Сообщество «Конспирология» 10:34 6 августа 2021

Метафизические корни Великого Обнуления

гностический код Запада
3

Introductio

Проецируя опыт социального конструирования 1960–1970‑х гг. прошлого века (контркультурная революция в США и создание международной наркокультуры, осуществлявшиеся под эгидой и при непосредственном участии западных спецслужб[1]) на современную ситуацию, с достаточной степенью уверенности можно констатировать: вне зависимости от рукотворной, или естественной природы вируса COVID-19, ситуация, складывающаяся вокруг него, целенаправленно используется для воплощения в жизнь очередной фазы программы по созданию управляемого социума, или, в терминологии ЦРУ, «покорного общества»

Сегодня на повестке дня стоит вопрос о поэтапном внедрении элементов системы всеобщего цифрового контроля в рамках конкретных национальных государств. Ситуация многократно усугубляется тем, что независимо от политико-экономических разногласий на уровне различных государств и геополитических блоков, идея полномасштабного контроля за собственным населением выглядит чрезвычайно привлекательной для подавляющего большинства рационально мыслящих национальных элит, находящихся у рычагов практической государственной власти. Так что есть большая вероятность того, что свою часть пути к установлению глобальной системы социального контроля элиты национальных государств пройдут по большей части совершенно самостоятельно и даже за свои собственные (т.е. государственные) средства.

Причём, как показывает пакет инициатив, озвученный на Всемирном экономическом форуме в мае 2020 года принцем Великобритании Чарльзом и директором ВЭФ Клаусом Швабом и известный как «Великая перезагрузка», или «Великое обнуление», ужесточение системы социального контроля будет производиться под лозунгами «социальной ответственности», т.е. заботы о безопасности и благосостоянии рядовых граждан. Фактический переход к глобальной цифровой диктатуре ВЭФ упаковал в привлекательный фантик под названием «четвёртая промышленная революция», призванная создать «цифровую экономическую и общественную инфраструктуру»[2].

По мнению политолога С. Кургиняна, важной концептуальной составляющей частью этого глобального миропроекта является т.н. проект «Счастливое (невинное) дитя», описанный Ф. Достоевским в романе «Братья Карамазовы» (притча «Великий Инквизитор»): «Хозяин нового проекта, который он ещё не выкладывает человечеству до конца и который он собирается осуществлять под этой ковидной маской, это что‑то типа натурального неонацизма, причём уже глобального»[3].

По мнению Кургиняна, именно Ватикан с его человеческими ресурсами обладает всеми признаками субъекта, соразмерного задаче по осуществлению столь масштабного мирового переустройства: «Такие силы — это не Швабы с их форумами, и не Гейтсы с их заморочками, и даже не фарма с их интересами. Это другой масштаб возможностей. Это власть над миллионами и миллионами, а иногда и десятками миллионов, сотнями миллионов людей, которые готовы нечто выполнить — либо как прямую директиву, либо по отношению к ним применяется «управление по тенденции». Это сплочённое сообщество людей, которые готовы поступиться всем, чем угодно, лишь бы их совместный замысел был воплощён. Это люди, скованные железной дисциплиной, готовые наследовать некое целеполагание, не превратить достижение собственных целей в грызню за власть»[4].

В последнем предложении содержится недвусмысленное указание на орден иезуитов (Общество Иисуса, также Орден св. Игнатия Лойолы), представители которого на протяжении XVII–XVIII вв. обкатывали пилотную версию проекта «Счастливое дитя» в джунглях Парагвая с участием дикого племени индейцев-каннибалов гуарани. В рамках широкомасштабного проекта по созданию Иезуитских миссий на землях индейцев-гуарани было создано тридцать отдельных редукций[5], в которых суммарно проживало до 141 000 человек, составлявших ядро «Иезуитского государства» в провинции Парагвай, занимавшей огромную территорию современного Парагвая, Аргентины, Уругвая, а также — части Боливии, Чили и Бразилии[6].

Опыт иезуитов (фактически выступавших в качестве «теократического союза предпринимателей», превратившего индейцев-каннибалов в своих невольников, организовав для них примитивный «коммунизм предметов потребления» в сочетании со строжайшей регламентацией практически всех сторон личной и общественной жизни) наглядно продемонстрировал, как именно можно сделать основную массу человечества управляемой и при этом относительно довольной, счастливой и не помышляющей бунтовать. Для этого «интеллектуальный уровень населения должен быть понижен до детского. Это такие существа с отсутствием страха смерти из‑за неведения, с наивностью и беззаботностью, как у ребенка. Такое общество зиждется “на чуде, тайне и авторитете”. Но во главе государства стоят умные и всё понимающие, по‑своему любящие и жалеющие “детей”, но в душе презирающие их, видя их простоту и недалёкость, которых накорми только и покажи чудо, и они пойдут за тобой хоть на край света»[7].

