Авторский блог Александр Балтин 01:01 7 сентября 2023

Феномен Эдуарда Асадова

к 100-летию со дня рождения

1

Феномен Эдуарда Асадова - его запредельной советской популярности - лежит не в литературной плоскости, хотя разумеется растёт из литературы.

Очевидная шаткость (слабость) стихосложения компенсируется внезапным домашним уютом нанизываемых друг на друга жиденьких строк: всегда скреплённых клеем сентиментальности - столь милой девушкам, и дамам определённого возраста: а именно они и составляли подавляющую часть аудитории Асадова.

Отношения мужчины и женщины - что может быть более бьющим, пьющим жизнь, драгоценным, близким?

И Асадов, чувствуя тонко психологические импульсы и мотивировки, созидал галерею любовных отношений, охватывая и ссоры, и влюблённость, и семейные неурядицы, и одиночество девичьего сердца.

Стихи… так себе – с точки зрения версификации и тех вариантов, что предлагал ХХ век?

Безусловно.

Стихи светлые?

По большей части да:

А счастье, по-моему, просто

Бывает разного роста...

Сколько миллионов советских женщин помнили наизусть бесхитростную формулировку эту?

Стихи Асадова - триумф обыденности, заурядности бытия, да и мысли скромны, но...

Но была в них та чистота, которая заставляла светиться радостью лица его читательниц; была в них та теплота, которая убеждала - никто не одинок, каждому перепадёт его кусочек счастьица на земле.

Как знать - может быть, это важнее стилистической изощрённости, и самого грозного поэтического мастерства.

Как знать...

В наше время, когда чистота выдавлена из жизни различными грязевыми потоками, такое невольно приходит на ум.

2

Вне сомнения – его мужество: сине-стального отлива, стойкость солдата, перенесшего сложнейшие операции, в результате чего лишился возможности видеть физическим зрением: и – как знать? – может быть, открылись каналы внутреннего, укрепляемые памятью, рождавшей стихи о войне:

Бывало все: везло и не везло,
Но мы не гнулись и не колебались,
На нас ползло чудовищное зло,
И мира быть меж нами не могло,
Тут кто кого — контакты исключались!

И думал я: окончится война —
И все тогда переоценят люди.
Навек придет на землю тишина.
И ничего-то скверного не будет…

Не терял надежды, какие бы беды не жгли, какая б темнота не наваливалась; надежда – собственно – один из основополагающих мотивов поэзии Асадова, - поэзии, некогда столь необходимой людям, не слишком искушённым в сложностях стихосложения.

Стих течёт…

Он рождается естественно – и втекает в миллионы душ: так было, ибо именно миллионами исчислялась асадовская аудитория.

Так было.

Бодрой свежестью веет от иных стихотворения, посвящённых войне:

Нет, не льщусь я словом «ветераны»,
Хоть оно почетно, может быть.
Только рано, абсолютно рано
Мне такое звание носить!

Есть в том слове что-то от усталости,
От поникших плеч и тишины,
От морщин, от грустной седины,
А короче — от дороги к старости.

Свежестью – и той силой, что определила правила его индивидуальной жизни: без жалоб, трудной, с верным вектором, котором следовал весь отпущенный путь.

Искренность и сострадание – двумя струнами – вибрировали в лирических стихотворениях Асадова:

К ней всюду относились с уваженьем:
И труженик и добрая жена.
А жизнь вдруг обошлась без сожаленья:
Был рядом муж — и вот она одна…

Это поэзия, находившая волшебный отзвук в женских сердцах: когда ситуации узнавались, когда веера эмоций были схожи; и снова надежда сияла, и преодоление трагедии (почти любой) казалось возможным.

И любовь в его стихах расцветала райски: сияя листьями оттенков, и определяя бытование человеческое на земле:

Я в глазах твоих утону — Можно?
Ведь в глазах твоих утонуть — счастье!
Подойду и скажу — Здравствуй!
Я люблю тебя очень — Сложно?

Что ж…

Возможно, миссией поэта Э. Асадова было утешать и дарить надежду?

В таком случае – с этой миссией он справился.

Справился – учитывая, что издают его и ныне, причём в бумажном варианте, книги выходят, находят вероятно, своих читателей.

Читательниц – скорее: ибо девичьи сердца, какие бы технологии не бушевали вокруг, сколь бы не торжествовали гаджеты, изначально настроены на световую волну любви: ту, которая влагой живою своей пропитала большинство строк Асадова.

В 2021 году в «Эксмо» вышла книга под знаковым названием «Моя любовь»: альфа бытия вмещена в силу краткого словосочетания.

В «Эксмо» же вышло «Полное собрание стихотворений», и книжка с милым названием «Я иду по мокрым травам…».

Слово Асадова, сколь бы ни были велики к нему претензии поэтических эстетов, проросло к читателям, его не затоптали копыта прагматики и эгоизма.

…резко прочерчивает реальность образ Белинского:

Да, он обязан бичующим гневом излиться.
Да, он обязан, он верит в Россию, в народ!
Мысли, надежды… Кто рядом с ним? С кем поделиться?
Маша… жена? Не поймет, ничего не поймет!

Надо работать, а сил остается немного,
Недуг сжимает своею костлявой рукой,
Злая нужда постоянно стоит у порога,
Просит долги и стучит деревянной клюкой.

Есть ли здесь формула любви?

О да, ибо боль классика равна ей: и… столько разновидностей любви…

Асадов знал рецепты счастья – и делился ими.

Он и сам был счастлив: слепой солдат, поэт, обретший невиданную популярность, честный и чистый человек, несший до конца, до смертного листа фонарь любви высоко над головою.

21 апреля 2024
1.0x