Сообщество «Форум» 12:46 30 октября 2020

Гражданская война в России. 1918 год

Без вмешательства Запада Гражданская война в России закончилась бы весной 1918 года и ограничилась бы сравнительно незначительными боевыми действиями.
1

Первые очаги Гражданской войны заполыхали на нашей земле по приказу свергнутого главы Временного правительства А. Ф. Керенского. Благодаря помощи американского посольства Керенский выехал из Петрограда и отдал приказ командующему конным корпусом генералу П. Н. Краснову наступать на Петроград. В Петрограде в это время 2-й Всероссийский съезд Советов сформировал первое советское правительство во главе с В. И. Лениным.

Но Запад стремился сохранить в стране двоевластие и с помощью английского и французского посольств в самом Петрограде организовали «Комитет спасения родины и революции». Для спасения родины юнкера 29 октября пытались организовать в городе мятеж, но большевики возникновения мятежа не допустили, а войска Краснова разбили. Самого генерала взяли в плен, а затем отпустили под честное слово. Керенский бежал и в 1918 году уже был за границей.

В конце 1917 года появился целый ряд очагов Гражданской войны на окраинах Советской республики в национальных районах и казачьих областях. Одним из самых опасных очагов войны являлась ставка Верховного Главнокомандующего в Могилёве-на-Днепре. В ставке находились военные миссии Англии, США и Франции, которые организовывали и поддерживали все силы, выступавшие против Советской власти. Войска Советской республики взяли ставку. Генералы-корниловцы во главе с Л. Г. Корниловым бежали на Дон.

Наиболее сильным организатором всех сил на борьбу с Советской властью стал генерал А. М. Каледин. Под его руководством в декабре 1917 года Л. Г. Корниловым, М. В. Алексеевым и другими царским генералами была создана офицерская Добровольческая армия. Советское правительство направило против Добровольческой армии красногвардейские отряды.

Армию Каледина красногвардейцы разгромили, сам Каледин застрелился, а Корнилов был убит в боях на Кубани. Остатками Добровольческой армии стал командовать генерал А. И. Деникин, который увёл её обратно к Дону. Разбили красногвардейцы и атамана оренбургского казачьего войска А. И. Дутова.

У Белого движения больше не было возможности продолжать войну. Без вмешательства Запада Гражданская война в России закончилась бы весной 1918 года и ограничилась бы сравнительно незначительными боевыми действиями. Но Запад жаждал русской крови, ему надо было разрушить российской государство до такой степени, чтобы Россия никогда больше не могла возродиться. Запад начал организовывать и интенсивно финансировать Белые армии.

Для борьбы против Советской власти Антанта решила использовать 40-тысячный чехословацкий корпус, с началом боевых действий которого активизировались все антисоветские силы. За месяц в мае-июне 1918 года чехи, словаки и белогвардейские отряды захватили всю Сибирь, Урал, Среднее Поволжье с городами Казань, Симбирск, Самара. В руках мятежников также оказались Пенза, Сызрань, Челябинск, Омск, Ново-Николаевск, Томск, Красноярск. На всей оккупированной территории Советская власть была ликвидирована.

В Самаре некоторые члены разогнанного Учредительного собрания с белогвардейцами образовали правительство под названием «Комитет членов Учредительного собрания» (Комуч). В Ново-Николаевске образовали «Западно-Сибирский коммисариат», а в Омске – «Временное сибирское правительство». Для борьбы с белочехами и белогвардейцами постановлением СНК от 13 июня 1918 года был образован Восточный фронт.

Не лучшее положение складывалось на других участках борьбы. Расширилась интервенция Антанты на Дальнем Востоке. На Севере, в Архангельске, под контролем интервентов было образовано эсеро-белогвардейское правительство – «Верховное управление Северной области», в Баку – эсеро-меньшевистская «Диктатура Центрокаспия», а с уходом англичан – муссаватистов. Добровольческая армия генерала Деникина на Кубани захватила Екатеринодар.

В Сибири и на Дальнем Востоке советские отряды также вынуждены были оставить Иркутск, Верхне-Удинск, Читу, Хабаровск, Благовещенск и отойти в тайгу, перейдя к партизанским действиям. В Прибалтике, Белоруссии и на Украине находились Германские интервенты. В Донской области и на Северном Кавказе наступали обеспеченные Германией войска Краснова и обеспеченные Антантой войска Деникина, которые стремились перерезать Волгу и захватить Северный Кавказ. Советские войска в Туркестане были отрезаны от Центральной России, но не сдавались. 23 февраля в Уфе в качестве органа верховной власти была создана Уфимская директория.

