Авторский блог Редакция Завтра 03:00 14 февраля 2006

НА РУИНАХ РУССКОЙ НАУКИ

0
| | | |
Людмила Фионова
НА РУИНАХ РУССКОЙ НАУКИ

Осенью 2004 года президент В. В. Путин за заседании Госсовета по поводу ситуации в науке привёл следующие данные. За последние десять лет финансирование науки сократилось в десять раз и в настоящее время оно в двести раз ниже, чем в США. Число научных сотрудников сократилось втрое, за последние пять лет — на восемьсот тысяч, а средний возраст работающих в науке достиг пятидесяти шести лет. Численность русской науки ныне составляет не более шестисот тысяч человек, основная часть научного оборудования старше двадцати лет. По данным В. Маркусовой, научного руководителя гранта INTAS, вклад России в мировую науку за пятнадцать лет сократился в пятнадцать раз и ныне составляет 3.75%.
Вот ещё некоторые цифры, почерпнутые из многочисленных публикаций, посвящённых разгрому русской науки. За период с 1990 по 2003 год количество научных и проектных организаций сократилось в 7,8 раза, конструкторских бюро — в 3,6 раза, научно-технических подразделений на промышленных предприятиях — в 1,8 раза. Власти планируют сокращение научных организаций ещё на сорок процентов. Со времён Ельцина бюджетные ассигнования на науку принимались законом в размере четырёх процентов, но ни разу не выполнялись. Год от года финансирование сокращается: в 1997 году оно составляло 2.8%, в 2003 году — 1.4%. В ближайшие годы наука покончит своё существование по чисто физиологическим причинам, ибо средний возраст научного сотрудника уже перевалил за шестьдесят лет, действительного члена РАН — за семьдесят
Однако не следует возлагать всю вину за разрушение науки на власти. В свой час они понесут ответственность за содеянное. Вопрос в том, какое сопротивление разрушению своей отрасли оказали сами учёные. Ведь это их обязанностью было, опираясь на свои знания и интеллект, быстро сориентироваться в ситуации, разоблачить ложь о "реформах", внятно предупредить общество о катастрофических последствиях уничтожения научно-технического потенциала страны, жёстко воспротивиться втаптыванию науки в нищету, стать идеологическим ядром оппозиции.
Руководство научных учреждений, по закону выборное, а в действительности несменяемое, быстро применившись к "рыночным реформам", научилось извлекать личную выгоду из сдачи зданий институтов в аренду, коммерциализации экспериментальных подразделений, принялось обзаводиться квартирами, особняками, дорогими иномарками и пр. Среди научных работников оказалось достаточно много "умельцев" в добывании грантов — ремесле, ничего общего с наукой не имеющем. Некоторые достигли таких коммерческих успехов, что даже далёкие от патриотизма "демократические" власти сочли их деятельность опасной для страны, определив таких "учёных" на скамью подсудимых. Этот список возглавляет "высокий научный чин" — Евгений Адамов. Ныне ситуацию в науке определяют люди, которые наживаются на разрушении своей отрасли. Высшая научная администрация заняла трусливо-молчаливую позицию, продиктованную исключительно заботой о сохранении собственного кресла.
Честная оценка ситуации такова: при существующих условиях работа в науке практически невозможна, наука не функционирует уже в течение нескольких лет. Однако большинство членов научного сообщества старательно избегает этой формулировки, имитируя некую деятельность, что делает их полноценными соучастниками процесса уничтожения науки. Имитацией заботы о науке занимаются и власти страны, время от времени декларируя ни к чему не приводящие намерения чем-то науке помочь. Даже в сталинских "шарашках" можно было работать, ныне же все научные учреждения России представляют собой один большой концлагерь, в котором вымирает обнищавшая, униженная, деморализованная интеллектуальная элита страны.
За годы "реформ" в России почти уничтожен главный потребитель научных разработок — наукоёмкая промышленность, что является естественным следствием политики превращения России в сырьевую колонию Запада. Практически полностью погибла электроника, предсмертно хрипит русский автопром. В высшей степени конкурентноспособное на мировом рынке советское самолётостроение буквально доживает последние дни.
Кризис вынуждает учёных осмыслить ситуацию. Русские учёные, практически лишённые средств для существования и работы, просто вынуждены выйти за рамки своей узкопрофессиональной деятельности, чтобы понять причины постигшего их бедствия и поискать выход. Следующие изменения представляются первоочередными. Необходимо изменить устройство науки.
