Сообщество «Форум» 13:57 25 февраля 2022

Навстречу героическому Донбассу

О перспективах русско-украинских отношений в свете проходящей спецоперации принуждения к миру

1.

Два месяца назад, в статье «Подводя итоги – 2021» я писал:

«Изрядной политической занозой в нашем организме остается Украина. Текущая политика России в ее отношении оставляет мало поводов для оптимизма. Основная проблема в том, что русско-украинский вопрос не имеет иного решения, кроме раздела Украины, а это возможно только через полномасштабную и, увы, затяжную войну, поскольку время для короткой победоносной войны было упущено в 2014 году...

Конечно, поживем – увидим. Я думаю, сама логика развития ситуации в скором времени заставит российскую власть отказаться от фальшивого прекраснодушия и принять ситуацию такой, какая она есть на самом деле, без розового флера и пустопорожних надежд».

Я писал также о том, что нужно «для начала предпринять минимально необходимое дело: признание ЛНР-ДНР и заключение с ними всеобъемлющего оборонительного союза. После чего окоротить руки украинской военщине нам станет проще, максимально накачав ЛДНР хорошо обученными ЧВК и супероружием. Возможно, даже откроется перспектива для контрнаступления и возвращения всех земель Донецкой и Луганской областей (для начала) в “родную гавань”. А там и всей Новороссии. Но для этого прежде всего нужно отрезвление и прояснение в мозгах нашей правящей верхушки. Увы, пока что эти люди, не проходившие в Высшей школе КГБ азов этнополитики, считают, что украинцы охвачены своего рода помрачением ума, которое-де не сегодня-завтра рассеется и мы снова обнимем друг друга. На деле же ум помрачен у них самих, они в упор не видят очевидного, и дай-то бог, чтобы нам это не слишком дорого обошлось. Возможно, наступающий год все здесь прояснит окончательно».

Мой прогноз, как обычно, никому не понравился, но сбылся – и даже раньше, чем я надеялся. А что еще пока не сбылось, то сбудется позже.

Конечно, многие упрекнут Путина за то, что он тянул восемь лет, не желая смириться с неизбежным, и упустил хорошие возможности в 2014 году. Но что попрекать президента прошлым? Известно: русские долго запрягают, но мы, кажется, теперь очень быстро помчались. Нельзя не заметить, что сегодня Путин не только исправился в принципе, но и выбрал очень удачный момент, когда внешнеполитическая ситуация сложилась явно не в пользу Украины, а безумная угроза Зеленского насчет ядерного оружия сильно напрягла весь мир, а Европу особенно. Ведь она не забыла еще Чернобыль, и перспектива вновь увидеть проплывающие над собою радиоактивные облака вряд ли ее манит… И теперь наши военные успехи вызовут на Западе не столь однозначно негативную реакцию, как могло быть еще месяц назад.

Я пока не изучил детально соглашения с ДНР и ЛНР и другие доступные источники вопроса. Но уже должен сакцентировать внимание на двух вещах: 1) распоряжение Путина в адрес Минобороны о предоставлении всемерной союзнической военной помощи республикам и 2) наиважнейшее замечание Путина о том, что Россия признает ДНР и ЛНР именно в тех границах, которые эти регионы имели в домайданной Украине.

Первое обстоятельство я прокомментирую чуть ниже. А второе означает, что у ЛДНР теперь развязаны руки для ведения наступательной операции по возвращению себе территорий, временно оккупированных ВСУ. Независимо от того, чем окончится операция «принуждения к миру» Украины, восстановление ДНР и ЛНР в законных границах необходимо и дончанам, и России.

Вопрос: что же теперь ожидает Донбасс? Ответ: жителей Донбасса ожидают суровые и героические военные будни. Они это своевременно поняли и подготовились: вывезли в России женщин, детей и стариков и провели мобилизацию взрослых мужчин, способных держать оружие. У мужчин за спиной теперь не будет такого сверхуязвимого контингента, какой был недавно, им будет легче воевать без оглядки. Ну, а наши новые союзнические отношения с республиками предполагают и допускают вмешательство России в любых масштабах в неизбежную войну республик Донбасса с Украиной. Фактически мы имеем все возможности повторить сирийский успех.

