Авторский блог Редакция Завтра 03:00 11 декабря 2007

«МОСТ» №1

0
НОМЕР 50 (734) ОТ 11 ДЕКАБРЯ 2007 г. Введите условия поиска Отправить форму поиска zavtra.ru Web
«МОСТ» №1
К итогам фестиваля «Московская осень»
В апреле газетой "Завтра" был опубликован Манифест творческой группы "МОСТ" (музыкальное объединение "Современная традиция"). Манифест подписали московские композиторы, известные своими почвенническими, православными, эмоционально и национально внятными сочинениями: Р.Леденёв (председатель), А.Микита (зам. председателя), А.Висков, И.Вишневский, А.Вульфов, К.Волков, В.Довгань, В.Кикта, А.Ларин, А.Муравлёв, В.Ульянич и многие другие. Задачи в Манифесте были определены грандиозные. Но громкими словами различные художественные объединения сотрясали воздух многократно — дела же оставались более чем скромными. Момент истины для "МОСТа" наступил в конце ноября этого года, когда в рамках Международного фестиваля современной музыки "Московская осень" состоялись два концерта объединения — хоровой и фортепианный. Об итогах этих знаковых выступлений рассуждают в салоне "Завтра" за треугольным столом: композитор и писатель Алексей Вульфов, композитор, член правления Союза московских композиторов Андрей Микита, композитор, радиожурналист Иван Вишневский.
Иван ВИШНЕВСКИЙ. Напомню историю вопроса. Участники объединения посчитали, что современная музыка вовсе не должна развиваться по тому пути, по которому она идёт уже десятилетиями. Мы видим, что поиск новизны звучания во что бы то ни стало привёл сразу к двум явлениям: к потере духовного содержания самой музыки и к чрезвычайно печальному следствию — практически полному разрыву отношений сочиняющих и слушающих. Публика, включая зачастую даже и исполнителей музыки, не любит музыки современных композиторов. Люди, которые собрались в "МОСТе", решили, что это всё не фатально. Можно сочинять современную музыку, не забывая при этом про традиционное, если угодно, религиозное содержание, можно разрушить те бастионы, которые выстроены поколениями авторов между слушателями и композиторской братией, можно соревноваться с классиками в том, что касается серьёзности, глубины и искренности поднятых тем.
Конечно, за один концертный сезон, в первые полгода существования выполнить все задачи, которые ставил перед собой "МОСТ", невозможно, никто на это и не рассчитывал, но в любом случае первая заявка, первый показ на "Московской осени" должен был быть таким, который хотя бы оставлял надежду на грядущее решение тех задач, которые я сейчас обрисовал.
Алексей ВУЛЬФОВ. Мне чрезвычайно нравится сообщество, в основе которого лежит любовь к музыке. Это в музыкальной среде — явление не частое, и приятно его наблюдать. Собрались люди искренние, занятые своим делом, они доказали это на всём протяжении своего жизненного и творческого пути, и мне приятно видеть увлечённость, симпатию искреннюю, от которой может проистекать всё только Божие, только прекрасное. На умозрительных заключениях, на каких-то хитроумных концепциях, коллизиях и схемах искусство не создаётся. Искусство — от Бога, искусство — от наития. И задачи ставятся в высшей степени гуманные: вернуть музыке музыкальные свойства, главное из которых — делание человека, его души, его мироощущения, его сознания лучше. Стремление к этому — само по себе похвально.
Наличие традиции, на мой взгляд, необходимо не менее, чем наличие фундамента дому. Без этого дощатый сарай будет, карточный домик, а не дом. То, что люди пришли к этому опять же не через умозаключения, а через свой путь в искусстве, через свои искания в этом искусстве, через свои сознательные и подсознательные, выраженные в нотах искания истины, чрезвычайно существенно. Это реакция на так называемые глобалистские, а читай — апокалиптические процессы, когда происходит унификация человечества, унификация народов, стирание любого своеобразия.
