Сообщество «Посольский приказ» 09:51 1 сентября 2022

Скептики, алармисты и реалисты

О трёх противостоящих группировках американской элиты: смыслы, тактика, перспективы

В России, а ранее в СССР, существовали два взаимоисключающих убеждения не только среди граждан, но и в элитных кругах. Первое: кто бы не пришёл к власти в результате очередных выборов, будь то демократ или республиканец - это ровным счётом ничего не изменит, политика в отношении нашей страны при любом раскладе останется недружественной и агрессивной, балансирующей на грани войны..

Второе: если демократы станут пытаться каким-то образом налаживать отношения, как это делал тандем Обама-Клинтон в первой половине первого президентства Барака, «перезагружать» их, то этому воспрепятствуют республиканцы, в том числе и через сильно связанную с Grand Old Party медиаимперией Руперта Мёрдока..

Если же победившие на президентских выборах республиканцы, как в случае с Трампом, испытывают непреодолимое желание «поладить» с Россией, демократическое лобби через подконтрольные ему империю Джорджа Сороса поднимет такой «хайп» и «хейт», что все инициативы республиканской администрации окажутся нивелированы.

С одной стороны, эти выводы кажутся взаимоисключающими. Но это не так, если мы вспомним, кто на самом деле управляет американской «демократией». А управляют ей несколько сот (цифры разнятся) наиболее влиятельных семей, но обычно не непосредственно, а через своих представителей в Белом Доме и Капитолии, впрочем, бывают исключения, Кеннеди, оба Буша сами в личных качествах представляли свои семьи.

Тем не менее, как правило, полномочия делегируются тем президентам, высшим должностным лицам, конгрессменам и сенаторам, в которых семьи вложили деньги для их вывода в большую американскую политику и укоренения в ней.
Такой способ правления ещё со времён Сократа и его ученика Платона получил название - олигархия. Ничего общего по сути с демократией такой строй не имеет, по форме же, мимикрирует под неё.

Поэтому, например, практически у любого члена обеих палат Конгресса, за редкими исключениями, (раньше парламентариев, имеющих сугубо личную позицию, было гораздо больше), нет и не может быть своего независимого мнения, он является лишь субститутом и отражает позицию той финансовой группы, которая привела его на Капитолийский холм.

Это объясняет и другой феномен: границы между принципиальными позициями по поводу отношений с Россией, а мы здесь будем рассматривать только лишь этот аспект, проходят вовсе не по линии терминатора рассадки республиканцев и демократов, а по куда как более сложным траекториям.

В реальности в сегодняшнем Конгрессе 117-го созыва мы можем насчитать три условные группы, весьма отличные по своим взглядам на Россию и на американо-российские отношения. Интересно, что отличие именно в этом ракурсе ведут за собой идеологические разногласия и во многих других вопросах, включая сугубо внутриамериканские.

Важно понимать, что в каждое из этих трёх неявных объединений входят как республиканцы, так и демократы. Финансово-инвестиционный «семейный» метод избрания Конгресса привёл к полной профанации официально декларируемых партийных идеологий, в результате разница в мировоззрении двух соседних «ослов», точнее, групп за ними стоящих, может быть глубже, чем у каждого из них с сидящими на другом конце зала «слонами»..

Какие же это группы?

С конца нулевых в США спектр дискуссий по России задают три системы взглядов – «скептики», «алармисты», «реалисты».

Идеология «скептиков» сложилась в середине 2000-х при правлении отца-основателя современного американского политического скептицизма Барака Обамы. Среди актива Демпартии «скептики» объединяют в себе многих представителей и сторонников левых демократов, в основном, интеллектуалов, адептов доминирующей в США версии либерализма, которая сочетает в себе идеи гражданской свободы и равенства с поддержкой социальной справедливости и смешанной экономики; часть представителей т.н. прогрессистского крыла: «новых левых», популистов, феминистов, экологических активистов, борцов за права сексуальных меньшинств и прочих; социал-демократическое и условно социалистической крыло, конгрессменов отдельных штатов и Федерального Конгресса от правого сенатора Джин Шахин из Нью-Гемпшира до социалиста Сандерса; у республиканцев к «скептикам» можно отнести часть либертарианцев и часть умеренных консерваторов типа сенаторов Роба Портмана из Огайо, Криса Мерфи из Коннектикута, Джима Инхофа из Оклахомы..
К «скептикам» примыкает и госсекретарь США Энтони Блинкен.

