Сообщество «Переводы» 09:21 27 января 2022

«Широко открытые глаза» США на Афганистан

По планам ЦРУ и Госдепа Центральная Азия должна стать разведывательным плацдармом
1

Среди множества “горячих” проблем, которыми мир озабочен в начале 2022 года, одной из приоритетных является проблема Афганистана.

В докладе Центра новой американской безопасности (CNAS) “Работа с Афганистаном, контролируемым талибами. Поддержка афганского народа без легитимации режима”, опубликованном в январе 2022 года, содержится попытка сформировать обобщённую позицию американских центров принятия решений о планах США на Афганистан.

Автор - Лиза Кертис, старший научный сотрудник и директор Индо-Тихоокеанской программы безопасности в CNAS, ранее работала в ЦРУ, Государственном департаменте, Сенатском комитете по международным отношениям и Фонде "Наследие".

Введение

Через 20 лет после того, как силы США свергли правление талибов в Афганистане, фундаменталистское исламистское движение снова вернулось к власти. Быстрый вывод американских войск с апреля по август 2021 года последовал за неудавшимся мирным соглашением между Соединёнными Штатами и талибами, которое было заключено при администрации Трампа в феврале 2020 года.

Президент Джо Байден утверждал, что Соединённым Штатам необходимо вывести войска из Афганистана, чтобы они могли сосредоточить больше ресурсов и внимания на Индо-Тихоокеанском регионе и конкуренции с Китаем. Тем не менее, правительство США должно продолжать отслеживать террористические угрозы, исходящие из Афганистана, и работать с единомышленниками для защиты афганского гражданского общества, особенно женщин и девочек. Хотя конкуренция с Китаем может быть приоритетом внешней политики США номер один, борьба с террористическими угрозами и защита прав женщин в Афганистане также требуют постоянного внимания и ресурсов.

Американская общественность заслуживает детальной оценки того, как Соединенным Штатам не удалось помешать талибам вернуть себе власть после того, как они пролили столько крови в Афганистане.

Предотвращение гуманитарной катастрофы

Международное сообщество должно помочь Афганистану избежать гуманитарной катастрофы и помочь рядовым афганцам удовлетворить их основные потребности в еде, жилье и доступе к здравоохранению. В середине ноября 2021 года официальный представитель ООН сообщил, что 23 миллиона афганцев отчаянно нуждаются в продовольствии и что 97 процентов из 38-миллионного населения рискуют погрузиться в нищету. Экономический шок от потери международной помощи, которая поддерживала 75 процентов афганского бюджета — вместе с несколькими годами засухи и другими экономическими проблемами — угрожает полным экономическим коллапсом, который заставит миллионы людей голодать, особенно зимой.

По состоянию на середину января 2022 г. Соединенные Штаты выделили Афганистану и афганским беженцам гуманитарную помощь на сумму 782 миллиона долларов — больше, чем любая другая страна.

За последние несколько месяцев министерство финансов США предприняло шаги для разрешения гуманитарной ситуации. Внезапное прекращение международной помощи после захвата Кабула талибами в августе 2021 года оставило миллионы афганцев без продовольственной безопасности.

Министерство финансов выдало правительству США и его подрядчикам лицензии на оказание помощи афганцам, включая продукты питания и лекарства. Но текущей ограниченной гуманитарной помощи недостаточно, чтобы удержать банковскую систему и экономику от краха. Лицензии США не распространяются, например, на финансирование заработной платы работников здравоохранения и образования. Международный валютный фонд предупредил, что в 2022 году экономика сократится примерно на 30 процентов.

Еще до того, как талибы пришли к власти, экономика страдала от медленного роста, коррупции, повсеместной бедности и сильной засухи. Внезапный крах международной помощи с августа 2021 года и регулярные вливания банкнот в долларах США сделали практически невозможным импорт товаров для трейдеров, которые полагались на американскую валюту. Чтобы справиться с финансовым кризисом, Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) в октябре 2021 года учредила трастовый фонд для вливания денежных средств в экономику через гранты для малого бизнеса и проекты «деньги за труд». ПРООН заявляет, что ей потребуется около 667 миллионов долларов от доноров в течение следующих 12 месяцев, чтобы помочь стабилизировать экономику. В начале декабря 2021 года доноры предоставили 280 миллионов долларов США Международному детскому образовательному фонду Организации Объединенных Наций и Всемирной продовольственной программе для оказания помощи миллионам афганцев.

Один из способов выплаты зарплаты государственным служащим — побудить Всемирный банк создать трастовый фонд гуманитарной помощи по образцу Трастового фонда реконструкции Афганистана (ARTF), деятельность которого была приостановлена ​​после прихода к власти талибов. ARTF — это мультидонорский фонд, который координирует международную помощь. С момента своего создания в 2002 г. он был крупнейшим источником финансирования развития Афганистана, финансируя 30 процентов афганского гражданского бюджета.

Другое решение было предложено бывшим сотрудником министерства финансов и старшим научным сотрудником CNAS Алексом Зерденом: можно было бы создать гуманитарный финансовый коридор, позволив афганскому частному банку, например, Международному банку Афганистана, взять на себя некоторые ограниченные функции центрального банка. Они могут включать проведение аукционов в долларах США для вливания большей ликвидности в более широкую афганскую экономику для импорта товаров и проведения других крупномасштабных операций, таких как покупка недвижимости. Этот механизм также может в конечном итоге позволить донорам помочь с выплатой заработной платы в государственном секторе. Проблема с этим вариантом, однако, заключается в том, что принадлежащая афганцам организация, вероятно, подвергнется принуждению со стороны - часть денег попадает в руки талибов.

