Сообщество «Круг чтения» 00:00 4 декабря 2020

«Я песней, как ветром, наполню страну»

к 120-летию со дня рождения поэта Александра Прокофьева

К концу жизни он стал почти карикатурной фигурой, над которой подсмеивались. Вместе с тем, он превратился в большого писательского чиновника со всеми соответствующими рычагами влияния. В свои поздние годы он полностью соответствовал типажу секретарей райкомов и даже внешне своей тучной фигурой напоминал Никиту Хрущева.

Шутили над ним его коллеги по цеху часто. Так, на встрече советских писателей с Хрущёвым поэт Смирнов сказал: «Вы знаете, Никита Сергеевич, мы были сейчас в Италии, многие принимали Прокофьева Александра Андреевича за Вас».
Посмотрел Хрущёв на эту карикатуру, нахмурился и отошёл, ничего не сказав. Чем не анекдот?

Есть еще вот такое воспоминание Елены Игнатовой о позднем Прокофьеве-чиновнике:

«Второй раз я увидела Прокофьева в роковой для него момент: впервые за много лет его «прокатили» на выборах в председатели ленинградского отделения СП. Мы случайно оказались тогда в ресторане Дома писателя и смирно пили кофе среди общей суеты и возбуждения. Отчего-то всякий триумф, даже безудержное ликование победившего добра (а тогда казалось, что это именно так) вызывает в моей душе чувство отстраненности и грусти. Моложавые «шестидесятники» в демократических бородах и свитерах громко праздновали, и облака табачного дыма над их столами были как дым костров над станом победителей. Свергнутые идолы бродили тут же: коротконогие старики со свирепыми и растерянными лицами кирпичного цвета – от пьянства и подскочившего давления. Прокофьев сидел один, к нему никто не подсаживался, хотя в зале ресторана была теснота. Перед ним стоял графин водки, и он уже успел изрядно выпить, когда к столу протерся Толик, но не сел, а приклонясь и приобняв патрона, что-то тихо наговаривал. Вдруг тот поднял физиономию – и плюнул Толику в лицо: «Сволочь... Все ты!» Толик мгновенно выхватил из кармана платок и вытер – сначала губы Прокофьева, потом промокнул себя. Я навсегда запомнила этот жест и старого поэта, похожего на злого поросенка».



Я думаю, что не нужно представлять Александра Андреевича только с положительной или только с отрицательной стороны. Он был многогранным и неоднозначным человеком. Вообще, если мне нравится стихотворение, то для меня совсем не обязательно знать подробности жизни его автора. Но, конечно, большинство из нас очень любят, когда биография автора и его творчество дополняют друг друга. Такой интересный симбиоз высокой поэзии и трудной судьбы.

Прокофьев, действительно, был чиновником и занимал пост ответственного секретаря Ленинградского отделения Союза Писателей. В то время это была очень высокая и ответственная должность. Помимо различных внутренних интриг, Прокофьеву приходилось вещать с трибун, произнося различные идеологические речи, что вряд ли сейчас оценили бы потомки. Но это многим тогда приходилось делать, даже вашим любимым писателям той эпохи.

Только представьте, какой груз приходилось нести Александру Андреевичу. Одно только дело Ахматовой и Зощенко чего стоит... К «делу Бродского» он тоже приложил руку, хотя вполне мог бы и отстраниться. У него не было "рычагов" для того, чтобы защитить молодого поэта, но он мог бы просто не участвовать в этом деле, что никак не повлияло бы на его исход. Однако Александр Андреевич предпочёл оказать помощь процессу в негативном для Бродского ключе. Говорят, что виной всему стала эпиграмма на Прокофьева, авторство которой приписывалось Иосифу Бродскому (потом выяснилось, что не он её написал). От эпиграммы мэтр просто пришел в ярость, и его отношение к делу Иосифа Александровича сформировалось окончательно.

Возможно, Прокофьеву хотелось всеми средствами сделать государственную карьеру, поэтому получив однажды шанс для карьерного роста, он уже не смог отказаться от соблазна занимать весомый пост во власти. А может быть, он искал в своем высоком статусе защиту для себя? Ведь многих писателей, с которыми он когда-то вместе начинал литературную деятельность, расстреляли или отправили в лагеря. Каждый из нас вырабатывает свои механизмы защиты. К сожалению, в конце жизненного пути поэт в Прокофьеве ушел куда-то на второй план. Но я думаю, что не стоит помнить только одну часть биографии "северного самородка".

На самом деле, за своей бюрократической внешностью Александр Прокофьев скрывал далеко не простую судьбу, и событий, выпавших на его долю, хватило бы на несколько человеческих жизней. Посмотрите на одну из его ранних фотографий: стальной взгляд, суровый и хмурый. Его глаза впиваются в вас, о таких можно сказать, что они много видели в жизни. С фотографии на нас смотрит совсем молодой парень, который слишком рано повзрослел, как и многие его ровесники. Чего они только не видели в годы гражданской войны или во время службы в ВЧК-ОГПУ. Впрочем, об этом известно только самому Александру Андреевичу. О чём-то из событий его юности можно узнать из его стихов, например, есть стихотворение о гражданской войне «Разговор по душам»: Земля - по моря в окопах, на небе - ни огонька. /У нас выпадали зубы с полуторного пайка. /Везде по земле железной железная шла страда... /Ты в гроб пойдешь - не увидишь, что видели мы тогда.

