Авторский блог Редакция Завтра 00:00 21 октября 2003

ВЫБОРЫ БЕЗ ВЫБОРА

0

43(518)
Date: 21-10-2003
ВЫБОРЫ БЕЗ ВЫБОРА (“Абсолютная” демократия в России)
“АБСОЛЮТНАЯ” ДЕМОКРАТИЯ В РОССИИ
Несмотря на уничтожение СССР и обретение независимости бывшими союзными республиками, Россия и сегодня остается одной из крупнейших стран мира, с территорией в 17 млн. кв. км, с богатыми ресурсами и низкой плотностью населения, особенно в восточной части и на Дальнем Востоке. Причем население продолжает уменьшаться на 0,7% ежегодно, а общие демографические потери за последние 12 лет (неродившиеся плюс "дополнительно" умершие) составили 17 млн. человек. Многие ученые-демографы полагают, что источником иммиграции, способной восстановить равновесие России, послужит Восток. Уже сейчас афганцы, курды, жители из стран Юго-Восточной Азии также нелегально пересекают российскую границу. Конечно, можно предположить, что Россия, как и многие западноевропейские страны, не сможет обойтись без этой категории мигрантов, но не следует забывать, что она должна оставаться российским государством.
Выживание нации и сохранение территориальной целостности являются традиционно двумя важнейшими целями государственной деятельности. В этом отношении Россия не отличается от других государств. Анализ международной обстановки показывает, что нельзя категорично заявлять о том, будто окружающий РФ мир враждебен по отношению к ней, но в то же время его нельзя назвать и дружелюбным. Потеряв своих союзников по социалистическому лагерю и будучи окруженной государствами, ранее составлявшими СССР, бывшими в свое время фактически провинциями Российской Империи и в большинстве не испытывающими особо нежных чувств по отношению к своему "старшему брату" и во время социализма, Россия не имеет многих реальных друзей. Пытаясь компенсировать потерю статуса сверхдержавы, руководство РФ основывало и продолжает проводить свою внутреннюю и внешнюю политику по принципу ревностной защиты образа великой державы на высоком риторическом уровне.
Эта позиция нынешнего руководства страны объяснима только тем, что, придя к власти, ему пришлось столкнуться со сложнейшей проблемой обеспечения возможности преобразования государственных, экономических и общественных структур с использованием немногочисленных и всё сокращающихся в объеме ресурсов, имеющихся в его распоряжении. В целом руководители России стремятся достичь трех целей:
— обеспечение национальной безопасности;
— внедрение рыночной экономики;
— реальной демократизации государства.
ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
В стране с ограниченными и уменьшающимися бюджетными и человеческими ресурсами те, на кого возложена ответственность за определение национальной политики, вынуждены жертвовать одними возможностями для того, чтобы воспользоваться другими. Учитывая высокопарную риторику руководителей страны и то, как распределяются ее ограниченные бюджетные средства, до настоящего времени экономия средств достигалась в основном за счет оборонных структур. Правительства Б.Ельцина и В.Путина постоянно выделяли всё меньше и меньше денежных ресурсов на обеспечение национальной безопасности, а также оказались неспособными проводить военные реформы.
Ослабление России в сфере традиционных вооружений, чрезмерное упование наших генералов и адмиралов на остающийся ядерный потенциал, коррупция во всех областях российского общества, включая военную (в 2002 г. привлечены к уголовной ответственности 565 офицеров ВС и ВМФ РФ, в том числе 3 генерала и один адмирал), а также постоянное уменьшение объема средств, выделяемых на содержание военнослужащих, военного оборудования, на военные разработки и закупки, стали уже почти необратимым процессом.