Талибы направили Конгрессу США письмо с просьбой к Соединённым Штатам разблокировать заявленные 7 миллиардов долларов в афганских валютных резервах, которые были заморожены после захвата власти талибами, иначе они рискуют столкнуться с массовым исходом беженцев из страны. В письме министр иностранных дел талибов Амир Хан Муттаки заявляет, что удержание активов нарушило торговлю и бизнес, а также доставку гуманитарной помощи населению.

Но в докладе сказано, что страна столкнулась с экономическим кризисом до того, как активы были заморожены, и что Вашингтон ясно дал понять, что негуманитарная помощь будет прекращена, если талибы захватят власть силой, а не путем переговоров о мирном урегулировании.

Экономический шок от потери международной помощи, которая составляет 75 процентов афганского бюджета — вместе с несколькими годами засухи и другими экономическими проблемами — угрожает полным экономическим коллапсом, который отправит миллионы людей на голодную смерть, особенно зимой.

Недавняя встреча в Москве нескольких региональных государств не привела к принятию каких-либо серьезных обязательств по оказанию помощи. Страны выпустили коммюнике, призывающее к проведению международной конференции доноров под эгидой ООН, чтобы «военные силы, находившиеся в стране в течение последних 20 лет» (т. е. Соединенные Штаты), взяли на себя большую часть финансового бремени.

В докладе делается вывод о том, что безоговорочная передача Талибану* почти 7 миллиардов долларов иностранных резервов, хранящихся в Соединенных Штатах, не является решением гуманитарного кризиса в стране.

Предоставление правительству талибов, состоящему в основном из лиц, находящихся под санкциями либо правительства США, либо ООН за причастность к терроризму, их безоговорочный доступ к активам подорвало бы национальную безопасность США и может увеличить риск террористических атак против граждан США.

Учитывая отсутствие у руководства Талибана технических знаний и пренебрежение международными нормами, нет никаких гарантий, что высвобождение активов смягчит немедленный гуманитарный кризис, и маловероятно, что размораживание средств обеспечит экономическую стабильность в долгосрочной перспективе.

Права женщин

Первоначальные признаки того, что талибы могут улучшить свои показатели соблюдения прав женщин, не материализовались. Вскоре после прихода к власти фундаменталистской повстанческой группы в августе 2021 года официальный представитель Талибана Забиулла Муджахид пообещал на пресс-конференции, что группа будет уважать права женщин в соответствии с законами шариата. Однако через четыре месяца после прихода к власти талибы не дали разъяснений, смогут ли девочки посещать среднюю школу по всей стране или будут ли женщины иметь равные права на университетское образование или работу. Через десять дней после прихода к власти талибы приказали женщинам оставаться дома до тех пор, пока рядовые члены организации не будут проинструктированы о том, как правильно обращаться с женщинами (за исключением некоторых провинций и, в основном, в секторе здравоохранения).

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет в сентябре 2021 года подчеркнула, что талибы противоречили первоначальным публичным заявлениям и что женщины постепенно исключались из общественной жизни. В Мазари-Шарифе похищены и убиты молодые женщины, которые организовывали местные акции протеста против правления талибов и участвовали в них.

Некоторые наблюдатели отмечают, что талибы отступили от первоначальных обещаний уважать права женщин, чтобы сохранить сплочённость среди своих боевиков. В противном случае рядовые члены боевых структур усомнились бы в их лидерстве и спросили бы, за что они сражались в течение 20 лет. Талибан пожертвовал правами человека, чтобы сохранить единство в своих рядах, утверждает Эндрю Уоткинс, старший эксперт по Афганистану Института мира США.

Талибы не выполнили также свои первоначальные обещания об амнистии для бывших правительственных чиновников. В конце августа 2021года BBC сообщила, что они казнили двух высокопоставленных полицейских.

Такие действия талибов не должны вызывать удивления, учитывая, что всего за две недели до того, как они снова пришли к власти, ими был убит бывший руководитель государственных СМИ Афганистана в рамках систематической кампании по устранению правительственных чиновников, лидеров гражданского общества, правозащитников и журналистов.

Бывший спецпредставитель США по примирению в Афганистане Залмай Халилзад неоднократно шёл на уступки талибам вместо того, чтобы наладить конструктивный мирный процесс. Это было очевидно в объявлении и проведении вывода войск администрациями Трампа и Байдена, несмотря на то, что талибы не предприняли действий, демонстрирующих добросовестность в отношении урегулирования путём переговоров, таких как сокращение насилия. В результате соглашение в Дохе подорвало переговорную позицию афганского правительства и моральный дух афганских сил безопасности. Оба фактора способствовали быстрому краху национальных сил безопасности летом 2021 года и захвату талибами Кабула 15 августа 2021 года.

Сеть Хаккани

Слабый стиль ведения переговоров усложнил работу США сейчас, потому что сторонники жесткой линии Талибана получили власть. Особенно значимую роль играет сеть Хаккани в структуре власти талибов, тесно связанная как с «Аль-Каидой», так и с пакистанскими военными и разведывательными службами.

Двадцать из 33 - х высокопоставленных чиновников находятся в санкционном списке ООН. Глава нынешнего временного правительства мулла Мохаммад Хассан Ахунд был министром иностранных дел, а затем заместителем премьер-министра, когда в конце 1990-х годов у власти находились талибы. После отстранения организации от власти в 2001 году Ахунд руководил военными операциями талибов в Афганистане из своего убежища в Пакистане.

