Сообщество «Посольский приказ» 05:31 8 ноября 2021

С глазу на Глазго

Климатический саммит ООН как витрина глобального недоверия
1

Глобализм мёртв. Его разлагающийся труп, давно застолбивший себе место в кунсткамере, возят по миру. Для недавнего саммита G20 в Риме этот труп забальзамировали и выставили, как живой: так высок фиктивный авторитет прекраснодушной когда-то инициативы, не справившейся ни с одной из общемировых напастей – войны идут, ресурсы кончаются, народы не объединяется. Вместе с тем проблем рождается все больше: к примеру, вопросы экологии с каждым годом все заметней выходят на первый план и начинают касаться буквально каждого жителя Земли. Риторика политиков G20 тем временем не изменяется нисколько, и вот накопившие взаимные обиды главы государств пожимают друг другу руки и в который раз повторяют одни и те же заветы: перестать финансировать «грязные» угольные проекты, посадить триллион деревьев, остановить глобальное потепление. Конференция G20 в Риме заканчивается так, что складывается впечатление, будто мумия глобализма вот-вот откроет глаза. Но затем беднягу везут в Глазго, где в самый ответственный момент эта мумия разваливается на части.

Первая неделя ноября собрала почти все страны мира в шотландском городе Глазго на климатический саммит СОР-26 (26-ю сессию конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата). Мировая политическая повестка, соответственно, временно перекрасилась сугубо в зелёный цвет. Для рекламы конференции сняли аляповатый компьютерный ролик с динозавром-оратором, с трибуны ООН заклинающим мир «не выбирать вымирание». На открытии саммита знанием поп-культуры отметился премьер-министр Великобритании Борис Джонсон: он заводил общественность фразами о том, что борьба с изменением мирового климата сравнима с попытками киношного Джеймса Бонда обезвредить очередное «устройство судного дня». Впрочем, выверенность киноклише и строгость менеджмента на съёмочных площадках ничуть не напоминала организацию СОР-26. Мир повеселили новости о том, как тысячи рядовых гостей не могли часами попасть внутрь здания, где проходил самый прогрессивный саммит. Плохо продуманная инфраструктура вызвала скандал вокруг израильской делегации, чья министр энергетики, будучи инвалидом-колясочником, банально не имела возможности добраться до конференции. В духе абсурдных комедий "Монти Пайтон" поступила журналистская бригада CNN, перепутав шотландские города и развернув целую студию по освещению саммита в Глазго за 70 километров от крупнейшего города Шотландии – в Эдинбурге. Дешёвых разговоров добавило прибытие на саммит голливудского небожителя Леонардо ДиКаприо. В историю попал и засыпающий на заседании Джо Байден, и его нелепое замечание о горящей тундре в России. Словом, COP-26 уже с самого начала из протокольно-политического мероприятия обернулось в карнавально-развлекательное.

Чутьё не подвело некоторых крупных политиков: Си Цзиньпин и Владимир Путин решили не посещать COP-26, доверив представительские функции силам собственных делегаций. Из глав трёх сверхдержав на саммит приехал только упомянутый Байден. Американский президент, не пробывший в должности ещё года, предстал в Глазго почти что отработанным политиком с исчерпанным кредитом доверия. Его небольшое европейское турне – попытка выдохнуть и перезагрузиться после череды серьёзных политических кризисов (Афганистан, победы республиканцев на местных выборах, обостряющийся экономический кризис на фоне не сбавляющего обороты ковида). При этом на саммит байденовская администрация прибыла с пустыми руками, так как не смогла провести через Сенат пакет зелёных инициатив, входящих в состав амбициозной и дорогой инфраструктурной реформы. Реформа, пусть и в сильно урезанном виде, прошла Палату представителей через несколько дней после саммита, но ни следа от зелёного настроя в законопроекте не осталось. На предполагаемые поминки «грязных» энергетик Байден явился в выпачканных углём рукавах: несмотря на давление со стороны федеральных властей, использование угольных электростанций в Америке по сравнению с прошлым годом увеличилось на целых 20%. К тому же в контексте возникшего при содействии США общеевропейского энергетического кризиса призывы Джо Байдена о финансировании зеленых технологий и обеспечении отстающих стран выглядели как издевательство. Сырой идеей по спасению планеты поделился спецпредставитель президента США по вопросам климата, бывший кандидат на кресло в Овальном кабинете, Джон Керри. Заразившись горе-оптимизмом Бориса Джонсона, Керри предложил делегировать вопросы экологии большому бизнесу. По задумке Джона, необходимо трансформировать экологический кризис в возможность прибыльных инвестиций, при этом конкретных мер, иллюстрирующих применение этого подхода, названо не было. Министром финансов США, Джэнэт Йеллен, озвучивались классические рефрены об удобстве возобновляемых ресурсов и их дешевизне в долгосрочной перспективе. В сухом остатке от предельно демократизированных, максимально олевевших и донельзя озеленевших США ожидали куда больших усилий, куда больше воздействия на выпрямление мировой ситуации и куда больше смысла и конкретики.

