Авторский блог Константин Кант 13:01 24 марта 2023

Тактическая медицина в наукограде

в Дубне прошёл семинар по тактической медицине для волонтёров

- Сейчас мы с вами рассматриваем способы самопомощи и самоэвакуации с поля боя! - Инструктор по имени Денис сделал два шага вбок по глубокому снегу, держа свои руки за спиной.

- Гранатааа! – неожиданно крикнул он и швырнул учебную гранату.

- Граната! – Продублировали его команду участники семинара по тактической медицине, падая в снег.

Раздался хлопок учебной гранаты.

- У всех ранена правая нога! – подхватил я эстафету.

Упавшие сделали доклад: «Ранен!»

Потом каждый из участников семинара, лёжа на спине выхватил свой турникет, скрученный в конфигурацию «улитка», и громко крикнув «Ранен, работаю!» принялся накладывать турникет на раненую конечность.

Светило мартовское солнышко. Снег местами был по колено, что делало работу на улице весьма интересной. Лидер группы «Батальон» Полина Васильева пригласила нас в качестве инструкторов в Дубну, провести для всех неравнодушных семинар по первоначальной тактико-медицинской подготовке. Мы долго искали место для того, чтобы можно было ползать вдоволь, а также шуметь учебными гранатами. И помощь пришла неожиданно в лице подполковника внутренней службы Бориса Ильича Кушнира и его коллег, которые предоставили нам возможность позаниматься на территории ОМВД Дубны. Борис Ильич оказался человеком, который очень старается, чтобы сотрудники полиции получали необходимую подготовку. Вообще же, различные динамичные семинары и тренинги, с имитацией критических ситуаций, во-первых, дают повод задуматься над своей экипировкой, а, во-вторых, очень хорошо заставляют мозг работать правильно, когда критическая ситуация наступит. На предоставленной нам площадке было место, где можно было вольготно расположиться на улице и поползать, а также имелось много места в помещении, где мы собирались тренировать некоторые алгоритмы, а также работать с тренажёром.

На семинар пришли ребята, имеющие боевой опыт, а также те, кто в ближайшем будущем хотят этот опыт приобрести. Один человек работал в своём боевом снаряжении, с обвесом, с ММГ оружия. Это было очень приятно: таким образом мы могли обменяться опытом.

Мы завершили отработку алгоритма самопомощи и приступили к процедуре эвакуации с помощью стропы с карабином. Я рассказывал протокол коммуникации при эвакуации товарища, а Денис раздавал стропы. Однако, когда он подошёл к одному из участников семинара, который только что вернулся с боевых действий, оказалось, что у того имеется своя собственная десятиметровая стропа, весьма компактная. Мне было интересно взглянуть на её устройство, и я поразился тому, как грамотно она закомпонована. Боец, в свою очередь посмотрел на мою стропу, которую я для наглядности запихал в подсумок для радиостанции.

- Много места занимает! – сказал он, показывая на торчащую из моего подсумка бухту, - А это место под целых ДВА магазина!

- Да, – констатировал я очевидный факт, - магазинов мало не бывает!

Учащиеся разбились на тройки. Первый изображал раненого, который не может двигаться, второй из тройки давил огнём воображаемого противника, а третий коммуницировал с раненым и работал стропой.

Поскольку количество занимающихся было чётное (восемь человек), мне пришлось занять в тройке место раненого. Процесс пошёл быстро, так как на моём снаряжении был «ус», короткая стропа с карабином, для удобства эвакуации. Одним концом ус крепился к эвакуационной петле моего бронежилета, другой конец располагался в маленьком подсумке так, чтобы его легко было достать как правой, так и левой рукой. При ранении, которое исключало возможность самостоятельно перемещаться, я отцеплял карабин «уса» и готовился принять эвакуационную стропу, после чего пристёгивал карабин стропы к карабину на «усе». Затем меня с помощью стропы тащили по снегу из «красной зоны» в «жёлтую».

Постоянно держать учащихся в тонусе, швыряя учебные гранаты, и заставляя оказывать себе самопомощь турникетом, нас с Денисом научил наш инструктор Дмитрий Суслов в РУСе, на курсе «Боец-спасатель».

Когда «раненого» вытащили в «жёлтую зону», Денис опять произвёл запуливание в снег гранаты.

- Граната! – орали все, падая на снег.

- У всех ранена левая нога! – командовал Денис.

- Ранен, работаю! – и лежащие на снегу накладывали себе на ногу турникет.

Над сугробом, где лежал один из участников семинара появляется поднятая рука: «Готов!»

Мы с Денисом, проваливаясь по пояс в рыхлый снег, щурясь от яркого солнца, подходим к тому, кто поднял руку и проверяем корректность наложения турникета: между лентой и одеждой не должен пролезать указательный палец. Все наложили турникет быстро и корректно.

После того как все тройки провели эвакуацию пострадавшего с помощью стропы, Денис рассказал фронтовые лайфхаки при эвакуации:

- Не только освободить раненого от оружия, чтобы он не пострелял своих, а также выключить его радиостанцию, или забрать её, чтобы неожиданным нажатием на тангенту, раненый не «подвесил» своему подразделению связь. Когда тангента случайно зажата на одной из радиостанций, - радиообмен вести невозможно.