Сираджуддин Хаккани, лидер террористической организации, признанной США террористической, был назначен министром внутренних дел. ФБР выпустило программу «Вознаграждения за правосудие», которая предлагает 5 миллионов долларов за информацию, ведущую к аресту Сираджуддина Хаккани из-за его роли в террористических атаках против граждан США.

Халил ур-Рахман Хаккани, который также является субъектом программы FBI Rewards for Justice и первоначально был назначен руководить операциями по обеспечению безопасности в Кабуле вскоре после прихода к власти талибов, а теперь является министром по делам беженцев. Это вызывает особую тревогу, учитывая опасения, что иностранные боевики-террористы теперь устремятся в Афганистан, поскольку у власти там находятся его собратья-радикалы.

Наджибулла Хаккани — министр связи, а Абдул Баки Хаккани — министр высшего образования, что является плохим знаком для будущих образовательных возможностей для женщин и девочек.

Факты о причастности членов семьи Хаккани к терроризму и тесные связи с «Аль-Каидой» хорошо задокументированы. В отчёте за 2021 год ООН указала, что сеть «остается центром информационно-разъяснительной работы и сотрудничества с региональными иностранными террористическими группировками и является основным связующим звеном между талибами и «Аль-Каидой». Министр по делам беженцев Халил Хаккани напрямую поддерживал террористические операции «Аль-Каиды». В 2011 году сеть Хаккани осуществила теракты в отеле «Интерконтиненталь» в Кабуле, в результате которых погибло около десятка мирных жителей, и на американскую военную базу, в результате которых было ранено 77 американских солдат. В том же году Сираджуддин Хаккани опубликовал манифест, призывающий к глобальному джихаду и призывающий мусульман ехать на Запад для совершения терактов, восхваляя при этом «Аль-Каиду». В Кабуле возле посольства Германии погибло более 150 мирных жителей.

В знак того, что он по-прежнему привержен смертоносной террористической программе, Сираджуддин Хаккани в октябре 2021 года восхвалял террористов-смертников во время церемонии в отеле «Интерконтиненталь» и передал деньги и земельные участки семьям нападавших, включая муллу Барадара, который был партнёром по переговорам бывшего посланника мира США Залмая Халилзада. Барадар был переведен на должность заместителя премьер-министра, несмотря на его решающую роль в обеспечении Дохинского соглашения, которое способствовало выводу американских войск из Афганистана.

Это указывает на то, что членам руководства талибов, которые сосредоточились на военной кампании, а не на переговорах, приписывают победу и, таким образом, они получают более широкое влияние на то, как сегодня управляется страна. Вместо того, чтобы усилить кандагарскую фракцию Талибана, которая основала движение в начале 1990-х годов, победа в августе 2021 года пошла на пользу клану Хаккани, чья опора власти находится в восточном Афганистане и которые имеют особенно тесные связи с пакистанской разведкой.

В докладе акцентируется внимание на том, что с учётом сохраняющихся связей между лидерами талибов, особенно фракцией Хаккани, и террористическими группами, такими как «Аль-Каида»*, Соединенные Штаты должны сохранить санкции Министерства финансов и Государственного департамента в отношении лиц, причастных к террористической деятельности, и не соглашаться на требования об отмене санкций только потому, что они люди теперь занимают руководящие должности. Одновременно подчёркивается важность сохранения в силе санкции Совета Безопасности ООН за терроризм.

Учитывая жёсткий состав временного правительства и отсутствие каких-либо реальных признаков того, что талибы готовы разорвать связи с террористическими группировками, прогноз антитеррористических тенденций в Афганистане является негативным. Заложен фундамент для восстановления террористического убежища в стране. Без сил США в Афганистане возможности сбора разведывательной информации ограничены. Соединённые Штаты больше не могут полагаться на местные силы безопасности в борьбе с террористами. Благодаря совместным операциям с афганскими силами безопасности американские военные за последние несколько лет успешно справились с оставшимися элементами «Аль-Каиды» в стране. В отсутствие партнёрства США с местными афганскими силами, «Аль-Каида» будет иметь больше свободы действий, и Соединённым Штатам будет труднее справляться с угрозой. «Талибан» не будет сотрудничать с США в борьбе с «Аль-Каидой» и большинством других террористических групп.

ИГИЛ – Х

Увеличение числа нападений Исламского государства* в провинции Хорасан (ИГИЛ-Х) после прихода к власти Талибана привело к тому, что такие страны, как Пакистан, утверждают, что Соединенные Штаты должны поддерживать Талибан и помогать ему в консолидации власти, чтобы помочь отразить угрозу ИГИЛ-Х*.

ИГИЛ-Х провела несколько крупных атак по всему Афганистану, включая нападение 26 августа 2021 года, в результате которого погибли 170 афганцев и 13 военнослужащих США в аэропорту Кабула во время процесса эвакуации. Большинство других нападений произошло в шиитских мечетях по всей стране или в кварталах шиитских хазарейцев в Кабуле.

Хотя усилия талибов по устранению угрозы со стороны ИГИЛ-Х приветствуются, продолжающиеся связи талибов с «Аль-Каидой» и десятками других террористических групп означают, что консолидация власти талибов в Афганистане по-прежнему будет способствовать возрождению террористического убежища, даже если ИГИЛ-Х больше не были частью союза террористов.

Заместитель министра обороны США по вопросам политики Колин Каль, выступая перед Конгрессом в конце октября 2021 года, признал, что в идеале Соединенные Штаты должны иметь партнёров на местах для борьбы с растущими террористическими угрозами в Афганистане. Каль также сообщил членам Конгресса, что ИГИЛ-Х может развить потенциал для нападения на Соединённые Штаты в течение шести месяцев, в то время как «Аль-Каида» может сделать это в течение одного-двух лет.

