Сообщество «Переводы» 00:37 22 февраля 2022

Три сценария войны и необандеровское подполье

возможная война на Украине глазами американских аналитиков
2

Американские аналитики прорабатывают разные решения развития возможного военного конфликта на Украине. В сконцентрированном виде они обозначены в статье Александра Виндмана и Доменика Круз Бустиллоса "На следующий день после русской атаки" в Foreign Affairs (21.01.2022).

Сценарии войны

«Если предположить, что дипломатия потерпит неудачу, возможны три сценария. Какой из них воплотится в жизнь, во многом зависит от того, как Россия решит, что она может наилучшим образом достичь своих конечных целей: нанести ущерб украинскому военному потенциалу, посеять беспорядки в украинском правительстве и, в конечном итоге, превратить Украину в несостоявшееся государство. А это положит конец угрозе Украины как непримиримого противника и все более серьезной угрозы безопасности...

Первый сценарий предполагает принудительное дипломатическое разрешение нынешнего кризиса. Россия может официально признать или аннексировать оккупированный Донбасс на востоке Украины. В Государственной Думе России подготовлен соответствующий законопроект, который признает государства на Донбассе аналогично тому, как Россия признала Абхазию и Южную Осетию, два отколовшихся региона в Грузии (21.02.2022 Президент России В.В. Путин подписал указы о признании ДНР и ЛНР – авт.). Это позволило бы Кремлю избежать дальнейшей военной эскалации, но при этом одержать «победу». Российское руководство может также надеяться спровоцировать Украину на просчет, подобный тому, который в 2008 году сделал президент Грузии Михаил Саакашвили, решивший сражаться с поддерживаемыми Россией руководством в Абхазии и Южной Осетии.

Однако сами по себе такие шаги не принесут России выгоды; они лишь еще больше закрепят статус-кво. Если Путин выберет этот курс, то Соединенные Штаты и НАТО все еще могут ответить дополнительным развертыванием сил вдоль восточного фланга НАТО, что приведет к дилемме безопасности, которой Кремль хочет избежать.

Второй сценарий предполагает ограниченное российское наступление с ограниченной авиацией для захвата дополнительных территорий на востоке Украины и в Донбассе, возможно, в качестве расширения признания или полной аннексии. В этом сценарии Россия захватит Мариуполь, крупный украинский порт на Азовском море, а также Харьков, крупный город, имеющий символическое значение для Украины. Россия могла бы также предпринять более амбициозную, расширенную версию этого наступления, образуя «клещи» с востока и юга с помощью сухопутных, воздушных и морских сил. С юга Россия могла бы установить «сухопутный мост», соединяющий Крым с материковой частью России. Он также может начать десантную операцию по захвату Одессы, самого важного порта Украины, а затем продвинуться к российским силам, уже дислоцированным в Приднестровье.

Крупный военный конфликт в Украине был бы для нее катастрофой.

Такой шаг лишит Украину жизненно важных экономических портов на ее южном побережье, лишит Украину выхода к морю и решит давние логистические проблемы России с поставками, включая воду, в Крым. Это будет грандиозная операция, для которой потребуются все силы, которые Россия собрала в Крыму, а также вдоль восточных и северных границ Украины. Это также потребует захвата и удержания оспариваемой территории. В этом сценарии Россия будет вынуждена предпринять дорогостоящие усилия по оккупации крупных украинских городов, подвергая свои силы сложной городской войне, затяжной военной кампании и дорогостоящему мятежу. Более того, захват и удержание территории для длительной оккупации ослабил бы Украину, но не привел бы к несостоятельности государства.

Следовательно, третий и наиболее вероятный исход — это полномасштабное наступление русских с применением сухопутных, воздушных и морских сил на всех направлениях. В этом сценарии Россия как можно быстрее установит превосходство в воздухе и на море. Затем некоторые российские сухопутные силы будут продвигаться к Харькову и Сумам на северо-востоке, а другие, которые сейчас базируются в Крыму и Донбассе, будут продвигаться с юга и востока соответственно. Между тем, российские силы в Беларуси могут напрямую угрожать Киеву, тем самым сковав украинские силы, которые в противном случае могли бы двинуться на усиление с востока и юга. Эти силы могут также наступать на Киев, чтобы ускорить капитуляцию украинского правительства.

