Сообщество «Информационная война» 06:24 1 сентября 2023

Паутина лжи

массовая дезинформация ловит зрителей и читателей транснациональных СМИ в сети своих ухищрений

Среди всех русских слов, пробивших языковой барьер и попавших в lingua franca нашего времени, наряду со всеми этими sputnik, pogrom, cheka и intelligentsia, наибольший интерес представляет слово dezinformatsiya. Не только потому, что калька с русского как бы подразумевает в глазах глобального обывателя эксклюзивное происхождение этого термина (а стало быть, и явления) из России. Но и потому, что под этим словом в наше мятежное время на Западе подразумевается не совсем то же, что под часто используемым однокоренным англоязычным словом disinformation. Disinformation — конкретная ложь, призванная перекрыть правду, а вот dezinformatsiya, рассказ о которой неизменно сопровождается воспоминаниями о порочных и несомненно исключительно российских практиках, являет собой процесс с целью отвадить своих жертв от главной информационной линии. Заметили главное? Объектом действия этой "дезинформации" не всегда является ложь, а может служить и правда, при этом критерий пользы информации — не соответствие её реальности, а служба в рамках установленной модели взгляда на мир. Минувшая неделя подарила нам три разные на первый взгляд истории, в рамках которых термин "дезинформация" заиграл в доселе незнакомом свете. Истории разделяют тысячи километров, но объединяет одно: в эту модель взгляда на мир становится всё труднее затолкать все неудобства реальности.

24 августа начался сброс воды в океан с атомной электростанции "Фукусима". Всё, что окружает этот сброс, наполнено условностями. Да, МАГАТЭ разрешила сброс миллиона тонн воды — но условно, ведь никто не будет стоять с весами и замерять объёмы выброшенной заразы. Да, японцы заверили, что очистили воду от цезия и стронция, но условно — ведь то, сколько ещё радиоактивной дряни, к примеру, трития, осталось в выброшенной воде, никто не проверяет. Да, все вокруг восприняли это как должное (или почти все, но об этом позже), но условно — ведь под ковром официальной реакции таились азиатские торговые игры.

Итак, обо всём по порядку. Авария, произошедшая 12 с половиной лет назад, интересна не сама по себе, а в свете многочисленных скандалов, возникавших в её контексте. Мы все помним те чудесные истории о скрывавшихся годы до аварии трещинах в бетонном основании реактора, которые заклеивали бумажками с распечатанными фотографиями бетона — чтобы проверяющие издалека не заметили. Мы помним, как последствия аварии преуменьшались в местной и глобальной прессе до тех пор, пока с вывозом некоторых местных жителей не опоздали безнадёжно. Мы помним, как сразу после аварии и оперативного разбора её последствий о ней как бы забыли — это же не Чернобыль, чтобы канал HBO снимал свой сериал. Словом, всё как полагается в Японии, где чаще, чем где бы то ни было, видимость отстаёт от действительности катастрофическим образом.

Вот и сейчас заурядное действие со сбросом воды не могло не превратиться в политический скандал, учитывая высокие отношения всех со всеми в Восточной Азии. Вообще воду планировали сбрасывать ещё с 2020 года, когда стало понятно, что хранилище загрязнённой воды объёмом 1 млн 370 тыс. кубометров уже переполняется. Тянуть до 2023-го понадобилось для видимости создания установок для очистки. Видимости — потому что с самого первого дня разговоров об очищении воды от опасных примесей эксперты вне больших СМИ и государственных аппаратов задействованных стран (а установки строили французы и американцы) говорили, что хотя с помощью хитрого способа процеживания сквозь мембраны под давлением цезий выловить и можно, но тритий в воде останется, а стало быть, ни о какой очистке речи быть не может. В пользу версии о том, что очищенная вода не такая уж и очищенная, говорит и мутность действий японцев: они не пустили на станцию представителей МАГАТЭ, ограничившись письмом в духе "мамой клянусь, вот так чистим". Международные атомщики этим письмом удовлетворились и вернулись к обвинению России в обстреле собственной АЭС в Запорожской области.