Президент Байден прав в том, что за последнее десятилетие «Аль-Каида» дала метастазы. Однако нынешняя ситуация в Афганистане дает террористической группировке уникальное преимущество: сейчас Афганистаном правит исламистская группировка, с которой «Аль-Каида» взаимодействует уже 30 лет. Эти две группы также стали тесно связаны посредством смешанных браков. Ни одна другая страна в мире не предлагает Аль-Каиде такой роскоши.

Развивая региональную динамику без войск в Афганистане, Соединенным Штатам необходимо будет полагаться на страны региона, чтобы помочь им контролировать террористические угрозы и достигать своих целей по борьбе с терроризмом. В прошлом, Соединенные Штаты полагались на Пакистан для воздушного и наземного доступа в Афганистан и для проведения атак беспилотников. Пакистан разрешил эту деятельность, хотя у Вашингтона и Исламабада были принципиально разные цели в Афганистане. Двигаясь вперед, Вашингтон должен переключить свое внимание на укрепление партнёрских отношений в области борьбы с терроризмом с государствами Центральной Азии, чьи лидеры преследуют цели борьбы с терроризмом, более близкие к целям Соединенных Штатов.

Россия, Иран и Китай разделяют опасения США по поводу ИГИЛ-Х, но более широкие геополитические разногласия каждой из этих стран с Соединенными Штатами, скорее всего, помешают серьезному сотрудничеству с Вашингтоном в борьбе с терроризмом.

В ноябре 2021 года специальный представитель США по Афганистану Том Уэст принял участие в встрече в Исламабаде так называемой Тройки плюс, в которую входят США, Пакистан, Россия и Китай. Эти встречи могут быть полезны для разрешения гуманитарного кризиса в Афганистане, но вряд ли они помогут внести позитивные изменения в поведение талибов в отношении прав человека и борьбы с терроризмом.

Пакистан

Соединенные Штаты должны полагаться на воздушное пространство Пакистана для зарубежных контртеррористических операций (КТО) в Афганистане, по крайней мере, в обозримом будущем. Пока не будет определена страна, граничащая с Афганистаном, которая позволила бы им проводить миссии КTО, Соединенные Штаты должны запускать эти миссии с баз на Ближнем Востоке. Даже несмотря на то, что необходимо будет заключить соглашение о воздушном доступе с Пакистаном, Вашингтону не следует попадать в знакомую ловушку, рассматривая эту страну как партнёра по противодействию терроризму или разделяющего цели США в Афганистане.

Пакистан узко оценивает свои стратегические интересы в Афганистане, рассматривая их в основном через призму Индии. Главная цель Исламабада — не допустить, чтобы Индия закрепилась в стране в качестве стратегического плацдарма. Лучшим примером непримиримых целей Исламабада и Вашингтона в Афганистане является поддержка Пакистаном сети Хаккани и желание видеть членов клана Хаккани на руководящих должностях в правительстве Талибана. Исламабад доверяет Хаккани в поддержке их цели по предотвращению усиления влияния Индии в Афганистане.

Несмотря на интенсивное давление США на Пакистан с целью расправиться с талибами в течение последних 20 лет, в том числе приостановку военной помощи администрацией Трампа в январе 2018 года, Пакистан никогда не использовал всю силу своих рычагов воздействия на Талибан, чтобы помочь Соединенным Штатам. Пакистанские военные и разведывательные службы продолжали способствовать передвижению талибов через афгано-пакистанскую границу и разрешали талибам встречаться, собирать средства, получать медицинскую помощь и тренироваться на пакистанской территории.

Пока талибы могли отступить в Пакистан, они никогда не теряли своей возможности продолжать борьбу с афганским правительством. В то время как освобождение муллы Барадара из пакистанской тюрьмы было приведено в качестве примера сотрудничества с мирными переговорами под руководством США, понижение Барадара до должности заместителя премьер-министра теперь может свидетельствовать о том, что пакистанская разведка снова манипулирует динамикой власти талибов в свою пользу. Пакистанцы доверяют Барадару меньше, чем лидерам сети Хаккани, с которыми у них сложились особенно тесные связи за последние 30 лет.

Россия и Иран

Россия и Иран в последние годы укрепили свои связи с талибами, чтобы защитить свои контртеррористические интересы и закрепиться в стране в геополитическом плане. Заигрывания России и Ирана с талибами в основном направлены на то, чтобы заручиться поддержкой талибов в борьбе с угрозой ИГИЛ-Х, и продемонстрировать готовность адаптировать политику к развивающемуся террористическому ландшафту в Афганистане. Хотя площадь афганской территории, находящейся под контролем ИГИЛ-Х, с 2018 года уменьшилась, террористическая группировка по-прежнему способна проводить крупномасштабные атаки по всей стране и увеличила темпы этих атак с тех пор, как талибы пришли к власти.

Россию особенно беспокоит проникновение ИГИЛ-Х в государства Центральной Азии и усиление влияния на её “заднем дворе”.

Со своей стороны, Иран обеспокоен антишиитской повесткой дня ИГИЛ-Х и его нацеленностью на нападение на общину меньшинства шиитов-хазарейцев в Афганистане.

Заинтересованность Москвы и Тегерана в противодействии ИГИЛ-Х не вылилась в сотрудничество с США. С 2018 по 2019 год при администрации Трампа США и Россия вели контртеррористический диалог, но переговоры не привели к предметному сотрудничеству. В то время Москва утверждала, что Соединенные Штаты тайно поддерживают ИГИЛ-Х на севере Афганистана.