По мнению Кургиняна, именно на подобный проект сориентирована в настоящий момент значительная часть «элиты ЦРУ и других ведомств, которые, являясь силовыми, не входят в чисто военную элиту»[8].

Для понимания настоящей природы разворачивающихся на наших глазах глобальных социально-политических процессов и «внутренней идеологии» стоящих за ними сил необходимо знать, что ключевые элементы перечисленных выше стратегий (социальная атомизация как средство управления индивидом и обществом, использование элитных внутрисоциальных групп для массового перекодирования социума) документально прослеживаются начиная с эпохи Возрождения (XIV–XVI вв.).

Гностический код Запада: от Средневековья до Стэнли Кубрика

Теоретик интегральной психологии, профессор философии Университета Колорадо в Боулдере М. Зиммерман обращает внимание на тот факт, что учёные, оказывается, «подчас подчищают истоки модерна» для сокрытия факта, что он отчасти сформировался под влиянием взглядов, которые сегодня принято именовать «эзотеризмом»[9]. Зиммерман констатирует, что т.н. пострелигиозная современность не преуспела в избавлении от «оккультных мечтаний, духовных трансформаций и метафизической тоски». Напротив, они «ушли в подполье, выгрызли свой путь в культурные, психологические и мифологические мотивационные структуры, которые лежат в основании мира модерна»[10].

В противовес расхожему представлению о «современности как о решительной борьбе с предрассудками и замене их беспристрастным рациональным исследованием» Зиммерман приходит к альтернативному нарративу, куда более соответствующему реальной действительности: распад традиционных религиозных, космологических и общественных порядков открыл «пространство возможностей», благодаря которому мыслители, испытавшие влияние различных эзотерических традиций (гностицизма, герметизма, каббалы, розенкрейцерства, масонства и т.д.), смогли реализоваться как «серьёзные игроки», определившие цели и устремления современности[11].

Зиммерман пишет: «Герметизм, алхимия, магия и прочие эзотерические верования и практики пронизывали ранний этап современной науки, на каком‑то уровне оставаясь влиятельными и по сей день. Герметические, алхимические и прочие эзотерические школы помогли сформировать видение, зачем вообще заниматься наукой и технологией. Они не были “незаинтересованными” предприятиями, вместо этого они мотивировались целой совокупностью факторов, как возвышенных, так и своекорыстных, как и в случае с наукой и технологией сегодня»[12].

Проводя параллели между гностическими установками, свойственными современному трансгуманизму («гуманизму сингулярности»), Зиммерман опирается на работы немецко-американского философа Э. Фегелина (1901–1985), последовательно вскрывавшего и разоблачавшего гностическую природу политических режимов XX века, Реформации, английской пуританской революции, революции «просвещенцев» и позитивистов XVIII–XIX вв.[13].

В ряду прочих исследователей этой проблемы следует выделить профессора сравнительного религиоведения Й.П. Кулиану (1950–1991)[14]. В своих работах Кулиану возводит научно-философские парадигмы Нового времени к архаическим мифологиям, развивая интуиции своего учителя — религиоведа, историка и этнографа М. Элиаде (1907–1986) — о влиянии европейского мистицизма и герметизма на Просвещение и особенно тезисы швейцарского писателя и философа Д. де Ружмона (1906–1985) о решающем влиянии гностической традиции катаров и альбигойцев на европейскую культуру эпохи Просвещения[15]. В работе «Дуалистический гнозис на Западе» профессор Кулиану убедительно доказывает, что парадигма европейского Модерна, при всем её рационализме, является версией дуалистического гностицизма, основанного на противопоставлении человека Богу и миру.

Именно гностическая ересь катаров, или альбигойцев, пользовалась наибольшей популярностью в Западной Европе XII–XIII вв. Её приверженцы отрицали брак и семью как институт социального служения материальному миру, который рассматривался ими как сугубое зло. Примечательно, что именно «раскрепощённая» сексуальность воспринималась катарами как особая сила, способная в буквальном смысле взорвать материальный мир изнутри. Поэтому разврат и групповые оргии в секте считались нормой[16]. Этот тезис прямо перекликается с одним из главных лозунгов-мемов контркультурной революции 1960–1970‑х гг. в США, порождённой спец-чревом американской программы МКULTRA по социальному программированию: Make love, not war (англ. «Занимайтесь любовью, а не войной»).