За два часа под весенним солнцем мы вдоволь наползались по снегу. Покончив с буквой «S» (безопасность), алгоритма «S-MARCH», мы перешли в тир МВД, для продолжения занятий. В тире мы рассматривали быстрый осмотр раненого в «жёлтой зоне».

- Мы теперь в так называемой «жёлтой зоне», - продолжал Денис, отряхивая снег со своего снаряжения, - здесь по нам пока ещё не стреляют. Однако, вполне вероятно, что в скором времени нам «прилетит», и наша «жёлтая зона» превратится в «красную». Поэтому надо как можно скорее осмотреть нашего «трёхсотого». Если он в сознании, он нам подскажет, где у него «дырки». Однако, если он без сознания, нам надо перепроверить, как он наложил турникет сам на себя. Вполне возможно, что он его накинул на конечность, а затянул не туго, так как при потере крови теряется и моторика пальцев. Перепроверив турникет надо побыстрее срезать с него одежду и проверить так называемые «смежные области», - шею, подмышки, пах, ягодицы. Руками в боевых перчатках я проверил лежащему шею, после чего посмотрел на свои ладони. Если задета шея, подмышки или пах, - на ладонях будет кровь.

- Если ваши рабочие перчатки чёрного цвета, можно их снять, засунуть в подсумок для сброса и проверять голыми руками, так как нам надо быстро найти дырки, заткнуть их, после чего валить в «зелёную зону», пока по нам не пристрелялся противник! – сказал Денис.

Один из учащихся уже лежал на полу тира, облачённый поверх своей одежды в ненужные штаны и майку. Денис достал с пояса стропорез раскрыл его и быстро разрезал штанину вдоль шва: вжих!

После быстрого осмотра мы приволокли тренажёр по тампонаде. Тренажёр имел приятное название - «Сампонада». Садовый пульверизатор исполнял функцию подавателя крови. По шлангам искусственная кровь под давлением подавалась в силиконовый макет раны. Учащийся совал в рану палец, осуществлял пальцевое прижатие, после чего доставал из аптечки учебный бинт, с помощью свободной руки и зубов надрывал упаковку, забрасывал бинт себе за ворот или за шею, (чтобы минимизировать загрязнение), после чего тампонировал рану, не прекращая давление. Искусственная кровища брызгала во все стороны, однако сам тренажёр мы поместили в глубокий пластиковый лоток, чтобы не грязнить в тире.

После тампонады мы сделали небольшой перерыв, а после перерыва стали разбирать темы «А» и «R», - назофарингеальная трубка или безопасное положение раненого на боку. Отдельно рассказали про окклюзионные наклейки и то чем можно их заменить, в случае отсутствия. После тренировки по купированию пневмоторакса, сделали отступление и рассмотрели иммобилизацию с помощью гибких шин типа SAM.

- Когда мы переместили пострадавшего в «зелёную зону», - продолжал Денис, - у нас имеется время, следовательно, можно переналожить турникеты поближе к ране, или вообще заменить турникет давящей повязкой, чтобы спасти раненому конечность.

Около шести вечера все мы опять вылезли на улицу, чтобы пройтись по усвоенному алгоритму. Опять разделились на тройки и отрабатывали ранение, эвакуацию в «жёлтую зону» на обвязке из стропы, а потом в «зелёную» на мобильных носилках. Стемнело. Однако в наступивших сумерках было интереснее работать.

На следующий день мы по такому же принципу тренировали группу из десяти девчонок. Девушки попались бойкие.

Дальше дамы тренировались в полную силу, отрабатывали команду «Граната», ползали по снегу и проводили самоэвакуацию и эвакуацию своих раненых. Потом мы переместились в зал, и пришлось вклинить в наши занятия правила техники безопасности при работе с оружием.

Поздно вечером они, так же, как и бойцы накануне, сдавали зачёт, разбившись на тройки, и проходя по алгоритму оказания помощи «от» и «до».

Когда все сдали зачёт, одна из девушек спросила у Дениса, что делать, если человек едет волонтёром туда где опасно, но у него нет достаточных знаний по оказанию помощи.

Денис ответил: «К сожалению, наша жизнь уже не будет прежней. Но не бывает так, чтобы человек лёг спать в 23:00, а в 07:00 следующего дня проснулся уже на линии боевого соприкосновения. Всегда есть время. И это время надо использовать, чтобы подготовиться и получить максимальные знания».

Мы решили немного облегчить программу, и не стали просить девчонок делать переноску раненого на себе, а также постарались максимально упростить эвакуацию раненого в положении «лёжа». Раненого изображал я сам. Признаюсь, у меня возникла мысль, дать дамам понять, что тащить бойца в снаряжении, броне и с боекомплектом, без стропы немного хлопотно, чтобы подвести тему занятия к главе «эвакуационная стропа». Однако, к нашему с Денисом удивлению, несколько девчонок настояло на том, чтобы тащить меня по глубокому снегу ползком, практически волоком. Со второй попытки у них это получилось. Потом меня таскали в обратную сторону, способом «за снаряжение».

Первый раз в жизни меня таскали на руках дамы.

двойной клик - редактировать галерею

4 февраля 2024
1.0x