В июне-июле советские войска Восточного фронта вели оборонительные бои, а затем перешли в наступление. В сентябре были освобождены Казань, Симбирск, Хвалынск, в октябре – Сызрань, Ставрополь, Самара, в ноябре – Ижевск, Воткинский, в декабре – Уфа, в январе 1919 года – Оренбург. Но до победы было ещё далеко. Колчаковские войска в начале марта 1919 года прорвали фронт на уфимском направлении. Войска Восточного фронта были вынуждены отойти к Волге.

Положение в стране оставалось крайне тяжёлым. Все годы после Февральской революции Россия жила впроголодь, но в мае месяце в городах Центральной России начался голод. Купить хлеба было негде, так как Запад объявил России блокаду. В деревнях России хлеб был, но находился он в основном у кулаков, которых сегодня представляют как справных крестьян-тружеников.

В действительности, кулаки богато жили не за счёт производства сельскохозяйственной продукции собственным трудом, а за счёт торговли, аренды инвентаря, ростовщичества. Кулаки скупали и получали за долги зерно у крестьян, а затем продавали его государству и горожанам. Именно кулаки устанавливали цену на зерно, и чем тяжелее становилась обстановка в стране, тем выше взлетали цены на хлеб. В условиях войны цена на хлеб стала такой, что без введённой большевиками бесплатной нормированной выдачи по карточкам продовольствия умерла бы от голода половина жителей России.

В тезисах по текущему моменту В. И. Ленин призывал мобилизовать армию «для систематических военных действий по завоеванию, отвоеванию, сбору и свозу хлеба и топлива» [1, C. 374, том  36]. Центром получения хлеба извне становился город Царицын (Сталинград). Только через Царицын Советская Республика могла получать продовольствие с юга России, Северного Кавказа. Железнодорожная линия Тихорецкая - Царицын становилась линией жизни.

Поступавшие по железной дороге и по Волге в Царицын зерно, рыбу с Каспийского моря и нефть из Баку развозили по всей стране. Кроме того, Царицын охранял путь на Москву и на Северный Кавказ. Армии, двигавшиеся в указанных направлениях, могли получить из Царицына фланговый удар. Поэтому прежде чем идти на Москву или Северный Кавказ надо было взять Царицын. Кто находился в городе, тот контролировал железнодорожное, сухопутное и водное сообщение с южными территориями страны. Поэтому и в Гражданскую, и в Великую Отечественную войны за Царицын стояли насмерть.

В июле 1918 года Донская армия Краснова с благословления своих германских хозяев начала своё первое наступление на Царицын. Армия насчитывала до 45 тысяч штыков и сабель, 610 пулемётов, 150 орудий. Советские войска в районе Царицына (группа войск К. Е. Ворошилова) имели 42 тысячи штыков и сабель, свыше 100 орудий. Для организации обороны города и восстановления снабжения страны продовольствием в Царицын направили И. В. Сталина. 19 июля был создан военный совет под его председательством. Как организовывалась оборона города видно из писем Ленину, которые из Царицына отправлял Сталин.

В письме Ленину от 10 июля 1918 года Сталин писал: «Товарищу Ленину. Несколько слов. 1)Если Троцкий будет, не задумываясь, раздавать направо и налево мандаты Трифонову (Донская область), Автономову (Кубанская область), Коппе (Ставрополь), членам французской миссии (заслужившим ареста) и т. д., то можно с уверенностью сказать, что через месяц у нас всё развалится на Северном Кавказе, и этот край окончательно потеряем. С Троцким происходит то же самое, что с Антоновым одно время. Вдолбите ему в голову, что без ведома местных людей назначений делать не следует, что иначе получается скандал для Советской власти. 2) Если не дадите нам аэропланов с лётчиками, броневых автомобилей, шестидюймовых орудий, Царицынский фронт не устоит, и железную дорогу потеряем надолго…» [2, C. 120-121].

4 августа 1918 года Сталин обратился к Ленину уже как председатель Военного совета фронта и писал следующее: «Положение на юге не из лёгких. Военсовет получил совершенно расстроенное наследство… Пришлось начинать всё сызнова, наладили дело снабжения, поставили оперативный отдел, связались со всеми участками фронта… Создалось… положение, при котором связи с югом, с его продовольственными районами прерваны, а сам Царицынский район, связывающий центр с Северным Кавказом, оторван, в свою очередь, или почти оторван от центра.