При таком сценарии долгосрочная оккупация маловероятна. Штурм и усмирение крупных городов повлекут за собой такой уровень боевых действий в городах и дополнительные потери, которых российские военные, вероятно, хотят избежать. Российские силы с большей вероятностью захватят и удержат территорию для установления и защиты линий снабжения, а затем отступят после достижения благоприятного дипломатического урегулирования или нанесения достаточный урон. Тогда Украине и Западу придется собирать осколки.

Эта операция будет сосредоточена на карательных ударах по украинскому правительству, вооруженным силам, объектам критической инфраструктуры и местам, важным для национальной идентичности и морального духа украинцев.

Россия будет нацеливать свои бомбы, ракеты, артиллерию, крылатые ракеты и баллистические ракеты малой дальности на такие цели, как президентский дворец, административные здания президента, Верховная Рада (законодательный орган Украины), Министерство внутренних дел, Министерство обороны, штаб-квартира Службы безопасности Украины и Майдан Независимости, а также другие известные директивные органы и достопримечательности.

Кибератаки поразят критически важную инфраструктуру, такую ​​как энергосистема Украины, что может еще больше парализовать украинское государство. Россия также отдаст приоритет уничтожению украинских производителей оружия. Ликвидировав способность Украины разрабатывать и производить крылатые ракеты «Нептун», ракетные комплексы «Сапсан» и баллистические ракеты малой дальности «Грим-2», Россия может в ближайшем будущем устранить возможную угрозу обычного сдерживания со стороны Украины.

Сухопутное и морское наступление будет направлено на окружение и уничтожение вооруженных сил Украины, удержание только необходимой критической местности и использование авиации и огневой мощи дальнего действия для достижения военных и политических целей России. Эти удары приведут к тысячам жертв и спровоцируют гуманитарную катастрофу, вызовут хаос в гражданской и военной иерархии и, возможно, обезглавят украинское руководство.

Если все пойдет по плану России, атаки нанесут ущерб украинскому правительству, военной и экономической инфраструктуре — все это важные шаги на пути к превращению Украины в несостоявшееся государство».

Помощь США Украине на военном фронте

Названные американские аналитики считают, что «Соединенные Штаты могут помочь правительству Украины реагировать на российские операции, обмениваясь стратегическими, оперативными и даже тактическими разведданными в режиме реального времени. Соединенным Штатам также следует последовать примеру Соединенного Королевства и направить воздушные перевозки со смертоносной помощью перед наступлением России. Вашингтон должен предоставить Украине стрелковое оружие, боеприпасы, оборудование и большое количество переносных зенитно-ракетных комплексов, а также более совершенные системы, в том числе зенитные ракеты Patriot и противокорабельные ракеты Harpoon. Критики такого подхода могут возразить, что поставка этих систем даст Кремлю предлог для превентивного наступления. Но если российская военная операция уже данность, больше не будет причин бездействовать.

Хотя эти более совершенные системы не будут доставлены вовремя, чтобы обеспечить надлежащее обучение и интеграцию для достижения полной эксплуатационной готовности, некоторые из систем все же могут быть развернуты с начальной эксплуатационной готовностью. Они не изменят баланс военной мощи между Украиной и Россией, но наложат дополнительные расходы на российских оккупантов и будут способствовать сдерживанию в сочетании с другими действиями.

Соединенным Штатам также следует продолжать ускорять процесс утверждения поставок оружия американского производства Украине, как это недавно было сделано в отношении Эстонии, Латвии и Литвы. Кроме того, в маловероятном случае продолжительной оккупации и мятежа администрация Байдена должна поддержать украинских повстанцев» (это направление ниже мы рассмотрим более подробно – авт.).