2.

Должен признать: масштабы, решительность и стремительность проведения Путиным спецоперации на Украине превзошли все мои самые смелые ожидания и поразили воображение. Мое уважение к нему еще больше возросло. Похоже, он в полной мере осознал необходимость такого решения и проявил максимальную последовательность на данном трудном этапе.

Собственно, первый пункт программы – демилитаризация – уже осуществляется. Происходит дистанционное уничтожение складов, военных баз и аэродромов и т.п., как это было успешно сделано нами в Сирии. Буквально на другой день после начала спецоперации официальный представитель российского Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков сообщил, что в результате ударов российских вооруженных сил выведено из строя 83 наземных объекта военной инфраструктуры Украины, в том числе 11 аэродромов военно-воздушных сил, три командных пункта, пункт базирования Военно-морских сил Украины, а также 18 радиолокационных станций зенитных-ракетных комплексов ПВО С-300 и “Бук-М1”, а также боевые самолеты и несколько «Байрактаров». Дорогое смертоносное и оборонительное оружие, поставленное западными «друзьями» бандеровскому государству, также уничтожено в значительном количестве. Надо полагать, разгром материальной базы противника будет довершен.

Понятно, почему с этого надо было начинать: необходимо, прежде всего, обеспечить абсолютное превосходство нашей авиации в воздухе, чтобы эффективно уничтожать с ее помощью наземную технику, как это опять-таки делалось в Сирии. Нельзя допустить, чтобы, как это было в Грузии в 2008 году, враг сбивал наши боевые самолеты. Но проблема в том, что для этого подходят ведь не только сложные системы типа С-300, но и простые «Стингеры» и им подобные ручные орудия. Поэтому предпринятые нами шаги – это еще не гарантия безопасности наших летчиков.

Так что перед нами, безусловно, только первая стадия операции. Без ввода живой силы на территорию обойтись не получится, главная задача – расчленение Украины на три части – без этого решена быть не может. Кто будет выбивать ВСУ с исконных донецких и луганских территорий? Кто будет подавлять танки и артиллерию, минометы, пулеметы и живую силу противника? Кто будет освобождать от укронациков Харьков, Запорожье, Николаев, Херсон, Днепропетровск, Одессу? Кто будет разоружать и интернировать, а потом судить и казнить батальоны «Азов» и «Правый сектор»* и им подобную мразь? Кто, наконец, будет захватывать Киев, добиваясь капитуляции правящей клики? Сами жители Новороссии этого не сделают, это дураку понятно. Тем более, на это не хватит ополчения ЛДНР, здесь нужны другие по своим масштабам контингенты…

Словом, поставленную президентом задачу демилитаризации и, главное, денацификации Украины без ввода российской армии и – пардон! – оккупационной администрации не решить. Особенно вторую часть будет решить невозможно, поскольку мы вправе ожидать повторения бандеровщины (партизанского движения украинских националистов), только гораздо более широкого и безудержного, чем в 1940-50-е гг. Которое силами только полиции и спецслужб будет не подавить. Плачевный опыт Сталина и Хрущева тому порукой. Так что надо делать прогнозы и выводы, исходя из предположения, что наше присутствие на Украине – всерьез и надолго.

Итак, я надеюсь – и для этого есть все основания – что в начавшейся открытой войне Россия победит. И реализует план принуждения Украины к миру через безоговорочную капитуляцию с последующей демилитаризацией и денацификацией.

Но следующий этап будет не менее труден. И надо думать об этом уже сегодня.

Еще в 2014 году, после воссоединения с Крымом и восстания Донбасса против бандеровского государства Украина, я написал статью «Судьба русского народа решается в Донецке и Луганске», в которой сегодня готов заново подписаться под каждой страницей. В частности, я писал:

«Украинско-русская война, о которой так долго твердили нам украинские учебники истории, стала наконец уже реальностью. Как говорится, свершилось. Надо трезво представлять себе возможные последствия этого.