Ввиду этого и решили мы приостановить наступательные действия в сторону Тихорецкой, приняв оборонительное положение и сняв боевые части с участков Царицынского фронта, составить из них северный ударный кулак в шесть тысяч солдат и направить его по левому берегу Дона вплоть до реки Хопёр. Цель этого предприятия  - очистить линию Царицын – Поворино и, выйдя в тыл врагу, дезорганизовать его и отбросить назад. Мы имеем все основания рассчитывать на осуществление этого плана в самое ближайшее время…» [2, C. 122-123].

Принимались все меры для успешной обороны Царицына. Вокруг города были построены 2-3 линии окопов с проволочными заграждениями, подготовлены бронепоезда для манёвра вдоль фронта и поддержки войск огнём своих орудий и пулемётов, в полную боевую готовность приведены корабли Волжской военной флотилии, предназначенные для защиты флангов советских войск. Между тем положение под городом оставалось критическим. Связь Царицына с Северным Кавказом и Москвой была нарушена. Группа Мамонтова 18-20 августа прорвалась на ближние подступы к городу.

О Царицыне и роли Сталина в обороне города К. Е. Ворошилов писал: «Во главе с товарищем Сталиным создаётся Революционный военный совет, который приступает к организации регулярной армии. Кипучая натура товарища Сталина, его энергия и воля сделали то, что казалось ещё вчера невозможным. В течение самого короткого времени создаются дивизии, бригады и полки. Штаб, органы снабжения и весь тыл радикальнейшим образом очищаются от контрреволюционных и враждебных элементов. Советский и партийный аппарат улучшается и подтягивается. Вокруг товарища Сталина объединяется группа старых большевиков и революционных рабочих, и вместо беспомощного штаба вырастает на юге, у ворот контрреволюционного Дона, красная большевистская крепость» [3, C. 20].

А вот как характеризует Сталина белый полковник Носович: «Главное назначение Сталина было снабжение продовольствием северных губерний, и для выполнения этой задачи он обладал неограниченными полномочиями… Линия Грязи-Царицын оказалась окончательно перерезанной. На севере осталась лишь одна возможность получать припасы и поддерживать связь – это Волга. На юге, после занятия добровольцами Тихорецкой, положение тоже стало весьма шатким. А для Сталина, черпающего свои запасы исключительно на Ставропольской губернии, такое положение граничило с окончанием его миссии на юге. Но не в правилах, очевидно, такого человека, как Сталин, уходить от раз начатого им дела. Надо отдать справедливость ему, что его энергии может позавидовать любой из старых администраторов, а способности применяться к делу и обстоятельствам следовало бы поучиться многим.

Постепенно, по мере того как он оставался без дела, вернее, попутно с решением его основной задачи, Сталин начал входить во все отделы управления городом, а главным образом в широкие задачи обороны Царицына, в частности и всего кавказского, так называемого революционного фронта вообще» [3, C. 21-22]. Учиться управлять у Сталина призывает враг, перебежавший к белым полковник Носович, а нам уже более чем полвека рассказывают о неспособности Сталина управлять страной.

Благодаря действиям Сталина вид Царицына в короткий срок стал совершенно неузнаваем. «Город, в садах которого ещё недавно гремела музыка, где сбежавшаяся буржуазия вместе с белым офицерством открыто, толпами бродила по улицам, превращается в красный военный лагерь, где строжайший порядок и военная дисциплина господствовали над всем. Это укрепление тыла немедленно сказывается благотворно на настроении наших полков, сражающихся на фронте. Командный и политический состав и вся красноармейская масса начинают чувствовать, что ими управляет твёрдая революционная рука, которая ведёт борьбу за интересы рабочих и крестьян, беспощадно карая всех, кто встречается на пути этой борьбы…

В течение многих дней красные войска во главе с коммунистической дивизией, сплошь состоявшей из рабочих Донбасса, отражают исключительной силы натиск прекрасно организованных казачьих частей. Это были дни величайшего напряжения. Нужно было видеть товарища Сталина в это время. Как всегда, спокойный, углублённый в свои мысли, он буквально целыми сутками не спал, распределял свою интенсивнейшую работу между боевыми позициями и штабом армии.