Вашингтону также следует развернуть дополнительные силы и военную технику, чтобы успокоить и помочь своим европейским союзникам. Воспоминания о советском и российском господстве остаются свежими в странах на восточном фланге НАТО, и они не будут сидеть сложа руки.

Соединенные Штаты должны заверить их в том, что они их поддерживают, как это гарантирует статья 5 Устава НАТО. В противном случае, в ответ на предполагаемую экзистенциальную угрозу, они могут бросить военную и гуманитарную помощь к своим границам вопреки возражениям Вашингтона и западноевропейских правительств. Это, безусловно, повысит риск расширенного пожара. Как минимум, такие страны, как Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния и Словакия, вероятно, усилят свою собственную оборону, обращаясь к Соединенным Штатам с просьбой расширить свои миссии расширенного передового присутствия, многонациональные, боевые группы размером с батальон, которые НАТО размещает в наиболее уязвимых государствах-членах.

Чтобы еще больше укрепить альянс, Вашингтону следует рассмотреть вопрос о повышении возможности членства Финляндии и Швеции в НАТО.

В качестве последнего шага Соединенные Штаты и их европейские союзники и партнеры совместно с международными гуманитарными организациями должны создать гуманитарные коридоры с ресурсами и персоналом для защиты беженцев...

... Украина и Россия вряд ли существенно изменят свои нынешние подходы к ситуации. У Вашингтона нет желания применять жёсткую силу для сдерживания России, и он не отступит от принципов и ценностей, которые поддерживал на протяжении десятилетий.

На Украине положение президента Владимира Зеленского уже ненадежно, учитывая его снижающиеся рейтинги одобрения, его неспособность реализовать двусторонний план по деэскалации с Россией, посредственную веру в его способность руководить во время войны, его сосредоточенность на судебном преследовании бывшего президента Петра Порошенко по подозрению в государственной измене, бурлящем споре с олигархом Ринатом Ахметовым и преуменьшении им нынешней российской угрозы. Для Зеленского капитуляция перед Россией была бы равносильна политическому самоубийству. И даже если бы Вашингтон или Киев изменили свою позицию, все равно нет гарантии, что Москва будет удовлетворена и пойдет на деэскалацию.

В момент начала войны геополитический ландшафт станет значительно более сложным для национальной безопасности США. Вашингтону следует предполагать худшее и планировать соответственно, используя все элементы своей власти для защиты интересов США.

Администрация Байдена должна поддерживать тонкий баланс: избегать военной конфронтации с Россией один на один и одновременно наказывать Россию за создание этой суровой новой реальности».

Как американские спецы обучают новое бандеровское подполье

Американские стратеги и аналитики надеются, что националистические военизированные группы Украины после атаки России поведут себя как бандеровское подполье после 1945 года, или, что еще предпочтительнее, как Талибан*–2021.

Брайан С. Пети — полковник американской армии в отставке, лектор в Объединенном университете специальных операций США в своей статье на сайте Техасского национального обозрения безопасности War on rocks «Может ли украинское сопротивление сокрушить победу России?» (18.02.2022) пишет следующее:

«Планы страны, столкнувшейся с вторжением более крупного врага, основаны на хрупкой надежде: как только традиционная оборона страны будет побеждена, возникнет заранее спланированное гражданское сопротивление, которое бросит вызов захватчикам-оккупантам.

Партизанская война будет сопряжена с издержками для оккупантов, помешает противнику консолидировать завоевания и создаст время и пространство, необходимые для получения внешней поддержки для освобождения.

Если Россия начнет новое вторжение, Украина наверняка попытается вернуться к такой стратегии. Планы Киева по сопротивлению, тщательно и громко срежиссированные , являются ключевой частью его надежд на сдерживание России. Тем не менее остаются вопросы относительно расчетов Украины на ведение партизанской войны. Если Россия вторгнется, будут ли украинские партизаны сражаться, выживать и менять стратегические результаты? Соответствует ли угроза гражданского сопротивления во всей глубине и широте Украины своему обещанию?»

