Авторский блог Сергей  Ермолин 13:43 19 ноября 2014

Солнечный удар Путину - 3

«А теперь заглянем на Юг России, туда, где орудовали бравые ребята благороднейшего из благороднейших - генерала Деникина. О подвигах деникинцев поведал нам в своих воспоминаниях участник и свидетель – русский литератор Виллиам. Правда, о своих личных свершениях он распространяется не очень охотно, зато в подробностях передает рассказы своих соучастников по борьбе за единую и неделимую. Почитаем? «Прогнали красных – и сколько же их положили, страсть господня! И стали свои порядки наводить. Освобождение началось. Сначала матросов постращали. Те с дуру-то остались, «наше дело, говорят, на воде, мы и с кадетами жить станем»… Ну, все как следует, по-хорошему: выгнали их за мол, заставили канаву для себя выкопать, а потом подведут к краю и из револьверов поодиночке. Так, верите ли, как раки они в этой канаве шевелились, пока не засыпали. Да и потом на этом месте вся земля шевелилась: потому не добивали, чтобы другим неповадно было». «Застукали его на слове «товарищ»… Добились, что он – организатор ихних шаек. Правда, чтобы получить сознание, пришлось его пожарить на вольном духу... Сначала молчал: только скулы ворочаются. Ну, потом, само собой сознался, когда пятки у него подрумянились на мангале. Посередине станицы врыли столб, привязали его повыше, обвили вокруг черепа веревку, сквозь веревку просунули кол и- кругообразное движение! Под конец солдаты отказались крутить, господа офицеры взялись. И вдруг слышим: крак! -–черепная коробка хряснула…Зрелище поучительное».
2

«А теперь заглянем на Юг России, туда, где орудовали бравые ребята благороднейшего из благороднейших - генерала Деникина. О подвигах деникинцев поведал нам в своих воспоминаниях участник и свидетель – русский литератор Виллиам. Правда, о своих личных свершениях он распространяется не очень охотно, зато в подробностях передает рассказы своих соучастников по борьбе за единую и неделимую. Почитаем?

«Прогнали красных – и сколько же их положили, страсть господня! И стали свои порядки наводить. Освобождение началось. Сначала матросов постращали. Те с дуру-то остались, «наше дело, говорят, на воде, мы и с кадетами жить станем»… Ну, все как следует, по-хорошему: выгнали их за мол, заставили канаву для себя выкопать, а потом подведут к краю и из револьверов поодиночке. Так, верите ли, как раки они в этой канаве шевелились, пока не засыпали. Да и потом на этом месте вся земля шевелилась: потому не добивали, чтобы другим неповадно было».

«Застукали его на слове «товарищ»… Добились, что он – организатор ихних шаек. Правда, чтобы получить сознание, пришлось его пожарить на вольном духу... Сначала молчал: только скулы ворочаются. Ну, потом, само собой сознался, когда пятки у него подрумянились на мангале. Посередине станицы врыли столб, привязали его повыше, обвили вокруг черепа веревку, сквозь веревку просунули кол и- кругообразное движение! Под конец солдаты отказались крутить, господа офицеры взялись. И вдруг слышим: крак! -–черепная коробка хряснула…Зрелище поучительное».

Да уж, зрелище действительно поучительное. Обратите внимание: солдаты не выдержали, отказались, а эти, «их благородия», с удовольствием довели пытку до эффектного финала. Зрелище поучительное и для нынешних почитателей Деникина, под руководством которого и творились зверства в Новороссийске, как в застенках деникинской контрразведки, так и прямо на улицах.

«Поручик Маландин вызвал старосту деревни Землянова Романа, заставил его ползать на брюхе по пыльной дороге и навозу, избивая шомполами и плетями до без сознания. Избитый двигаться не мог -- поручик Маландин приказал солдату -- стреляй мерзавца, и Землянов был пристрелен. Кто не смог скрыться в бор всех мужчин и женщин прикладами и плетями загнали в сельскую сборню. Заперли в ней 90 человек и по команде офицера с двух сторон полсотни белогвардейцев открыли по сборне залпами стрельбу. Находящиеся в сборне полегли все на пол. Офицер дал новую команду. Взорвать сборню бомбами. Были брошены две бомбы. Одна из них разорвалась при ударе в раму, а вторая ударилась о лежащих на полу в сборне людей, но не разорвалась. В сборне было убито 10 человек и несколько раненых.