Однако расставление точек над i в экологической повестке не вышло и по другой причине: глобализм образца ООН не учёл, что страны без ресурсов и технологий придут лишь с протянутой рукой и пост-колониальными обидами. Африке и Индии, эпицентрам экологических катастроф, не о чем говорить по существу на саммите ООН. Разве что о денежных запросах: премьер-министр индийцев Нарендра Моди провозгласил, что Дели требуется невообразимая сумма в 1 триллион долларов на реабилитацию и внедрение зелёных технологий. Вина за возросшие аппетиты слаборазвитых стран всецело лежит на плечах той же G20: по Парижскому соглашению первые экономики мира обязывались вливать по 100 миллиардов долларов в развивающиеся страны, но трамповский демарш, ковидный кризис и вызванные им бюджетные дефициты внесли свои коррективы. При нынешних перспективах в Африке и Индии засухи будут что с угольными электростанциями, что без них – только в первом случае производства продолжат работу, а во втором – нет. Стоит ли добавлять к неизбежным убыткам дополнительные? Строго говоря, лейтмотив COP-26 – это тотальное недоверие его участников друг к другу. Развитые страны не понимают, почему они должны отчитываться перед кем-то, а для развивающихся государств не совсем ясно, почему они должны расплачиваться за урон, который им нанёс экстенсивный индустриализм европейцев, американцев и китайцев. Диктуют ли государства свою политику ООН? Или наоборот?

За многочисленными обсуждениями, идеями, спорами и предложениями на Саммите в Глазго был утвержден лишь один внятный документ об ограничении парникового эффекта: около 40 стран (кстати, без России, Китая, США) подписали декларацию о полном прекращении финансирования угольных электростанций, а также закрытии существующих станций к 2030 в развитых государствах и к 2040 – в развивающихся. Председателем Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен было заявлено о предоставлении одного миллиарда евро на глобальную инициативу по защите лесов – деньги совершенно смехотворные с учётом обширности экологической проблемы. Другой возможный «успех» прошедшего саммита – обещания делегаций уменьшить выброс метана на 30% к 2030 году. Для конференции, чей пафосный лозунг «не выбирать вымирание» подразумевал судьбоносные решения – совсем не густо. Впрочем, генсек ООН Антонио Гуттериш хочет, чтобы саммиты вместо проведения раз в пять лет, проходили ежегодно. Вот только зачем? Подобным вопросом задаются не только скептики экологического вопроса, но и те, кто стоят в авангарде зелёного пути.

За две недели до проведения COP-26 небезызвестная Грета Тунберг написала статью в британский The Guardian. В своем тексте пионерка зеленой повестки хорошенько прошлась по участникам саммита в Глазго. Тунберг подвела итог будущей конференции при помощи трёх слов: «Бла-бла-бла». Позже, 3 ноября через свой аккаунт в Twitter она призвала выходить на забастовку против саммита с последующим маршем. Если прогрессивные силы, стоящие за Гретой, перестают верить в любые международные организации и институты, то что остаётся опытным акулам политической игры? Один из них, Чарльз, принц Уэльский, безотрадно констатирует: «Просто не верится, сколько раз за последние 40 лет я произносил подобные речи во всех концах света – и всё бесполезно». Но в бесполезности речей его вины нет. Просто 40 лет назад глобализм, пусть и силящийся походить на живого, уже был мёртв.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

29 ноября 2021
Cообщество
«Посольский приказ»
2
Cообщество
«Посольский приказ»
1
Cообщество
«Посольский приказ»
Комментарии Написать свой комментарий
8 ноября 2021 в 22:15

Этому Бабайдену точно хлороформа или эфира в маску подлили. Или сопалса. Ну или клея "момент". И чтоб опять свалить всё на Трампа. Наркофилы чёртовы. Кайфоманы.

1.0x