Центральная Азия

В докладе утверждается, что есть возможности для расширения сотрудничества США в области КТО со странами Центральной Азии, особенно с Узбекистаном и Таджикистаном, чтобы Вашингтон мог уменьшить зависимость от Пакистана. В то время как Россия (и Китай) будут возражать против создания Соединенными Штатами крупных военных баз или размещения смертоносной военной техники на их “заднем дворе”, возможно, что Узбекистан и Таджикистан согласятся на расширение обмена разведывательными данными или размещение небольших групп сил специальных операций США на своей территории.

И Узбекистан, и Казахстан содействовали доставке гуманитарной помощи в Афганистан и готовы играть более важную роль в этой области.

Узбекистан использовал Термез в качестве плацдарма для доставки гуманитарной помощи в северный Афганистан, в то время как Казахстан разрешил воздушный мост для переброски сотрудников ООН и других гуманитарных работников и гуманитарных грузов на регулярных рейсах из Алматы в Кабул.

На данный момент Казахстан поставил 5 000 тонн пшеничной муки для облегчения продовольственного кризиса в Афганистане, а Всемирная продовольственная программа закупила 50 000 тонн пшеничной муки в Казахстане для распределения в Афганистане. Казахстан также планирует продолжить свои образовательные программы для женщин в Афганистане и считает, что может сыграть свою роль в поддержке прав женщин.

Узбеки более оптимистичны, чем другие страны Центральной Азии, в отношении того, что Талибан прекращает сотрудничество с террористами и меняет свою политику в отношении прав человека путем предоставления международной помощи и развития инфраструктуры. Узбекское правительство мотивировано активным взаимодействием с талибами из-за своего желания избежать вражды с экстремистской группировкой. Но некоторые узбекские политики и аналитики обеспокоены тем, что победа талибов может вдохновить узбекские экстремистские элементы, в то время как другие указывают на более сильную экономику Узбекистана и более стабильную ситуацию с безопасностью как на амортизаторы против роста экстремизма. Узбекистан также работает над улучшением собственного имиджа в области прав человека, в том числе в области прав женщин. Это стремление, по мнению автора доклада, могло бы открыть возможности для дополнительного сотрудничества с Соединенными Штатами и другими партнёрами.

Таджикистан занял гораздо более жёсткую позицию по отношению к талибам. Мнение президента Таджикистана Эмомали Рахмона об этой группировке, вероятно, сформировано его опытом участия в гражданской войне 1990-х годов, в которой участвовали исламистские силы. Вероятно, он хочет защититься от возрождения экстремистов в своей стране. Таджикистан также стал убежищем для Афганского национального фронта сопротивления (ФНС), включая таджикских лидеров Амруллу Салеха, который занимал пост вице-президента при Гани, и Ахмада Масуда, сына лидера Северного Альянса Ахмада Шаха Масуда, который был убит Аль-Каидой 9 сентября 2001 г. Принимая у себя силы таджикской оппозиции, президент Рахмон выступает за более сбалансированную в этническом отношении структуру власти в Афганистане, которая могла бы помочь усмирить радикальные элементы в Талибане.

Проблема в том, что пока ни страны Запада, ни Россия, ни Китай, ни Иран не присоединились к Таджикистану в его поддержке сил сопротивления.

Таджикистан всё больше полагается на Китай в сотрудничестве по борьбе с терроризмом и обеспечения того, чтобы боевики не смогли проникнуть на его территорию из Афганистана. По сообщениям СМИ, Китай строит новую военную базу на границе Таджикистана с Афганистаном, которая будет обслуживаться китайскими военизированными формированиями. Расширение сотрудничества в области КТО происходит в то же время, когда Душанбе становится все более экономически зависимым от Китая. Китай является крупным инвестором в Таджикистане, на долю которого в 2018 году приходилось 37 процентов его общего объема прямых иностранных инвестиций, а в 2020 году на долю Пекина приходилось около трети общего внешнего долга Душанбе.

Китай

Хотя Китай злорадствовал по поводу ухода и поспешной эвакуации США из страны, Пекин обеспокоен тем, что Афганистан вновь становится убежищем для террористов во всем мире, а также возможностью распространения исламистского экстремизма на западные провинции Китая, населенные большим мусульманским населением. Исторически Пекин был обеспокоен антикитайскими исламистскими боевиками, в первую очередь этническими уйгурами, которые тренировались вместе с талибами и в прошлом укрывались как в Афганистане, так и в граничащих с Пакистаном племенных районах.

Китай в долгосрочной перспективе заинтересован в том, чтобы Афганистан превратился в важнейший узел его инициативы «Один пояс, один путь», а также в разработке и эксплуатации обширных минеральных ресурсов Афганистана. Однако инвестиции китайского консорциума в размере 3 миллиардов долларов в медный рудник Мес-Айнак в Афганистане бездействовали более десяти лет, и Китай будет избегать будущих инвестиций до тех пор, пока ситуация с безопасностью не стабилизируется.

В сентябре 2021 года, Представитель Талибана Забиулла Муджахид назвал Китай самым важным партнёром Афганистана, учитывая его готовность инвестировать в страну и восстанавливать ее. Однако до сих пор Китай не хотел брать на себя финансовые обязательства перед правительством талибов, которое не признано остальным миром.

