 информации содержится меньше всего, а о ее «полноте» можно судить вот по этому пункту:

«65. В период с 2008 года РФ принимала активное участие в строительстве АЭС за рубежом (энергоблоки № 1 и №2 АЭС «Куданкулам» в Индии, энергоблоки № 3 и № 4 АЭС «Тяньвань» в КНР), подписаны соглашения о строительстве АЭС на территории Республики Беларусь, Народной Республике Бангладеш, Турецкой Республики, Финляндской Республики, Республики Индия, Венгрии, Арабской Республики Египет, Китайской Народной Республики, Республики Узбекистан и др.».  

Оставим в стороне саму формулировку «Россия принимала участие», которая звучит совершенно некорректно по отношению к Росатому как генеральному подрядчику, но глагол «принимала» в прошедшем времени – он-то откуда взялся? Представляя правительству проект ЭС-2035 министр энергетики Александр Новак говорил о том, что он разрабатывался на протяжении 2019 года, что очевидно уже из того, что в тексте ЭС-2035 в качестве базового года рассматривается 2018-й. Заливка первого бетона в плиту основания здания реакторного отделения энергоблока № 3 на площадке АЭС «Куданкулам» в торжественной обстановке состоялась 29 июня 2017 года, в октябре того же 2017 года началось строительство энергоблока № 4, а 3 августа 2018 года специалисты Ижорских заводов приступили к контрольной сборке в корпусе реактора № 3 внутрикорпусных устройств – новостная лента полна сообщений о том, как идет строительство на самой площадке, как производится оборудование на российских машиностроительных заводах, как осуществляется его транспортировка за три моря. Работы на АЭС «Куданкулам» не останавливаются даже сейчас, когда Росатому приходится применять самые жёсткие противоэпидемические меры. Коммерческая эксплуатация энергоблока № 4 на АЭС «Тяньвань» началась 24 декабря 2018 года, а в июле 2019 года ОМЗ-Спецсталь  в Санкт-Петербурге и «Энергомашспецсталь» (предприятие Росатома в Краматорске) приступили к первым плавкам заготовок для корпусов энергоблоков № 7  и 8 на той же АЭС – тут тоже не было перерывов в работе. Не менее удивительно звучит и продолжение статьи 65. ЭС-2035: «Были подписаны соглашения» и далее перечень стран. Однако на стройплощадке Белорусской АЭС первый бетон в основание реакторного отделения энергоблока № 1 был залит 6 ноября 2013 года, на момент разработки проекта ЭС-2035 на обоих энергоблоках одновременно работало более 7 000 строителей и монтажников – каким образом это можно было обозначать как «подписано соглашение»?

Торжественная заливка церемония заливки первого бетона на стройплощадке АЭС «Аккую» в Турции состоялась 3 апреля 2018 года, в режиме видеоконференции в ней участвовали Владимир Путин и Реджеп Эрдоган – это точно не было неким «подписанием соглашения». 10 сентября 2016 года нынешний первый заместитель администрации президента Сергей Кириенко, который в то время был генеральным директором Росатома и теперешний губернатор Сахалина, а тогда президент группы компаний ASE Валерий Лимаренко приняли участие в церемонии начала работ на площадке АЭС «Бушер-2», работы по возведению которой не остановили ни дискриминационные меры США, ни COVID-19 – об этом в ЭС-2035 и вовсе ни слова не сказано.

Можно и дальше идти по «списку АЭС от Минэнерго», но остановимся на констатации факта - эксперты этого ведомства недостаточно хорошо осведомлены о том, чем живёт атомный энергетический проект России.  

