Сообщество «Салон» 00:15 26 февраля 2023

Образ и время Марины Алексинской

по страницам книги

«Время и образ». Я держу в руках роскошно изданную книгу, от которой, открыв её, невозможно оторваться: блистательный русский язык, ставший теперь немалой редкостью, и не отпускающие интриги подлинного исторического повествования держат читателя цепко. Главные герои: Ольга Доброхотова и Владимир Федосеев – легендарный семейный и творческий союз. И вехи нашей истории сквозь призму их восприятия: Императорская Россия, Великая Отечественная война, «Сталинский ампир», оттепель, перестройка… Автор книги – Марина Алексинская.

«ЗАВТРА». Марина, насколько я помню из наших разговоров, книга начиналась как попытка представить биографию великого русского дирижера Владимира Федосеева.

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Не совсем так. Лет шесть уже, наверное, или семь назад из оркестра Владимира Федосеева – Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского, ко мне обратились с предложением составить книгу из воспоминаний Ольги Ивановны Доброхотовой – известного комментатора Центрального телевидения СССР, автора и ведущей передач, посвященных симфонической и оперной музыке и супруги Владимира Федосеева. И начиналась работа над книгой – именно как над воспоминаниями Ольги Ивановны. Мы часто встречались, вели продолжительные беседы, Ольга Ивановна предложила даже название книги – «Воспоминание о воспоминаниях». Но чем дальше продвигалась работа, тем очевиднее становился для меня тот факт, что говорить об Ольге Доброхотовой и при этом не говорить о Владимире Федосееве совершенно невозможно, это точно также как если бы мы говорили о Феллини и не говорили о Джульетте Мазине. Ольга Ивановна Доброхотова и Владимир Иванович Федосеев – такой творческий союз, такой брак, который был заключен на небесах, то есть навечно… Так началась и многие годы продолжалась работа, заключительные полгода – вместе с талантливыми художниками, мастерами своего дела Светланой Музалевской и Александром Бородиным. Выхода книги страстно ждала Ольга Ивановна, порой даже через неверие, уж слишком много встречалось препятствий. Наконец, в середине мая прошлого года был полностью готов макет книги в электронном виде, который я с радостью показала Ольге Ивановне и Владимиру Ивановичу. Подержать бы книгу в руках… - сказала Ольга Ивановна. Не случилось. Скоропостижный уход из жизни Ольги Ивановны Доброхотовой 19 июня 2022 года стал для меня потрясением. Крушением... Вечная, вечная память Ольге Ивановне Доброхотовой и огромная благодарность за всё то, что было прожито, пережито, прослушано, проговорено, проведено за чаепитием, создано вместе… Книга состоит из двух частей: «В эту эпоху жили…», посвященную Ольге Доброхотовой и «”Время вперед!” Творческий путь Владимира Федосеева».

«ЗАВТРА». «Время и образ» - что означает название книги? И почему для обложки выбрана фотография выступления БСО имени Чайковского под управлением Федосеева в Афинах, в античном театре «Иродион»?

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Начну с картинки – фотографии концерта Большого симфонического оркестра под управлением Владимира Федосеева в Афинах в сентябре 2021-го в рамках перекрестного Года истории России и Греции… так получилось, что именно в день концерта я написала предисловие к книге. Для обложки фотография выбрана неслучайно, можно сказать, она – своего рода метафора книги: с одной стороны – руины древнеэллинского театра как свидетельство бренности, с другой – звучание на их фоне музыки, музыки как символа Вечности, связи с божеством, которое нас не покинет. Временное и вечное, разрушение и преодоление-созидание, в сущности, об этом и книга «Время и образ». Действие книги охватывает практически весь ХХ век – время. Образ – он запечатлен в лицах, определивших искусство ХХ века, политику СССР в области идеологии, культуры.

«ЗАВТРА». Сейчас любят говорить о некоей «Советской Атлантиде» – цивилизации, которая процветала ещё во время жизни наших родителей, и которая затем, на наших глазах, безвозвратно затонула.

