Сообщество «Салон» 03:00 30 октября 2007

Хорошая кошка, плохой кот

нехитрый пазл "Кода апокалипсиса" соберет любой, знакомый с кино непонаслышке

"Код апокалипсиса" (Россия, 2007, режиссер — Вадим Шмелев, в ролях — Анастасия Заворотнюк, Владимир Меньшов, Алексей Серебряков, Оскар Кучера, Венсан Перес).
На московской Лубянке переполох. Затонула американская подлодка, и как назло к месту аварии первыми прибыли ребята главного террориста планеты Джаффада Бен Зайиди. Нехорошие парни стащили с борта противника четыре ядерных боеголовки и разумно распределились с награбленным — перевезли их в четыре столицы (Лондон, Нью-Йорк, Токио и Москву) и спрятали. Шишка ФСБ (Меньшов) отправляет старшего офицера спецконторы, красавицу Дарью (Заворотнюк) разобраться с ситуацией. Отважная русская работает под прикрытием, в кратчайшие сроки входит в доверие к Джаффаду, но неожиданное нападение людей в камуфляже, которые разносят террористическую базу за десять минут, путает шпионке все карты. Оказывается, что операцией по уничтожению Джаффада руководил таинственный Палач, который и сам не прочь наложить лапу на смертоносный трофей. Однако старый террорист был не промах и разбил код активации боеголовок на несколько частей. Теперь каждой из них владеют люди, находящиеся в разных частях земного шара. Дарья обязана опередить Палача, и первым городом, куда прибывает разведчица, становится Париж. Она знает только имя — Луи Девье (Перес), и именно он должен вывести девушку на зловещего маньяка. Дарьей движет не только закон, но и месть — месяц назад Палач лично приказал уничтожить ее жениха (Серебряков), поэтому тянуть с расплатой не следует.

Перед нами, как гласит рекламный слоган, — "Самый ожидаемый патриотический проект года", проще говоря, еще один печальный пример того, как отечественная киноиндустрия рвется снимать исконно русское кино, рвется, да не может. Если такие мутные опыты, как "Код", у нас проходят под маркой "национальный продукт", становится страшно за рассудок страны, которую мы, судя по всему, потеряли всерьез и надолго. Даже удивительная в своем пафосе финальная сцена, когда за израненной девушкой, оказавшейся лицом к лицу с американской армией, встает воздушная эскадрилья современной России, придумана отнюдь не в березовом краю писателей-почвенников.

Существует и другой, пожалуй, единственно верный взгляд на данную кинопродукцию. Если смотреть "Код апокалипсиса" внимательно, нетрудно уловить режиссерский замысел, который в плане амбиций уводит нас далеко за пределы обычного патриотического кино. Режиссер Вадим Шмелев, который уже отметился в истории боевичком "Обратный отсчет", в котором речь также шла о международном терроризме, снимал новый фильм по методу Квентина Тарантино: создавал свой миниатюрный "Килл Билл" (о разнице в степени дарования этих коллег по режиссерскому цеху речь и говорить как-то неловко). В начале картины эпизод, когда бандитский спецназ крушит убежище Джаффада Бен Зайиди, в точности соответствует подобным сценам в американских боевиках категории "Б", которые выпускались на экраны пачками на стыке конца 80-х-начала 90-х годов. Над пламенеющими землянками витают призраки клонов Дольфа Лунгрена или Брэндона Ли (список может быть продолжен), и это как раз тот редкий случай, когда на их отсутствие можно только посетовать. Анастасия Заворотнюк в чадре (остается только догадываться, через что пришлось пройти русской девушке!) ненавязчиво передает привет Даян Киттон в "Маленькой барабанщице" — без сомнения, миссия Дарьи столь же велика, что и у героини бессмертного Джона Ле Карре. Затем мы плавно перемещаемся в город мечты Париж, и тут же оказываемся в атмосфере французского кино 60-х: черные волосы шпионки покрывает косынка, тренированное, но изящное тело обтягивает платье неземной красоты; пряча за темными очками суровый взгляд, она сидит за рулем открытого автомобиля — ни дать ни взять Милен Демонжо в поисках Фантомаса. Последний, к слову, не заставляет себя ждать и, покоренный ослепительной внешностью незнакомки, незамедлительно клюет на приманку. Это Венсан Перес — мечта впечатлительных школьниц и томных домохозяек, а для тех, кто еще не догадался, — главный злодей данного эпоса. Опустим, общение героев во Франции, в жизни есть вещи и поважнее. Действие переносит сладкую парочку в Норвегию (там, по мнению авторов, террористов никто искать не будет — вот еще глупости тоже!), где Заворотнюк (уже в белоснежном парике и при голубых линзах) проникает на вражескую яхту. Под хрупкими кулачками русской девушки хрустят кости и трещат черепа незадачливых террористов, а, завладев оружием, она и вовсе превращает врагов мирового сообщества в изрешеченных пулями кандидатов на вылет. В этот момент в очередной раз ловишь себя на мысли: "Стоп, где-то это уже было!". Закрома памяти извлекают на божий свет индийский хит 1993 года "Darr" (в нашем переводе — "Жизнь под страхом"), где примерно с тем же драйвом и в тех же условиях негодяев ликвидировал бравый морской пехотинец Санни Деол.