Программа Harmony – незамеченное направление возможного прорыва 

Оценка тенденций и вызовов мировой энергетики (раздел 2.2.) в ЭС-2035 сделана тщательно – отдельно рассмотрена ситуация в каждой отрасли – нефти и нефтепродуктов, природного газа и угля, а вот анализа мировой атомной энергетики, энергетического реакторостроения, производства ядерного топлива, тенденций на рынке закиси-окиси урана просто нет. Впечатление, что атомная энергетика для ЭС-2035 - некая «фигура умолчания» для ЭС-2035, становится только основательнее, если изучить раздел «Развитие и распространение прорывных технологий», в котором перечислены технологии, находящиеся в настоящее время на разных стадиях развития и распространения. Технологии ВИЭ, накопителей энергии, автомобили гибридные, электрические и водородные, сетевые технологии в электроэнергетике, информационно-технические платформы планирования и управления энергетической инфраструктуры – есть, а вот ничего, что касалось бы программы Harmony от WNA, проектов атомных реакторов IV поколения и атомных реакторов малой мощности – нет. Мировой атомный энергетический проект, лидерство России в котором в последнее время никто даже не пытается оспаривать, и в этом случае находится вне поля внимания ЭС-2035. Мы уже касались того, что ЭС-2035 «выстроена от обороны», ее главной целью заданы сохранение и укрепление имеющихся у России позиций в мировой энергетике, но не борьба за расширение этих позиций, не попытка предложить совершенно новые технологические решения.  

Конспективно напомним, что такое программа Harmony, которая базируется на концепции «зелёного квадрата», предложенной Росатомом. В современной энергетике есть четыре типа электростанций, которые имеют массовое распространение (приливные и геотермальные электростанции имеют жесткую географическую локализацию и не могут рассматриваться как основа объединенных энергосистем): традиционные ГЭС, АЭС, солнечные и ветряные электростанции. Для того, чтобы добиться цели, заданной Парижским соглашением о климате – не допустить к 2050 году повышения глобальной температуры выше, чем на 1,5 градуса Цельсия, необходимо снизить использование ископаемого топлива в массовой энергетике. Положение, безусловно, спорное с научной точки зрения, но Росатом исходит из того, что Россия, став участницей Парижского соглашения, взяла на себя определенные обязательства, а потому нужно не обсуждать, хорошо это или плохо, а найти способ их выполнить. WNA, World Nuclear Associations эту концепцию «зелёного квадрата» развила и продолжила, дополнив необходимостью добиться реализации одной из целей устойчивого развития ООН – обеспечить надежное и доступное снабжение электроэнергией те регионы планеты, которые испытывают ее дефицит.

По данным ООН, в настоящее время доступа к электроэнергии не имеют около 700 миллионов человек, почти столько же имеют сложности с доступом к ней. Для того, чтобы совместить достижение целей Парижского соглашения и целей устойчивого развития ООН, WNA предложило добиться изменения мирового топливо-энергетического баланса – на долю «зелёного квадрата» должно приходиться не менее 50%. При этом строительство новых ГЭС приемлемо далеко не для всех стран – ряд стран просто не имеет на своей территории крупных рек с подходящим гидрорежимом, население других стран не приемлет необходимость создания крупных водохранилищ из-за потери сельскохозяйственных и урбанизированных территорий. СЭС (солнечные электростанции) и ВЭС (ветряные электростанции) имеют изначальный и непреодолимые проблемы с их критической зависимостью от погодных условий, производство электроэнергии на них принципиально не диспетчиризуемо, в силу чего их оптимальная доля в объединенных энергосистемах должна быть ограничена.

Исходя из этого, эксперты WNA предлагают следующее распределение долей внутри «зелёного квадрата»: 25% генерации должны обеспечивать ГЭС, СЭС и ВЭС, остальные 25% должны приходиться на долю атомной энергетики. Инженерный расчёт, учитывающий предстоящее закрытие атомных энергетических блоков, эксплуатационный срок которых заканчивается до 2050 года, показывает, что до этого срока на планете будет необходимо построить новые атомные энергетические блоки совокупной мощностью 1 000 ГВт. Фантастическим такой объем строительства не является, в 70-80-е годы прошлого века строительство АЭС шло даже более высокими темпами. В настоящее время промышленного темпа строительства атомных энергоблоков, отвечающих всем постфукусимским требованиям по уровню безопасности, удалось добиться только Росатому с его ВВЭР-1200, Росатому принадлежит 66% мирового рынка реакторостроения.  