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. В известной степени это так. Перечеркнут, обесценен грандиозный советский проект, развернутый с целью пропаганды эстетического воспитания, стремления к знаниям, к высотам Идеала. Стёрт с лица земли Большой театр в его былом великолепии; выжжена сама память о Большом как храме искусства с его грандиозными постановками, с гениальными Лемешевым и Обуховой, Пироговым и Неждановой, Федоровским и Баратовым… Даже история Большого переписана, во всяком случае, в Музее театра вы не найдёте ни одной фотографии Сталина, с именем которого связана целая эпоха театра, и о которой рассказывает Ольга Доброхотова. Напомню, Ольга Доброхотова была участницей Детского хора Большого театра, а её отец – Иван Скобцов, солист Большого театра. Упразднена, конечно, и советская система построения радио- и телевещания… При этом всё то, что в советское время вызывало у меня неприязнь, отторжение – процессы оттепели как пример – никуда не пропало, бурным цветом зацвело в перестройку и продолжает цвести… Работая над книгой приходилось задумываться не только об Атлантиде, но и о сказочном Китеж-граде, который вдруг являет или не являет русское чудо вне зависимости от обстоятельств.

двойной клик - редактировать изображение

«ЗАВТРА». В книге я прочел удивительный диалог композитора Мурадели с товарищем Ждановым, который переворачивает наши представления об отношениях творческой и политической элит в Советском Союзе.

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Диалог Вано Мурадели с секретарем ЦК ВКП(б) Андреем Александровичем Ждановым – одна из дорогих для меня страниц, наглядный образец роли СМИ в навязывании ценностных категорий, формировании кумиров. Дело в том, что я отлично помню какие копья ломались в СМИ в середине девяностых, на волне слома советской парадигмы и тотальной пропаганды нового, прогрессивного «современного искусства», жупелом которого стала опера Мурадели «Великая дружба» и ужасом – небезызвестное Постановление ЦК ВКП(б) от 1948 года, посвященное «борьбе с формализмом». Мурадели – писали авторитетные газеты и журналы – жил с фигой в кармане, приходилось выживать, против воли писать советскую оперу; композитора «Великой дружбы», «Октября» представляли великой жертвой, мучеником «режима». И вот тогда же, то есть в средине девяностых, в книжном магазине на Большой Никитской по совету Рустама Хамдамова я купила невзрачную, небольшую брошюру «Так это было. Тихон Хренников о времени и о себе». Клад! В Приложении мелким шрифтом дан уникальный документ, который я и привожу в книге. Это стенограмма заседания секретариата ЦК ВКП(б) с приглашенными лицами, посвященного обсуждению оперы Мурадели «Великая дружба». Прелюбопытное чтение. Выясняется, что Мурадели – далеко не апологет модной современной музыки. Приехав в Москву, - рассказывает Мурадели Жданову, - он любил народную, классическую музыку, но профессора консерватории ему сказали: старик, это не модно, надо писать по-другому, чтобы было побольше диссонансов, чтобы был грохот, послушай «Леди Макбет» Шостаковича и сделай что-нибудь подобное! Но «Леди Макбет» для Мурадели – чуждая музыка, технократическая, которую «изобретают». И на заседании он переадресовывает критические слова Жданова о его опере «Великая дружба», о недостатках музыки – журналистам, музыкальным критикам, потому что именно они формируют общественное мнение, задают стандарты. Замечу, стенограмма – не единственный документ на страницах книги «Время и образ», который представляет не растиражированный взгляд на известные события.

«ЗАВТРА». Почему сегодня мы не можем услышать знаменитые оперы той поры, ни «Великую дружбу» Мурадели, ни «Тихий Дон» или «Судьбу человека» Ивана Дзержинского?

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Возможно, это и к лучшему. Если сегодня на сцене Большого театра действие оперы Римского-Корсакова «Снегурочка» происходит в логове бомжей, если Виолетта в «Травиате» разъезжает в койке на колесиках палаты психиатрической больницы, то несложно представить, куда заведут фантазии современных «деятелей культуры» при постановке называемых тобой произведений… Впрочем, надо отметить, что диалог «архаики и прогресса» – дело обычное. Начиная с 1917 года, в Большом театре шла постоянная борьба между традиционным для него русским репертуаром и тем, что предлагали молодые советские композиторы. Известно, что Николай Голованов – главный дирижер театра был принципиальным противником нового советского репертуара, поскольку, по его мнению, ни один советский композитор не поднимался до уровня Петра Ильича Чайковского, Мусоргского или Глинки, тогда как Большой театр как витрина страны не может ставить второсортные произведения. Такая позиция Голованова, естественно, находила яростное сопротивление, в том числе, и со стороны Союза советских композиторов. В результате, советские оперы ставили, однако, значительного успеха они не имели, в репертуаре надолго не задерживались.