Индия

2 сентября 2021 г. Сенатор Джин Шахин направила госсекретарю Энтони Блинкену письмо с просьбой, чтобы Индия теперь стремилась изменить свою изоляцию, приняв более активное участие в региональных усилиях по Афганистану, а в начале ноября 2021 года провела встречу региональных советников по национальной безопасности в Нью-Дели. Индию больше всего беспокоит то, что победа талибов вдохновит антииндийских боевиков, в основном базирующихся сейчас в Пакистане. Эти группы, в том числе Laskhar-e-Taiba и Jaish-eMohammad (JeM), несут ответственность за нападения на территории Индии в последние годы, которые усилили напряженность в отношениях между Индией и Пакистаном и привели к военным кризисам между двумя ядерными державами.

Самый последний военный кризис между Индией и Пакистаном произошёл после террористической атаки 14 февраля 2019 года, совершенной боевиком JeM, в результате которой погибло 40 индийских солдат в контролируемом Индией Кашмире. Индия также подверглась крупным террористическим атакам на своё посольство и консульства в Афганистане со стороны сети Хаккани.

Индия теперь заняла активное участие в региональных усилиях по Афганистану, и в начале ноября 2021 года провела встречу региональных советников по национальной безопасности в Нью-Дели. Пакистан и Китай, которые не приветствуют более заметную роль Индии в Афганистане, пропустили встречу.

У Соединённых Штатов по-прежнему есть важные интересы национальной безопасности в стране, а именно предотвращение возрождения терроризма. В интересах Соединенных Штатов также продолжать работу с партнёрами-единомышленниками, чтобы избежать гуманитарных катастроф и сохранить достижения гражданского общества. Это продемонстрирует глобальное лидерство США в области прав человека и позволит сохранить хотя бы часть достижений, полученных Вашингтоном в результате огромных затрат крови и денег за последние 20 лет. Наконец, у Соединенных Штатов есть моральное обязательство эвакуировать и расселить афганцев, которые работали с правительством США и которые теперь находятся в опасности из-за этой работы, и продолжать помогать тем, кто остается бороться за права человека в Афганистане.

Чтобы избежать гуманитарных катастроф и коллапса афганской экономики, Соединенным Штатам следует поощрять Всемирный банк к созданию Трастового фонда помощи Афганистану для направления денег в экономику, особенно заработная плата государственных служащих. Этот трастовый фонд должен действовать по той же схеме, что и Трастовый фонд восстановления Афганистана, который действовал с 2002 г. до краха Кабула 15 августа 2021 г. заработная плата государственных служащих, особенно работающих в сфере образования и здравоохранения. Сообщается, что в фонде реконструкции всё ещё остаётся 1,1 миллиарда долларов, которые можно было бы немедленно использовать для национальных программ в рамках нового целевого фонда помощи.

Одним из преимуществ использования Всемирного банка в управлении ею является то, что системы распределения помощи и контроля за ней уже существуют. Таким образом, международное сообщество могло бы не начинать с нуля. В то время как ООН в настоящее время играет роль в распределении заработной платы в секторе здравоохранения, это должно быть только временным соглашением. У ООН нет опыта эффективного и действенного распределения больших сумм наличных денег. Работать с международными партнёрами над изучением возможности создания финансового коридора через частный афганский банк.

Соединённым Штатам следует сотрудничать с международными партнёрами и финансовыми учреждениями, чтобы выяснить, может ли афганский частный банк взять на себя некоторые функции, которые обычно выполняет государственный центральный банк. Это решение потенциально может позволить международным донорам помочь с выплатой заработной платы государственным служащим. Однако, поскольку любая организация, принадлежащая афганцам, будет подвержена давлению талибов, Соединённые Штаты и их международные партнёры должны будут создать механизмы для решения этой проблемы.

Недавний опрос, проведенный в Пенсильвании международной некоммерческой организацией More in Common, показал, что большинство американских ветеранов считают, что Соединённые Штаты морально обязаны переселить афганских союзников в пределах своих границ.

Вашингтону следует рассматривать Термез в Узбекистане и Алматы в Казахстане как ключевые точки доступа для гуманитарной помощи в Афганистан. Соединенным Штатам и другим донорам следует тесно сотрудничать с агентствами ООН, бреттон-вудскими институтами, и правительствам Казахстана и Узбекистана обеспечить создание гуманитарных коридоров таким образом, чтобы они приносили пользу принимающим сообществам, не поощряли торговлю людьми или другую незаконную деятельность и были нацелены на наиболее уязвимых бенефициаров.

Что касается взаимодействия с талибами, то Соединенным Штатам следует отказываться признавать правительство талибов до тех пор, пока лица, внесённые в список США, остаются в составе кабинета. Пока лидеры Хаккани остаются на ключевых постах во временном правительстве талибов, Вашингтон не должен рассматривать вопрос о дипломатическом признании этого режима. Признание правительства, в состав которого входят назначенные террористы с кровью США на руках, придаст импульс террористам во всем регионе и повысит опасность для граждан США во всем мире.

Соединенные Штаты и партнёры-единомышленники должны разработать план воздействия на поведение талибов в отношении прав человека и борьбы с терроризмом. Дорожная карта взаимодействия должна предусматривать конкретные действия, а не только словесные обязательства, которые генерируют взаимные вознаграждения, такие как техническая помощь и другие формы негуманитарной помощи. Крайне важно, чтобы финансирование США не попало в карманы террористов, которые всё ещё намереваются атаковать Соединенные Штаты.

По крайней мере, ориентиры должны включать:

амнистию Талибаном всех бывших государственных служащих;

формирование инклюзивного правительства;

предоставление гуманитарного коридора для доставки помощи непосредственно афганскому народу;

поддержку среднего образования для девочек по всей стране и равный доступ женщин к поступлению в университеты;

разрешение женщинам работать во всех секторах экономики.