Заявка очень сильная. Во-первых, жанровая. Хорошо, что начали с духовной хоровой музыки. Хорошо, что достойно не заигрывают со слушателем через лёгкие жанры и звукоподражательные эффекты в концерте фортепианной музыки. Что я могу отметить как замечательную заслугу в обоих концертах — это высокий профессиональный уровень. Без этого искусства нет. Люби его разлюби, плачь-рыдай от Чайковского и Римского-Корсакова — но если ты не знаешь ремесла, твоя музыка будет графоманской. Участники "МОСТа" — мастеровитые. И не только мастеровитые, но и живущие музыкальным миром. Люди — в профессии.
И.В. Была показана музыка композиторов от 80 до 30 лет. Возникло ли ощущение какого-то скольжения вниз: чем "моложе" музыка, тем она хуже?
А.В. Нет. Потому что уровень техники держал этот баланс. Эта профессиональная планка, для которой не существует ни возрастов, ни званий, ни премий. Эта планка того, что умеет музыкант делать.
И.В. Там звучала музыка не только живущих композиторов, но и композиторов, которых с нами уже нет — Георгия Свиридова, Николая Сидельникова. На этом фоне как воспринималась музыка наших современников?
А.В. Я считаю, что этот вопрос не совсем корректен. Любое искусство всегда находится под роковым испытанием времени. Я бы сказал так: никакой деградации поколений у "МОСТа" нет, наоборот, есть сила и профессионализм. Но наряду с такого рода вопросами существует ещё и пикантный вопрос простого масштаба дарования. Свиридов к моменту написания "Песнопений и молитв" имел гигантский хоровой опыт с лучшими в мире хоровыми коллективами. До этого он прошёл шлифовку в светских жанрах. Что, кстати, очень сильно проявляется в его музыке. Я должен сказать, что церковному жанру как раз больше подходило большинство сочинений современных композиторов. У Георгия Васильевича музыка хотя и духовная, но она не церковная, при этом написана мудрым, музыкальные горы свернувшим старцем. Отличалась… конечно, отличалась. Не надо сравнивать старца с людьми, которые пока всё же находятся в стадии развития. Получилась панорама современной духовной музыки, которая идёт действительно в рамках традиции, получилась демонстрация полной готовности к совершению выдающихся произведений. Получилось свежее сочетание потаённой храмовой стихии с яркой, открытой крестьянской стихией — с певцами ансамбля Покровского в хоре Микиты. И посмотрите, какой был успех! Насколько всё-таки это публике нужно! Но, с точки зрения музыкальной интонации, если уж задаются такие некорректные вопросы, я вынужден на них некорректно отвечать: конечно, эта музыка по чисто музыкальному содержанию, на мой взгляд, пока только приближается к планке Свиридова. Но дело в том, что эта планка у неё есть. Она не существует, как блуждающие пятна в пространстве, у неё есть поле тяготения.
И.В. Читатели могут не знать, что весь наш композиторский мир переживал ощутимый кризис, который начался отнюдь не с 1992 года, когда ощутимыми стали миазмы кризиса во всех проявлениях нашей жизни. Он стал заметным в конце 60-х...
А.В. В начале 60-х…
И.В. …сильно проявился в 70-е, а в 80-е в музыкальной среде возникла тоталитарная диктатура поклонников додекафонной серии, атональности, безэтничности, соответственно, ненавистников традиции, поскольку традиция всегда зиждется на национально определённых мелодии, гармонии и ладе. Помните, как восклицал Римский-Корсаков, человек гениальный и бесстрашный: "Музыки вне национальности не бывает!" И поэтому я должен сказать: несмотря на то, что я человек, как и все творческие люди, самолюбивый, у меня не было ни малейшего желания последние лет 15-20 участвовать в хоть какой-то музыкальной деятельности любого музыкального объединения. Поучаствовал я в 1988 году в "Московской осени". Осталось впечатление очень серое, неинтересное. Зал — несколько человек, в большинстве своём знакомые самих композиторов или исполнителей, жидкие аплодисменты, ужасное, как правило, исполнение, малое внимание общества. Это было мелко. Всё мелкое не интересно. Естественно, мне было интереснее напрямую общаться с прямыми продолжателями традиции, мастерами яркими и крупными — Свиридовым, Борисом Чайковским, Слонимским, Сидельниковым. Были и есть, конечно, в Союзе композиторов люди талантливые и искусство любящие — нынешние "мостовцы" Леденёв, Рубин, Муравлёв, Волков, Кикта… Качественно они всегда выигрывали, но количественно их было куда меньше, чем ненавистников отечественной традиции. Баланс сил исправился, когда подросло и окрепло поколение композиторов, которых сейчас, наверное, можно назвать средневозрастными. Это Довгань, Ларин, Микита, Ульянич, Аркадьев, Висков, Вульфов… Их — ваша — музыка стала для меня родной и близкой. Я стал слушать их новые сочинения и понял, что эти люди скучную музыку писать никак не намерены. Они ставят перед собой амбициозные, большие, созидательные цели. И, кажется, не зря. Я был потрясён, что Врубелевский зал Третьяковской галереи был переполнен. Уже лет 20 на концертах Московской осени не было ничего подобного.