Положение на фронте становилось почти катастрофическим. Красновские части под командованием Фицхалаурова, Мамонтова и других хорошо продуманным манёвром теснили наши измотанные, нёсшие огромные потери войска. Фронт противника, построенный подковой, упиравшейся своими флангами в Волгу, с каждым днём сжимался всё больше и больше. У нас не было путей отхода. Но Сталин о них и не заботился. Он был проникнут одним сознанием, одной единственной мыслью – победить, разбить врага во что бы то ни стало. И эта несокрушимая воля Сталина передавалась всем его ближайшим соратникам, и, невзирая на почти безвыходное положение, никто не сомневался в победе.

И мы победили. Разгромленный враг был отброшен далеко к Дону» [3, C. 25-27].

К Дону белоказаков Краснова отбросили 7 сентября 1918 года. Так закончилось первое наступление на Царицын. И. В. Сталин телеграфировал Совнаркому из Царицына 6 сентября 1918 года:  «Наступление советских войск Царицынского района увенчалось успехом: на севере взята станция Иловля; на западе – Калач, Ляпичев, мост на Дону; на юге – Лашки, Немковский, Демкин. Противник разбит наголову и отброшен за Дон. Положение Царицына прочное. Наступление продолжается. Нарком Сталин» [2, C. 129].

Совсем не случайно город Царицын назвали Сталинградом, который в 1942 году не смогли взять вооружённые до зубов полчища пришедших на нашу землю гитлеровцев. Перелом в Великой Отечественной войне наступил после великой Сталинградской битвы, но города Сталинграда на карте России нет, и убрали его с карты не гитлеровцы, а неблагодарные потомки.

Более того, они до сих пор не в состоянии вернуть городу его героическое имя: «Сталинград». Кстати сказать, что на телеграмме Троцкого, вмешавшегося в оборону города, Сталин сделал надпись: «Не принимать во внимание». Так и сделали, и Царицын отстояли. Великий государственник знал, что делал, когда не принимал во внимание рекомендации Троцкого, а сегодняшние потомки приняли во внимание и впитали в себя всю грязь, вылитую на великое время и великих сынов России.

В начале октября 1918 года армия Краснова вновь подошла к Царицыну, но снова взять его не смогла, и была отброшена от города войсками, которые стали относиться к образованному 11 сентября 1918 года Южному фронту. Войска Южного фронта к концу 1918 года были значительно укреплены, и 4 января части 8-й и 9-й армий перешли в наступление, к концу месяца продвинулись более чем на 100 км, заняли важный промышленный центр Донбасса - город Луганск и продолжали наступление.

Краснов вынужден был отвести группу своих войск от Царицына. В феврале 1919 года, преследуя отступающего противника, начала наступление 10-я армия Южного фронта. Войска Краснова были разгромлены, и Донская армия вошла в состав образованных Деникиным вооружённых сил юга России.

Имели место определённые успехи и на Восточном фронте. В конце января 1919 года командующим 4-й армией был назначен М. В. Фрунзе. Продолжая наступление, 4-я армия освободила значительную часть Уральской области. Действия Южного фронта и 4-й армии Восточного фронта не допустили реализации плана интервентов о соединении армий Краснова и Деникина с уральскими белыми войсками.

К ноябрю 1918 года Красная Армия была переформирована в 17 армий. Каждая армия получила свой участок фронта против интервентов и белогвардейцев. Например, на Восточном фронте сражались 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я и Туркестанская армии. В это время Германия признала себя побеждённой Антантой. Она уже не удерживала оккупированные города и сёла Советской республики, и, несмотря на приказ Антанты не оставлять в России населённые пункты до прибытия туда войск Антанты, продолжала отступать. Красная армия наступала, занимая города и сёла на Украине, в Белоруссии и Прибалтике, оставляемые отступающей германской армией. В занимаемых районах снова устанавливалась Советская власть.

В тылу Добровольческой армии генерала Деникина, на Таманском полуострове, остались отряды советских войск, которые держали фронт против немецких войск на Тамани. Они объединились в Таманскую армию и совершили героический поход на соединение с основными силами Северного Кавказа. Поход армии описал А. С. Серафимович (Попов) в романе «Железный поток». Шестнадцатитысячной Таманской армией командовал черноморский матрос Иван Матвеев. Головную колонну возглавлял Е. И. Ковтюх. Вместе с армией передвигалось большое число беженцев.

Таманская армия шла по побережью Чёрного моря оборванная, голодная, под палящими лучами солнца, а потом по горам. Люди держались только на воле, силе духа. Армия шла, сметая все вражеские силы на своём пути: заслоны германских войск, меньшевистские грузинские войска у Туапсе, лучшие деникинские части под Белореченской. Судьба армии сложилась трагически, но она показала, на какие великие подвиги способен русский, советский солдат.