Александр Андреевич Прокофьев родился 19 ноября (2 декабря) 1900 года в снле Кобона Петербургской губернии в семье ладожского крестьянина-рыбака. Будущий поэт появился на свет в самом начале двадцатого века, когда Российская Империя еще казалась вечной, а дворянские балы и усадьбы постепенно становились прошлым, ветшали и покрывались "пылью истории". Это было время великих потрясений для нашей страны и для всего мира.

Поколение Прокофьева росло на фоне Первой мировой войны и двух революций. Вступив во взрослую жизнь, оно приняло участие в гражданской войне, страшной и безжалостной. Представители именно этого поколения активно строили новое государство на руинах царской России, они были его "топливом", сжигающим себя, чтобы эта огромная государственная конструкция продолжала свой путь. Отсюда в стихах Прокофьева появляются его "матросы", коммунистический пафос и "красные командиры". Они естественны для него, поскольку автор находится среди них, воюет плечом к плечу с ними. Это не пафос или стремление угодить литературному начальству, это - его жизнь. И автор сам верит в идеалы, о которых пишет.

Что знал Александр Прокофьев о дворянах, усадьбах и балах? Какое ему было дело до этой параллельной вселенной? Его окружало необъятное Ладожское озеро, то тяжелое и серое, то ярко-синее и глубокое, как будто нарисованное художником-самородком из глубинки - таким же сыном крестьянина-рыбака, как и сам ладожский поэт.

Он писал в одном из своих стихотворений о ладожанах, о том, что в их семьях «из люлек вставали уже рыболовы». Ладогой пронизана вся его жизнь. Прокофьев стал её певцом, бытописателем, взяв с собой в советскую поэзию односельчан, волны, бьющиеся о берег, северный пейзаж, оживший в его стихах. Его поэзия словно вышла из фольклора, но выйдя, сама стала его частью, естественным продолжением. Молодой Прокофьев расплескивает свою поэзию ладожской волной, как гармонист разносит свою музыку по округе. Его ранние стихи звучат, дышат, наполнены жизнью и эмоциями: И я говорю ей: «В нарядной стране/Серебряной мойвой ты кажешься мне. / Направо взгляни и налево взгляни, / В зеленых кафтанах выходят лини. / Ты видишь линя, иль не видишь линя? / Ты любишь меня, иль не любишь меня?».

Или вот, еще одно сильное стихотворение «Товарищ» («Я песней, как ветром, наполню страну…»): …А песня взлетела, и голос окреп. /Мы старую дружбу ломаем, как хлеб! /И ветер - лавиной, и песня - лавиной... /Тебе - половина, и мне - половина! /Луна словно репа, а звезды - фасоль.../Спасибо, мамаша, за хлеб и за соль!..
Что же касается его «советских» стихов, с красными матросами, пропагандой и агитацией, то не всё так просто. Это не заказ автора у самого себя, а его взгляды, его идеология и вера. Прочитайте стихотворение «Мы» или другие из раннего, вряд ли они написаны только для соблюдения линии партии. Он так чувствует, автор воевал за эти идеалы не только словом, но и делом: …Но нам, ребята, не к лицу благословенный край... /Я сам отправил четверых прямой дорогой в рай. /Тут арифметика проста - гудит свинцовый рык. /Четыре порции свинца - в обрез на четверых…

Такие стихи как «Развернись, гармоника…», «Чок-чок, каблучок…», ««Третья песня о Ладоге», «Не боюсь, что даль затмилась…» и многие другие ранние произведения вполне достойны того, чтобы войти в золотой фонд советской поэзии конца двадцатых и начала тридцатых годов.

В 2020 году большинство ранних сильных стихов Александра Прокофьева забыто. Поздняя патриотическая лирика и его деятельность, как советского чиновника, вышли на первый план и оттеснили ранний поэтический талант перед новыми поколениями читателей. Но на малой родине поэта его помнят. В преддверии юбилея школьники Кировского района провели акцию, в рамках которой записывали видео с чтением его стихов. Библиотеки района провели в интернете Всероссийскую сетевую акцию "Александр Прокофьев "Настроим сердце на стихи...". В акции приняли участие жители различных регионов России. В Кобоне, в восстановленном здании школы, где учился Прокофьев, работает музей. В Ленинградской области вручается губернаторская литературная премия имени поэта. Несмотря на все сложности и неоднозначности своей биографии, Александр Андреевич Прокофьев был и остается для нас главным поэтическим голосом Ладоги.

Денис Балин

Cообщество
«Круг чтения»
21 июля 2024
Cообщество
«Круг чтения»
7 июля 2024
Cообщество
«Круг чтения»
1.0x