«Скептики» для себя решили, что Россия не стала другом США (они действительно не имеют в виду "колонией") потому, что свернула с пути реформ. Из этого делается мощный вывод: нужно оказывать на нее давление извне, а также поощрять непарламентскую оппозицию, которая бы оказывала давление изнутри.

Попытка перезагрузить российско-американские отношения при администрациях Дмитрия Медведева и Барака Обамы лишь ненадолго притормозила развитие «скептицизма» в американских интеллектуальных кругах. После провала перезагрузки и нарастания разногласий между Москвой и Вашингтоном эта система взглядов значительно укрепилась. А когда в 2012 году Путин вновь сел в президентское кресло, «скептики» стали все в большей степени персонифицировать «российский вопрос».

Проблемы в отношениях Москвы и Вашингтона свелись для них если и не полностью, то в значительной степени к фигуре российского Президента. С 2014-го, после введения санкций и на фоне обвала рубля и других проблем российской экономики, «скептики» стали формулировать идеи об «упадке России», который видится им устойчивым трендом.

Активность Москвы на международной арене «скептики» считают не следствием её силы, а, напротив, слабости – дескать, не справляясь с проблемами внутреннего развития, Россия компенсирует это агрессивными акциями на внешней арене. На практическом уровне «скептики» предлагали включить режим «управляемой катастрофы».

Идеология такая:
а) максимально создавать проблемы представителям российской элиты и делать это строго пропорционально их предполагаемой близости к Путину;
б) присматривать за самоликвидацией России и ждать, когда она ослабнет настолько, что будет готова к глобальному изменению своей внутренней и внешней политики, а также по возможности стимулировать приближение этого момента; 3) пока не произойдет то, что описано в предыдущем пункте, необходимо сдерживать внешнеполитические проекты Москвы. Образно говоря, «скептики» считают, что Россия «больна», «болезнь» эта будет обостряться и надо оставить Россию наедине с этим недугом, пока он окончательно не подкосит ее силы, а затем свалить реваншистский режим эффектной цветной революцией.
Надо сказать, что подобная система взглядов также присуща значительной части американского экспертного сообщества и госаппарата..

«Алармисты» - это представители наиболее реакционных и непримиримых семей американского истеблишмента, зацикленных на идеях американской исключительности, избранности и глобального беспрекословного лидерства. Они существовали всегда, но их позиции значительно окрепли после Пятидневной войны 2008 года. Их центральный тезис: Россия не «опасно заблуждается» (как считают «скептики»), а является последовательным и расчетливым врагом, который в предыдущее десятилетие усыпил американскую бдительность своими декларациями о приверженности «западному выбору».

Тактика «алармистов» заключается в непрерывном нажатие на тревожную кнопку; они просто заклеили её скотчем, и сигнал общеамериканской тревоги генерируется непрерывно.

«Алармисты» в пику «скептикам» абсолютно уверены в том, что, несмотря на экономические проблемы, внутренняя система в России достаточно прочна, внешняя политика становится всё более дерзкой, а геополитические аппетиты разрастаются. При этом «алармисты» исходят из того, что Россия в экономическом и военном плане слабее, чем был Советский Союз, а США, наоборот, сильнее, чем во времена холодной войны, поэтому главное – действовать максимально решительно, и тогда Москву получится обуздать, то есть заставить ее отказаться от геополитических амбиций.

«Алармисты» убеждены, что надо активно «прессинговать» Россию, расширяя НАТО на Восток и повышая интенсивность соперничества: чем масштабнее будет конфликт, тем ярче проявятся преимущества США, хотя практика постоянно в течении последних 60 лет показывает совсем иную картинку.

