Красота Апокалипсиса
Сообщество «Салон» 13:23 17 апреля 2020

Красота Апокалипсиса

«Новая планета» не похожа на остальные вещи Константина Юона
5

«Если ж                                                         

      с часами плохо,                                                  

мала

    календарная мера,

мы говорим –

            «эпоха»,

мы говорим –

            «эра».

Владимир Маяковский.

Можно ли соединить в пределах одной картины ужас и восторг, схематичность и — одухотворение, расставание с прошлым и - встречу с будущим? Да, если это «Новая планета» Константина Юона, действие которой происходит «в далёкой-далёкой галактике», как сказали бы авторы саги о звёздных войнах. Это не Земля, но какой-то, быть может очень древний фантастический мир, где в иссиня-чёрном небе нависают загадочные объекты и вот — красная планета, стремительно приближающаяся к гуманоидам — чужая, накалённая и весело-страшная. В русском языке «страх» и «страсть» невероятно близки; и оба чувства окрашены кровью. Впрочем, сама «окрашенность» содержит явную отсылку именно к красному цвету. Красный — красивый, прекрасный. Новая планета — опасна и превосходна.

Динамика, смерть и ярость — маленькие человечки не знают, как им поступить. Одни — приветствуют алое чудо, простирая к нему руки; другие — бегут прочь, не ведая, что скрыться-то больше некуда. Иные - умерли, не в силах совладать с горячим дыханием новизны. От этой маленькой — всего 71 х 100! - эскизной сиюминутности веет живым и страстным дыханием времени. 1920-1921 годы — столетняя давность, которую не хочется именовать «стариной» - в ней больше движения, чем в нашем XXI столетии.

Константин Юон — не фантаст и даже не фантазёр. Крепкий рисовальщик, благонравный живописец. В тот год он разрабатывал  театральный занавес для Большого Театра. По сути, «Новая планета» - это неудачная случайность, взрыв эмоций или же — погоня за модой на супрематизм. Ясно одно - порыв Юона сочли чрезмерно пугающим, броским для классической сцены. Тогда художник создал небольшую станковую композицию на базе своего замысла. Не пропадать же такой мощной теме!

«Новая планета» не похожа на остальные вещи Юона. Больше того — он сам ничем не напоминает «силу гнева — пламя страсти», которые умудрился изобразить. Константин Фёдорович Юон — мэтр пейзажа, теоретик изящных искусств, поклонник уюта. Чудеснейше одарённый бюргер — в этом определении вовсе нет ожидаемой насмешки. Юон - Juon происходил из германо-швейцарского семейства, а в немецком языке der Bürger - это житель города, гражданин.

Отец — клерк страховой компании, маменька — домохозяйка и музыкант-любитель. В таких условиях возможны два противоположных варианта: либо родитель «душит» способности, призывая чадо к офисному труду, либо — идёт на риск и всячески развивает богоданные качества ребёнка. Юоны рассудили верно, дозволив  своим детям постигать мир при помощи капризных, но честных муз — Константин учился в Московском училище живописи ваяния и зодчества, а его брат Павел — в Консерватории.

Творческий путь Юона не был жестоко-тернистым или каким-то изощрённым — его произведения удачно вписывались в эстетику образованной публики, но при том не являлись «пощёчиной общественному вкусу». Тенистые рощи, деревенские просторы и панорамы Троице-Сергиевой лавры — они нравились тогда, как нравятся и теперь. В них есть и реализм, и толика парижского импрессионизма, и воздух, и простор. Базовая идея — любовь к России и её народу. Когда грянула Революция, мастер принял её с интересом, хотя и без того бравурного ликования, который приписывался Юону впоследствии. Русский интеллигент, он продолжал служить Родине — в любом её проявлении, сделался членом Ассоциации художников революционной России (АХРРа), включился в трудовые будни, нашёл себе применение.

«Новая планета» - самоощущение автора. Тут — его лихорадочные мысли, спутанное и — неоднозначное отношение к переменам. Юон был не стар, но и не юн. За плечами — опыт и успех. А тут — красный шар, пылающий, как сто тысяч солнц. Композиционно это слегка напоминает плакат Эль Лисицкого «Клином красным бей белых» и вообще отсылает к линиям авангарда. Люди тут — кипящая масса, тогда как планета — ведущий персонаж действа.

По теории Василия Кандинского шарообразная форма — это идеальный формат, без лишних черт, изъянов, частностей. Ничто не отвлекает нас от созерцания круглого предмета — он обворожителен. Красный цвет, выбранный Юоном, обладает энергетикой младости. У красного — много оттенков: есть зрело-красный, имперский, бархатный, а есть — звонкий и свежий, как звуки утренней побудки. Если бы художник выбрал «не тот» красный,  «Новая планета» получилась бы утомляюще-тяжеловесной. Юон слыл рафинированным колористом — часто в его картинах нюансы играют куда как большую роль, чем фабула.  