Белогвардейцы, ограбив ценное в домах, собрав в табун коров и телят, зажгли деревню с разных концов и с награбленными трофеями отряд в 50 человек направились в село Бобровку.

...Вновь начались истязания и допросы мужчин и женщин. Кончив допросы и истязания, офицер поставил смертников 24 человека в две шеренги и под сильным караулом повел их по направлению к пароходной пристани... В конце деревни в низине, у вербы, арестованных остановили. Раздался залп из полсотни винтовок. В беспорядке свалились друг на друга 24 человека (вторая группа одного дня) невинно измученных и убитых мужчин и женщин деревни Рассказихи.

Эти цитаты и примеры нескончаемы. Тома, десятки, сотни томов преступлений белогвардейцев. Пылятся себе на полках, если не уничтожены еще за ненадобностью. А то! Белые-то у нас ого-го. И сидит в иркутской или омской школе паренек, у которого прапрадед замучен Колчаком, а прапрабабка сожжена заживо и читает о Колчаке-герое. А то и в окно выглянет – вон он памятник. А за стеной – магнитофон. «Четвертые сутки пылает станица». Да и хрен с ними, с этим прапрадедом и прапрабабкой. Запытали так запытали.

Публицист Денис Горелов в статье «Кто на самом деле выиграл Гражданскую войну» («Известия», март 2003) пишет: «…контрабандная героизация синих гусар с гитарами шла с самого конца 60-х: двадцатикратное переписывание красной истории войны, тройная классовая фильтрация победителей, непристойная грызня реабилитированных потомков из элитных домов на Грановского и Серафимовича открыла дорогу цельному и монолитному белому мифу с поклонами, присягой, снами о России и романсами промотавшихся изгнанников. Пошли по рукам ксерокопии Гумилева, потянулись выездные плакальщики на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, еврейские шансонье вместо песен про красных казаков стали сочинять баллады про господ офицеров. Несмотря на откровенный гимн революционному очищению элиты, трилогия «Хождение по мукам» в лучших домах 60-70-х читалась как плач по непорочной России, потоптанной хамом-комиссаром.»

Тот же Горелов - «…если кто помнит, как вела себя Добрармия на «освобожденных» территориях. Как фашистские оккупанты она там себя вела; вопросы с евреями, коммунистами, бабами и имуществом гражданского населения решались абсолютно идентичным способом».

Но это красная кровь. А красная кровь Михалкова заботит мало. Это красная кровь быдла. Иное дело - голубая кровь дворян. Кстати, любопытная статистика. Большинство (может быть даже – подавляющее) известных красных садистов времен Гражданской – выходцы из дворян. На худой конец – из зажиточных купцов или образованных разночинцев. Абсолютное большинство известных садистов белых – все то же голубокровное сословие плюс разночинцы. Одним словом, практически все садисты 20-х гадов – преобразованнейшие интеллигентные люди, дворяне-с по крови или духу. Это и понятно, впрочем. Изощренные умы, скрытые неутоленные желания, богатый запас книжных знаний, пресыщенность пресной обыденностью жизни, страстное желание облагодетельствовать человечество в лице тупого и непокорного народишки, наркоопыт (мало кто из них не пробовал кокаин и опиум) и... безнаказанность. Красные садисты в Бога просто не верят. А белых садистов полковой батюшка лично на крестовый поход бла-бла-ааславил и заранее все грехи отпустил. Чего уж там стесняться. И что омерзительнее, господа? Пытать, не веруя в Бога, или пытать, веруя, что это Богу угодно и нравится?

Рабочему от станка, крестьянину от плуга, даже клерку от канцелярского стола и в мыслях не снились те зверства, которыми грешили их белые бля-аородия и красные мамзельки, развлекаясь с пленными по обе стороны баррикад. Простой люд все больше штыками орудовал. Впрочем, в числе особо зверствовавших было много казаков. О них разговор особый, тем более, что они, по самоопределению, если не белая, то уж точно и не черная кость. Кстати, красные казаки зверствовали на порядок меньше белых – доказывая руководству, что как сословие они достойны Красной идеи. Будённый с его красными дьяволятами образец благопристойности и добропорядочности по сравнению с волками Шкуро.