В период наибольшего расцвета катарской гностической ересью были охвачены Лангедок, Арагон, север Италии и некоторые земли Германии. После серии успешных военных кампаний против катаров в Лангедоке, известных как Альбигойский крестовый поход, еретики затаились, выдавая себя за правоверных католиков. Для борьбы с фальшивыми христианами был создан специальный церковный трибунал, которому было поручено «обнаружение, наказание и предотвращение ересей», более известный как святая инквизиция.

Напомним, что все основные версии гностицизма постулируют фундаментальное и непреодолимое неравенство человеческих существ. Спасение души (божественной «искры») доступно только пневматикам, которые должны тщательно скрывать свои особые знания («гнозис»), необходимые для возвращения в высшую сферу мироздания. В русле такого подхода «полноценными людьми» в буквальном смысле этого слова являются только пневматики, все остальные — бесправные, бренные существа, жизнь которых смешна, презренна и бессмысленна, ибо они изначально созданы непредназначенными для спасения. Отсюда логично и практически неизбежно вытекает идея о возможности и даже необходимости безжалостной эксплуатации остальных человеческих существ (психиков и гиликов) в интересах немногочисленных носителей «настоящего гнозиса».

Такого рода концепции, подспудно легитимизирующие исключительное положение аристократии и власть имущих вообще, без труда совмещались с аристократическими представлениями об особой (т.н. «голубой») крови. Неудивительно, что по мере ослабления и вытеснения института традиционной церкви на периферию общественной жизни различные формы гностических доктрин постепенно заместили место мировоззренческого и метафизического ядра западного цивилизационного проекта[17].

В книге «Душа марионетки» современный британский философ Дж. Грей констатирует, что сегодня большинство людей на Западе придерживаются гностических убеждений[18]. Таким образом, именно гностицизм с полным правом может претендовать на статус универсального культурного кода современного совокупного Запада и его элиты. Влияние этого кода неизбежно проецируется на внутриэлитную идеологию транснациональных структур, лежащую в основании оформляющегося в настоящий момент Четвёртого рейха.

В числе прочих важных характеристик гностического кода следует выделить его чрезвычайную жизнеспособность, которая позволяет ему успешно воспроизводиться даже после физической смерти своих непосредственных носителей при отсутствии прямой передачи по схеме «учитель — ученик».

На протяжении всей известной истории представители различных гностических учений последовательно пытались не только получить доступ к рычагам актуальной политической власти, но и стать «властителями душ и умов» всего человечества. Такая стратегия получает своё объяснение на примере религиозного учения пророка Мани (III в.). Признавая переселение душ, манихеи полагали, что, покуда на земле рождаются дети, душе приходится возвращаться обратно в узы материального мира. Единственная приемлемая в сложившейся ситуации стратегия: обращение в свою веру всего человечества, добровольное прекращение физического деторождения и последующее коллективное самоубийство, воспринимающееся как всеобщее освобождение: гилики избавляются от мук бессмысленных страданий; психики (при условии их надлежащего поведения) имеют шанс попасть в нижний круг гностического «рая»; пневматики возвращаются, наконец, в высшую сферу («царство света»), соответствующую их настоящей природе[19].

Отсюда вытекает, что «гнозисное» действие должно быть направлено в первую очередь на власть над изначально и непоправимо погружённым во зло «проявленным» миром в прицеле его окончательного уничтожения, знаменующего для «избранных» окончательное освобождение от пут ненавистной материи.

Доктор филологических наук, профессор кафедры всемирной литературы филологического факультета МПГУ Е.В. Жаринов полагает, что некоторые ритуалы современных тайных обществ, восходящие к столь популярной в современной Европе гностической ереси катаров, достаточно достоверно показаны в фильме Стэнли Кубрика «С широко закрытыми глазами» (1999), снятом по пьесе австрийского писателя Артура Шницлера «Новелла о снах» (Traumnovelle, 1926)[20].

Примечательно, что наиболее интригующие сцены тайной оргии были сняты в бывшем загородном особняке Ротшильдов — поместье Ментмор Тауэрс в Бакингемшире. После просмотра фильма на студии кинокомпании Ворнер Бразерс представители компании потребовали от режиссёра вырезать из фильма в общей сложности 24 минуты. Что было на этих кадрах, до сих пор доподлинно неизвестно.