Если в войне победят бандеровцы, если Украина сохранится как единое целое, то ей суждено будет пройти через тотальную зачистку любых проявлений русскости. Через повальные люстрации (комитет по люстрации при правительстве уже создан Майданом), чистки, посадки, выдавливание из страны и вообще полномасштабный русский этноцид. В итоге лет через десять на всей территории Украины от Львова до Одессы установится не просто недружеское, а крайне антирусское, антиросийское, враждебное нам по всем направлениям внутренней и внешней политики государство. Оно превратится в главный рычаг давления Запада на Россию, а по мере усиления востребует от нас не только Крым, но и Кубань, часть Воронежской, Курской, Ростовской областей и т.д.

Надо ясно понимать: такое государство уже возникло в полный рост в принципе, его целенаправленно поддерживает Запад, и оно утвердится в любом случае, не “рассосется” и не изменит свою основу: антирусскую сущность. Вопрос стоит только о его размерах и могуществе. О границах, одним словом.

В наших интересах, естественно, чтобы эти размеры и могущество были минимальными. Такими, чтобы Украина даже мечтать не могла воевать с нами. Эту угрозу надо блокировать в зародыше. Поэтому все, что можно выдрать из состава новой Украины, должно быть выдрано уже сегодня. Для нас это жизненно важнейшая проблема.

Да, украинцы имеют неотъемлемое право на свое государство. Но не за русский счет и не во вред нам. “Отдайте то, что вам не принадлежит, и живите спокойно”, – таким должен быть русский ответ на украинские претензии…

Кремль обречен повторять свои ошибки и терпеть стратегические поражения одно за другим до тех пор, пока не скажет сам себе и всему миру, громко и ясно: “Это наша война”…

Эти два региона приобрели для нас особо важное значение – значение пробного камня и одновременно – последнего рубежа. Выстоят они, победят, сумеют отстоять свою независимость, отделятся от Украины – значит, есть шанс продолжить этот процесс и одержать историческую, судьбоносную победу над Украиной. А нет – значит молодая бандеровская Украина, победив на своей территории, перейдет в наступление, а нас ждет историческое поражение, развал и угасание.

Донецк и Луганск – это наш Сталинград сегодня».

И вот – прошло восемь лет и все осуществляется как по-писаному. Сама история устраивает нам именно ту проверку на жизнеспособность, о которой я говорил в 2014 году. Пройдем ли мы ее? Это очень во многом зависит от нашего стратегического понимания (или непонимания) всего того, что поставлено на кон. И от нашей способности твердо и последовательно защищать интересы России и русских.

Чего я жду от нашего президента и главнокомандующего? Или, лучше: что бы предпринял я, если бы был российским главнокомандующим? Перечислю.

3.

Судя по всему, настало время для реализации главного сценария – для возвращения «в родную гавань» всей Новороссии – от Харькова до Тирасполя включительно. Но что делать с остальной Украиной, отрезанной для начала от морей? Эта Украина фактически состоит из двух частей: 1) Западной Украины (Галичины), являющейся эпицентром украинского этногенеза и ударной русофобской силы, и 2) той Украины, с центром в Киеве, что пришла в 1654 году в Россию с Богданом Хмельницким, но за последние тридцать лет подверглась тотальной бандеризации.

По моему убеждению, мечтать о воссоединении этой второй части с Россией крайне вредно. Потому что так мы лишь повторим стратегическую ошибку Сталина, который, пожадничав и захватив Галичину, в итоге обеспечил уход из русского мира всей Украины. Сегодня провести последовательно и до конца «дебандеризацию» этой территории уже невозможно: это будет воспринято не как денацификация, а как неуклюжая попытка деукраинизации по полной аналогии с той политикой дерусификации, которую проводили украинские неонацисты все годы с 1991-го. И вызовет колоссальный и оправданный (!) моральный протест населения, даже не только украинского. В итоге мы непременно потеряем больше, чем приобретем.

На мой взгляд, необходимо другое. Прежде всего – отделение Западной Украины в самостоятельное государство со столицей во Львове. С условием, конечно, демилитаризации и полного контроля со стороны России над вооруженными силами этого чисто украинского государства. В котором соберутся наиболее убежденные и радикальные сторонники «незалежности и самостийности», укрофашисты, включая недобитков из «Азова», «Правого сектора» и других подобных организаций, которых иначе просто некуда будет девать. Поскольку их полное уничтожение вне поля битвы, как бы этого ни хотелось, осуществить невозможно: нас тут же обвинят в геноциде украинского народа – и отмыться не получится. Ну, а о том, чтобы их перевоспитать, не может быть и речи.