«Алармистов» в американском экспертном сообществе много. У республиканцев на такие позиции перешло большинство неоконсерваторов, их духовным отцом, конечно, был покойный сенатор Джон Маккейн, записные русофобы из числа выходцев из Восточной Европы, типа ушедшего от нас Збигнева Бжезинского, сюда же в основном сместились и остальные старые советологи, рекрутированные во времена Холодной войны.. Сегодня алармистов представляют многие известные республиканцы и демократы, среди них немало лоббистов военно-промышленного комплекса: техасский сенатор-республиканец Тед Круз, третье высшее лицо США – спикер Палаты Представителей Нэнси Пелоси, председатель сенатского комитета по иностранным делам демократ Боб Менендес, Уильям Кристол, американский политолог, неокон, основатель и редактор политического журнала «The Weekly Standard» и регулярный комментатор «Fox News Channel», сенатор-демократ и личный друг Байдена Крис Кунс, который призвал Президента немедленно отправить американских солдат для борьбы с российскими войсками, просто навскидку, кто вспомнился.

К третьей группе, «реалистов», относится большая часть "трампистов", палеоконсерваторы, последователи автора бестселлера «Смерть Запада» Патрика Бьюкенена, большая часть «христианских правых». «Звездой» и идеологом этого направления, конечно, является старик Генри - экс- госсекретарь США Генри Киссинджер. Из известных в России людей можно назвать руководителя никсоновского центра Дмитрия Саймса и профессора политологии Чикагского университета Джона Миршаймера,

Безусловно, к «реалистам» относится и бывший госсекретарь, а ныне спецпосланник президента США по климату (это, понятно, просто официальная «крыша») Джон Керри.

Сейчас скажу страшное. Скрытым «реалистом» является президент Байден, и в этом нет никаких сомнений. Только он под мощнейшим прессингом «скептиков», «алармистов» и особенно подконтрольных им СМИ вынужден изображать из себя этакого умеренного алармиста-технократа, каковым отродясь не являлся. На самом деле, если бы Байден был суверенным правителем, он бы в первую очередь всячески дистанцировался и от украинского конфликта и уж, конечно, от такой масштабной помощи Киеву, хотя она и неуклонно снижается.

Только не надо думать, что это «пророссийская» или «пропутинская» коалиция.
«Реалисты» исходят из того, что надо иметь дело с той Россией, какая она есть сейчас. Тратить время и силы на попытки её изменить или пассивно ждать таких изменений нецелесообразно. При этом «реалисты» не против внутриполитических изменений в России, они просто не считают, что такие изменения должны быть целью американской внешней политики.

«Реалисты» полагают, что надо искать решения на нынешнем уровне баланса сил за счет разменов с учетом интересов обеих стран, а не пытаться радикально поменять существующую реальность. Помимо этого сторонники realpolitik считают, что в мире есть более важные проблемы, чем Путин или Россия в целом. Необходимо следить за Китаем, в приоритете - развитие новых технологий, в общем, нужно строить мир будущего, а не замыкаться на проблемах из прошлого, а конфликт России и Украины - это именно такая проблема.

«Реалисты» убеждены, что Россия, несмотря ни на что, останется важнейшей частью быстро меняющегося мира. А коли так, с ней нужно нормально взаимодействовать, а не тратить время и силы на её внутреннее изменение или нанесение ей весьма маловероятного военного поражения. «Реалисты» видят варианты разменов практически по всем сложным вопросам в российско-американских отношениях (в том числе по «украинскому кризису»). Это не значит, что «реалисты» готовы во всем соглашаться с Москвой, но они готовы говорить и торговаться.

Среди конгрессменов-республиканцев большое количество «реалистов» (это не только чистые «трамписты»), и по мере того, как Украина терпит поражение за поражением и теряет территории, их становится всё больше и больше. Страх разнообразных русофобов, как левых, так и правых, основан на утверждении, что партия становится всё более изоляционистской. В мае 57 членов Палаты представителей и 11 сенаторов от Республиканской партии проголосовали против выделения пакета помощи для Украины, и это было в мае, когда общий мейнстримовский тренд был патологически антироссийским, когда за малейшее несогласие с «официальной линией партии» людей увольняли с работы и устраивали коллективные поругания, несмотря ни на какие былые заслуги. Сегодня, никаких сомнений, таких конгрессменов наберётся под сотню, ну а после неизбежной победы на ноябрьских выборах они могут оказаться большинством в обеих палатах.

Кстати, такой позиции придерживались не только конгрессмены и некоторые сенаторы. Например, известнейший аналитический центр Heritage Foundation тоже выступал за то, чтобы отказать Киеву в поддержке, мотивируя такую позицию тем, что накачка Украины оружием отвлекает от более важных проблем, таких как инфляция и подъём преступности. Об этом в статье для Wall Street Journal пишет бывший специальный помощник президента США по разведке Майкл Аллен.