В минувший четверг японцы всё же начали сброс воды — в интернете полно красочной анимации, где из восточного побережья страны вулканов и нержавеющих автомобилей прямо в океан вырастают цветы радиоактивной жижи. У кого-то — скажем, в твиттер-аккаунтах американских журналистов — эти цветы были небольшими и мгновенно вянущими, а у других — например, в видеомоделях, распространяемых в Douyin (отдельный китайский TikTok), — жуткие красные разводы в считанные секунды заполняли весь мировой океан. Правда о том, насколько вредна тритиевая водица с Фукусимы, уже не так важна, ведь упомянутый выше скандал стал ареной столкновения двух систем взглядов и поляной цветения той самой дезинформации.

Ещё до начала сброса радиоактивной воды Китай объявил, что в случае начала этого сброса им будет введено эмбарго на поставки японских морепродуктов. Угрозу потерять пункт назначения для 42% продукции рыболовной промышленности в Токио всерьёз не восприняли и на кнопку слива всё же нажали. Что тут началось! В Китае и в Южной Корее с полок магазинов в считанные дни пропали все пачки морской соли — из-за опасений в том, что новые партии будут заражены. В этих же странах в суши-ресторанах, которые до сих пор всячески гордились своими связями с Японией, владельцы вынуждены вывешивать большие знаки о том, что ни японской рыбы, ни японского риса, ни — на всякий случай — японских поваров в приготовлении не используется. Параллельно с этим на Корейском полуострове выразили недовольство. И если на севере это недовольство выказали стоическим осуждением, назвав сброс воды "преступлением против всего мира", то на юге взялись за протест. Поскольку это был не протест против глобального потепления, угнетения уйгуров или истребления украинцев, единичные митинги на пару десятков человек были объявлены недемократичными и лихо скручены полицией. Тем не менее в Сеуле собралось шествие на десятки тысяч человек, которые к тому же и ворвались в японское посольство. Причиной всеобщего недовольства был не сброс воды сам по себе, а реакция южнокорейских властей — вернее, отсутствие реакции: какой-то спикер выразил озабоченность, но на этом всё. На прошлой неделе в "Завтра" выходил текст про приезд глав южнокорейского и японского государств в резиденцию американского президента. Там, среди разбора контекстов политических раскладов в Тихом океане, содержалась важная мысль: Япония и Южная Корея, имеющие полное ультранасилия прошлое, готовы терпеть друг друга только до тех пор, пока их за шкирку крепко держит дядя Сэм. Конечно, в качестве объединяющего фактора можно было бы назвать и противодействие Китаю, но тот факт, что Сеул, равно как и Токио, активно с Китаем торгует и заинтересован в сохранении нормальных с ним отношений, не даёт преувеличить значимость этого фактора. Так вот, корейцы, не будь дураками, параллельно с организацией маршей протеста и демонстраций собственной обиды на сброс японцами ядовитой воды принялись суетиться. Суета эта была связана главным образом с упомянутым выше эмбарго, введённым китайцами. В самых разных уголках интернета начали появляться прикидки того, как и когда корейцы смогут заместить освобождённую японцами долю китайского рынка.

Стоит помнить, что суетиться должны не только корейцы: для рыбной промышленности Приморья ситуация с эмбарго также представляет уникальный шанс, ведь ни Японское, ни Охотское моря напрямую последствий сброса воды с восточного побережья Хонсю не испытывают.

Интересный момент состоит в том, что в Японии основной массой недовольных решением о загрязнении океана оказались именно работники рыболовной промышленности — они собирались на митинги, точно так же не оказавшие никакого влияния на решение правительства в Токио. Китайцы же во имя дополнительного устрашения запустили новую тему. 26 августа главное англоязычное издание Global Times объявило о создании — разумеется, исключительно по частной инициативе — чёрного списка японских производителей косметики. Причина проста: в производстве косметических средств активно используются компоненты, выделяемые из морепродуктов. В Азии цветут стереотипы о том, что японские женщины — самые красивые, а японская косметика способна сделать из кого угодно японскую женщину, так что намёк Китая на свой следующий шаг — удар по прибыльному и востребованному сегменту рынка — понятен.