Понятно, что такое государство украинских националистов будет предельно антироссийским и антирусским, а также превратится в плацдарм агрессии всего Запада против нас. Но нужно понимать также: это меньшее из двух зол. Ибо, если оставить его в составе «неделимой» Украины, то таким антирусским и антироссиским государством вскоре станет она вся, от границы до границы. И тогда мало нам не покажется. Так что в Галичине нам нужно видеть лишь отрезанный ломоть – раз и навсегда, увы. И не пытаться тщетно изменить там ход украинского этногенеза.

Что же касается второй, срединной, части Украины со столицей в Киеве, она, хоть и дерусифицирована за тридцать лет вполне основательно, но сгодится на роль буфера между бывшими Западной и Восточной Украиной. Там должно расположиться подконтрольное и хотя бы относительно дружелюбное к России правительство, там должна быть развернута программа возврата к русской культуре и языку, благо Киев все еще русскоязычен, несмотря ни на что. Словом, нам очень необходимо это буферное государство, отделяющее Россию и Новороссию от крайне враждебной стихии «западенцев». При правильной ненасильственной и деликатной политике, я думаю, оно может стать если не дружеским, то хотя бы не враждебным по отношению к нам.

Такое разделение современной межеумочной Украины на три относительно самостоятельные части, соответствующее глубинной сути каждой из них, представляется мне оптимальным решением вопроса.

Это – если о стратегии. Теперь несколько слов о тактике, исходя из злобы дня.

1. Необходимо в первую очередь действенно защитить с помощью высокоточного дальнобойного оружия Донецк и Луганск от изматывающих обстрелов, губительных для мирных жителей. Мы уже видим, как разъяренные признанием ЛДНР бандеровцы с удовоенной силой принялись «утюжить» Донбасс из всех видов оружия, в том числе запрещенных. Вновь гибнут люди, разрушаются здания и инфраструктура. Терпеть это долее невозможно, Россия должна помочь дончанам ответить достойно, раз и навсегда отбив агрессорам руки.

Практика показала (мы видели это на примере войны в Карабахе), что оптимальным для этого является использование дронов. Это поняла и украинская сторона, обильно закупившая на сей предмет турецкие «Байрактары». Но дело в том, во-первых, что мы уже научились отлавливать и нейтрализовать именно эти турецкие дроны в Сирии с помощью радиоэлектронных ловушек. А во-вторых, в последние месяцы мы и сами далеко продвинулись в изготовлении собственных дронов и форсированными темпами развиваем их производство. Украинцы же не располагают такими средствами РЭБ, какие есть у нас. Это значит, что нам надо торопиться нанести решительный удар, пока противостоять нам в битве дронов ВСУ не могут. Грубо говоря, после каждого залпа с противной стороны должен немедля наноситься удар дронами по обнаружившей себя огневой точке, уничтожающий «согрешившие» орудия, минометы и боевые расчеты противника. Спутниковое слежение позволяет это сделать, как мы не раз видели в Сирии.

2. Необходимо успешно завершить наступление с целью вернуть под контроль Донецка и Луганска их законные территории, прописанные в домайданной Конституции. В первую очередь – такой стратегически первостепенный пункт, как город Мариуполь, что необходимо также еще и для обезопашения Крыма со стороны Азовского моря. Но поскольку формально Россия не находится в состоянии войны с Украиной, основная нагрузка должна в таком наступлении должна лечь на ВС самих ЛДНР и на российские ЧВК, достаточно укомплектованные самым современным вооружением.

Дальнейший ход событий всецело будет зависеть от того, образумится ли Киев и прекратит военные действия, капитулирует – или попытается продолжить войну, забыв о том, что время безнаказанной агрессии в отношении отложившихся республик безвозвратно прошло. Во втором случае вся моральная ответственность за последствия ложится на него.

В названной проблеме есть важный нюанс. Украина опрометчиво стянула все свои силы в приграничный район – до 125 тыс. человек, так или иначе связанных с военным делом. Обойдя их с двух сторон, наши военные создали, по сути, гигантский котел, из котого многие выходят, сложив оружие, а остальные, скорее всего, будут перемолоты нашей военной машиной. Бандеровское государство в ходе названной операции следует принудить к миру через безоговорочную капитуляцию, как Германию в 1945 году.