«Как бывший офицер спецназа армии США, - пишет Брайн, - я провел некоторое время, создавая сопротивление или сражаясь с ним. От имени Объединенного университета специальных операций я совсем недавно работал со странами, чтобы помочь разработать стратегии сопротивления в рамках их общих планов обороны. По моему опыту, спонсируемые государством движения сопротивления не поддаются простой категоризации. Существует несколько стандартных шаблонов, потому что планы сопротивления разрабатываются с учетом политической воли, географических ограничений, структур союзов и социальной динамики данного национального государства. Также трудно предсказать поведение граждан, сопротивляющихся вторжению и оккупации. Хотя я не могу предсказать, что произойдет, я могу предложить схему, позволяющую лучше понять роль планов гражданского сопротивления Украины в сопротивлении российскому вторжению.

1. Выглядеть устрашающе

Гражданин, входящий в сопротивление должен показать достаточно своих возможностей, чтобы его боялись. Эта истина пригодится в горах рядом с моим домом. Когда я вижу медведя во время похода, я спокойно поднимаю руки и обнимаю любого, кто со мной рядом, чтобы он выглядел как гигантская угроза с множеством конечностей. Медведь испытывает достаточно сомнений, чтобы остановиться и двигаться дальше в поисках более легкой добычи. Сопротивление, используемое в качестве сдерживающего фактора, имеет аналогичный эффект. Когда государство угрожает сразиться с превосходящей силой, оно должно проявить достаточно широты и широты, чтобы заставить захватчика остановиться. У Украины есть реальная угроза в этом отношении. С его семилетней историей гражданских ополченцев, квазиофициальных доверенных лиц и официальных формирований сопротивления нет никаких сомнений в том, что силы вторжения будут встречены бесстрашными нерегулярными формированиями.

Украина имеет структуру Сил территориальной обороны состоит из более чем 150 батальонов, географически закрепленных за всей территорией Украины. Эти подразделения не являются одинаково функциональными, и они не полностью укомплектованы и оснащены. Тем не менее, они предоставляют локализованное агентство для организации безопасности и сопротивления инфраструктуры. Украина открыто рекламирует свое движение сопротивления как один из многих сигналов, направленных на сдерживание вторжения.

Отряды украинского сопротивления формировались органично и спонтанно в 2014 году, часто финансировались олигархами из частного сектора, а не государством. С тех пор Украина отрегулировала или включила многие из этих группировок в структуру своих оборонных планов .

Недавний опрос показал, что 24 процента украинцев планируют оказать вооруженное сопротивление в случае нападения. Украинские вооруженные силы в настоящее время уступают по численности и сталкиваются с потенциальными силами вторжения с севера (Беларусь), востока (Россия) и юга (Крым, Черное море, Приднестровье). Если такой охват произойдет, силы сопротивления должны будут сражаться там и тогда, когда украинские регулярные войска не могут этого сделать. Видимый украинский план ведения партизанской войны в сочетании с другими мерами сдерживания направлен на сдерживание нового российского наступления.

2. Правовая база

Украина приняла новаторский закон «Об основах национального сопротивления» в июле 2021 года. Закон создает правовую основу для включения, организации и руководства гражданским сопротивлением, а также конкретизирует роль нерегулярных формирований, ополченцев , и другие акции сопротивления граждан. Поскольку украинское правительство понимает, что не всякое сопротивление является продуктивным сопротивлением, закон устанавливает правовые границы, с помощью которых государство может контролировать, сдерживать или блокировать контрпродуктивное сопротивление.

Призрак того, что в момент хаоса все граждане берутся за оружие, для Украины столь же кошмарен, как и для России. Такой хаос мог бы принести пользу России, как это произошло в феврале 2014 года, когда Россия отобрала Крым молниеносным ударом творческого государственного управления. Ускоряющим событием для захвата Крыма Россией стал украинский политический кризис, который привел к массовым антиправительственным протестам и гражданским беспорядкам.