Да, это правда. Около 57% царского офицерства действительно поддержало белое движение, но правда и то, что из них 14 тысяч перешли к красным. Некоторые по два раза. Сотни – как дерьмо в проруби - мотались туда-сюда пару лет. Рано или поздно те или другие их стреляли. А 43% (75 тысяч человек) – пошли за красных сразу. То есть, в конечном счете – более половины офицерства Советскую власть поддержали. Скажете, их за это потом всех того – на Колыму и под нож. Было. И не их одних. Чекистов первого-второго набора еще основательнее почистили. Коммунистов чистили вообще с 1918 по 1991 год, временами (при Сталине) очень кроваво. Рабочих, крестьян, духовенство, учителей, водолазов тоже чистили. Ассенизаторов! Ассенизаторов чистили. Не поленился – залез в интернет-закрома «Мемориала», два часа искал – нашел. Ассенизатор Имярек. Арестован. Сослан. Надо полагать, по доносу сослуживца (ученика ассенизатора).

Теперь о другом. Каюсь, с ранней юности люблю творчество М.А.Булгакова – повести «Белая гвардия» и «Записки на манжетах», пьесы «Дни Турбиных», «Бег», «Иван Васильевич» (тот самый, что меняет профессию), «Собачье сердце» (фильм, на мой взгляд, много сильнее оригинала), рассказы. А вот на «Мастере и Маргарите» меня, пардон-с, стошнило. Реально стошнило. Ну, подросток был еще. Да, незаурядная книга. Но есть в ней какая-то грязь.

Какая-то непонятная запредельная омерзительная чернота. Торжество дьявольского что ли? Какая-то странная грязная чернота есть и в последнем фильме уважаемого мной (это без иронии) режиссера Никиты Михалкова. Посмотрите, как светел и чист его «Свой среди чужих» (главный образ - красный чекист). И как мутен, безбожен, темен «Солнечный удар» и его главный герой? Исснимался ли Н.Михалков? Да нет, конечно. Скорее он потерял звенящий камертон реальности. Думаю, потерял где-то в конце прошлого века. И его «Солнечный удар» стал коллективным трудом целой группы бесов. Беса гордыни, беса невежества и беса ненависти. Михалков не говорит – он вещает истину тупому быдлу. Михалков не затрудняет себя излишними знаниями – он знает все. Михалкову не нужно творчески решить вопрос примирение на той единственной Гражданской – ему нужен объект ненависти, куча трупов праведных и жалкая горстка виновных.

Никита Сергеевич, «даа-аарогой ты наш», гоните этих бесов в шею. Ждем от вас настоящих шедевров. Тогда и Оскар долгожданный придет. А не придет, так и наплюйте. Тем более, что режиссеров вашего масштаба (и финансовых возможностей) в стране, почитай, и нет. Потратьте государственные деньги и свой талант на фильм для всей страны, а не для всего «цивилизованного» человечества и российских воздыхателей о рыцарях «Белой идеи» и казачьих сотен на стороне Гитлера. Не старайтесь понравиться западным интеллектуалам, ну его к ляху, тем более, что он явный поляк.

Вы уже столько тем им на потребу подносили…

Тут тебе и утомленный регалиями краском-чечеточник от сохи против утонченного ностальгией голого белогвардейчика-степиста у пианино («Утомленные солнцем»). Чечеточник откровенно туп. Он абсолютно (!!!) уверен в ошибочности своего ареста, хотя несколько лет подряд вокруг него арестовывают его друзей и соратников, вместе с которыми он воевал на фронтах Гражданской. Чечеточник, видимо, убежден, что все они и впрямь враги народа. По стране идет большой шухер. Известные и заслуженные люди (летчики, ученые, артисты, политики) заступаются за своих арестованных коллег. Чаще садятся сами, иногда добиваются справедливости. Иногда молчат и ждут ареста. А чечеточник верит, что все посаженные - военные агенты иностранных разведок. Ну не идиот? А на хрена Сталину краском-идиот? Жалко его? Жалко. Но солдат, возглавляемых идиотом, жальче.