Когда смотришь на её героизм в отчаянном положении, то невольно вспоминается отчаянный героизм русской армии при переходе под командованием А. В. Суворова через Альпы. Рус­ские прошли неприступные горы, сотнями умирая от голода, холода, срываясь в пропасти, не выдерживая нечелове­ческих физических нагрузок. Преодолев все испытания, русская армия перешла Альпийские горы, ещё раз побила французов и сильно поредевшая с победой верну­лась домой.

Страдания и подвиг наших солдат наполняют сердце гордостью за свой народ и болью от неимоверных страданий, выпавших на его долю. Но страдания не сломили русский народ, а вели от победы к победе. Как правило, вина за муки, страдания и гибель миллионов русских людей лежит на Западе. Армию Суворова и Таманскую армию объединяет то, что у них было два решения: сдаться в плен или пойти на муки ради чести и достоинства российского солдата. Они в плен не сдались и дошли до цели.

А кто поставил указанные армии перед подобным выбором? Запад. Таманская армия оказалась в окружении из-за действий Германии и Антанты, армия Суворова – тоже из-за действий правительств Европы:   в 1799 году А. В. Суворов разбил французскую армию и открыл путь на Париж. Но Европейские государства, наши союзники, которым мы помогали в войне, отказались уничтожить Наполеона в самом начале его прихода к власти и бросили русскую армию во главе с А. В. Суворовым одну на унижение и уничтожение.

Невозможно не гордиться и другим походом окружённых на Южном Урале красногвардейцев. Сначала партизанская армия под командованием Н. Д. Каширина начала пробиваться в Екатеринбург на соединение с частями Красной Армии, но Екатеринбург пал, и армия вернулась в Белорецк. Вместо раненого Каширина главкомом был выбран В. К. Блюхер.

В первых числах августа 1918 года красногвардейцы взяли курс на Уфу. С этого дня начался героический поход партизанской армии по горам Южного Урала. Среди бойцов и командиров были представители разных национальностей: русские, украинцы, татары, башкиры, марийцы и другие. На многие километры растянулась армия Блюхера, каждый день отбиваясь от ударов противника, экономя каждый патрон и снаряд. В середине армии шёл обоз, оси телег не выдерживали нагрузок, обувь разваливалась от долгого пути, но ремонтировали телеги, обувь, одежду и шли вперёд. К концу августа армия вышла в район Уфы.

К этому времени в армии находилось около 10 тысяч бойцов, имевших на вооружении более 100 пулемётов и 13 полевых орудий. У станицы Илгино армия дала бой большим силам противника, захватила станцию Илгино и продолжила путь на север. Для переправы через реку бойцы за сутки построили мост. Перед переправой через Уфу армия Блюхера выиграла сражение с налетевшими значительными силами белогвардейцев.

К середине сентября, совершив путь в полторы тысячи километров, выдержав десятки боёв, армия Блюхера достигла Кунгура и соединилась с частями 3-й армии Восточного фронта. Костяк армии составляли русские рабочие. Таких больших и малых героических походов были тысячи, но, к сожалению, о них не знает сегодняшнее российское общество и не гордится подвигами своих предков.

Совершали люди русские подвиги и в Белой армии, которую сегодня незаслуженно поставили на пьедестал почёта. Но не знают наши люди и подвигов белых русских солдат, потому что СМИ, историки и работники культуры, в которых либералы-западники составляют  процветающее большинство, постоянно внушают русским, что они ни на что великое, разумное и благородное не способны. В действительности, ни один народ мира не совершил столько великих, глубоко разумных и благородных свершений, как русские и другие рядом с ними трудившиеся и сражающиеся народы великой Советской России.

18 ноября 1918 года в Омске были арестованы члены директории. Её Совет министров всю полноту власти передал Колчаку. В Омске расположилась ставка Верховного правителя России и Верховного главнокомандующего А. В. Колчака. Основной его базой стала Сибирь. На Дальний Восток фактически его власть не распространялась; там господствовали американские и японские интервенты. Оренбургская губерния и Уральская область являлись фронтовой и прифронтовой зонами.

В это время, в ноябре-декабре 1918 года, войска Колчака по решению Ставки, в которой фактически командовал английский генерал А. Нокс, начали наступление на Пермь и Вятку. Именно данное направление давало возможность Ноксу соединить армию Колчака с армиями Антанты и белогвардейцами, находящимися на Севере в районе Архангельска и Мурманска.