Меж тем, красная-прекрасная планета — не просто супрематический выверт. Нечто, из глубин космоса? Оно узнаваемо — это большевизм, Советская Россия, новорождённая цивилизация. Владимир Маяковский выдавал сходные настроения: «Комета с хвостом — «вся власть Советам» — несётся над старым и новым светом. / Буржуй, не удержишь! Напрасно не тужься! Беги от красной кометы в ужасе. /  И скоро весь мир пойдёт, конечно, за красной звездой пятиконечной».

Увлекательная подробность: до «Аэлиты» Алексея Толстого, написанной в 1923 году, Марс ассоциировался с фантазиями коммунистического толка. Ныне забытый, а когда-то весьма востребованный писатель Александр Богданов ещё в 1908 году выпустил роман «Красная звезда», где допускалась мысль о марсианском обществе, давно живущем при коммунизме. Сюжет — прост.  Science fiction «ближнего прицела». Революционер Леонид получает приглашение марсианина Мэнни и летит знакомиться с достижениями высокоразвитой культуры.

Правда, сейчас описания и диалоги кажутся до смешного наивными, зато для обывателей 1900-1920-х смелые книжки Богданова казались чем-то запредельным и на грани фола: «Первое, что меня поразило в природе Марса и с  чем  мне  всего  труднее было освоиться, - это красный цвет  растений. - Это цвет нашего социалистического знамени, - сказал я. - Должен же  я освоиться с вашей социалистической природой.  - Если так, то надо признать, что и в земной флоре есть социализм, но в скрытом виде, - заметил Мэнни. - Листья земных растений  имеют  и  красный оттенок - он только замаскирован гораздо более сильным зелёным. Достаточно надеть очки из стекол, вполне  поглощающих  зелёные  лучи  и  пропускающих красные, чтобы ваши леса и поля стали красными, как у нас».

Ещё одна пикантная деталь — произведения неблагонадёжного (мягко говоря!) интеллигента Богданова, скрывавшегося на тот момент в эмиграции на Капри, печатали в Санкт-Петербургском «Товариществе художников печати». Не так уж свирепа оказывалась царская цензура, а ведь Богданов не был серенькой мышкой в стане возмутителей спокойствия — ряд исследователей говорят о нём, как о наиболее сильном сопернике Владимира Ленина.

Многогранный Богданов — а он являлся не только фантастом, но и философом, и врачом — вернулся в Россию в 1913 году, по амнистии, связанной с 300-летием Дома Романовых; участвовал в Первой Мировой войне, а после Революции заделался одним из лидеров Пролеткульта. Только ли? Богданов основал Институт переливания крови и погиб, ставя опаснейший опыт - на самом себе. Красная планета — красная мечта — красная кровь. Александр Богданов — одного поколения с Константином Юоном, единого социокультурного поля. Но — разного наполнения. Вечно-мятежный, распыляющийся Богданов и — смирный, любящий комфорт Юон узрели главное — костёр эпохи.

«Новая планета» вызывает престранные споры: мол, Юон отобразил Апокалипсис русского мира. Слово «апокалипсис» по-гречески — это лишь «откровение», а не «гибель вселенской органики». Книга Откровения венчается пророчеством: после тяжкой борьбы грядёт победа Бога над нечистым. В обновлённом творении («новое небо и новая земля») Бог пребудет среди людей в Небесном Иерусалиме. Заканчивается книга Откровения словами «Ей, гряди, Господи Иисусе!». Для верующего Константина Юона, писавшего Троице-Сергиеву лавру и храмы Нижнего Новгорода, апокалиптическая тема не была пугающей; это рассматривалось в качестве испытания и — возрождения. Чем грезили большевики? Построением земного Парадиза, городов-садов и городов-солнц. Отрицая Бога, они содеяли очередное догматическое учение, поэтому «Новая планета» - это во многом религиозная картина. Понимал ли всё это Константин Юон? Вероятно, тонко чувствовал, впитывал, получал импульсы из Ноосферы. Почему-то высший разум избрал этого взвешенно мыслящего, умиротворённого мастера для выражения громокипящей сути. Бог весть.

А Юон прожил долгую, пристойную жизнь, скончавшись в разгар хрущёвской Оттепели и увенчанный всеми лаврами, на которые была щедра советская власть. Народный Художник, Лауреат Сталинской премии I степени, академик, он застал целую череду эпох и правителей. Его пейзажи и видовые картины служили и служат эталоном художественного мастерства, но по-настоящему притягивает и манит «Новая планета» - изумительно-бодрая и пугающая одновременно. О чём она? О том, что крах таит в себе ростки новоявленности.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Салон»
3
10 мая 2020
Cообщество
«Салон»
1
Комментарии Написать свой комментарий
17 апреля 2020 в 17:57

Прочту попозже, про лауреата Сталинской премии, на досуге....
https://youtu.be/amZdfuntG8Q
Путлер Капут!!!