Кроме того, наше министерство энергетики своими тщательно продуманными решениями обеспечило локализацию в России производства оборудования для СЭС и ВЭС, причём оборудования самого последнего поколения. Минэнерго ввело два требования для участия в программе «ВИЭ – ДПМ», договоров предоставления мощности для энергетических объектов на возобновляемых энергетических ресурсах: 1) локализация производства оборудования в России не менее 70% и 2) строящиеся СЭС и ВЭС должны иметь КПД не менее 22%. Но уровень КПД в 22% - это тот максимум, которого удалось добиться разработчикам этих технологий в самые последние годы. В результате достигнуты сразу два результата: в России не появится «ВИЭ уровня «ретро», в России будет производиться самое передовое оборудование для СЭС и ВЭС. Хронологически с этим решением Минэнерго совпал период девальвации курса рубля по отношению к основным валютам, в совокупности это обеспечило замечательный результат – предприятия, появившиеся в России совсем недавно, уже сейчас производят оборудование, которое поставляется в Европу, выигрывая конкурентную борьбу с европейскими производителями.

Министерство энергетики своим профессиональным управленческим ходом в сжатые сроки обеспечило России возможность стать безусловным лидером программы Harmony и оно же, министерство энергетики, умеет не видеть этого результата, не предлагая в разработанной им ЭС-2035 воспользоваться комбинацией таких возможностей для формирования нашего собственного, российского, прорывного направления в мировой энергетике. Единственное, чего не хватает – систематизированной подготовки специалистов для солнечной и ветряной энергетики в вузах и колледжах России, но в адрес министерства высшего образования от министерства энергетики никаких предложений по этому поводу нет. Стараниями российской Ассоциации возобновляемой энергетики ряд вузов взялся за решение проблемы подготовки специалистов самостоятельно, инициативы со стороны министерства образования подойти к этому централизованно и систематизировано на сегодняшний день нет. Если бы речь шла о сугубо частном бизнесе, то ничего выдающегося в этом бы и не было – спрос, рано или поздно, формирует и предложение, но в данном случае полагаться только на такой метод для России будет означать потерю темпа и инициативы.  

Пространственное развитие России без использования атомной энергетики? 

Отдельный раздел ЭС-2035 – пространственное и региональное развитие энергетики, которое необходимо, в том числе, для того, чтобы слова Владимира Путина, назвавшего развитие Дальнего Востока России «Национальным проектом XXI века», с масштабным развитием Арктики и всей территории, прилегающей к трассе Северного морского пути. Вот так это сформулировано в самой Стратегии: «Реализация пространственных приоритетов государственной энергетической политики предполагает увязку с решением стратегических общегосударственных задач рационального размещения производительных сил, комплексного развития территорий и надежного обеспечения национальной энергетической безопасности», и, чуть далее в тексте  - «… развитие энергетической инфраструктуры. Обеспечивающей опережающее социально-экономическое развитие ДФО и освоение Арктической зоны Российской Федерации». Намечены направления развития для нефтяной, газовой, угольной, нефтегазохимической отраслей, для энергетики на возобновляемых источниках, для электроэнергетики – и снова атомная энергетика даже не упомянута.

В 2019 году, когда разрабатывалась ЭС-2035, первая в мире плавучая атомная тепловая электростанция «Академик Ломоносов» уже транспортировалась к месту её работы в порту Певек, РусГидро заканчивала разработку проекта модернизации и расширения электросетей под этот новый генерирующий объект, тепловые сети города Певек уже готовились к работе с новейшим источником тепловой энергии. На Восточном экономическом форуме 2019 года Росатомом был подписан меморандум о сотрудничестве с Якутией по проекту строительства атомных станций малой мощности на территории этой автономной республики, рассматривается проект строительства АСММ (атомной станции малой мощности) в Челябинской области – и мы опять вынуждены констатировать, что все эти новые направления работы российской атомной корпорации находятся вне поля зрения российского министерства энергетики.  