Но все дело в том, что в составе этого контингента находятся «непримиримые» – батальоны «Азов», «Правый сектор» и другие. Именно они препятствуют сдаче оружия ВСУ, обеспечивают наиболее ожесточенное сопротивление силам ЛДНР и т.д. Надежды на то, что они переменят свою позицию, нет никакой: это ведь их звездный час, к смертельной схватке с москалями они готовились всю жизнь. Понимание этого обстоятельства открывает перед Россией новые возможности. Не мною было сказано: если враг не сдается, его уничтожают. Как рассказывал мне отец, дважды бившийся с власовцами на полях Великой Отечественной войны, этих выродков в плен наши воины не брали. Бандеровцы – ничем не лучше власовцев, их судьба должна быть такой же.

Здесь надо немного заглянуть в будущее. Допустим, мы победили, правительство Украины капитулировало. Возможно, непримиримые бандеровцы не сложат оружия и их добьют. А вдруг сложат? Что с ними делать? Стереть с лица земли всех подряд (я бы лично охотно это сделал, но речь не обо мне) в условиях мира – невозможно, это будет расценено как геноцид. Но если то же самое будет сделано в условиях боя, хоть бы и ковровыми бомбардировками, то придраться будет не к чему. Ну, а если останутся недобитые – их следует депортировать в Галицию, и лучше сразу, чтобы паршивые овцы не портили стадо отечественных сидельцев, как этот уже удается делать исламским экстремистам, отбывающим срок в российских МЛС. При этом, конечно, наиболее одиозным и оголтелым, отпетым русофобам, запятнанным нашей кровью, следует устроить показательный «Нюрнберг» на весь мир.

3. Мы не можем забыть о прозвучавшей из уст первого лица Украины угрозе развития ядерного потенциала Киева, независимо от того, насколько серьезно она была сделана шутом-лицедеем. Конечно, можно полагать, что с Запада ему уже были посланы однозначные сигналы, запрещающие продвигать дело в данном направлении: в Европе ведь нет охотников умирать за интересы Украины. Но кто знает, чего ожидать от экзальтированных украинских политиков, «зъихавших з глузду»? Нам необходимо лишить Киев малейшей возможности восстановить ядерную угрозу.

Но тут у нас есть, с кого взять пример. Что делает в подобных случаях Израиль, если только где-то запахло ядерной угрозой? Бомбит территорию, с которой эта угроза исходит – и вообще никого ни о чем не спрашивает. Потому что своя безопасность важнее любого постороннего мнения. Понятно: то что весь мир прощает Израилю, не будет прощено России. Но, во-первых, нам уже и так терять нечего, недаром правительство уже получило от Путина распоряжение просчитать все экономические риски на случай обострения отношений с Западом и максимальных санкций. А во-вторых, независимо от того, будет ли (и когда) нанесен нами удар по возможным ядерным объектам Украины, необходимо уже сегодня сделать широковещательное объявление о том, что это непременно случится, если у противника хватит ума осуществить свою угрозу. Путь все знают и боятся.

4. Если Киев с безумной дерзостью угрожает нам ядерным оружием, то ясно, что он не остановится ни перед любыми угрозами рангом ниже – ни перед их реализацией. Например, попытается разрушить Крымский мост – это чудо света. Такая опасность диктует нам необходимость овладения всей прибрежной зоной Азовского моря, которое должно стать внутренним озером России. Иначе эта поистине стратегическая угроза может нам слишком дорого обойтись. Итак – вперед, на Мариуполь и Запорожье!

5. Разумеется, следует пересмотреть экономические отношения с Украиной. Довольно странно ждать войны с нею до победного конца и одновременно осуществлять сделки, укрепляющие, поддерживающие ее экономику – не так ли? С такой извращенной логикой и практикой приходится заканчивать. Русофобствующие укронацисты должны заплатить за свою глупость и за наши военные и иные расходы и убытки, включая упущенную выгоду от санкций.