А.В. Это факт.
И.В. Люди оказались заинтригованы, пришли и создали эту ауру ожидания музыкального чуда. Если хотя бы на одном концерте непрошибаемая стенка между простой публикой и академической музыкой оказалась разрушенной — это большое счастье. Раньше такое удавалось только Георгию Свиридову, который сумел завоевать любовь множества слушателей без различия сословий. В этом смысле можно говорить о несомненной удаче, причём удаче крупной.
Композиторы "МОСТа" показывали свою музыку не только на концертах самого объединения "Современная традиция". Например, мы с Андреем Микитой и Антоном Висковым были на концерте хоровой музыки, объединявшем композиторов разных направлений. И именно три выдающихся участника "МОСТа", Волков, Кикта и Леденёв, явно выделялись на этом концерте из общей "массы" — в меру профессиональной, в меру скучной, в меру неинтересной. Звучала обычная "композиторская" музыка, которая даже не предполагает постановки духовных проблем, какого-то приближения к Богу и природе… Надо композитору отчитаться, на "Осени" показаться — сочинил он, весь в мыслях о фактуре и сонористике (то есть исключительно форме) нечто, скрипящее всеми сочленениями музыкальных суставов. Такой вот привычный самообман и одновременно обман публики. Привычные жидкие — из вежливости — хлопки. А у Валерия Григорьевича Кикты в противовес является звуковое чудо — "Как за церковью за немецкою" на пушкинские слова. И публика, не избалованная современной музыкой, по-баховски, по-свиридовски сочетающей в себе народность, религиозность и красоту, благодарна: овации, крики "браво"…
Андрей МИКИТА. Традиционно важнейшими на "Осени" считаются симфонические концерты в Большом зале консерватории. В этот раз в таком "решающем" концерте, 4 ноября, участвовали лидеры "МОСТа" Роман Леденёв и Виктор Ульянич, а также близкий к нам по направленности своего творчества Андрей Эшпай. Зал был полон, успех грандиозен — как на лучших концертах лучшей классики. А 25 ноября в незнаменитом зале Союза композиторов прошел концерт камерной музыки, где своё Трио показывал ещё один наш лидер — Владимир Довгань. Обычно такие концерты проходят откровенно тускло. В этот же раз Довгань вызвал даже не восторг, а экзальтацию зала, и его Трио — редчайший для "Осени" случай — бисировали.
И.В. То есть влияние "МОСТа" распространяется вовне объединения, и именно премьеры его участников были, мягко говоря, одними из ярчайшими на минувшей "Московской осени". Естественно, я далёк от мысли все удачи ноябрьских концертов сводить к работам "Современной традиции" — традиционно солидно из года в год выступают "не традиционалисты" Андрей Эшпай, Юрий Евграфов, Михаил Броннер, Юрий Буцко, Игорь Голубев. Но всё же именно "МОСТ" аккумулирует сегодня большинство свежих сочинительских сил.
А.М. Теперь о концертах собственно нашего объединения. Конечно, моих организационных усилий было затрачено немало, но были и замечательные помощники. Ведь на данном этапе, кроме как при помощи энтузиазма, трудно двигать вперёд музыкальное дело. Безусловному успеху концерта духовной музыки мы во многом обязаны исполнителям — хору Государственной Третьяковской галереи под руководством Алексея Пузакова, а также принимавшему участие в двух номерах фольклорному ансамблю Дмитрия Покровского (руководитель — Мария Нефёдова). По объективным обстоятельствам у них было мало времени на подготовку концерта, репетировали всего шесть дней. Многое было недоучено. Но качество хора Пузакова, его тонкая и прочувствованная интонационность, то, что хор занимается исключительно духовной музыкой, сотворили звуковое пиршество. Думаю, что лучше них православную музыку вообще никто не поёт. Понятно, что множество людей пришли именно "на хор Пузакова".