В условиях разворачивающегося сегодня кризиса Украина опасается незаконных пространств, в которых процветает российская гибридная тактика. Украина стремится избежать массовых социальных потрясений, даже если такой хаос напрямую угрожает вторжению русских.

3. Радикальное включение

Сила движений сопротивления заключается в их способности масштабировать оппозицию, ставя перед квалифицированными, но перегруженными задачами оккупационными силами многочисленные дилеммы. Движения сопротивления по определению недостаточно вооружены и проиграют в обычном бою. Украинские планировщики знают, что российские регулярные силы могут и будут захватывать местность, если им будет приказано это сделать. Кроме того, российские тактические боевые группы не уступят территорию украинским регулярным войскам, тем более гражданину-фермеру, защищающему свою землю с охотничьим ружьем. Широкое использование гражданского сопротивления, усиленное социальными сетями, представляет собой вызов силам вторжения, которые будут сосредоточены на победе в кинетических битвах.

В своей книге 2011 года «Почему гражданское сопротивление работает: стратегическая логика ненасильственного конфликта» Эрика Ченоуэт и Мария Дж. Стефан приводят доказательства того, что ненасильственные движения, мобилизующие граждан в широких масштабах, повышают показатели успешного освобождения. Одним из преимуществ ненасильственных движений сопротивления является то, что входные барьеры сравнительно низки. В то время как для отбора и обучения квалифицированных специальных операторов требуются годы, гражданское сопротивление имеет преимущество участия в том, что квалификационные требования отсутствуют. Для Украины с ее огромным населением размер имеет значение. Если Украина сможет оказать масштабное сопротивление, России будет трудно ее сдерживать, как прыгать на наполненном воздухом парашюте.

Ожидайте, что Украина будет применять насильственное сопротивление и гражданское сопротивление в тандеме. Хотя почти невозможно предсказать, как гражданское сопротивление может выглядеть перед лицом российского вторжения с применением обычных вооружений, вполне вероятно, что у украинских официальных лиц есть некоторые заранее спланированные идеи относительно его применения. В качестве тактики гражданское сопротивление ставит перед силами безопасности — в данном случае русскими или пророссийскими группами — сложный выбор, который должен подавить или остановить ненасильственные действия. Чрезмерное применение насилия для подавления гражданского сопротивления является стратегической ошибкой в ​​ожидании.

4. Скрытая летальность

Сила широкомасштабных актов сопротивления, ориентированных на граждан, с высоким участием, лучше всего сочетается с их противоположностью: скрытым, высококвалифицированным меньшинством. Украина имеет правильно подобранные, разумно оснащенные и хорошо подготовленные силы специального назначения.

Один хорошо подготовленный диверсант может нанести ущерб наступлению более крупной и превосходящей силы вторжения. Хотя снайперы, диверсанты, хактивисты, городские партизаны и специалисты по сносу зданий сами по себе не играют решающей роли, они представляют собой дорогостоящие узлы распределенной сети. Если все сделано правильно, эти узлы вносят грязь и песок в шестерни превосходной военной машины.

Украина уже имеет семилетний опыт ведения разочаровывающей и статичной перестрелки. За эти годы они вложили средства в гибкие силы в стиле специальных операций, которые предназначены для того, чтобы избегать фиксированных позиций и лобовых атак. Вместо этого они атакуют швы, бреши и заставляют вражеские силы платить высокую цену.

Соединенные Штаты и некоторые союзники по НАТО помогали украинским спецоперациям повышать квалификацию в решении этих сложных и опасных задач. Масштабные комплексы вооружений, такие как противотанковые ракеты Javelin , запускаемые с плеча, усугубляют эту обученную угрозу. Украина обладает заметно лучшим потенциалом низкой плотности и высокой отдачи, чем в 2014 году. В случае вторжения у нее будет сильная политическая воля, чтобы использовать ее.