В ответ на всё это японцы, запертые между необходимостью сливать воду и желанием сохранить свой нынешний курс, затребовали помощи у фабрики дезинформации, как-то раз сбросившей на Японию две бомбы. Там пару дней подумали и выкатили целую медиакампанию. Во-первых, через какую-то полоумную "журналистку", которую даже на пике антикитайской истерии не печатают ни в одной серьёзной газете, объявили, что где-то в Жёлтом море потонула китайская подводная лодка с ядерным реактором. То есть "это не мы загрязняем океан радиацией, это вы загрязняете океан радиацией!" Вброс моментально опровергли, но кому такое интересно? На эту "достоверную и проверенную информацию" до сих пор можно встретить ссылки в более-менее серьёзных изданиях — по соседству с разговорами о том, как Китай сам сбрасывает радиоактивную воду в океан просто потому, что злой. Во-вторых, всплыл товарищ по имени Фрэнк Се. Этот самый Фрэнк, работающий в Японии "представителем Тайбэя" (так называют послов Тайваня те страны, что не желают портить отношения с Китаем), объявил, что радиация с Фукусимы ни капли не вредна, а вовсе даже наоборот — полезна. Фрэнк, подписывающийся везде как Се Чантин и являющийся сооснователем ныне правящей на Тайване Демократической прогрессистской партии, почему-то решил не подтверждать свои слова на деле и не поехал купаться в сточных водах Фукусимы. В-третьих, в игру вступила большая пресса: Reuters, The Washington Post и даже Bloomberg принялись публиковать "глубокую аналитику" и "достоверные новости" о том, что уровень радиации от очищенной водички и вовсе упал, а китайские эмбарго не работают — вы только посмотрите на все эти очереди за японской рыбой! В-четвёртых, высказался глава японского государства. Нет, не Фумио Киcида — он всего лишь премьер-министр — и не император Нарухито. Посол США в Токио — а именно он является фактическим главой японского государства — объявил, что радиация настолько низка, что он готов отведать пойманной у Фукусимы рыбки. Посол США — фигура примечательная тем, насколько ярко он иллюстрирует кадровую политику администрации Джо Байдена. Зовут его Рам Эмануэль — он близкий друг Билла Клинтона и наставник-покровитель Барака Обамы. Бывший мэр Чикаго прославился своей катастрофической некомпетентностью на этом посту — теперь город гангстеров, охваченный грабежами, автоугонами и наркоторговлей, скучает по временам Аль Капоне. Словом, идеальный кандидат на пост посла в одной из важнейших стран для осуществления американской внешней политики. Весь этот хор обозначал какие-то ответные шаги в информационном противостоянии, но как только стало понятно, что ничего из этого не работает и что главного — проигнорированного экологами и защитниками климата факта сброса отравленной воды в океан — вся эта какофония не перекрывает, японская сторона ушла в глухую оборону. Теперь все намёки на то, что неплохо было бы не загрязнять общие водоёмы, просто называются дезинформацией, а источники распространения этих намёков тут же обвиняются в работе на китайскую и российскую (куда ж без нас) пропаганду.