Теперь о визави. Степист поумнее на порядок, но, похоже, напредавался так, что самому стало тошно – бедолага в финале вены вскрыл. Жаль, что выжил, потому как несимпатичен. Вот Остапу Бендеру (редкому жулику, между нами) горло порезали в первой книги, а он выжил во второй. И все рады. А белогвардейчик-перебежчик от тоски полванны кровью наполнил, а в следующей фильме живехонек. И всем плевать, потому как он не к селу, ни к городу. Статист. Нет, право слово, стоило его сожителю-квартиранту дорезать. Или скорой помощи опоздать.

Тут тебе и мордобитие боевого русского генерала щенком-кадетом («Сибирский цирюльник»). Пощечина заслуженному генералу из-за смазливой проститутки. У старика последняя любовь в жизни. Пусть и покупная. Ему три дня жить осталось. Хлясть по лицу ему лихой кадетик. На тебе, старик, за Веру, Царя и Отечество! Вам старика не жалко? Да отдай ты ему эту потаскушку, пусть погреется дед, тем паче, что она сама не возражает. И в финале у ней незаконнорожденный сын. Которой, судя по пафосной сцене, станет не последним человеком в армии USA, и, может быть, под конец службы даже будет методично жечь напалмом вьетнамских детей.

Тут тебе и «Цитадель», которая громыхает и кровоточит, но – вы уж извините – и рядом не лежит с тем же «Освобождением». Или вы сталинскими лагерями хотели своих западных друзей удивить? Так они эту тему в свое время Солженицыну, Волкогонову и Новодворской в удел отдали. Опоздали-с. Хотя… Свято место пусто не бывает. Теперь вот солнечный удар по барже смерти. Так ведь Бунин на Западе сейчас тоже не в фаворе – русский-с. Тем более в вашем прочтении, Никита Сергеевич…

А, знаете, что? Снимите фильм о Королеве! Масштабный, как вы умеете, и светлый, как у вас не получается. Переплюньте крепкую киноленту «Укрощение огня» (1972 г.) и невнятный сумбур слабенького фильма «Королев» (2007 г.).

Или о Кисунько. Был такой ученый масштаба Королева. И как личность, и как Генеральный конструктор. С Королевым, кстати, приятельствовал, хотя тот в успех Кисунько слабо верил. В 1961 году, на четверть века опередив американцев, сбил ракету ракетой, заложил основы ПРО страны и умер никому не нужный после развала Союза. И что интересно. Ученые с мировым именем говорили – невозможно. А он сказал – собью. И сбил. Словом, снимите хоть один фильм, герой которого дорог всем нам, а не потомкам белоэмигрантов в дружественных нам Австралии, США или Великобритании. Они, эти потомки, может и хорошие ребята, но если что – скорее всего не в нашей армии служить будут.

Наверное, и не стоило бы лишний раз ворошить вышеизложенные темы. Не ко времени все это для нашего общества. Тем более, что на днях праздник хороший прошел. Согласен, не бесспорный праздник, праздник с историческим подтекстом, с весьма двусмысленной базой и с массой тщательно ретушируемых деталей…

Одна только ремарка.

Князь Пожарский, один из подлинных героев событий 1612 года, был одним из самых популярнейших претендентов на царский трон. Воин, патриот не диванных войск (это никому не в обиду, сам такой), и уж точно не коллаборационист-власовец. В свое время не признал решения московских бояр и духовенства призвать на российский трон сына Сигизмунда III, польского королевича. По мнению народа, был князь истинным спасителем страны. В отличие от абсолютного большинства московской знати и духовенства не запятнал себя подлостью, явными перебежками от самозванца к самозванцу, изменой и воровством, торговлей мечом и верой. При поганой Семибоярщине скромно в сторонке стоял. Лучшего царя не придумать.

Но с точки зрения знати, безупречная репутация Дмитрия Пожарского была грехом. Замазавшиеся по уши в преступлениях и предательствах во время Смуты представители московской дворянской элиты заодно с запачканным духовенством опасались, что за многолетние подлости может быть и спрос. Так что на трон должен был сесть тот, у кого рыло было основательно в пушку. Или абсолютный юнец. В этом смысле почти мальчишка Миша Романов был идеален. Сам чист (по возрасту не успел измызгаться), а родня по уши в грязи, стало быть, копать чужие грехи не будет, бо своих полный короб…

Но сейчас не об этом. Времена нынче смутные, духовно мобилизующие. То, что в случае внутренних потрясений Россию схарчат, как схарчили СССР, очевидно уже даже идиотам. И праздники общие нужны. Народу, как пишет патриотическая пресса, следует сплотиться вокруг и около. И это правильно, надо полагать. В обществе есть запрос на единение. Президент просит не переписывать историю, советует помнить уроки заигрывания с фашизмом, не советует расшатывать общество.