5. Управление коллаборационистами

В случае дальнейшего вторжения России можно ожидать, что небольшое меньшинство украинцев будет сотрудничать с оккупационными силами. Как Украина должна управлять такими коллаборационистами? Сделать это, соблюдая верховенство права и законы вооруженных конфликтов, будет непросто. Соавторы избегают обнаружения, прячась на виду. Как? Сегодняшний законопослушный гражданин - завтра коллаборационист. Активное и пассивное сотрудничество остается одной из самых сложных движущих сил для обнаружения, картирования и устранения.

Часть российской стратегии состоит в том, чтобы вдохновлять, поощрять и поддерживать сочувствующих в целевых регионах. Например, в недавнем отчете разведки Соединенного Королевства утверждается, что Россия пытается установить в Киеве пророссийский режим. Будь то вмешательство сверху вниз или снизу вверх, Москва обычно вынашивает такие варианты и ждет возможности. Мы можем обратиться к прошлым российским военным вторжениям в Чечню (1999 г.), Грузию (2008 г.) и Украину (2014 г.) , чтобы понять эту уловку.

Кремль предпочитает владеть иностранным правительством и управлять им, а не завоевывать и удерживать его...

... Привлечение вооруженных сил обходится финансово и политически дорого, а борьба с доморощенными повстанцами в течение длительного периода — плохой результат, которого Путин, вероятно, хочет избежать. Подстрекательство местных коллаборационистов является более привлекательной альтернативой прямому военному вмешательству.

Хотя мы не знаем, как Украина планирует бороться с потенциальными коллаборационистами, история предлагает руководство. Политика противодействия сотрудничеству обычно осуществляется через официальные государственные институты, такие как правоохранительные органы и силы безопасности. Тем не менее, есть много прошлых примеров, когда граждане-линчеватели брали дело в свои руки.

Такая гражданская война «эквивалентности зла» имела место на Балканах в начале 1990-х годов. Когда в 1991 году Югославия начала распадаться, цивилизованность на деревенском уровне быстро рухнула. Местное, жестокое и геноцидное насилие быстро достигло уровня, который трудно было представить для ранее мирных районов.

Как капитан спецназа автор этих строк отсидел две командировки на Балканах среди развалин деревень, безымянных минных полей и окончательно перемещенных лиц. Большая часть этого насилия была инициирована гражданскими убийствами, оправдываемыми тонким объяснением «стреляй или будь застрелен». В Украине в 2014 г. подобная локальная динамика была восприимчива к зажженной искре. Поведение пророссийских группировок внутри Украины трудно предсказать. Хотя и не безотказно, но имеет значение тот факт, что у Украины есть недавний опыт подавления или сдерживания «войны между людьми», когда гноятся коллаборационисты.

6. Последнее убежище

Последняя линия повествования о тотальной обороне малой нации представляет собой освобождение от оккупантов. Тем не менее, есть удивительно мало исторических случаев сопротивления, которые сами по себе побеждают более сильного оккупанта. Как правило, требуется внешняя поддержка, чтобы склонить чашу весов в пользу сопротивления. Например, у Франции в начале 1940-х годов были Британия и Америка. У Северной Кореи был Китай в 1950-х, у иракских ополченцев был Иран в 2000-х, у афганских моджахедов были Соединенные Штаты в 1980-х, а у Талибана* был Пакистан в 2000-х.

У Украины, однако, нет партнёра, явно приверженного постоккупационному сопротивлению. Спешка успокаивающей дипломатии, пакеты военной техники и государственно-частные санкции, без сомнения, являются хорошей внешней поддержкой. Однако до сих пор неясно, будет ли поддержано гражданское сопротивление Украины, когда состоится перекличка «коалиции желающих».

Комментарий

Вот такие американские спецы готовят «граждан – линчевателей», из числа необандеровцев. А этих боевиков сейчас на Украине немало.