24 декабря 1918 года войска Колчака взяли город Пермь. И снова на фронт направили И. В. Сталина, а также Ф. Э. Дзержинского для выяснения причин падения Перми и принятия мер, необходимых для остановки вражеского наступления. На момент проверки согласно боевому и квартирному расписанию сдавшая Пермь 3-я армия имела около 35 тысяч штыков и сабель, 571 пулемёт и 115 орудий.

Прибыв на место, комиссия обнаружила, что состояние 3-й армии не вызывает сомнений, что она не в состоянии защитить ни Вятку, ни Котлас, ни преградить Колчаку путь на Архангельск и Мурманск. В отчёте, представленном В. И. Ленину, комиссия написала в частности следующее: «Морально-боевое состояние армии было плачевное, благодаря усталости частей от бессменных 6-месячных боёв. Резервов не было никаких. Тыл был совершенно не обеспечен  (ряд взрывов железнодорожного полотна в тылу армии). Довольствование армии было случайное и необеспеченное (в самую трудную минуту стремительного натиска на 29-ю дивизию части этой дивизии пять суток отбивались буквально без хлеба и прочих продуктов продовольствия).

Занимая фланговое положение, третья армия не была, тем не менее, обеспечена от обхода с севера (не было принято мер к выставлению специальной группы частей на крайнем левом фланге армии для предупреждения обхода). Что касается крайнего правого фланга, соседняя вторая армия, скованная расплывчатой директивой Главкома (после взятия Ижевска и Воткинска вторую армию не втягивать в бой, так как она получит новое назначение) и вынужденная стоять на месте, оказалась не в состоянии вовремя подать помощь третьей армии своим продвижением вперёд в самую критическую минуту перед сдачей Кушвы (конец ноября).

Таким образом, предоставленная самой себе (на юге) и открытая для обходных операций противника (на севере), усталая, истрёпанная, без резервов и сколько-нибудь обеспеченного тыла, плохо довольствуемая (29-я дивизия) и скверно обутая (30-я дивизия), при 35-градусном морозе, растянутая на громадном пространстве от Надеждинского до левого берега Камы южнее Осы (более 400 вёрст), при слабом и малоопытном штабе армии, третья армия, конечно, не могла устоять против натиска превосходных свежих сил противника (пять дивизий), располагающих к тому же опытным командным составом» [2, C. 197-198].

Из этой небольшой части подробного отчёта комиссии видно, что Сталин и Дзержинский не искали «врагов народа», как нам сегодня пытаются представить, а тщательно разбирались с причиной случившейся катастрофы для принятия соответствующих мер. Как видно из отчёта основной причиной оставления Перми являлись недостатки в работе Главного штаба и Реввоенсовета Республики, возглавляемого Л. Д. Троцким. В выводах комиссии есть такой пункт: «Обязать отдел снабжения армии держать при дивизиях неприкосновенные двухнедельные запасы продовольствия» [2, C. 220].

О потерях людей и оружия в выводах комиссии написано: «Восстановить исчерпывающую картину потерь не представляется возможным ввиду «пропажи» ряда документов и перехода целого ряда причастных к делу советских работников и специалистов на сторону неприятеля. По имеющимся данным мы потеряли… около 20 тысяч убитых, взятых в плен и без вести пропавших воинов, 10 вагонов с ранеными воинами; 37 орудий, 250 пулемётов, более 20 тысяч винтовок, более 10 миллионов патронов, более 10 тысяч снарядов». [2, C. 221-222].  

Для укрепления фронта «к 15 января послано на фронт 1 200 надёжных штыков и сабель; через день – два эскадрона кавалерии, 20-го отправлен 62 полк 3-й бригады (предварительно профильтрован тщательно). Эти части дали возможность приостановить наступление противника, переломили настроение 3-й армии и открыли наше наступление на Пермь, пока что успешное» [2, C. 222].

Освободить Пермь советским войскам во время январского наступления не удалось, но 19-25 января советские войска успешно провели Шенкурскую операцию и таким образом ликвидировали угрозу прорыва войск Колчака на Котлас-Вятку, то есть ликвидировали возможность соединения войск Колчака с войсками интервентов на Севере в районе Архангельска. Ликование Антанты в связи с взятием колчаковцами Перми и как следствие вероятностью скорой встречи с союзными войсками в Архангельске и Мурманске оказалось преждевременным.