Совпадение это или нет, но Кубрик умер через несколько дней после окончания работы над монтажом фильма, проводившегося в условиях строжайшей секретности. Согласно официальной версии, режиссёр скончался от сердечного приступа.

Восемью годами ранее аналогичная участь постигла и профессора Кулиану: 21 мая 1991 года он был убит в туалете Чикагского университета выстрелом в голову. Его лицо было обезображено настолько, что коллеги не смогли сразу опознать убитого. Все говорило в пользу того, что это было не простое убийство, а ритуальная казнь. Несмотря на то что к расследованию подключилось ФБР и оно находилось в поле зрения правительства США (!), личность убийцы и мотивы преступления не были установлены. Детектив Чикагского департамента полиции, опросивший более 100 человек, через два года после случившегося сказал, что в этом «таинственном» деле слишком много вопросов, на которые нет ответа. Весьма симптоматично, что в день убийства в Чикагском университете Кулиану читал заключительную лекцию своего курса, посвящённую гностицизму[21].

Платоновская академия Фичино: от «культуры воображения» к культуре манипуляции

В 1984 году в чикагском доме учителя Кулиану Мирчи Элиаде случился загадочный пожар. Пламя уничтожило значительную часть источников и редких документов, касающихся религиозных истоков западной цивилизации, начиная с XVI века до наших дней. Пожар произошёл именно в тот момент, когда Элиаде в написании своей многотомной «Истории религиозных идей» дошёл до описания периода, с которым были связаны сгоревшие документы. Спустя два года, так до конца и не оправившись от колоссальной утраты и не доведя до конца последнее дело своей жизни, Элиаде умер.

В том же 1984 году Кулиану сказал специалисту по магическим обрядам в румынской народной культуре, религиоведу и этнологу Андрею Ойштяну, что «приблизился к очень рискованным темам, которые представляют собой «настоящие зыбучие пески»[22]. В том же самом году вышла в свет его работа «Эрос и магия в эпоху Возрождения»[23] с главой, в которой Кулиану обращается к творчеству крупнейшего представителя ренессансной магии, итальянского философа и мистика Д. Бруно (1548–1600).

Кулиану полагал, что в рамках культуры Возрождения была доведена до практического совершенства способность активного управления человеческими фантазмами, которую он определял как «культуру воображения». По его мнению, именно в этой эпохе кроются настоящие истоки современных манипулятивных технологий. Далеко не случайно один из аспектов чрезвычайно популярного в те времена Царского (Королевского) Искусства алхимии состоит в знании рычагов управления тайными общественными силами и умении на них нажимать надлежащим образом и в нужной последовательности.

Изучая связи между древними магическими практиками и современными медийными технологиями[24], Кулиану пришёл к выводу, что ярким свидетельством таких неожиданных, на первый взгляд, «коммуникаций» служит творческое наследие Бруно и основателя флорентийской Платоновской академии в Кареджи, философа-неоплатоника М. Фичино (1433–1499)[25].

Анализируя трактат Бруно «О связях как таковых» (De vinculis in genere, 1591)[26], Кулиану констатирует, что по своему значению эта работа превосходит многие труды по политической и социальной теории современности, а по своему «цинизму и откровенности» она сравнима лишь со знаменитым трактатом «Государь» Н. Макиавелли (ок. 1513).

В своей работе Бруно раскрывает механизмы магической манипуляции отдельными индивидами и массами, а также механизмы дистанционного контроля над людьми. Кулиану откровенно указывает на то, что фигура мага, или Великого манипулятора, стоящая в центре концепции Бруно, является прототипом безличных систем массмедиа, механизмов по промыванию мозгов, которые осуществляют «тёмный» (буквально «оккультный») контроль над массами в западном мире. Задача мага — выстроить сеть, связав людей методом непрямого воздействия. Модель Бруно состоит из манипулируемых индивидов и Великого Манипулятора, активно использующего сети и ловушки, а также прочие инструменты «связывания».

Бруно отмечает, что задачей Манипулятора является не прямое оболванивание или пропаганда, а создание иллюзии удовлетворения человеческих желаний и потребностей. Поэтому он должен знать и предвидеть эти потребности и желания, ожидания общества.