Проценты, штуки и другие красоты Энергетической стратегии-2035 

Но, безусловно, наибольшее впечатление того, как видит министерство энергетики развитие атомной энергетики, производит финальный раздел ЭС-2035, «Показатели реализации Энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2035 года». Для тех, кому не комфортно переходить по ссылке, приведем её здесь:  

 двойной клик - редактировать изображение

Выделение – наше. Исходим из того, что ввод в эксплуатацию ПАТЭС «Академик Ломоносов» при разработке ЭС-2035 учтён не был – за базовые показатели берётся 2018 год. Открываем официальный сайт концерна Росэнергоатом, в ведении которого находится эксплуатация всех АЭС на территории России, берем данные. «В общей сложности на 11-ти АЭС России эксплуатируется 38 энергоблоков», но не учитываем два энергоблока ПАТЭС «Академик Ломоносов» на базе реакторов КЛТ-40С. Следовательно, по состоянию на 2018 год в России работали 36 атомных энергоблоков, из которых, как указано в приведенной таблице, энергоблоков поколения «3+» и блоков с продленным сроком эксплуатации было 13%. Правила арифметики никто не отменял – значит, министерство энергетики уверено, что таких блоков в России в 2018 году было 4,68. Четыре целых и шестьдесят восемь сотых блока. В 2024 году, с учетом уже двух работающих энергоблоков на ПАТЭС «Академик Ломоносов», таких блоков станет больше –  уже 9,88. Девять целых и восемьдесят восемь сотых блока. В 2035 году все будет еще лучше – блоков поколения «3+» и модернизированных будет 15,2. Пятнадцать целых и две десятых блока.  

Конечно, совершенно очевидно, что это – не более, чем опечатка, достаточно вместо «процентов» поставить «количество блоков», и все встанет на свои места. По состоянию на 2018 года в России работали три энергоблока поколения «3+» - два в составе Нововоронежской АЭС-2 и еще один в составе Ленинградской АЭС-2, еще 10 энергоблокам Росатом под пристальным контролем со стороны Федеральной службы по экологическому, техническому и атомному надзору (которую для краткости зачастую называют «Ростехнадзором» после соответствующих работ продлил срок эксплуатации. До 2024 года Росатом продолжит работу в обоих направлениях – будут строиться энергоблоки замещения на базе реакторов ВВЭР-1200 и ВВЭР-ТОИ, разработанная и успешно примененная технология отжига корпуса реакторов ВВЭР-440 и ВВЭР-100 позволит достичь показателей, указанных в таблице. Но – в «штуках», а не в «процентах». 

Разумеется, мы могли бы, вслед за всеми остальными, «не заметить» эту опечатку, но нам кажется, что совершенно не случайно разработчики ЭС-2035 министерства энергетики и соответствующие специалисты из центрального аппарата правительства, которые допустили утверждение проекта ЭС-2035 именно в таком виде, оказались столь небрежны по отношению к атомной энергетике России. Причины имеются, причем такие, которые позволяют не придавать значения всем недочетам, перечисленным в этой статье. 

Причины «факультативности» атомной энергетики для Энергетической стратегии-2035 

О первой, и главной, причине, мы уже рассказывали – это пункт 15.1 Регламента работы правительства РФ, процитируем его ещё раз: «Положения Регламента, определяющие порядок взаимоотношений Правительства и федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент РФ, распространяются на Государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом» и Государственную корпорацию по космической деятельности «Роскосмос», если иные правила не установлены федеральными законами или указами Президента РФ».

То же самое, но без бюрократических изысков: руководство деятельностью Росатома осуществляет непосредственно президент России, руководство со стороны правительства не предусмотрено. Следствие из этого очевидно – всё, что касается атомной энергетики, для министерства энергетики «факультативно»: вполне достаточно общих сведений и того, какое влияние строительство АЭС замещения может повлиять на электроэнергетическую инфраструктуру.

Отдают себе отчёт в таком положении и в самом Росатоме – и это вторая причина, которая, в свою очередь была хорошо известна в министерстве энергетики. Мы уже рассматривали причины, по которым ЭС-2035 была утверждена правительством только летом 2020 года – этого нельзя было сделать прежде, чем появился майский 2018 года указ президента «О стратегических целях и национальных проектах» и раньше, чем в мае 2019 года ещё одним президентским указом была утверждена Доктрина энергетической безопасности России. Последовавший период рассмотрения проекта ЭС-2035 в аппарате правительства «плавно перешёл» сначала в смену состава правительства, а затем внезапно пришёл черёд необходимости принятия карантинных мер в связи с пандемией COVID-19. Кроме того, мы выяснили, что указ «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период 2024 годя» одновременно является стратегией социально-экономического развития, которая отдельно не утверждалась. Есть основания полагать, что не только аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru придает указу № 204 именно такое значение,  иначе было бы сложно объяснить причины того, что уже в сентябре 2018 года первый заместитель руководителя администрации президента Сергей Кириенко, до этого поста 11 лет руководивший Росатомом, анонсировал появление еще одного национального проекта – «Атомная наука, техника и технологии».  