6. Отдельно следует сказать про международную дипломатию и пиар сообразно поводу. На мой взгляд, позиция России и лично Путина морально безупречна. В отношении Запада она выглядит так: «Мы настоятельно просили вас о гарантиях нашей безопасности. Вместо этого вы продолжали натравливать на нас Украину и всячески ее вооружать, связывали нам руки санкциями и пр. То есть усугубляли опасность для нас. Мы эту опасность пресекли. На что же вы теперь жалуетесь?». В отношениии Украины все гораздо проще: ее враждебные и угрожающие действия, ее оголтело русофобская политика, сущий этноцид, а также многолетний террор в отношении наших граждан на Донбассе очевидны и не могут расцениваться двояко. Понятно, что наш действенный ответ абсолютно адекватен, это необходимая превентивная мера обеспечения нашей безопасности – и точка. Думаю, многие страны это отлично понимают, в том числе такие ключевые государства Востока, как Китай, Турция, Индия. Что до стран Запада и Японии, то им что-то объяснять бесполеззно, поскольку слышать, видеть и понимать они просто не хотят – не выгодно.

Но вот в отношении одной из стран Запада надо сделать оговорку. Канцлер Германии Олаф Шольц позволил себе такую реплику: «Русские – и геноцид? Это смешно». Что ж, есть повод посмеяться вместе: давно пора ввести в научный и политический оборот представление о геноциде русского и белорусского народов со стороны немцев в годы Великой Отечественной войны. Напомнить миру о том, кто есть кто и кто кому должен. В свое время Сталин, увлеченный планом «приручения» Восточной Германии, не поставил этот вопрос в повестку дня, а зря. Восточную Германию мы все равно потеряли, а вот огромных политических и экономических преимуществ, которые дало бы нам признание факта геноцида, не обрели. Надо бы поучиться в этом отношении у умных народов, понимающих что к чему: у евреев, у армян. Но я считаю, поставить этот вопрос не поздно, ведь преступление геноцида, как известно, не имеет срока давности.

7. Кстати, о пиаре. Неободимо по крайней мере моральное подавление пятой колонны и нужна широкая разъяснительная кампания внутри России, поскольку слишком много провокаторов и идиотов. Антивоенная демонстрация, прошедшая 24 февраля в Новосибирске, неприятно меня удивила: не ожидал, что в нашем главном наукограде так много глупых людей. Подобные выступления меньшего масштаба наблюдались и в других горродах. Но скорее всего, это просто результат недоработки государственной пропаганды, которой мы, независимые политологи, разбирающиеся в ситуации и истории вопроса, должны помочь по мере сил.

Следует иметь в виду, что доверие телевидению в нашей стране низкое, эффективность этого пропагандистского инструмента не стоит переоценивать. Тем более, что как-то так получается, что про интересы России и русских больше всего говорят лица нерусской национальности: прежде всего евреи и армяне. Это просто бросается в глаза. И надо прямо сказать, не увеличивает степень доверия к «ящику».

Телевидение смотрят преимущественно старшие поколения. Интернет – зона молодежи, и мы тут проигрываем. Я не хочу раздавать оценки Соловьеву или Ноткину, но молодежь-то в любом случае ТВ не смотрит, считая его продажным, огосударствленным и не достойным доверия. Это значит, что успешные и действенные платформы правильной пропаганды следует создавать прежде всего именно в интернете. Потому что молодежь, сегодня не принимающая особого участия в политике, рано или поздно встанет у руля страны, и если вовремя не образумится, то натворит страшных бед. Надеюсь, каждый интеллигент, участник интеллектуального слоя России, не лишенный чувства патриотизма и правильного понимания сути дела, примет участие в разъяснительной работе по адресу наших детей и внуков, мало знающих и думающих, но много воображающих и подверженных эмоциональным порывам.

Вот как-то так, уважаемые читатели.

В завершение скажу: до сих пор все мои оценки и прогнозы в отношении Украины и русско-украинских отношений сбывались с почти 100-процентной точностью. Думаю, так будет и на этот раз. Поэтому хочется, чтобы мой голос был услышан.

*организация, запрещённая в РФ

Cообщество
«Форум»
26 апреля 2024
Cообщество
«Форум»
16 мая 2024
Cообщество
«Форум»
1.0x