Главным инструментом манипуляции для Бруно является Эрос, т.е. любовь, в одной из своих наиболее высоких ипостасей являющаяся фундаментальным христианским кодом всей западноевропейской цивилизации. В интерпретации Бруно, к любви сводимы все человеческие чувства, как низменные, так и возвышенные. Тщеславие является любовью к чести, жадность — к богатству, зависть — любовью к себе, которая не выносит превосходства другого. Ненависть, которая особенно выделяется Бруно в качестве инструмента контроля, также является любовью, только с отрицательным знаком.

Наиболее успешная манипуляция, по мнению Бруно, осуществима, если удаётся разжечь в манипулируемых любовь к себе — эгоизм. Для Великого Манипулятора важно, чтобы люди оставались подверженными страстям, а общество состояло из разрозненных, легко манипулируемых эгоистов и эгоистичных групп.

Главной целью манипуляции является контроль над человеческой фантазией или воображением, которые Бруно называет «главными воротами» или «связью связей». Так как в большинстве случаев не человек управляет своим воображением, а оно управляет им. Примечательно, что в XX веке ровно к тем же самым выводам пришла школа социологии воображения Ж. Дюрана, выдвинувшего теорию, согласно которой все важнейшие элементы социального предопределены различными типами и режимами работы воображения, его символическими структурами и архетипами[27].

Главный вывод трактата Бруно: всё манипулятивно, а единственно возможным инструментом манипулятивной магии является пронизывающая всё любовь, или Эрос. При этом сам Манипулятор должен быть абсолютно индифферентен к любому внешнему воздействию, а значит, к любой форме любви, включая любовь к добру и правде или ко злу.

Образу Великого Манипулятора Джордано Бруно во многом соответствует жрец богини Кибелы. Все жрецы Кибелы были скопцами-евнухами. Это позволяло им руководить экстатическими ритуалами и оргиями, не вовлекаясь в них целиком. Показательно, что, по заключению А. Дугина, именно современные репрезентации культа Кибелы во многом определяют структуры современного западного мира[28].

С не меньшим основанием образ Великого Манипулятора можно сопоставить с одним из главных фетишей современного транс- и постгуманизма — всемогущим искусственным интеллектом.

Социальный мир, выстраиваемый вокруг Великого Манипулятора, организован по принципу сети связей вокруг анонимного мага, который осуществляет негласный контроль посредством подчинения воображения. В основании такой системы лежит всё тот же гностический тезис о тотальном неравенстве двух основных типов человечества, подразделяемого на «магов» и «профанов», «человекобогов» и «человекозверей» или и вовсе «человекомашин» (в рамках некоторых оккультных систем большинство людей являются роботами некоей древней цивилизации, в этом смысле никакая чипизация не в силах им сколько‑нибудь повредить, поскольку они уже и без того являются роботами). Такая стратификация культивирует закономерное презрение к «профанам» со стороны «посвящённых», вплоть до полного отрицания за первыми каких бы то ни было прав: «Профанов можно порабощать, торговать ими, как товаром, насиловать, убивать, снова насиловать и даже принимать в пищу»[29].

Общество, построенное на такого рода стратификации, с пугающей наглядностью воспроизведено в американском научно-фантастическом сериале с многозначительным названием «Мир Дикого запада», или «Западный мир» (англ. Westworld, 2016–2020), в котором очень выпукло показаны взаимоотношения людей и андроидов, в большинстве своем совершенно не подозревающих о своей настоящей, т.е. искусственной природе.

Уже в XVI веке Бруно писал, что магическое воздействие на общество, эксплуатирующее человеческие страсти, осуществляется Манипулятором через использование визуальных образов и звуков. Профессор Кулиану видел прямую связь между положением дел, складывающимся в современном западном обществе, и магическими рецептами Великого Манипулятора Бруно. Концепция сетевого общества сегодня стала практически общеупотребимой, а власть во многом осуществляется именно за счёт контроля над воображением с помощью аудиовизуальных средств: телевидения, кино, виртуальной реальности. В этом смысле особого упоминания заслуживает американская «фабрика грёз» — Голливуд, признанный лидер на международном рынке кинопроизводства, оказавший максимальное влияние на культуру человечества за последние 100 лет[30].

