Сообщество «Экономика» 00:27 2 ноября 2022

Как «Мир» и UnionPay оказались «отменены» для россиян за рубежом

реальной «отдушиной» может оказаться лишь запрещённая в России криптовалюта

«Действительно, у нас есть сложности под влиянием санкций. Партнеры наши опасаются вторичных санкций, влияния на них, безусловно, при использовании этих платежных инструментов», – в таких достаточно обтекаемых выражениях 28 октября на пресс-конференции глава Центрального банка Эльвира Набиуллина признала масштабный провал работы за границей платежной системы «Мир».

В связи с этим, по её словам, государственный Банк России вынужден искать различные обходные пути (об этом подробнее далее): «Но мы со всеми партнерами ведем работу, она по-разному строится с каждой страной… Детали мы здесь, наверное, не комментируем, но пытаемся наладить разные альтернативные возможности для того, чтобы нашим гражданам, которые сейчас отправляются в туристические поездки, по делам, можно было пользоваться современными методами оплаты».

Провал по всем фронтам

А ведь недавно, 19 июля, на сайте платежной системы «Мир» гордо заявлялось, что «уже сегодня вы можете оплатить товары или услуги и/или снять деньги с карты «Мир» в банкоматах на территории Турции, Вьетнама, Армении, Южной Кореи, Узбекистана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Южной Осетии и Абхазии». 20 сентября информация о географическом присутствии с сайта «Мира» исчезла, сейчас там сообщается лишь, что «карты «Мир» работают на всей территории России».

Стоит заметить, что и летом на территории упомянутых в списке выше стран карты «Мир» принимали не все банки. В тех же популярных для отдыха россиян Турции или Вьетнаме речь шла лишь об отдельных финансовых учреждениях, а в Южной Корее можно было расплатиться лишь в некоторых устройствах, подключенных к системе BC Card.

двойной клик - редактировать изображение

Но стоило 15 сентября Министерству финансов США официально сообщить, что «Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США готово использовать эти целевые полномочия в ответ на поддержку уклонения РФ от санкций, что включает попытки РФ расширить использование НСПК (Национальная система платежных карт, оператор карт «Мир». – Прим. «Завтра») или национальной платежной системы «Мир» за пределами РФ», и после угрозы вторичных санкций все разом «посыпалось», несмотря на все официально дружественные статусы стран.

В Турции от приема карт «Мир» отказались 16 сентября частные банки Is Bankasi и Denizbank (кстати, последний в 2012-м был приобретен «Сбербанком», а в 2018-м очень «дальновидно» продан, причем дешевле на 300 млн долл., или в 10% от цены покупки), а после прошедшего 26 сентября посвященного вопросу использованию карт «Мир» заседания правительства – государственные банки Ziraat Bankasi, VakifBank и Halkbank. Других принимавших российские карты банков в Турции и не было.

Во Вьетнаме 20 сентября об отказе принимать карты «Мир» сообщил BIDV, крупнейший коммерческий банк страны (большая часть активов которого при этом принадлежит государству), работавший с российской платежной системой с 2018 года. В российском посольстве подтвердили, что «BIDV действительно перестал принимать карты «Мир», но второй уполномоченный банк, VRB, пока эти карты обслуживает». Пока!..

В Армении 20 сентября владельцы карт «Мир» столкнулись с невозможность снять деньги в банкоматах, а Центральный банк Армении демонстративно «умыл руки», заявив в ответ на запрос журналистов, что «коммерческие банки самостоятельно управляют свои риски, в том числе, связанные с санкциями».

двойной клик - редактировать изображение

В Узбекистане 23 сентября Единый общереспубликанский процессинговый центр UzCard приостановил прием карт «Мир», а 28 октября заместитель председателя Центрального банка Узбекистана Бехзод Хамраев официально сообщил журналистам, что «затрудняется сказать», возобновится ли сотрудничество с российской платежной системой.

В Киргизии, как сообщал Интерфакс, 4 октября обслуживание карт «Мир» приостановил банк «Компаньон», 17 октября – «Бакай банк» и «Доскредобанк», 19 октября – Банк Азии, 20 октября – Евразийский сберегательный банк, «Айыл банк», Кыргызско-Швейцарский банк, «Халык банк» (дочерний банк государственного Национального банка Кыргызстана), «Демирбанк» и Коммерческий банк «Кыргызстан». В общей сложности, от приема карт «Мир» отказались 10 из 23 банков Киргизии, вдобавок к ранее не работавшим с российской платежной системой («ЭкоИсламикБанк», «Аманбанк», «Finca банк»). Подтвердили прием карт «Мир» на 20 октября лишь 8 банков Киргизии – «Капитал банк», «Оптима банк», «РСК банк», «Бай-Тушум», «Керемет банк», «Толубай банк» и Кыргызский инвестиционно-кредитный банке. При этом последний из упомянутых банков 27 октября также заявил о приостановке работы с картами «Мир».

В итоге 27 октября сразу два крупных российских банка заявили РБК о планах установки собственных платежных терминалов для приема карт «Мир» в Турции и ОАЭ, куда ездят наиболее платежеспособные туристы из России. Потому что иначе обеспечить там прием российских карт уже невозможно.