Следует учитывать, что экономическая слабость, вынуждающая нашу страну чрезмерно полагаться на ядерные возможности, усложняет также процесс обслуживания и контроля ядерного арсенала. Офицерский состав ядерных военных подразделений ( впрочем, как и весь состав Вооруженных Сил) получает недостаточную зарплату, не располагает нормальными жилищными условиями и не получает достаточной боевой подготовки. Уровень жизни примерно 80% личного состава подразделений стратегических Ракетных войск ниже официально признанной в России черты бедности. После развала СССР все аэродромы, где базируется стратегическая авиация, расположены на Дальнем Востоке. На вооружении стоят бомбардировщики Ту-95 и Ту-160. По оценкам российских и иностранных специалистов, Ту-160 в настоящее время является лучшим самолетом (в своем классе) в мире. Когда бывшему президенту США Бушу (старшему) доложили о существовании в России Ту-160 и его характеристиках, он сказал: "Теперь я точно знаю, что мы проиграли". Тем не менее, в начале 90-х годов Россия отдала Украине аэродром стратегической авиации, и находившиеся там Ту-160 разрезали и продали по цене металлолома. Российский пилот этого вида авиации успевает налетать в среднем только от десяти до двадцати часов в год, что гораздо меньше времени, требующегося для подготовки, гарантирующей профессиональное и безопасное выполнение полетов.
До сих пор всё самое совершенное и не имеющее аналогов в мире стрелковое и другое вооружение, изобретенное в России за последние годы, изготовлено чуть ли не в единичных экземплярах. Мы можем устраивать показательные военные учения, демонстрировать перед иностранцами наши последние достижения в военной технике, даже давать нашим уважаемым депутатам пострелять из стрелкового оружия. Однако на общем фоне состояния российских Вооруженных Сил все это более похоже на "потемкинские деревни".
За последние десять лет армия не получила ни одного нового самолета, вертолета, танка, зенитной ракетной системы дальнего действия. Сданные Военно-Морскому Флоту корабли и подводные лодки были заложены еще в СССР. В результате требующее замены вооружение практически не заменяется или заменяется очень медленно, что значительно ухудшает качественный уровень оснащенности Вооруженных Сил, требует все больших расходов на содержание и ремонт вооружения. Одновременно повышается аварийность его эксплуатации в войсках и связанная с ней угроза для жизни обслуживающего личного состава. Фактически весь запас прочности, доставшийся России от СССР, в настоящее время практически исчерпан. Первая российская Государственная программа на 1996-2005 гг. была провалена, так как не подтвердился макроэкономический прогноз Минэкономики России, положенный в основу программы, который предусматривал ежегодный прирост ВВП на 5 — 7%. При ее разработке планировались отчисления на статью "Национальная оборона" в размере от 3,6 до 5-7% от ВВП, а в реальности они назначались на уровне 2,3-2,8%. Вторая Государственная программа вооружения — на 2001-2010 гг. (ГПВ-2010)— разрабатывалась в условиях экономической стабилизации, и финансирование заданий ГПВ-2010 в рамках гособоронзаказов на 2001-2003 гг. в целом соответствует запланированным показателям. Так, с уровня 50 млрд. руб. в 2001 г. расходы выросли до 109,8 млрд. руб. — в 2003 г. На 2004 г. запланирован существенный рост расходов до 190 млрд. руб., большая часть из которых необходима для закупок и ремонта вооружений с целью приостановки обвальной деградации системы вооружения, которая неизбежна и является лишь вопросом времени. Вместе с тем Минфин РФ считает, что столь масштабные бюджетные расходы на вооружение являются для государства весьма обременительными, и в своих бюджетных проектировках на 2004 г. фактически на половину снизил заявку Минобороны РФ в этой части. Не секрет, что государственный оборонный заказ является одной из важнейших инвестиционных программ России, которая во многом определяет уровень развития промышленных технологий и конкурентоспособность российской экономики. Для реализации заданий ГПВ-2010 в 2004 г., с учетом предложений Минфина РФ по проекту бюджета на следующий год, недостает около 2 млрд. долларов. Однако известно, что в настоящее время размеры золотовалютных запасов Центрального банка приближаются к 65 млрд. долларов. Российские экономисты считают, что именно стабильное финансирование государственного оборонного заказа является основой сохраняющегося промышленного роста экономики страны, и в этой связи вполне реально и целесообразно выделить часть средств из резерва Центрального банка в оборонно-промышленный комплекс России.