Интеллектуальное наследие Бруно пользовалось огромной популярностью у европейских оккультных организаций, претендующих на высшее знание, а значит, и на вполне конкретную политическую власть. Знаменитый памятник Бруно, установленный в Риме в 1889 году на месте его казни, был заказан масонами, в ответ на осуждающую масонство энциклику папы Льва XIII Humanum Genus (лат. «Человеческий род», 1884), в которой оно приравнивалось к «сектам, в которых возрождён непокорный дух бесовский»[31]. Непосредственный автор памятника — итальянский скульптор и парламентарий Э. Феррари — являлся по совместительству Великим мастером регулярной масонской ложи Великий восток Италии.

К тому же Бруно являлся важнейшим участником того процесса, который английский историк культуры Возрождения Ф. Йейтс (1899–1981) окрестила «Розенкрейцерским Просвещением». Именно оно оказало решительное влияние на формирование европейской эпохи Просвещения и создание нового буржуазно-капиталистического общества. Общества, в котором на смену христианской иерархии приходит власть невидимых центров силы, претендующих на роль глобального центра силы — Великого Манипулятора.

Важно, что, по мнению Кулиану, концепция Великого Манипулятора Бруно является во многом продолжением идей руководителя флорентийской Платоновской академии М. Фичино. Для Фичино, как и для Бруно, любая магия основана на сексуальной энергии (Эросе). Для обоих магия является, в том числе, социальной и политической технологией. Фичино, как и Бруно, активно использует в отношении магии и любовной игры термин «сеть», а также такие выражения, как «капкан», «ловушка», «силки», «приманка». В магических формулах, используемых в трактате Бруно, призывается «великий демон» (Daemon Magnus), но именно так именовали любовь итальянские неоплатоники. Первым же это выражение применил Фичино в комментариях к «Пиру» Платона[32]. Ещё более тесно сближает Бруно[33] и Фичино[34] приписываемая им «нетрадиционная сексуальная ориентация» — весьма характерная для членов закрытых элитных сообществ, как в прошлом, так и в настоящем времени.

Руководимая Фичино Платоновская академия располагалась на вилле в Кареджи близ Флоренции, принадлежавшей одному из виднейших государственных людей того времени, владельцу крупнейшего в Европе состояния, купцу и банкиру К. Медичи (1389‑1464). Она была создана в 1462 году в качестве аналога Платоновской академии, основанной великим философом в окрестностях Афин в IV веке до н.э. Главой новой академии Медичи назначил одного из наиболее значительных представителей флорентийского платонизма — Фичино. Не последнюю роль в выборе кандидатуры сыграло, по всей видимости, то обстоятельство, что отец Фичино, являясь домашним врачом Медичи, входил в ближний интеллектуальный круг правителя Флоренции.

Платоновская академия в Кареджи являлась одним из важнейших европейских центров по изучению оккультизма и магических практик[35]. По заключению экспертов, именно поздний неоплатонизм, преемницей которого являлась Платоновская академия Фичино, был «наиболее артикулированной магической системой», с ярко выраженным гностическим недоверием к материи и материальным формам как к «темницам души»: «Начиная с Ямвлиха, неоплатонизм из добропорядочной созерцательно-умозрительной системы превращается в корибанствующую теургию — в теорию и практику магии, достигая своей вершины у Прокла Диадоха»[36].

С деятельностью Платоновской академии Фичино, опекаемой представителями известного олигархического семейства Медичи, представители которого с XIII по XVIII век неоднократно становились правителями Флоренции, историки во многом связывают возникновение Высокого Возрождения (конец XV — первая половина XVI века), открытие Нового Света и рождение современной науки. Именно Платоновская академия в Кареджи стала одним из важнейших, известных на сегодняшний момент каналов распространения герметических текстов, во многом определивших облик современной западной цивилизации. Именно через неё осуществлялось влияние идей европейского мистицизма и герметизма на будущих архитекторов эпохи Просвещения. Синтез неоплатонизма и герметического мировоззрения, предпринятый усилиями членов Платоновской академии, оказал огромное влияние на последующую научную традицию, во многом став интеллектуальной «точкой сборки» современной западной цивилизации[37].

Во второй половине XV века аналогичные академии возникают в Риме и Неаполе. Вольные учёные сообщества становятся новой формой самоорганизации европейских интеллектуалов. В XVII веке прямыми преемниками итальянских тайных академий становятся тайные академии Германии, официально фигурировавшие под видом «литературных кружков». Примерно тогда же возникают свои тайные сообщества и коллегии в Англии. Одно из наиболее известных таких обществ — «Незримая коллегия», основанная на идеалах розенкрейцерского Просвещения. В 1660 году на её основе было создано Лондонское королевское общество.