И это было прогнозируемо. Наивно полагать, что, поругавшись с Западом и получив в ответ отказ от работы со стороны международных платежных систем Visa и Mastercard, можно будет просто как-нибудь формально обойти эти ограничения. Например, весной большую популярность обрел «карточный туризм» (как в 2020-м – «прививочный» за прививками от COVID-2019 импортными вакцинами), когда быстро возникшие фирмы оформляли в ускоренном порядке (иногда даже без физического присутствия в соседней стране, а иногда приезд требовался лишь чтобы подписать документы и забрать карту) гражданам России карты Visa и Mastercard в банках Казахстана, Узбекистана и Киргизии, которые не были за рубежом мертвым «пластиком». Эту лавочку быстро прикрыли, когда Visa и Mastercard, а также американский Минфин недвусмысленно намекнули центральноазиатским банкирам, что так и можно попасть под вторичные санкции.

двойной клик - редактировать изображение

Провалилась и попытка выйти из международной изоляции путем сотрудничества с китайской платежной системой UnionPay, в ходе которой к середине апреля российскими банками было выпущено около полумиллиона карт. Китайская платежная система с апреля заняла позицию равнодушного стороннего наблюдателя, не поддерживая российских обладателей карт при отказе работы с ними со стороны иностранных интернет-магазинов и запретив выпустив свои карты попавшим под западные санкции финансовым учреждениям, а с начала сентября и вовсе официально ограничила сотрудничество с российскими банками (по данным РБК из банковской сферы, по факту выпущенные в России карты перестали работать еще «в апреле – мае, после введения санкций»). В начале октября стало известно, что западные банки вполне предсказуемо повсеместно отказываются принимать выпущенные в России и Беларуси карты UnionPay.

Впрочем, Банк России эта история ничему не научила, и с начала октября там заняты попыткой присоединиться к работающей с 2016 года турецкой платежной системе Troy. Хотя представлена она в мире слабее, чем UnionPay, и при угрозе вторичных санкций Турция с ее «пикирующей» уже не первый год лирой (обесценившейся с 2016-го в несколько раз) «прогнется» быстрее, нежели вторая экономика мира в лице Китая.

Криптовалюта как «спасательный круг»

Накануне пресс-конференции Набиуллиной, вечером 27 октября, председатель комитета Государственной Думы по финансовому рынку Анатолий Аксаков откровенно заявил в эфире «Радио Sputnik», что сейчас России «надо создавать независимую международную систему», а точнее «новую финансовую систему… в международных расчетах». Потому что, как показано выше, существующая система в виде «Мира» за рубежом провалилась.

Аксаков озвучил и рецепт от болезни, который вроде как нашли в парламенте: «Внесли законопроект, который позволяет легализовать майнинг, то есть выпуск и оборот криптовалют. Но криптовалюты могут использоваться как средство платежа только за пределами нашей страны, в зарубежных юрисдикциях».

Неужели! А ведь, напомню, я еще в апреле 2021-го (полтора года назад) выступил на «Завтра» со статьей «Криптовалютные платформы спасут Россию в случае отключения от SWIFT», где писал, что в случае необходимости «обойти западные санкции можно через неподконтрольные международным регуляторам валюты». А в мае 2022-го, после провала попыток обойти финансовые санкции через «банковский туризм» в Центральную Азию и сотрудничество с UnionPay, вновь напомнил о возможностях криптовалютных платежей. Но по итогу – воз и ныне там, платежи криптовалютой в России запрещены.

Причем, ведь речь идет не только о возможностях платежей за границей, но и возможности зарабатывать с помощью майнинга, то есть производства криптовалюты. Обратим внимание на снижение промышленного производства (вследствие санкций и уменьшения рынков сбыта) и, как следствие, уменьшение потребления электричества – только к июню оно упало в 30 регионах европейской и азиатской части России на 5% по сравнению с 2021 годом, причем в ряде регионов, где сосредоточены металлургические заводы, оно уменьшалось еще сильнее (например, в Вологодской области – на 6,85%). В ряде регионов снижение энергопотребления продолжается до сих пор, причем прямо связывается с уменьшением закупок со стороны крупных промышленных потребителей.

А для майнинга в первую очередь (помимо собственно оборудования, называемого фермами) необходима дешевая электроэнергия. Анализируя Китай, где в 2020 году находилось более 65% мировой вычислительной мощности (хешрейта) биткоина, исследователи из Кембриджского университета обратили внимание, что лидировали по майнингу не самые промышленны развитые регионы, а отсталые провинциальные, имеющие неблагоприятные природные условия (лесные горы либо сухие степи) – Внутренняя Монголия, Юньнань, Сычуань. Но там была самой дешевой электроэнергия – во Внутренней Монголии за счет добычи каменного угля она составляла 4 цента за киловатт-час (для сравнения, в США – 13 центов), а в Юньнани в период дождей, питающих гидроэлектростанции (ГСЭ) на бурных горных реках, могла падать и до 1 цента.

А ведь в России тоже много регионов, покрытых горами и лесами, но за счет мощных рек имеющих массу дешевой и при этом избыточной для нужд местных потребителей электроэнергии – например, та же Иркутская область, где в феврале 2021 года в Братске рядом с одноименной огромной ГЭС была открыта крупнейшая в СНГ майнинговая ферма. В августе 2021 года на панельной дискуссии «Цифровая экономика. Новые реалии», прошедшей на Втором Байкальском международном форуме партнеров, отмечалось, что площадки в дата-центрах для майнинга в Иркутской области арендуют компании не только из США и Европы, но даже из Латинской Америки и Восточной Азии. Все это в итоге – не только прибыль для компаний, но и налоги в местный бюджет, и рабочие места для жителей региона. А если этот опыт распространить на всю страну?

Тем более майнинг – все же технологичное производство, требующее квалификации работающих с оборудованием сотрудников, и лучше уж занять помещения остановившихся заводов под майнинг и занять их сотрудников в обслуживании ферм, нежели превращать в склады и обслугу «челноков», занятых «параллельных импортом».

1.0x