Особой жестокостью отличаются территориальные, карательные батальоны Нацгвардии «Азов», «Донбасс», «Айдар», «Шахтерск» и др., которые полностью или преимущественно состоит из людей, имеющих судимости, националистов и «правосеков»*. А так же добровольцев из стран Прибалтики, Грузии и наёмников ЧВК. По характеру действий, занимают чрезвычайно жестокую позицию по отношению к населению ДНР и ЛНР. Устав и правовые нормы ВВ МВД Украины новыми батальонами игнорируются, их обучают применять методы ведения боевых и карательных действий по методичкам СС, УПА* и других фашистских и ультранационалистических организаций времен Второй Мировой Войны.

Структуры всех военизированных необандеровских формирований полностью поддерживаются, лоббируются и финансируются МВД Украины, СБУ и администрацией президента. Губернаторы создали условия, предоставили офисы и базы для развития в регионах филиалов и очагов этих фактически нацистских структур.

90 % от всех русофобских акций запугивания и террора организовывают и осуществляют одни и те же лидеры. Штаб Нацкорпуса "Азов" - они же негласные лидеры "С14", "Сокола", "Зирки" и еще десятка разных организаций.

«Шестёрками» набирают молодняк и футбольных фанатов. По всей стране есть их филиалы. В каждом городе свои лидеры из среды прикормленных фанатов и "АТОшников". И, буквально, "по звонку" из МВД и СБУ они несутся разгонять митинги, калечить, убивать и т. д.

В начале 2022 года на Волыни создана некая «Гiдншсть нацii» («Достоинство нации»). Организаторы группировки называют ее «закрытой партизанской сетью». Она насчитывает тысячу человек и имеет подразделения в 13 областях Украины. В Facebook размещено объявление о том, что набор новичков в «партизанскую сеть» продолжается. Новобранцев учат «выявлять антигосударственные силы» и «бороться с российскими спецслужбами» на Украине. Готовят молодое пополнение более опытные бойцы, засветившиеся в конфликте на Донбассе. В начале февраля 2022 года под инструктаж побывавших в Донбассе националистов из батальона "Айдар" члены этого нового объединения с оружием в руках провели учения по боевой подготовке.

5 февраля 2022 года на националистическом форуме "Бандеровские чтения" в Киеве лидер печально известного движения "С14" Евгений Карась сказал, что им сейчас дали столько оружия, потому что они "единственные, кто готов выполнять задачи Запада", потому что им "прикольно убивать и прикольно воевать".

Численность боевиков – необандеровцев немалая. По разным оценкам – от 40 до 100 тысяч. Причем, от пяти до десяти тысяч из них – хорошо обученные западными инструкторами диверсанты. Они готовы совершать диверсии как на территории ДНР И ЛНР, так на территории России.

21 февраля 2022 года СВР России сообщила, что спецслужбы западных государств в срочном порядке вербует наемников–боевиков из лиц, имеющих боевой опыт, для отправки в зону конфликта на Украину.

Борьба с необандеровским подпольем – один из самых сложнейших и затяжных элементов возможных военных действий и спецопераций российской армии и спецслужб.

*организации, запрещённые в РФ

Комментарии Написать свой комментарий
22 февраля 2022 в 12:31

В первую очередь необходимо этим актом показать все положительные стороны для живущего там населения. Необходимо наладить спокойную и качественную жизнь Донбасса. Пропагандировать достигаемые успехи, а они будут, там народ работящий, придется немного потратиться, но это вернется сторицей. Ввести жесточайшие санкции против бандеро-фашистского режима на Украине, трубу газовую через Украину в 24 году заглушить кукурудзяным початком, агитировать народ областей Украины к самоопределению. Пропаганда и агитация, агитация и пропаганда. Надо вернуть Украину к мирной жизни МИРОМ.

7 марта 2022 в 12:54

Вспомнился анекдот советского времени про разницу отношения к соседу американца и совка
Так получается,что совки в российском правительстве не перевелись и как навредить соседу только планы и строят...Правда,не смешно

1.0x