Вместе с этим за 76 сотен километров от Фукусимы разворачивался другой сюжет. Иные клеветники России, привыкшие картинно ломать руки над тем, как же в "этой стране" всё не слава богу даже по поводу новостей из-за рубежа, объявили, что этот сюжет — наследие советских лет или даже вовсе "совершенный слепок с "Единой России", как то окрестила одна известная любительница стрелок осциллографа. Сюжет состоит в том, что давно уже не новость: оказалось, что у премьера Эстонии Каи Каллас есть муж. Да, гетеросексуальные отношения в современной Прибалтике уже тянут на крупный скандал, но это ещё полбеды. Выяснилось, что у этого самого мужа, неприметного очкарика по имени Арво Халлик, имеется доля в транспортной компании Stark Logistics, которая занимается грузоперевозками в том числе и в России. Держи Кая свой раздвоенный язык за клыками — не было бы никаких проблем. Но смысл существования прибалтийского политика состоит в том, чтобы непрестанно тявкать на Россию. Перу — или что там у неё растёт — Каи Каллас принадлежат бессмертные высказывания о том, что для россиян въезд в Европу — привилегия, а не право. Или заявления о том, что любой бизнес с Россией — кровавый (кроме транспортного, вестимо). Или объявления России единственным врагом Эстонии, а российских туристов — угрозой безопасности стране, на весь мир известной алкоголизмом и оперой из фильма "Довод". Словом, только эта достойнейшая дама как родная влилась в певший всё о том же хор голосов европейской бюрократии, как вдруг такая подстава от собственного мужа. Разумеется, само по себе событие и яйца выеденного не стоит — нашли чем удивить. Но интересна реакция на него. Во-первых, как я уже упомянул на примере цитаты Юлии Латыниной*, схожая с ней интеллектом и вкусами общественность на постсоветском пространстве дежурно обвинила во всём Россию, а также миазмы коррупции и кумовства, которые травят мозги прогрессивным и законопослушным эстонцам. Некоторые из этих титанов мысли даже вспомнили термин, точно так же перекочевавший из русского в английский, — nomenklatura, словно такая нехитрая коррупция была исключительно нашим изобретением. Во-вторых, громкий инфоповод использовали как инструмент для внутриэстонской политической борьбы — представьте себе, есть и такая. Оппозиция призвала премьера уйти в отставку, президент велел Кае объясняться, сама Кая вместо отставки ушла в отрицалово и сказала, что ни в какую отставку не пойдёт. Тут же всплыл и Арво — сказал, что принял решение продать акции Stark Logistics и вообще запретить водителям эстонских грузовиков даже заправляться в России, дабы не финансировать ежевечернее цветение "Герани" в украинских городах. Историю Каи раскрутили и в западной прессе — именно в тоне этой раскрутки кроется разгадка того, почему эта ничтожная возня наделала столько шуму. Большие европейские газеты (и немного американские) начали писать о "деле Каллас" или же "Каягейте" в довольно неприятных для премьера выражениях. Каю называли "скомпрометированной", "лицемерной", "достойной отставки". Признаться, читая все эти гадости в западной прессе, я почти проникся к ней симпатией. В чём же секрет? В том, что всё, похоже, является именно таким, каким кажется. Грубая и некорректная риторика мадам Каллас спокойно соседствует с тем, что эстонский бизнес, не обращая внимания на её слова, продолжает вести дела с Россией. Деньгам упражнения в красноречии таллинской блондинки безразличны, а пока дела делаются, на европейских энергетических рынках популярностью пользуется "эстонский нефтяной коктейль", изготовленный по рецептам бахрейнских барменов времён запретов на покупку нефти у Ирака. Замена Каллас и изменение политического курса никак не повлияют на риторику — вспомните про смысл существования прибалтийского политика, — но вполне могут обрубить российскому бизнесу, в том числе и нефтяному, варианты пролезть в Европу под санкционными радарами. История Каи Каллас интересна тем, что, уйдя в оборону, её сторонники, подобно нахлебавшимся радиоактивной водицы японцам, принялись обвинять всех вокруг в дезинформации, но те, кто обычно бросается этим термином направо и налево, сейчас максимально серьёзны и никакой дезинформации не видят — напротив, их желание сменить власть в Эстонии полностью соответствует их критериям правды, отлично рифмующейся с реальным провалом эстонской премьерши.

В восьми тысячах километров от Эстонии и в десяти тысячах километров от Фукусимы на минувшей неделе родился мем. В тюрьму округа Фултон, что в городе Атланте, явился на арест Дональд Трамп. Конечно, его сразу выпустили под залог, но перед этим сделали тюремное фото. Напряжённое и сосредоточенное лицо бывшего президента тут же разошлось по блогам и телеграм-каналам, а плакат с этой фотографией стал первым постом Трампа в бывшем "Твиттере"** (ныне известном как X) с января 2021-го. При чём же здесь дезинформация? Когда речь заходит о Трампе, дезинформация оказывается буквально при всём. Арест произошёл в рамках очередного уголовного дела против Трампа: две недели назад в "Завтра" выходил текст с разбором гонений против самого опасного человека Америки — гонений настолько топорных и очевидно отдающих душком банановой республики, что они заставили обывателя проникнуться симпатией к Дональду.