Уже более десятка лет идет бесконечный процесс формирования армии и флота, причем каждый новый этап военной реформы отрицает предыдущий. На фоне всеобщей тенденции милитаризации мировой политики только Россия движется в противоположном направлении и готова идти на любые уступки. По мнению генерал-полковника Л.Ивашова, вице-президента Академии геополитических проблем, "в законотворческой работе парламента — тот же разоруженческий крен: главный закон 2002 года — закон об альтернативной службе, в 2003 году — закон о ратификации Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов, дающий серьезные преимущества Соединенным Штатам" и далее: "дай бог ошибиться, но похоже, что после выборов будет объявлено о новом этапе военной реформы с целью догнать по военному потенциалу Португалию. А пропрезидентские СМИ будут трубить о великой мудрости, благодаря которой Россию со всех сторон охраняют американские и натовские войска, освобождая Минфин от затрат на оборону" (НГ, 08.07.2003).
В 2001 году президент В.Путин утвердил новую военную реформу, полетал на сверхзвуковом истребителе и отдал претворение реформы в жизнь на откуп чиновникам из Министерства обороны РФ. Тогда же предполагалось сократить вооруженные силы России почти на 400 тыс. человек и сообщалось, что идут какие-то увольнения. К 2005 году ВС РФ не должны были превышать 850 тыс. человек. Однако не так давно первый заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Ю.Балуевский сделал два принципиальных заявления, которые, к сожалению, остались почти незамеченными. Во-первых, он сообщил, что "Процесс сокращения Вооруженных сил завершится в 2003 году" и, во-вторых, "Сегодня численность ВС составляет 1 млн. 262 тыс. человек". В середине июля с. г. он же заявил, что численность Российской армии будет колебаться в пределах 1 млн. 100 тысяч человек. Аргументация при этом была такова: "Если мы хотим видеть Россию в качестве мировой державы, то тогда нам надо и военную реформу определять как глобальную мировую реформу со всей атрибутикой современных армий, подобных армии США".
Те же задачи ставит перед Вооруженными Силами РФ новая военная доктрина России, представленная в сентябре с.г. министром обороны С.Ивановым.
Тем не менее, реформирование идет по неопределенному сценарию. В планах 2001 г. ничего не говорилось о переходе армии на контрактную основу. Эта проблема была поднята исключительно общественностью. Кстати, перед предвыборной кампанией в Госдуму этой "наживкой" активно воспользовалась партия СПС с целью привлечения электората на свою сторону. Лидер СПС Б.Немцов считает, что сама идея правильна и действительно необходимо создать высокооплачиваемую, компактную и боеспособную армию. То, что делается сейчас, по его мнению, является "саботажем модернизации Вооруженных Сил", а Ю.Балуевский "желает видеть люмпенизированную, униженную и оскорбленную армию". Заметим, что про себя российские военоначальники не забывают. За последние годы число генералов увеличилось на 40% — с 1000 до 1400 человек. Последнее производство в высшие офицеры было совершено нашим верховным главнокомандующим, подполковником В. Путиным 12 июня с.г., когда он присвоил генеральские звания сотне офицеров. Так что теперь у нас генералов больше, чем в американской армии.
Однако говорить о боеспособности армии РФ сейчас бессмысленно, и в первую очередь об этом свидетельствует продолжающаяся война в Чечне. А ведь еще в 2001 г. вышло Постановление правительства РФ №135-9, согласно которому привычное всем военным понятие "боевые действия" в угоду политике заменили на "контртеррористические операции", и тем самым было официально заявлено об окончании войны в Чечне. Однако до сих пор 80 тысяч военнослужащих оказались не способны справиться с чеченскими боевиками. Отдав на откуп военной бюрократии проблему военного строительства, мы фактически лишаемся армии, Совершенно ясно, что сейчас вопрос о профессионализации ВС — вопрос прежде всего социально-политический.
Поколение экономических либералов, определявших новую политику России в девяностые годы, рассматривало экономическое преобразование России как антивоенный процесс. Считалось, что советская экономика производила слишком много продукции для ВПК и слишком мало для потребителя. В результате средства из сферы обеспечения национальной безопасности были направлены в рыночный сектор. Технологические ресурсы и опыт оборонных предприятий переориентировали на производство товаров широкого потребления. Но ни в те, ни в последующие годы эта "перестройка" не принесла в экономику сколько-нибудь ощутимых результатов — потери понес ВПК.
