Сообщество «Салон» 00:00 30 апреля 2015

Нарушая режим тишины

По сравнению с многочисленными римейками советской киноклассики, которые уже давно соревнуются в игре "кто кого переплюнет" показом мерзости и идиотизма, картина Давлетьярова имеет реальное право на существование. За кадром звучит оригинальный текст Бориса Васильева, подчеркивая, что перед нами именно экранизация, а не безумная попытка переиграть Ростоцкого. Поэтому далеко не всё экранное время зрителю предстоит сравнивать старое и новое. Другое дело, что подобное отношение к процессу неизбежно приводит к тому, что за всей этой модой на "быстрое кино" теряется трагедия. Финальный пафос оставляет зрителя практически равнодушным.
2

"А зори здесь тихие…" (2015, Россия, режиссер — Ренат Давлетьяров, в ролях: Петр Федоров, Анастасия Микульчина, Евгения Малахова, Агния Кузнецова, Софья Лебедева, Кристина Асмус, Екатерина Вилкова, Анатолий Белый, Дарья Мороз).

Май 1942-го года. Вдали от линии фронта, в глухом тылу базируется зенитная часть. От безделия солдаты глушат водку и бегают по бабам. Поэтому старшина Федот Васков (Петр Федоров), квартирующийся у местной селянки (Дарья Мороз), просит начальство прислать ему непьющий контингент. Сказано — сделано. В деревню прибывают молодые зенитчицы, среди них и опытные женщины-бойцы, и совсем еще необстрелянные девчонки. Однажды одна из вновь прибывших, Рита Осянина (Анастасия Микульчина), замечает в лесу двух немецких диверсантов. Старшина набирает отряд из пяти девушек и отправляется на поимку незваных гостей. Он понимает, что цель немецкого десанта — диверсия на Кировской железной дороге и выход к Беломорско-Балтийскому каналу. Вскоре Васков и девушки обнаруживают, что численность врага значительно больше, чем это предполагалось заранее. При полнейшем неравенстве сил Васков решает во что было ни стало остановить противника.

В новой экранизации известной повести Бориса Васильева почти нет отклонений от сюжета. Есть только нововведения. Расширены флэшбеки из мирной жизни будущих героинь войны. Лиза Бричкина (Софья Лебедева) почему-то оказывается не деревенской девушкой с Брянщины, а частичкой раскулаченной семьи, сосланной в Сибирь. А сирота Галя Четвертак (Кристина Асмус) волей создателей кино попадает в детский дом после того, как её мать увёз как-то ночью во мрак "чёрный воронок". Пять девушек словно олицетворяют всю суть советского мира накануне войны. Мира со всеми его достоинствами и пороками. Васильев об этом ничего не писал. В литературном оригинале, как и в картине Станислава Ростоцкого, ставшей советской киноклассикой сразу же после премьеры, речь шла в первую очередь о том, как буднично в тихую мирную жизнь вторгается враг. Война где-то далеко, она не слышна, а зори такие тихие. Появление немцев в такой ситуации выглядело безбожно невероятным нарушением режима тишины. Но было показано скромно и чуть ли не обыденно. Ренат Давлетьяров же с настоящим апломбом выводит на арену чуть ли не карикатурных монстров. Понятно, что немецкие диверсанты — ребята серьёзные, но не до такой же степени, чтобы живописать их чуть ли не сверхлюдьми или демонами из ада. Таких зверских лиц не знали даже советские киноагитки, где немец выступал этаким адским белокурым гансом с губной гармошкой. Контраст между чистым злом и незамутнённым добром Давлетьярову просто необходим. Он бьет зрителя буквально под дых: "голливудским" саундтреком, грохотом взрывов, орудийными залпами. Война обрушивается на зрителя чуть ли не сразу — яростно и бескомпромиссно. Какая тут тишина, если режиссёр и продюсер уверен: молодой зритель понимает сейчас только такой язык. Язык штампов и быстрого монтажа.

Новые "Зори" слегка напоминают комикс. Требовать от него большей глубины в наши дни как-то даже нелепо. Традиции соцреализма остались в прошлом. И, как ни относись к этой потере, следует признать, что для массового современного зрителя подобный "перепев" просто необходим. Поэтому режиссёр пускает в ход ещё и свою продюсерскую хватку. Привносит в кадр больше обнажённой натуры. Берёт на главные роли узнаваемых среди молодежи актёрских персон. Делает довольно бойкое кино с очевидным патриотическим посылом. И — что характерно — периодически попадает в цель. По сравнению с многочисленными римейками советской киноклассики, которые уже давно соревнуются в игре "кто кого переплюнет" показом мерзости и идиотизма, картина Давлетьярова имеет реальное право на существование. За кадром звучит оригинальный текст Бориса Васильева, подчеркивая, что перед нами именно экранизация, а не безумная попытка переиграть Ростоцкого. Поэтому далеко не всё экранное время зрителю предстоит сравнивать старое и новое. Другое дело, что подобное отношение к процессу неизбежно приводит к тому, что за всей этой модой на "быстрое кино" теряется трагедия. Финальный пафос оставляет зрителя практически равнодушным. Девочек жалко, но чувство это даже рядом не стояло с той драмой, которую каждый раз переживают заново зрители первых "Зорь".

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

1 сентября 2021
Cообщество
«Салон»
6
Cообщество
«Салон»
8
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x