Стоит ли продолжать? Не стоит. Нехитрый пазл "Кода апокалипсиса" соберет любой, знакомый с кино непонаслышке. Печально то, что перед нами отнюдь не пародия и не дань уважения любимым фильмам, а очередная нелепая операция под кодовым названием "Дичь". Дело даже не в Анастасии Заворотнюк, на которую после премьеры за редким исключением ополчилась вся пресса: ну не вышло из нее Милы Йовович, это правда, но если что и спасет мир, это — красота, с классиком не поспоришь (недаром, рабочее название фильма — "Красивая"). Ведь если всерьез вдуматься в то, что произошло с актрисой, вряд ли найдется хоть один, кто посмеет бросить в нее камень. Анастасия Заворотнюк совершила для Сергея Жигунова (продюсер и любимый мужчина Насти) свой маленький подвиг, сделала то же самое, что в свое время Жанна Моро для Луи Маля и Жульетт Бинош для Леоса Каракса — она жертвовала собой ради любви и искусства. И пускай из "Кода апокалипсиса" не вышло откровения, а образ супервумен Дарьи в своей мизантропической механичности затмевает все, созданное в этом жанре за всю историю кино, девушка старалась, хотя ей было плохо, грустно и тягостно. Взгляните на эпизод, где разведчица преследует Луи Девье, вероломно сбежавшего от нее из гостиничного номера во Флоренции: бедная Настя в роскошном нижнем белье, едва прикрытом распахнутым длинным плащом, выходит из отеля на улицу и за несколько секунд кладет на асфальт "шестерок" своего оппонента. Неестественность этой сцены поражает. Вглядитесь в напряженное лицо героини и на то, каким чужеродным предметом выглядит пистолет в ее вытянутой дрожащей руке. Понятно, что любая женщина будет недовольна, если из ее постели сбежит мужчина, тем более враг, но во взгляде строгой шпионки с лицензией на убийство читается чудовищный ужас происходящего. Кажется, что актриса еле сдерживает крик: "Отпустите меня в Гималаи! Отпустите меня насовсем!" или что-нибудь в этом роде. Не отпустили. Заставили. Выпустили на экран. Теперь пеняйте на себя.

Лучше бы фильм назывался "Кот апокалипсиса" — ей богу, было бы больше смысла. Воображение тут же рисует живописные картины о том, как "красный кот Джульбарс избавит землю от предательских оков" или как "коты плывут по небу облаками, мысли переполнены мурчащими котами" — цитаты куда более сильные, нежели слабые потуги Шмелева замахнуться на опыт заокеанских коллег. Зря потрачен и феноменально гигантский бюджет: отдали бы бедным голодным людям — была бы хоть какая-то польза. И если можно из всего этого сделать какой-нибудь вывод, то он будет предельно прост. Запомните этот момент. В погоне за "голливудским счастьем" отечественные кинематографисты, наконец, овладели безупречным мастерством создавать фильмы, практически неотличимые от западного кино категории "Б". Еще лет двадцать и до категории "А" доберутся. Главное — верить.

Cообщество
«Салон»
7 февраля 2024
Cообщество
«Салон»
4 февраля 2024
Cообщество
«Салон»
1.0x