При внимательном рассмотрении критической ситуации в Царицыне и падения Перми явно видно, что во многих случаях имело место вредительство со стороны антисоветских и антироссийских сил. В целом действия Запада во время Гражданской войны должны всем нам служить уроком. На стремление стран Антанты оккупировать и расчленить всю Россию под лозунги о России единой и неделимой указывает, например, факт запрещения Антантой Германии уводить свои войска с занятых российских территорий до замены их войсками Антанты.

Заявление президента США Т. В. Вильсона в январе 1919 года о мирных переговорах является верхом цинизма. Оно вызвано только тем, что к данному времени Антанта не смогла ни на одном фронте добиться коренного перелома в войне. 22 января 1919 года президент США обратился ко всем правительствам России с предложением о перемирии и созыве мирной конференции на основе сохранения занимаемых территорий. Как это похоже на перемирия в наше время во время войн в Приднестровье, Абхазии, Чечне, Донбассе, когда воюющим с западными наёмниками войскам в результате перемирий приходилось по нескольку раз брать штурмом одни и те же населённые пункты.

Из-за перемирий не знающая своей истории новая российская элита положила в Чечне тысячи молодых прекрасных российских солдат, а в Донбассе и других горячих точках тысячи прекрасных людей, не пожелавших идти в кабалу к Западу. Но в советское время Запад оценивали верно. 23 января 1919 года, на следующий день после обращения В. Вильсона, В. И. Ленин написал: «Вильсон предлагает перемирие и вызывает на совещание все правительства России. Боюсь, что он хочет закрепить за собой Сибирь и часть Юга, не надеясь иначе удержать почти ничего» [1, C. 247, том 50].

В случае отказа от мирных переговоров Советская Россия была бы обвинена в агрессивности. Поэтому Ленин, совершенно верно оценив предложение Вильсона, от мирных переговоров не отказался. Переговоры не состоялись из-за позиции руководителей Белого движения, а также Франции и Англии.

Американцы первые поняли, что если Красная гвардия и Красная Армия выстояли в 1918 году, то с гарантией рассчитывать на полную победу над Россией в дальнейшем не приходится. Надо полагать, что и другие страны это понимали, но как США, так и другие страны Антанты продолжали снабжать оружием, всем необходимым снаряжением и финансировать Белые армии.

Такие действия Антанты можно объяснить её стремлением уничтожить как можно больше людей в Советской России, разрушить её промышленные предприятия, транспортные коммуникации, довести страну до полной нищеты, после которой она уже не сможет подняться. Скорее всего, не испытывали они огорчения и от гибели людей в Белой армии. Цели своей они почти добились. Голодали и гибли солдаты не только в Красной, но и в Белой армии, до крайней нищеты было доведено население всей страны.

Советской России недоставало продовольствия, каменного угля, нефти, чугуна, паровозов, вагонов, рельсов для замены путей. В любой стране при значительной нехватке продовольствия и указанных материалов армия не может воевать, а в России армия воевала, и страна не склонила голову перед захватчиками. Вызывает гордость умение народов России находить выход из самого трудного положения. Успехи Советской власти в деле хозяйственного строительства изумляют. И не надо о них умалчивать только потому, что в 1991 году в нашей стране поменялась власть. Ведь, прежде всего, это успехи народов России, русского народа. Об этих успехах нация должна знать, ими гордиться и верить в свои силы.

Уже в январе 1919 года перевозка военных грузов в Советской России составляла 1686 вагонов в сутки. «Производство винтовок, например, на Тульском заводе в июле 1918 года составляло немногим более 8 тысяч штук, а уже в феврале 1919 года оно достигло 24 тысяч. Быстро восстанавливался после освобождения от белогвардейцев Ижевский завод. В январе 1919 года он дал 19 215 винтовок, в феврале – 26 183, в марте – 27 667 винтовок. Среднемесячное производство патронов на Тульском заводе  увеличилась с 13 200 тысяч штук в ноябре 1918 года до 20 300 тысяч в 1919 году. В конце 1918 года было возобновлено производство патронов на Симбирском заводе. В январе 1919 года здесь производилось 2,8 миллиона патронов, в феврале – 3,2, в дальнейшем среднемесячная производительность увеличилась до 13,3 миллиона патронов.

Постепенно, хотя и медленно, росло и производство артиллерийских орудий. Налаживалось производство и ремонт бронепоездов и бронемашин на Сормовском, Пермском, Путиловском и Ижорском заводах. На авиационных заводах и в мастерских возобновлялась сборка и ремонт самолётов и моторов.