Далее. У "МОСТа" было два концерта — в Третьяковской галерее и в отреставрированном Большом зале Союза композиторов. На первом мест не хватило, и люди стояли, второй — фортепианный — прошёл в зале, едва заполненном на четверть. Я выяснил, почему так произошло. Репутация зала сильно влияет на приход публики. Врубелевский зал Третьяковской галереи славен выступлениями больших артистов, исполняющих лучшую классику,— того же хора Пузакова или оркестра Рудина. Союз композиторов же этим летом провёл серьезную реконструкцию своего главного зала, значительно улучшилась акустика, заблистал интерьер. Мы рассчитывали, что он станет привлекательным, престижным для широкой публики. Но в ноябре, в первый месяц работы зала, я понял, что мы смотрели на действительность через розовые очки. Реноме у этого зала очень плохое. Я приглашал музыкантов на наш фортепианный концерт, и один из исполнителей-профессоров, в ответ на мое приглашение позвать студентов, изрёк: "Вы знаете, у нас вообще не принято звать на современную музыку, а звать в Союз композиторов просто неприлично". То есть зал нашего профессионального цеха, из-за того, что там много лет звучало невесть что, считается просто неприличным. Большие труды надо приложить, чтобы это мнение поменять. А для этого нужна и настоящая музыка, и высококлассные исполнители, известные, преподающие в ведущих вузах, живущие не в узком, маргинальном потоке современной музыки, а в мировой классике. У нас многие пианисты только что приехали из зарубежных гастролей, где исполняли Шопена, Чайковского, Рахманинова — а потом играли нашу музыку. Ярко, неформально, с удовольствием и любовью. О гонораре меня даже и не спрашивали. Есть надежда, что, если крупные гастролирующие музыканты не погнушались играть новую музыку в нелюбимом зале, то на следующий концерт и публика не погнушается прийти.
И.В. Мы с Алексеем Борисовичем хорошо знаем Михаила Аркадьева — учились вместе, посещали один и тот же музыкально-философский клуб Гнесинского института. Потом Миша познакомился с Хворостовским, были первые записи этого дуэта, в которых я участвовал уже как редактор радио, и всё это был свиридовский круг, Хворостовский и Аркадьев триумфально исполняли вещи Свиридова (в благодарном присутствии великого мастера). А как Аркадьев оказался в концерте "МОСТа", исполняя пьесы свои и Микиты?
А.М. На одном из учебных концертов в Гнесинской академии, куда я случайно зашёл, после выступления студентов почему-то за рояль сел Аркадьев и сыграл свои "Элегии". Я был поражён! Я подошёл, восхитился музыкой, рассказал об объединении. Он заинтересовался… В результате состоялся первый показ музыки Аркадьева в композиторском окружении, на "Московской осени". Можно говорить о том, что главным открытием фестиваля стал триумф аркадьевских "Элегий".
А.В. Известно, как публика любит Дмитрия Хворостовского — даже с оттенком религиозного чувства. И отсвет этого чувства падает на Михаила Аркадьева.
И.В. Возникают явления, которые напоминают мне легендарные времена классиков, когда Балакирев дирижировал Римским-Корсаковым, Мусоргским и Бородиным, а Корсаков, в свою очередь — Лядовым и Глазуновым, те же — вновь Корсаковым. Мы же услышали, как Аркадьев играет Микиту. Я боюсь загадывать, но мне кажется, что из нынешнего "МОСТа", чрезвычайно многочисленной, аморфной группы, которая соединяет в себе людей с разным уровнем дарования и интеллекта, может возникнуть нечто, продолжающее "Могучую кучку" или свиридовский круг.
А.М. Именно в недрах "Современной традиции" мы вправе ожидать продолжения этих спасительных для русской культуры феноменов.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x