Сообщество «Салон» 00:00 11 декабря 2014

Апостроф

Трудно назвать Личутина "писателем", невозможно назвать его "литератором". Он ведь не литерки-буковки в ряды-строчки составляет, не пишет он "тексты", а словно говорит — да не с абстрактным "читателем", а со всем "русским миром" и самим собой. Потому, наверное, и ложатся его слова так плотно на сердце, срастаются — родное с родным. "С "натурой раба", с "психологией раба" долго ли наш народ выстоял бы? Раз по шапке — и пиши пропало. Но внутри русского человека нескончаемая воля живёт, потому он за Отечество и головы не щадил, потому и тянул свою лямку…"

Владимир ЛИЧУТИН. Уроки русского. — Подольск: "Академия—XXI", 2014, 304 с., 1000 экз.

Запевом книги автор выбрал опубликованную газетой "Завтра" к его 70-летию в марте 2010 года беседу с Александром Прохановым. И это — не прихоть, не случайность.

"И где сейчас находится Христос, Богочеловек? Он — воплощение человека, до тридцати трех лет он был человеком… Он винцо вкушал, и хлеб, и молоко попивал, и, когда родился, мамкину титьку чукал: он был живой человек и вознёсся в теле… Не как тонкая энергия, как нам сейчас пытаются подать, нет. Подошёл Фома неверующий, ткнул пальцем — Христос-то живой!.. Так где он?" — очень просто, по-русски, задает себе "проклятый вопрос" Владимир Личутин.

Даже не замечая, как сам отвечает на него, в другом месте своей книжки, по другому поводу: "Это же великий Блок писал, возлюбя революцию и Ленина: "В белом венчике из роз впереди Исус Христос". Ну, ладно, "заблуждался барин, окунувшись в мистику истории", — скажет иной…"

Да нет же, не заблуждался, а увидел своими очами евангельскую истину и напомнил её всем нам, и умолк после этого, потому что большего человеку говорить было нельзя. "Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф. 25:34-40).

Помнят ли об этом те, кто сегодня стоит у пушек "украинской" армии, несущих смерть детям и старикам Донбасса? Готовы ли они представить себе обратную ситуацию, когда так же будут обстреливать родные им места: Львов или Винницу, Киев или Ровно? Или же все они стараются об этом не задумываться, искренне полагая, что "Запад нам поможет", а Россия сдаст всё и сама сдастся на милость "армии свободы" под бандеровскими и петлюровскими флагами? Понимают ли, что сначала убили Христа в себе, а теперь пытаются убить в других?

Но не так, не для того устроен Божий мир, и "неправильная", ненавистная царствам земным Россия всё равно чудесным образом воскресает после самых тяжких, мучительных, смертельных казней. То ли как сам Христос, то ли как сказочная птица феникс, то ли как гриб-боровик, что не переводится в русских лесах и тоже является неотъемлемой частью русского мира — как белая берёза, как ягода малина, как пчелиные соты, наполненные сладостью лета, как снег и мороз зимой, как весеннее белое цветение природы…

"Но что удивительно: даже в эти предосенние дни, когда лес полон изобильем, когда сыроежка иль маслёнок уже не идут за товар, к белому грибу по-прежнему молитвенное, восторженное отношение… Иной бабёне уж далеко за семьдесят, и горбик-то у неё за плечами, и ноги едва таскает, и глаза почти не видят, но и она в грибную пору норовит сбродить на запольки деревни, в ближние перелески, опираясь на клюку, и от найденной в ковылях добычи вдруг осветится лицо её, и корявая ладонь, похожая на бурую шляпу бугрового, с ласкою оботрёт головёнку гриба, будто крохотного внучонка…"

На знаменитой кустодиевской картине "Большевик" (1920), которая взята на обложку личутинской книги, исполинская фигура с красным флагом, словно гриб из почвы, прорастает из многоликой (не безликой) человеческой массы на улицах города — и делает шаг навстречу зрителю, а кроваво-красный цвет знамени, которое он несёт, восходным заревом пылает на горизонте…

Уроки русского, по Личутину, — уроки любви ко всему Божьему миру, ко всем людям, созданным по образу и подобию Божьему. "Бог везде и повсюду. Если Он есть в камне, то Он и в реке есть — Он везде, Он всё объемлет. Это трудно понять, но всё, что нас окружает, — это, в сущности, Бог". И это — не языческое многобожие, не умственный холодно-абстрактный пантеизм. Это именно ощущение мира как Божьего чуда, ибо "Дух Святый веет аще хочет", и Троица такова, и в любой момент ты, человек, можешь предстать перед Богом ("все под Богом ходим"), и в любой момент Он может явиться тебе…

Чудо одновременно и непредсказуемо, и неизбежно. Китайцы называют Россию "Страной чудес", или "Страной неожиданностей", или "Страной дураков", а если дословно переводить термин "Э го", то "Страной затягиваний и неожиданных перемен"…. Всё это, несомненно, так, и сам Иван-дурак — главный герой русских сказок, "матрица русской души", непостижимая двумерной западной логикой…

Трудно назвать Личутина "писателем", невозможно назвать его "литератором". Он ведь не литерки-буковки в ряды-строчки составляет, не пишет он "тексты", а словно говорит — да не с абстрактным "читателем", а со всем "русским миром" и самим собой. Потому, наверное, и ложатся его слова так плотно на сердце, срастаются — родное с родным. "С "натурой раба", с "психологией раба" долго ли наш народ выстоял бы? Раз по шапке — и пиши пропало. Но внутри русского человека нескончаемая воля живёт, потому он за Отечество и головы не щадил, потому и тянул свою лямку…"

Cообщество
«Салон»
9 июня 2024
Cообщество
«Салон»
Cообщество
«Салон»
1.0x