Наряду с организацией военного производства в Советской республике был налажен строжайший учёт оружия. 10 декабря 1918 года Совнарком издал декрет об изъятии оружия у населения. Это дало к началу марта 1919 года около 150 тысяч винтовок, 8,6 тысячи револьверов, 280 пулемётов, 70 миллионов патронов» [4, C. 143-144]. Работа предприятий не останавливалась даже в связи с отсутствием угля и нефти. Заводы переводились на топку дровами и торфом, которые заготавливали самостоятельно на отведённых для них участках леса и торфоразработок.

В 1918 году свыше половины военных предприятий России находились на оккупированных территориях. При отступлении противник разрушал заводы и фабрики. Например, в Самаре, Симбирске и Казани были разрушены заводы по производству взрывчатых веществ и патронов, в Ижевске – оружейный завод. При этом надо учитывать, что советское государство не получало ни одного рубля иностранных займов, ни одной винтовки, ни одного патрона из-за границы, а всё оружие производили и ремонтировали сами. Но уже в начале 1919 года Красная Армия оказалась вооружённой не хуже бывшей царской русской армии.

«Стрелковая дивизия Красной Армии имела на вооружении кроме винтовок в среднем 200 пулемётов, 46 артиллерийских орудий. Это было значительно меньше, чем полагалось. Но и в этом случае советская стрелковая дивизия имела, как правило, больше пулемётов, чем дивизия царской армии в начале Первой мировой войны.

На вооружении Красной Армии находилось более тысячи орудий крепостной артиллерии, 138 тяжёлых орудий артиллерии особого назначения. К концу 1918 года в Красной Армии было 59 авиационных отрядов, имевших около 350 самолётов, и 29 воздухоплавательных отрядов.

По данным на 15 марта 1919 года, в действующих соединениях находилось 45 бронеотрядов с общим количеством 116 бронемашин, 60 бронированных, блиндированных поездов и площадок. Начиналось формирование кавалерийских частей и соединений, вплоть до создания кавалерийских дивизий. Красная Армия располагала также некоторым количеством инженерных и других специальных войск» [4, C. 145].

Также не оправдались надежды Запада вызвать в Советской России самые кровопролитные межнациональные войны, ибо большевики изначально объявили о праве наций на самоопределение, но делали всё возможное, чтобы на добровольной основе объединить страну.

Запад был уверен, что 1918 год станет годом гибели Советской России. Фактически, 1918 год стал годом гибели планов Германии и Антанты по уничтожению России. К марту 1919 года Советская власть вернулась в города и сёла Украины, Белоруссии, Латвии, значительной части Литвы. Враг был отогнан далеко от Волги.

В апреле 1919 года В. И. Ленин уже мог сказать: «Социалистическая республика делает неслыханные усилия, приносит жертвы и одерживает победы; и если теперь, в результате года гражданской войны, взглянуть на карту: что было Советской Россией в марте 1918 года, что стало ею к июлю 1918 года, когда на западе стояли немецкие империалисты по линии Брестского мира, Украина была под игом немецких империалистов, на востоке до Казани и Симбирска господствовали купленные французами и англичанами чехословаки, и если взять карту теперь, то мы увидим, что мы расширились неслыханно, мы одержали победы громадные. Вот положение, при котором говорить сильные слова, обвиняя нас в красном милитаризме, могут только самые грязные и низкие политические мошенники» [1, C. 51, том 38].

 

          Перечень использованных материалов:

1. Ленин В. И. Полное собрание сочинений, издание пятое [Электронный ресурс]. URL: http://bolshevick.org/lenin-v-i-polnoe-sobranie-sochinenij/

2. Сталин И. В. Собрание сочинений. Том 4 (ноябрь 1917-1920). М.: Государственное издательство политической литературы, 1953. – 488 с.

3. Ворошилов К. Е. Сталин и Красная Армия. М.: Государственное военное издательство наркомата обороны Союза СССР, 1937. – 288 с.

4. Алахвердов  Г. Г., Кузьмин Н. Ф., Рыбаков М. В., Спирин Л. М., Шатагин Н. И. Краткая история Гражданской войны в СССР. М.: государственное издательство политической литературы, 1960. – 432 с.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
30 октября 2020 в 13:50

Как ни парадоксально прозвучит, эта гражданская война, поставив страну на край кровавой гибели, спасла её от внутреннего раздрая в высших органах власти и сепаратизма регионов.

1.0x