Так вот, новое дело касается звонка Трампа губернатору Джорджии сразу после выборов 2020 года с вопросом, не завалялось ли у того где-нибудь 12 тыс. лишних голосов. Под это дело всего лишь спустя каких-то три неполных года прокуроры состряпали обвинение по какому-то допотопному закону о борьбе с мошенничеством и призвали арестовать Трампа. Сказано — сделано. Фото опубликовала и большая пресса, которая тут же вспомнила своё главное призвание тех четырёх лет, когда этот хмурый джентльмен сидел в Белом доме, — распространять дезинформацию и обвинять в распространении дезинформации этого самого джентльмена.

Интересно временно́е совпадение поворотов двух важных сюжетов, завязанных на возведении в абсолют лжи и манипуляциях правдой: пока Трампа фотографировали в тюрьме, его победитель (назвавший своего соперника на том фото "красавчиком") вновь оказался вынужден отбиваться. Ему и без того хватает проблем: вместе с фото дерзкого и гневного Трампа по городам и весям разлетелся снимок того, как Байден-старший заснул на церемонии памяти жертв недавнего пожара на Гавайях.

Но в добавок к этому на Fox с историей Байдена-младшего всплыл Виктор Шокин. Бывший генеральный прокурор Украины был уволен с поста Петром Порошенко в апреле 2016-го. Официально назывались самые разные причины: некие американские "эксперты по Восточной Европе" называли его соратником Леонида Кучмы, оппозиционеры утверждали, что он слишком стар, профессиональные борцы с коррупцией обвиняли его в коррупции, а иные и вовсе относили его к числу "серых кардиналов" Украины. Единственное, в чём Шокин был реально виноват — он не принял правил игры на украинском поле. Инициировав расследование против компании Burisma и странных схем получения той денег, Виктор Николаевич задел феодала, посланного в Киев на кормление, — Хантера Байдена. Его отец Джо пригрозил украинским властям, что задержит миллиард долларов помощи, если Шокин останется на посту, — поэтому из прокуратуры тот вылетел мгновенно. Это не конспирология — Джо сам, хвалясь, рассказывал о своей кадровой политике на подконтрольной территории. Так вот, очередное напоминание о той стыдливо забытой истории пока не вызвало реакции либеральной прессы, но с учётом потенциальной взрывоопасности темы Хантера Байдена это лишь вопрос времени. Реакция должна последовать, и её направления угадать легко. Во-первых, они будут делать упор на фигуру Шокина: старый, коррумпированный, связанный с элитой — в случае бывшего генпрокурора Украины (но не нынешнего президента США) это будет поводом поставить под сомнение его слова. Во-вторых, дежурно выкатят какую-нибудь сопливую историю о том, как Хантер исправился, рисует картины и очень скучает по умершему брату Бо (который, кстати, служил в Ираке). В-третьих, конечно, нужно вспомнить о том, что раскрутка скандала вокруг Хантера Байдена — дело рук русских, персидских и китайских интернет-троллей, а значит, всё это — ложь.

Массовая дезинформация ловит зрителей и читателей транснациональных СМИ в сети своих ухищрений, делая очевидную ложь правдоподобной и заставляя сомневаться в очевидном. Скандалы вокруг эстонских лицемерок или американских воров — лишь частные случаи, отдельные узлы этой паутины. Но дезинформация опасна своей всепроникающей массовостью, она имеет свойство накапливаться, как радиация, — рано или поздно эта "радиация" вызывает у любого заражённого дезинформацией отторжение действительности.

*лицо, признанное «иностранным агентом»

** Запрещённая в РФ экстремистская организация

15 февраля 2024
Cообщество
«Информационная война»
Cообщество
«Информационная война»
Cообщество
«Информационная война»
1.0x