После начала обострения на Украине, воссоединения России с Крымом и восстания в республиках Донбасса «скептики» и «алармисты» сформировали ситуационную коалицию, и это и есть реальное большинство в Конгрессе, а вовсе не старые псевдопартии, побеждающие на бесконечных выборах. Несмотря на важные различия во взглядах, у них есть общая платформа - неприятие современной России. На «реалистов» они смотрят свысока, считая, что их взгляды безнадёжно устарели.

На сегодня обе эти группы едины во мнении, что всю ответственность за развал российско-американских отношений несёт Россия. Вот лишь часть её грехов: «агрессия против Грузии и Украины», «аннексия украинской территории», «мешательство в американские выборы 2016 года и выборы в демократических государствах - союзниках США в Европе», «нарушение условий Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности», из которого США были «вынуждены» выйти, «поддержка режима Башара Асада в Сирии и Николаса Мадуро в Венесуэле», а также «убийства или покушения на убийство россиян, покинувших страну». Всё это получило широкую огласку, и в дополнительном анализе не нуждается: какая же здесь может быть realpolitik?

При этом, изначально на позиции «реалистов» готов был опереться Байден. Действующий американский президент тяжело болен, и это факт. Но при прочих равных, он понимает и чувствует ход истории последних десятилетий, Джо знает, что и как происходило, потому что, в отличие от 99% коллег, сам во всем принимал участие, начиная с середины 70-х годов ушедшего века.

Байден прекрасно понимает, какой прекрасный балласт накопила американская внешняя политика за три с половиной десятилетия. В отличие от трёх предшественников, упорно пытавшихся развивать тупиковые направления внешнеполитического курса США, Байден смело взялся их закрыть. Он не говорил о том, что если ещё вложиться, то можно будет получить дивиденды, а зафиксировал накопившиеся потери. Так, вопреки давлению истеблишмента Байден вывел войска из Афганистана. Ещё раз подчёркиваю, действующий президент США - абсолютный реалист.

Но в сегодняшней перевёрнутый с ног на голову Америке самые рациональные решения оказываются наиболее уязвимыми для критики ручных олигархических шавок и СМИ. Российская тема настолько освоена коалицией «скептиков» и «алармистов», что «реалисты» бессильны им на данном этапе что-либо противопоставить. Если бы Москва и Вашингтон стали договариваться тайно, кулуарно, оберегая свои договоренности от враждебной публичной среды - реалистично оказались бы «на коне». Однако за Байденом тщательно смотрят, влиятельные американские семьи, связанные с финансовым капиталом, а через него со сторонниками конфронтации с Россией.
Ему до конца не доверяют, постоянно непублично подвергая администрацию резкой критике, например, за порядковое снижение темпов поставки оружия Украине. К тому же, президент, как все знают, далеко не всегда адекватен, хотя я бы не стал преувеличивать эту проблему.

«Реалисты», вполне способные найти компромиссные развязки в отношениях с Москвой, совершенно не способны их публично защитить в открытом экспертно-медийном пространстве США, сформировать общественную атмосферу, в которой столь радикальные коррективы в американской позиции, которых требует Россия, оказались бы возможны.

В сложившейся ситуации решающей силой становятся «алармисты». Если они пойдут на разрыв с мечтателями-«скептиками» и вступят в тактическую коалицию с «реалистами», то декларируемая сегодня неизбежность столкновения с нашей страной может смениться пониманием необходимости избежать катастрофы цивилизации любой ценой.

Только для этого «алармисты» должны признать, что сейчас победить Россию не получится, «давайте соберёмся силами, ребят, и в следующий раз жахнем», а пока «брейк».

В воздухе запахло Апокалипсисом, уже известно, где находится Армагеддон, поэтому надо отложить решающую битву на потом, а пока зафиксировать баланс сил и для этого использовать возможности «реалистов». Давайте пошлём Джона Керри (или Майка Помпео) договариваться с Лавровым о мире. Но пока, увы, до этого ещё далеко.

31 августа 2022
Cообщество
«Посольский приказ»
2
Cообщество
«Посольский приказ»
2
Cообщество
«Посольский приказ»
6
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x