Поставить будущее финансирование развития США правительству талибов в зависимость от соблюдения прав человека, особенно прав женщин.

Соединённые Штаты должны обусловить любое финансирование афганского сектора образования тем, что женщинам разрешено преподавать, девочкам разрешено посещать среднюю школу, а женщинам разрешено посещать университетские занятия, в том числе те, которые посещают или преподают мужчины. Страны-доноры должны четко указать, что ограничения прав и участия женщин в жизни общества, образования, и экономика повлияет на способность Талибана получить доступ к финансированию от международных финансовых учреждений.

Сохранять санкции Государственного департамента и Министерства финансов в отношении сети Хаккани и лидеров Талибана до тех пор, пока они полностью не разорвут связи с терроризмом.

Соединённым Штатам не следует соглашаться с требованиями Талибана об отмене санкций в отношении их лидеров на том основании, что этим лицам были предоставлены руководящие должности.

«Талибан» и «Сеть Хаккани» должны сохранить свою классификацию как особо обозначенные глобальные террористические группы в соответствии с Исполнительным указом 13224, а «Сеть Хаккани» должна сохранить свой статус иностранной террористической организации в соответствии со статьей 219 Закона об иммиграции и гражданстве до тех пор, пока Вашингтон не сможет убедиться, что эти группы полностью разорвал связи с терроризмом.

ЦРУ следует тщательно проанализировать точную природу отношений талибов и сети Хаккани с «Аль-Каидой» и другими террористическими группировками.

Затем Совет национальной безопасности должен возглавить межведомственный политический процесс для определения критериев, по которым правительство США будет определять, порвали ли группировки связи с терроризмом.

Для защиты прав человека, особенно прав женщин, Соединенным Штатам следует укрепить мандат Миссии Организации Объединенных Наций по содействию Афганистану (МООНСА) для работы непосредственно с гражданским обществом.

Вашингтону следует поощрять ООН к тесному партнёрству с афганским гражданским обществом и взаимодействию с представителями всего политического спектра, а не сосредотачиваться в первую очередь на Талибане. Целью этого взаимодействия является сохранение открытыми гражданских и политических пространств.

Создание независимого механизма мониторинга прав человека. Надежный и объективный механизм мониторинга и отчётности в области прав человека вместе с соответствующими инструментами подотчётности помогут предотвратить серьезные нарушения, совершенные во время предыдущего пребывания талибов у власти. Будь то мандат Генеральной Ассамблеи ООН или Совета по правам человека, крайне важно, чтобы этот механизм имел мандат на проведение гендерного анализа и анализа социальной интеграции для обоснования решений о международной помощи, а также чтобы он был наделен планом действий по взаимодействию с талибами.

Сохранять сильные формулировки по правам человека в резолюциях СБ ООН и Генеральной Ассамблеи ООН.

Вашингтон должен тесно сотрудничать с Парижем и Лондоном, чтобы предотвратить размывание Москвой и Пекином формулировок по правам человека в резолюциях СБ ООН, касающихся Афганистана, или исключить механизмы защиты прав человека из мандата МООНСА.

Тесно взаимодействовать с афганской диаспорой.

Соединенные Штаты должны продолжать тесно сотрудничать с афганской диаспорой, чтобы следить за гуманитарной ситуацией и ситуацией с правами человека в Афганистане. Денежные переводы диаспоры также представляют собой потенциально ценный ресурс для гуманитарной помощи, и правительства должны помнить о том, как они могут облегчить эти потоки законными и эффективными способами.

На дипломатическом и политическом фронте Соединенным Штатам следует взаимодействовать со странами Центральной Азии по поводу будущего Афганистана.

Дипломаты США должны разъяснить странам Центральной Азии, что будущее направление управления в Афганистане имеет последствия для тенденций исламистского экстремизма в их собственных странах. Хотя некоторые центральноазиатские лидеры могут полагать, что молчаливая поддержка талибов дает наилучшие шансы для установления стабильности в соседнем Афганистане, они также должны учитывать влияние расширения прав и возможностей сторонников жёсткой линии на исламистские тенденции в их собственных странах.

Чтобы справиться с угрозой терроризма, Соединенным Штатам следует инвестировать в совершенствование технологии беспилотных летательных аппаратов для зарубежных КТО.

Американские военные должны быть готовы в обозримом будущем проводить операции с беспилотниками с баз на Ближнем Востоке, потому что Пакистан и государства Центральной Азии, граничащие с Афганистаном, опасаются, что Соединённые Штаты будут проводить смертоносные операции с их территории.

Расширить сотрудничество по КТО с государствами Центральной Азии, особенно с Узбекистаном и Таджикистаном.

Имеются возможности для расширения обмена разведывательными данными, проведения тренингов по контрразведке и других совместных мероприятий по контрразведке с государствами Центральной Азии. В долгосрочной перспективе возможно, что государства Центральной Азии могут разрешить Соединённым Штатам размещать на своей территории средства разведки, наблюдения и рекогносцировки или даже разрешить проведение ограниченных КТО силами специальных операций из региона.

Руководство вооруженных сил и разведки в некоторых странах Центральной Азии склонно скептически относиться к Талибану из-за беспокойства по поводу продолжающихся связей этой группировки с терроризмом и того, что это означает для региона в целом.