«Атомному» национальному проекту - быть 

Сама корпорация восприняла этот анонс в качестве стартового сигнала к началу новой серьезной работы. 26 декабря 2018 года в своем новогоднем обращении к сотрудникам глава Росатома Алексей Лихачёв отметил: «Предстоит большая работа по разработке и реализации собственного национального проекта – «Атомная наука, техника и технологии». 7 февраля 2019 года, выступая на заседании президиумов Российской Академии наук и научно-технического совета Росатома, Алексей Лихачёв рассказал о том, кто именно будет вовлечен в разработку проекта: «Не только предприятия Росатома, но и организации РАН, Курчатовский институт и, конечно, наши ведущие вузы». Согласитесь – более авторитетных специалистов, профессионалов, экспертов, чем те, кто работает в перечисленных организациях, нет и быть не может, поэтому нет ничего удивительного в том, что эксперты министерства энергетики с полным пониманием отнеслись к словам Лихачёва. Вероятнее всего, именно с этого момента разработка «атомной части» ЭС-2035 и стала приобретать факультативный характер для тех, кто в ней участвовал: было очевидно, что вполне достаточно дать самые общие оценки и направления предстоящей деятельности, за их детализацию с этого момента можно было уже не беспокоиться. В мае 2019 года Алексей Лихачёв обсудил будущий новый национальный проект «Атомная наука, техника и технологии» с премьер-министром России Дмитрием Медведевым, в июне того же года этот вопрос рассматривался на заседании президиума Совета при президенте по стратегическому развитию и национальным проектам. 

Итогом проделанной Росатомом и привлеченных им организаций и институтов работе, оценкой качества проработки проекта стал указ президента России № 270 от 16 апреля 2020 года: «В целях комплексного решения задач ускоренного развития техники, технологий и научных исследований в области использования атомной энергии постановляю: 1. Правительству РФ в 3-месячный срок обеспечить разработку и утверждение комплексной программы «Развитие техники, технологий и научных исследований в области использования атомной энергии в РФ на период до 2024 года», предусмотрев распространение на нее  действия нормативных правовых актов РФ, регламентирующих порядок реализации национальных (федеральных) проектов, в том числе в части финансового обеспечения».

6 июля 2020 года на портале правовой информации было опубликовано постановление правительства России № 989, которое не только соответствует указу президента, но и является свидетельством того, что пункт 15.1 Регламента о работе правительства остается в силе. «Положения, применяемые в отношении национальных проектов, распространяются на комплексную программу «Развитие техники, технологий и научных исследований в области атомной энергии на территории РФ на период до 2024 года». В отношении указанной программы Государственная корпорация по атомной энергии осуществляет функции федерального органа исполнительной власти. Руководителем указанной программы является Генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Администратором указанной программы является Генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом».   

Конечно, за такое изложение, хоть мы и не имеем к нему отношения, хочется извиниться, но «перевод» не так уж сложен. В президентском указе имеется чёткое указание на обеспечение финансирования «атомного национального проекта» в таком же режиме, какой установлен для всех остальных национальных проектов, и правительство дисциплинированно постановляет это указание выполнить. Пункт 15.1 Регламента о работе правительства президент изменять не намерен, поэтому не менее дисциплинированно правительство исполняет и его – вся ответственность за реализацию программы «Развитие техники, технологий и научных исследований в области атомной энергии» и все необходимые для этого полномочия правительство передало Росатому и персонально его генеральному директору. Персонально – поскольку устав Росатома гласит, что «Генеральный директор является единоличным исполнительным органом Госкорпорации и осуществляет руководство ее текущей деятельностью. Генеральный директор Госкорпорации назначается на должность и освобождается от должности Президентом РФ».