Институты РАН целесообразно соединить с лабораториями и конструкторскими бюро отраслевых институтов и предпритиятий, а также с учебными институтами, что усилит их кадрами, а академической науке даст связь с жизнью и более реальные критерии труда. В серьёзной реформе нуждается Российская Академия Наук, которую называют “профсоюзом директоров”. Составленная исключительно из администраторов, утративших всякую связь с научным процессом, она не может определять научную и финансовую политику в науке. Все имущественные привилегии академикам всех академий должны быть упразднены.
Необходимо реконструировать академгородки — научные гетто, которые были выгодны только для научной администрации, ибо отдавали в её распоряжение не только научные и общественные учреждения, но и жилой фонд, дачи. Власть над значительными материальными ресурсами делала администрацию всесильной, обрекая учёных на полную, почти крепостную зависимость. Кроме того, академгородок создаёт массу социальных проблем из-за убожества инфраструктуры, проблем с трудоустройством членов семьи, обучением детей и пр. Ныне академгородки живут в чудовищных условиях, в изоляции, усиленной нищетой — невозможностью покупки книг и газет, поездок на конференции и даже в ближайший город. Будущее академгородков — диверсификация за счёт введения в них ВУЗов, предприятий, возможно, наукоёмкой промышленности. Ныне этот процесс идёт, но в несколько ином направлении. Так, в подмосковной Черноголовке появился водочный завод и большинство людей ныне связывает этот академгородок отнюдь не с наукой. Водка вместо науки — вот истинное лицо и итог рыночных "реформ".
Есть насущная потребность ликвидировать институт "профессиональных начальников", которые за десятилетия сидения в кабинетах полностью потеряли квалификацию, утратили всякую связь с научным процессом, а потому не в состоянии принимать разумные решения и руководить научным коллективом. Все директора, а также заведующие отделами должны стать на деле сменяемыми с малым периодом — не более двух-трёх лет, что позволит допустить к принятию решения настоящих учёных, затруднит коррупцию и остановит научный рэкет, когда сотрудники надписывают имя шефа в свои работы, создавая ему ложный научный авторитет.
Науке должно быть обеспечено достойное государственное финансирование. Учёный должен быть обеспечен согласно его научному вкладу, а не мнению администрации. Уровень доходов ведущих учёных должен обеспечивать их принадлежность к элите, а не среднему классу, такое положение должно сохраняться пожизненно. Пока мелкий клерк торговой или нефтяной компании получает в месяц столько, сколько профессор за десять лет, страна будет погибать. Система грантов в нынешем виде должна быть ликвидирована, ибо она в корне порочна. Гранты дают только "своим", лояльным администрации и этническим кланам, не учитывая научные достоинства проектов. Финансовая деятельность руководства институтов должна стать прозрачной.
Однако очевидно, что осуществление всех перечисленных выше мер невозможно при существующей власти в России. Проблемы науки, как и любые другие проблемы, не имеют локального решения, поскольку исполнители воли теневых структур глобального управления захватили все сферы жизни — политику, экономику, культуру, чем и обусловлено прогрессирующее разрушение страны, превращение её в сырьевую колонию. Поэтому главная задача учёного, как и любого другого гражданина России, — занять своё место среди тех, кто стремится вырвать страну из-под внешнего управления, привести к власти правительство национальных интересов.
В нынешних условиях, когда Россия находится на грани полного уничтожения, учёные не имеют права молчать, не занимать гражданской позиции. Учёные должны прийти в политику, ибо именно им под силу объединить оппозицию, вооружив её вместо сомнительных политических доктрин, раздирающих общество, простой и бесспорной идеей: человек может выжить, только научившись уважать законы природы и общественного развития. Возрождение науки жизненно необходимо, и Россия — самое благодатное в мире место для такого возрождения, ибо наша страна обладает мощным "естественным ресурсом" — интеллектом русского народа.
Автор — доктор физико-математических наук, ведущий научный сотрудник РАН

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x