Его слышат? Его слышит Михалков, идеализирующий белофашистов? Его слышат иерархи РПЦ, время от времени, кривясь, нарекающие советскую власть сатанинской? Его слышит руководство телеканала Россия 1, решившее 4 ноября сплотить страну показом «Солнечного удара»? У нас еще живы те, чьих отцов вешал Деникин, Колчак, Шкуро, Краснов и прочие герои Гражданской. Сильно они сплотились с патриотом Михалковым, с хоругвеносцами на Русском марше и с авторами плаката «Спасибо деду за попытку»?

Впрочем, есть шаги к единению и покруче. Записывайте. Вынести из мавзолея Ленина – примирит коммунистов и демократов. Нет тела – нет дела. Будучи миллиардером, призвать народ сократить семейный бюджет тысяч эдак на тридцать – объединит богатых и бедных. А что? Сдали-то в закрома одинаково. Или вот еще. Признать, что Сталин и Гитлер – два сапога пара, а коммунизм = фашизму. От «дорогих расеян» это уже четверть века требуют. А под конец поскакать нога в ногу на пару с Киевом. Чем не единение? И возлюбят Рашку бендеровцы по самые уши.

Так сплотимся. Ох и сплотимся всем назло.

P.S. Уважаю реконструкторов, имею в их числе знакомых: славян, американских индейцев, тевтонцев, французов 1812 года, белогвардейцев, солдат вермахта и т.д. Красочные инсценировки сражений впечатляют. Уважаю И.Стрелкова за личную храбрость, авторитет у коллег по оружию, любовь к истории страны. Одно в голове не укладывается – белогвардейская реконструкция в Донбассе. Где люди, как говорят, в Киеве, «голимые ватники», и, как говорят демократы в Москве, «конченые совки». Эта реконструкция что - пролог к выборам царя-батюшки? Белая армия, черный барон снова готовят? Так я только «за», господа. Вот только, что царя-батюшку, что коммуняк проклятых, что нынешнюю власть Запад ненавидит одинаково. Ну почти одинаково. А вот Борю Ельцина Запад любил. Боря, как пьяный мишка на поводке цыгана, и потанцевать перед Западом мог, и трап самолета с лету обоссать, и страну раздербанить. Было за что любить. А какой буржуазно-демократический режим он народу подарил. Народ его так и прозвал тогда – «БиДе - режим».

P.P.S. А мир меняется. В лучшую сторону. Ручаюсь. За четверть века у нас все поголовно стали потомками дворян или купцов. Помните фильм «Республика ШКИД»? — И у меня батька… — Утопился? — Да нет… Этот… — Граф был?! — Ага — Как его фамилия? — Замазкин — Замазкин?.. Таких же фамилиев у графов не бывает — Ну, он вроде графа — он у купца кучером служил — Кем? — Кучером, кучер первой гильдии.( http://rodemet.livejournal.com/1064.html).

P.P.P.S. Не стоило бы и нашиму президенту ворошить историю, как бесогону Никите Михалкову, навешивая напраслину на Троцкого, путая его с Берштейном, компрометируя тем самым свою ленинградскую альма-матер и вызывая большие сомнения и в качестве обучения, и в качестве усвоения исторического материала выпускниками Ленинградского университета.

Комментарии Написать свой комментарий
20 ноября 2014 в 13:13

Олегу Летютину

Олег, спасибо за поддержку и внимание. Гарантировать регулярность публикаций не могу, я ведь не профессионал, а простой советский инженер, да к тому же военный. А это значит, что реагирую на то, что меня заденет за мою советскую душу. Конечно, поводов на этот счет пруд пруди. Но не всегда есть желание на них отвечать - просто противно. Хочется оглушить их, как говорил поэт, трехпалым свистом в бабушку и в бога душу мать.
Ничего не могу сказать относительно сайта, но хочу спросить у Вас совета: каким образом можно посмотреть все свои комментарии? А то у меня открывается только одна страничка с последними комментариями и все.

1.0x