Исторические параллели в юбилейный год 

Таким образом, комплексная программа «Развитие техники, технологий и научных исследований в области атомной энергии» - национальный проект, полномочия и ответственность за разработку и реализацию которого имеют и несут не только безликие государственные органы исполнительной власти, но и два совершенно конкретных человека – Владимир Владимирович Путин и Алексей Евгеньевич Лихачёв. Проект будет принят правительством до конца этого года, а с учетом пандемии и её последствий, в числе которых и чрезвычайно серьезная нагрузка, доставшаяся правительству России, имеется риск, что оно не уложится в трёхмесячный срок, предусмотренный в указе президента от 16 апреля 2020 года.

Но будет совсем уж символично, если бы опоздание составило один месяц и четыре дня – тогда постановление будет принято 20 августа. Именно в этот день 75 лет тому назад распоряжением № 9887 сс/оп Государственного комитета обороны СССР был Специальный комитет при ГКО, Первое главное управление и Технический совет при Спецкомитете – «штабы» отечественного атомного проекта. Напомним, что распоряжение ГКО было подписано Иосифом Виссарионовичем Сталиным, руководителем Спецкомитета был назначен Лаврентий Павлович Берия. Берия персонально отвечал перед Сталиным за всё, что было связано с атомным проектом, который создавался в невероятно сжатые сроки. Две персоны, лично отвечавшие за атомный проект 75 лет тому назад. Две персоны, которые берут на себя ответственность за новый этап развития атомного проекта в наши дни.

Исторические параллели совершенно очевидны, а главное отличие, конечно – в том, что за минувшие годы отечественный атомный проект окреп, вырос, что в нашей стране созданы целые научные, технологические, конструкторские и инженерные школы. В этом отношении современному Росатому и его генеральному директору, безусловно, полегче, однако вызовы, которые стоят перед Росатомом, не менее значительны – особенно, если не забывать, что в круг ответственности атомной корпорации входит и всё, что связано с ядерным оружейным комплексом, если помнить о том, насколько жёстким стало отношение к России со стороны пресловутых «западных партнёров», насколько непросто удерживать «пальму первенства» в конкурентной борьбе в мировом атомном энергетическом проекте. У аналитического онлайн-журнала Геоэнергетика.ru нет ни малейшего сомнения в том, что комплексная программа «Развитие техники, технологий и научных исследований в области применения атомной энергии в РФ на период до 2035 года» заслуживает самого внимательного изучения и осмысления. Какое количество статей для этого понадобится – посмотрим!.. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Геоэнергетика»
33
Cообщество
«Геоэнергетика»
25
Cообщество
«Геоэнергетика»
2
Комментарии Написать свой комментарий
20 июля 2020 в 19:55

С вызовами у нас завсегда полный порядок,
а вот с ответом после ИС - никуда!

20 июля 2020 в 21:49

Очередная стратегия , это все-равно , как очередная серия мыльной оперы .

21 июля 2020 в 17:27

Впечатляет глубокие познания автором достоинств и недостатков первичных источников энергии. Удручает отсутствие понимания, что необходим качественный рывок энерговооружённости человечества и на его основе серьёзная пространственная экспансия, обещающая востребованное приращение ресурсов. Последнее возможно ТОЛЬКО с освоением УТС (самая перспективная схема УТС по патенту № 2125303). В противном случае, все паллиативы, с изменением доли тривиальных энергоисточников, не способны парировать нарастающий вал ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ (ГП), угрожающий похоронить современную цивилизацию - в самом неотдаленном будущем. Это не алармизм, но трезвая оценка совокупности современных процессов.
Впереди просматриваются только две взаимоисключающие альтернативы.
Первая: созревание мировых правящих элит до понимания НЕОБХОДИМОСТИ скорейшего энергетического рывка - упомянутого вида (успеют ли созреть до прохождения точки невозврата?).
Вторая: прежнее латание энергетического "тришкина кафтана" в русле опровергаемых самой жизнью концепций и подходов - с самыми драматическими и трагическими последствиями.
Надо сказать, что существуют влиятельное сообщество мизантропов, которое умышленно направляет процессы по второму варианту, а упомянутый вал ГП намеревающиеся решать на пути тотальной депопуляции.
Хотелось бы, чтобы г-н Мацинкевич артикулировал свою позицию касаемо показанных альтернатив...