Характерно, что многие члены германских тайных академий состояли одновременно членами аналогичных сообществ в Италии, Англии и других странах. Под крышей таких союзов спокойно уживались политические идеи о радикальном преобразовании общества, интерес к натурфилософии и различным оккультно-эзотерическим практикам. В XVIII веке из этого «питательного бульона» кристаллизуется феномен международного масонского движения[38], ставшего одним из главных поставщиков смыслов для современной западной элиты.

Примечания:

1 - Подробнее см.: На пути к «покорному обществу». О подоплёке музыкальной контркультуры. Доклад Изборскому клубу под редакцией В. Аверьянова. // Изборский клуб. №5–6. 2019.

2 - Looking For A Logical Exposure Of «The Great Reset», The Covid-19 Conspiracy Theory Now Campaigned By The World Economic Forum. // Voice of Indonesia (November 18, 2020).

3 - Кургинян С. Коронавирус — его цель, авторы и хозяева. Часть XVIII — начало.

4 - Кургинян С. Коронавирус — его цель, авторы и хозяева. Часть XVIII — продолжение.

5 - Индейские резервации иезуитов.

6 - Григулевич И.Р. Крест и меч: Католическая церковь в Испанской Америке, XVI–XVIII веков./И. Р. Григулевич; АН СССР, Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Наука, 1977. — 295 с.

7 - «Счастливое дитя» каннибала.

8 - Кургинян назвал хозяина и цель проекта COVID-19.

9 - Religious Motifs in Technological Posthumanism by Michael E. Zimmerman. // Western Humanities Review. Special issue on Nature, Culture, Technology, ed. Anne-Marie Feenberg-Dibon and Reginald McGinnis, Vol. LXIII, №3 (Fall, 2009), pp. 67–83. Русский пер. Е. Пустошкина: Зиммерман М. Религиозные мотивы в технологическом постгуманизме.

10 - Дэвис Э. Техногнозис. Миф, магия и мистицизм в информационную эпоху. — Екатеринбург: Ультра. Культура, 2008.

11 - Western Esotericism and the Science of Religion, ed. Antoine Faivre and Wouter J. Hanegraaff. Leuven: Peeters, 1998.

12 - Mark S. Morrisson, Modern Alchemy: Occultism and the Emergence of Atomic Theory. — New York: Oxford University Press, 2007.

13 - Фегелин Э. Гностицизм — природа современности.

14 - Подробнее о Кулиану см.: Бовдунов А. Профессор Кулиану и тайная история Запада

15 - Culiano P.I. The Tree of Gnosis. Gnostic Mythology from Early Christianity to Modern Nihilism. San Fransico: Harper, 1992.

16 - Гумилёв Л. Конец и вновь начало. Популярные лекции по народоведению. — М.: Книга по Требованию, 2010.

17 - Неопознанная культура. Гностические корни постсовременности. // Глобальное сообщество: картография постсовременного мира./Московская школа геоэкономических и социальных исследований. Вып. 2. М., 2002. С. 17–47.

18 - Найдерхаузер Йоханнес, философ Джон Грей считает, что стремление человека к свободе — это иллюзия.

19 - Ищенко Н.С. Идеи гностиков в советской фантастике. Смагина Е.Б. Манихейство: по ранним источникам/ Е.Б. Смагина. — М.: Восточная литература, 2011. — 519 с. С. 134–385.

20 - Жаринов Е.В. История еретических учений. Лекция 7. Кубрик. С широко закрытыми глазами.

21 - Горшунова О. В. Йоан Кулиану: в четвёртом измерении. // «Этнографическое обозрение», №6, 2008. С. 94–110.

22 - Бовдунов А. Профессор Кулиану и тайная история Запада. Часть 1. «Великий Манипулятор».

23 - Йоан Петру Кулиану. Эрос и магия в эпоху Возрождения. — СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017. — 608 с.

24 - Бовдунов А. Профессор Кулиану и тайная история Запада. Часть 1. «Великий Манипулятор».

25 - Йоан Петру Кулиану. Эрос и магия в эпоху Возрождения.

26 - Русский пер.: Бруно Джордано О связях как таковых. — М.: Издание книжного магазина «Циолковский», 2018. — 176 с.

27 - Бовдунов А. Профессор Кулиану и тайная история Запада. Часть 1.

28 - Дугин А. Йоан Кулиану: Модерн и чёрная магия Кибелы.

29 - Аsterrot. Концепты.