«ЗАВТРА». Известно также, что обстоятельства не всегда благоволили Владимиру Федосееву, каким же все-таки образом смогла состояться его карьера? карьера Ольги Доброхотовой?

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Изменяют мир те, кто остается верным себе – первый и главный секрет успеха и Ольги Доброхотовой, и Владимира Федосеева, принадлежность к Русскому миру они никогда не скрывали. Второй – высочайший профессионализм, безусловно. Ну и третий – тот удивительный мир высокообразованных людей, выдающихся личностей, составивших гордость и славу искусства ХХ века, среди которых каждому посчастливилось жить, работать. Замечу, Ольга Доброхотова – свидетель и участник становления Цветного телевидения в Советском Союзе: Владимир Федосеев – первый русский дирижер, кто возглавлял Венский симфонический оркестр – святая святых академической музыки – на протяжении десяти лет.

двойной клик - редактировать изображение

«ЗАВТРА». Владимир Федосеев, смеясь, не раз рассказывал в интервью о том, что в среде советского музыкального бомонда его называли «Баян-Караян»…

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Ну да, в этой среде было принято с высокомерием относиться к «народникам», презрительно – к народному проявлению в искусстве, тогда как Владимир Федосеев, прежде чем возглавить Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио и Центрального телевидения (с 1993 года - имени П.И. Чайковского) короткое время был баянистом Оркестра русских народных инструментов Всесоюзного радио и Центрального телевидения, и потом на протяжении лет пятнадцати – художественным руководителем и главным дирижером этого оркестра. Наверное, как гром среди ясного неба прозвучала новость: Федосеев приглашен возглавить Венский симфонический оркестр, за пультом которого стоял в свое время и Герберт фон Караян. Отсюда и язвительное – «Баян-Караян»… А вот я приведу слова о маэстро генерального секретаря Венского симфонического оркестра Райнера Бишофа: «Федосеев является скромнейшим из всех великих дирижеров и самым тихим и спокойным из всех великих музыкантов. Жизнь и искусство слились для Федосеева в одно целое. У русского дирижера большое сердце, которое он дарит всем нам».

«ЗАВТРА». В завершении нашего разговора хотел бы отметить: в книге много замечательных фотографий, которых я раньше никогда и нигде не видел. Откуда они?

Марина АЛЕКСИНСКАЯ. Действительно, иллюстративный ряд книги получился нетривиальным, немало фотографий публикуется впервые. Происхождение – личный архив Ольги Доброхотовой и Владимира Федосеева, часть фотографий приобретены в ИТАР-ТАСС, в РИА «Новости», в музее Смоленска, в музее музыки в Москве, в музее Большого театра. Есть поистине уникальные фотографии, которые любезно предоставили Римская опера, Ла Скала, Венский симфонический оркестр, филармонический оркестр Монте-Карло. Моя отдельная слабость – фотографии министра культуры Екатерины Алексеевны Фурцевой в дни гастролей Большого театра в Милане, это 1964 год. Ла Скала предоставил в мое распоряжение четыре фотографии с Фурцевой, и ни одной я не смогла пожертвовать, каждая – опубликована в книге… Надо ли говорить, насколько сегодня оболгано имя Екатерины Алексеевны Фурцевой, извращен её образ. Но вот открываешь страницы книги, читаешь рассказ Ольги Доброхотовой о Фурцевой, рассматриваешь фотографии Фурцевой в Ла Скала… и перед тобой необыкновенно яркая личность, красавица, гранд-дама, к которой испытывал глубочайшее уважение легендарный интендант Ла Скала Антонио Гирингелли, к которой с теплом относилась Мария Каллас...

По вопросам приобретения книги «Время и образ» обращаться по тел. 8-917-564-57-40 и на электронную почту russkij-mir@yandex.ru

Cообщество
«Салон»
9 июня 2024
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
1.0x