В случае, если государства Центральной Азии станут более открытыми для контртеррористической деятельности США, развёрнутой с их территории, Соединенным Штатам следует быть готовыми распределить средства контртеррористической деятельности по всему региону, которые могли бы действовать согласованно для устранения угроз, уменьшая при этом зависимость от единого варианта базирования.

Соединённым Штатам следует укрепить возможности и подотчётность Государственного департамента для поддержания усилий по эвакуации находящихся в опасности афганцев, имеющих право подать заявку на переселение в Соединенные Штаты.

Государственный департамент должен сделать больше, чтобы помочь этим лицам покинуть страну, используя все имеющиеся полномочия и ресурсы для упрощения существующих процессов, которые в настоящее время затрудняют, а то и делают невозможным выезд из страны выявленных и проверенных афганцев из группы риска. В рамках этих усилий Государственный департамент США должен обеспечить, чтобы любые дальнейшие усилия по эвакуации были направлены на нужды афганских женщин из группы риска, которые оказались в крайне неблагоприятном положении во время операции по эвакуации 18 августа 2021 года.

США также должно более тесно сотрудничать с дружественными странами, имеющими посольства в Афганистане, включая Катар, Узбекистан и другие страны, которые могут облегчить безопасный проход в аэропорт. Кроме того, Государственный департамент должен помочь этим афганцам определить пункты назначения в третьих странах, где они могут временно проживать. с адекватной гуманитарной поддержкой и/или доступом к работе, учебе и другим услугам, пока правительство США обрабатывает их заявления о переселении. Совет национальной безопасности должен работать с Государственным департаментом, Департаментом внутренней безопасности, обороны и юстиции для усиления межведомственной координации и обеспечения того, чтобы агентства использовали все имеющиеся полномочия и ресурсы для ускорения и оптимизации текущих процессов. Более тесно сотрудничайте с частными организациями, стремящимися безопасно эвакуировать афганцев, находящихся в опасности. Государственному департаменту следует установить более инклюзивный, лучше обеспеченный ресурсами и более прозрачный процесс работы с частными организациями, помогающими эвакуации афганцев.

На сегодняшний день Государственному департаменту не удалось наладить эффективное рабочее партнерство с десятками независимых групп, управляемых США: ветераны, служившие в Афганистане, религиозные общины и другие добровольческие организации, которые хотят и могут помочь афганским союзникам Америки.

США должны установить значимые и хорошо обеспеченные ресурсами государственно-частные партнёрства, которые могут воспользоваться гибкостью и новаторством частных усилий, обеспечивая при этом необходимые дипломатические, юридические и другие рекомендации для содействия эффективной деятельности.

США также могли бы воспользоваться существующими партнёрствами государственного и частного секторов, такими как Совет американо-афганских женщин, для оптимизации направлений и других координационных задач.

Заключение

Поспешный вывод войск президентом Байденом из Афганистана летом 2021 года был основан на ошибочном соглашении США с талибами, которое было заключено администрацией Трампа. В результате страна теперь может снова превратиться в рассадник террористов, который опять могут представлять серьёзную угрозу для американских граждан. Подъем связанной с «Аль-Каидой» сети Хаккани во временном правительстве талибов вызывает особую обеспокоенность. Отступление от прав человека, особенно женщин и девочек, также представляет собой серьёзную опасность.

Соединённые Штаты не могут просто умыть руки в Афганистане, игнорируя надвигающуюся гуманитарную катастрофу или желая избавиться от террористической угрозы, которая, вероятно, возрастет в ближайшие месяцы и годы. Соединённые Штаты игнорировали Афганистан после ухода СССР в 1989 году, и результатом стали теракты 11 сентября 2001 года.

Двигаясь вперёд, Соединённые Штаты должны основывать свои действия в Афганистане на принципах свободы и человеческого достоинства, широко открыв глаза на продолжающиеся глобальные террористические угрозы, исходящие из страны.

***

Комментарий

Если отодвинуть в сторону весь набор нагромождённых друг на друга проблем с правами человека при новом приходе талибов, с оказанием гуманитарной помощи афганскому населению, с эвакуацией афганцев, которые были ориентированы на антиталибское правительство и американцев, то остаётся главное.

Автор доклада, опытный сотрудник ЦРУ и Госдепа, абсолютно прямо формулирует основную цель – превратить бывшие республики СССР, государства Центральной Азии в плацдарм разведывательного наблюдения за Афганистаном. И не только за ним. Видимо это и называется «основывать свои действия с широко открытыми глазами».

Живём в интересное время, когда никто ничего не скрывает.

*террористические организации, запрещённые в РФ

Комментарии Написать свой комментарий
27 января 2022 в 10:20

А КУДА ЖЕ ОНИ ТАК ПОЗОРНО УБЕЖАЛИ?

Оне так позорно бежали из Афганистана… в Центральную Азию!!!

(Сколько бы там по этому поводу не музыркали всякие обалдевшие от собственного красноречия блогеры. Комментаторы и ветровы — не в счет)

«Однако Казахстан, который называли вторым Сингапуром, чуть не превратился в один большой Кандагар. Почему это произошло? Потому что оттуда выгнали три миллиона русских. Из одного миллиона немцев выгнали 900 тысяч. Из 900 тысяч украинцев выгнали 800 тысяч. Из Казахстана вынуждены были бежать почти все татары».

Более чем впечатляющая статистика из последнего выступления Геннадия Зюганова в Думе.

Какая знаковая цифра — 7 миллионов беженцев. Из дружественной страны.

Это население хорошей европейской страны.

Но где вопли негодования и скорби?

А то ли еще будет?

Так, кажется, пела свой прославленный шлягер прославленная наша национальная гордость?

1.0x