17 апреля 2020 в 18:51

«Можно ли соединить в пределах одной картины ужас и восторг?»
Думаю. эта картина Юнона - пророческая.
Как писала (08.11.1948) Е.И.Рерих: «Это явление будет видимо несколько мгновений, но продолжится в течение семи дней».

17 апреля 2020 в 18:55

Подробнее:
«Звезда Матери Мира, постепенно приближаясь к Земле из глубин далекого Космоса (со стороны созвездия Лиры, а еще точнее - со стороны звезды Вега), своим огненными лучами все более «окутывает жаром» нашу планету. Над планетой уже сгущается великий жар - не только тепло физическое, но и химизм особый, как предвестник Огненной Эпохи. Именно под воздействием этого все усиливающегося и поныне огненного насыщения пространства нашей планеты сейчас наблюдается как рост «странных» болезней ее человечества, так и резкое увеличение числа природных глобальных катаклизмов - наводнений, землетрясений и разного рода ураганов (не говоря уже о ставшем несомненным фактом глобальном потеплении). Хотя Звезда Матери Мира пока еще, видимо, достаточно далеко от нас, раз уж о ней до сих пор ничего не говорят астрономы.
Но к высшему Сроку Звезда Матери Мира достигнет, наконец, нашей Солнечной системы и стабилизируется в ней, превратившись в одну из постоянных ее планет и расположившись на орбите, проходящей между Солнцем и Землей. Когда это произойдет, постепенное нарастание огненного «фона» в атмосфере нашей планеты тоже, в основном, прекратится, и Новая Планета из фактора нарастающего воздействия станет фактором постоянным, поддерживающим этот «фон» на одном и том же уровне, необходимом для дальнейшей эволюции новой - Шестой - Расы нашего человечества.
Но это вовсе не будет самим Страшным Судом, вернее - приведением его Приговора в исполнение, а это будет именно «фоном», на котором оно произойдет. Подлинный же «час Икс», точней - «миг Икс», наступит тогда, когда на сцену выйдет второй актер драмы - Солнце Новое. Это произойдет неожиданно и проявится мощно, как и положено в гениальных и «потрясающих до основания» мировых пьесах. Как же это будет? Просто вдруг, внешне «ни с того, ни с сего», начнет резко расти огненный «фон» атмосферы, да так, что многие люди буквально начнут задыхаться. «Как уклониться, если дышат воздухом все, а воздух насыщен огнем? А огни, войдя в организм, становятся либо огнем творящим, либо огнем поядающим и сжигающим негодные вместилища», - Сказано в «Гранях» (4-219). Так что никакие подземные бункеры с метровой толщины бетонными стенами тут не помогут, и от себя, если внутренне не чист, никуда не убежишь. Дальше - больше: три-четыре дня огонь этот будет экспоненциально нарастать и нарастать, сопровождаясь небывалым ростом смертности и бессильным отчаянием населения планеты. При этом на небосклоне появятся странные - уже вполне видимые - изменения: на пике роста огненной насыщенности на небе вдруг «как бы необъятный круг засияет» и «лучи побегут по краям его», а затем и Солнце Новое «ослепительно воссияет над нашей Землей».
Вот он, миг! В эти мгновения сила вибраций Нового Солнца столь мощно повысится, что оно на очень короткое время даже превратится из невидимого в физически видимое. Миг будет ужасен, ибо он и явится тем ударом Огненного Меча, в результате которого головы всех (кто еще выжил) без исключения земных «козлищ» будут снесены с их плеч в мгновение ока. «Момент уничтожения тьмы будет ужасен, - можем мы прочесть по этому поводу в «Гранях Агни Йоги»(6-94), - и удар, им наносимый, будет страшен по своей мощи». Итак, гигантской силы мгновенная вспышка близ Земли нового Невидимого Солнца, слитая с Лучами Владык Шамбалы, в считанные мгновения окончательно «продезинфицирует» всю планету вплоть до самых укромных и глубоких уголков и ям, где только способна укрыться хоть малейшая духовная зараза. Это и будет час Великого Прихода.
Так, вероятно, свершится великое очищение.
Так, вероятно, будет открыта, наконец, дверь в Новый - Светлый - Мир»
(из моей статьи «Комета. Планета и «Конец Света»)

19 апреля 2020 в 04:40

Ищу страстного парня, который любит ненасытных девочек - http://kiski.best ­❤️­­­­❤️­­❤️

26 апреля 2020 в 09:46

Спасибо, Галина, за привлечение внимания к Юону и философско-эстетической мысли его картины