30 - См.: Лекции на тему влияния Голливуда.

31 - Русский перевод текста энциклики Humanum Genus в кн: Робинсон Дж. Масонство: Забытые тайны. — М.: Крон-Пресс, 2000. — 480 с. С. 454.

32 - Бовдунов А. Профессор Кулиану и тайная история Запада. Часть 1. «Великий Манипулятор»; Часть 2. «Псы Актеона».

33 - Noel I. Garde [Edgar H. Leoni], Jonathan to Gide: The Homosexual in History. — New York: Vangard, 1964; Рачев А. Джордано Бруно, или Повесть о настоящем гомосеке.

34 - Beurdeley, Cécile. L’amour bleu, Fribourg, 1977.

35 - Йоан Петру Кулиану Эрос и магия в эпоху Возрождения.

36 - Свист Гекаты. Ч. I.

37 - Коппенс Ф. Фичино: первосвященник Ренессанса.

38 - Бутми Н.Л. Каббала, ереси и тайные общества. — СПб, 1914.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

10 сентября 2021
Cообщество
«Конспирология»
90
Cообщество
«Конспирология»
3
Комментарии Написать свой комментарий
8 августа 2021 в 18:05

Натурфилософы разбудили Возрождение, Возрождение разбудило Просвещение, Просвещение разбудило Науку, наука разбудила научно-техническую революцию, НТР, научно-техническая революция разбудит нового человека, который придёт на смену человеку разумному – человека благоразумного, хомо пруденциус. А если не разбудит, то неблагоразумие приведёт человека просто разумного, использующего достижения НТР неблагоразумно, к катастрофе, самоубийству.

8 августа 2021 в 19:00

Информативная и очень полезная публикация, помогающая понять скрытые от обыденного сознания процессы так называемого «социального проектирования», вывести на свет тех, кто на самом деле является «архитекторами и прорабами» «великой перезагрузки» вообще и «перестройки» в СССР в частности, а также то, для чего они это делают.
Хочу выделить в статье три исключительно важных момента.

1.«Для понимания настоящей природы разворачивающихся на наших глазах глобальных социально-политических процессов и «внутренней идеологии» стоящих за ними сил необходимо знать, что ключевые элементы перечисленных выше стратегий (социальная атомизация как средство управления индивидом и обществом, использование элитных внутрисоциальных групп для массового перекодирования социума) документально прослеживаются начиная с эпохи Возрождения (XIV–XVI вв.)».

2. «Такого рода концепции, подспудно легитимизирующие исключительное положение аристократии и власть имущих вообще, без труда совмещались с аристократическими представлениями об особой (т.н. «голубой») крови. Неудивительно, что по мере ослабления и вытеснения института традиционной церкви на периферию общественной жизни различные формы гностических доктрин постепенно заместили место мировоззренческого и метафизического ядра западного цивилизационного проекта[17]».

3. «...идея полномасштабного контроля за собственным населением выглядит чрезвычайно привлекательной для подавляющего большинства рационально мыслящих национальных элит, находящихся у рычагов практической государственной власти. Так что есть большая вероятность того, что свою часть пути к установлению глобальной системы социального контроля элиты национальных государств пройдут по большей части совершенно самостоятельно и даже за свои собственные (т.е. государственные) средства».

«Элита» - слово поганое, провоцирующее раскол народа на его неравноправные части и закрепляющее несправедливое господство одних («элита») над другими по ветхозаветному принципу разделения: «евреи — гои». Это слово — продукт западной буржуазной социологии, которая работает на укрепление «прав человека», но не всякого, а человека «элиты» и сообщества «элитариев», творящих законы и относящихся к остальному народу как к «быдлу», лохам или баранам, «которых должно резать или стричь».
Одной из программ такого социального проектирования являются известные «Протоколы сионских мудрецов».

Вообще, конечно, можно заметить, что «метафизические корни» лежат не только в основе «Великого Обнуления», но они во все времена в той или иной мере всегда лежали и сейчас являются тем БЕССОЗНАТЕЛЬНЫМ, которое, в конечном счёте, в форме ВЕРЫ (метафизическая уверенность, религиозная вера) определяет поведение отдельного человека, секты, масонской ложи или любого организованного сообщества людей, - несмотря на научное знание, которое изменчиво, исторически ограничено и лишь слегка приоткрывает нам природу материи и бытия, мышлении и сознании.

8 августа 2021 в 19:07

Исправление опечатки: мышления и сознания.

1.0x