Нынешним государственным и политическим деятелям, ратующим за великую и мощную Россию, следует помнить, что в современном мире надежный уровень безопасности страны может быть обеспечен при наличии военной мощи и крепкой экономики.
СИТУАЦИЯ В ЭКОНОМИКЕ
Несмотря на то, что Россия пережила беспрецедентную социально-экономическую депрессию, а также то, что на протяжении последнего десятилетия в стране отмечалось повсеместное недовольство населения, эксперты отмечают, что государство производит впечатление стабильности, но оно и не инертно. Уже к середине 2000г. российская экономика в определенной мере оправилась от краха 1998 г. В частности, снова увеличился объем промышленного производства, превысивший почти на 13% объем производства в 1997 г. Оздоровление экономики особенно заметно отмечалось в тех отраслях, которые особенно пострадали на протяжении прошедшего десятилетия: машиностроение, текстильная промышленность, а также химическая и пищевая отрасли.
В середине июля с.г. министр экономического развития и торговли Г.Греф заявил, что по итогам первого полугодия промышленное производство выросло на 6,8%. Та же цифра фигурирует и в последнем сообщении Госкомстата РФ по итогам 9 месяцев 2003 года. Это довольно высокие темпы, так как в прошлом году аналогичный показатель составлял всего 3,2%. Рост ВВП благодаря развитию строительства и увеличению оборота торговли происходит еще быстрее. По оценкам МЭРТ, за 5 месяцев этого года он увеличился на 7,1 %. Практически все отрасли экономики, кроме сельского хозяйства, легкой промышленности и электроэнергетики, демонстрируют значительное оживление. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), основной вклад в прирост промышленной продукции, как всегда, дали топливная промышленность, черная и цветная металлургия, машиностроение, но по-прежнему в экономике страны сохраняется перекос в пользу сырьевых отраслей.
В промышленности на электроэнергетику и экспорт топливно-сырьевых отраслей приходится 80% всех капиталовложений. Это означает, что именно сырьевые отрасли на протяжении последних трех лет играли роль своеобразного "локомотива" промышленного роста, создавая большую часть инвестиционного спроса на продукцию машиностроения и металлообработки. Именно этим сектором российская экономика, как и в прошлые годы, включена сегодня в мировое хозяйство. "В экспорте доля продукции топливно-сырьевых отраслей составляет 70% и имеет тенденцию к повышению" (по данным ЦМАКП). В результате, небольшое число крупнейших компаний сырьевого профиля начинает прямо или косвенно управлять все более значительной частью совокупных финансовых средств в российской экономике. Однако обозначилась тенденция к массовому переходу их активов под управление западных ТНК (слияние British Petroleum с Тюменской нефтяной компанией, ситуация с ЮКОСом-Сибнефтью). Кроме того, эффективность инвестиций в добывающие отрасли в силу объективных причин (удорожание разведки и добычи) будет неизбежно падать, что приведет к снижению эффективности российской экономики в целом. По мнению экспертов, есть все основания опасаться, что при существующей системе страна в перспективе обречена на минимальный бюджет, доходов которого будет хронически не хватать даже на достойную оплату труда госслужащих и социальные проблемы.
Нынешняя "победа" правительства над бюджетным дефицитом, о чем недавно заявил М. Касьянов, путем урезания федеральных расходов и перекладывания значительной части государственных функций на региональные и местные бюджеты — достижение весьма сомнительного характера. Поэтому предусматриваемая правительством среднесрочная экономическая динамика (прирост ВВП до 6% в год) означает, что в обозримом будущем разрыв, отделяющий Россию от развитых стран, существенно не изменится. В свою очередь, не будет в России и социального прогресса. При всех разговорах о бездефицитном бюджете, о решении проблемы государственного долга, о финансовом оздоровлении государства нельзя не видеть, что это "оздоровление" было достигнуто и за счет отказа от жизненно важных для цивилизованного государства расходов на социальное обеспечение и здравоохранение, образование, финансирование НИОКР, охрану окружающей среды. Принятый Госдумой уже во втором чтении бюджет на 2004 год был скорректирован в сторону увеличения расходов на социальные нужды лишь по предвыборным соображениям. Аналогичные изменения претерпел и бюджет текущего года, увеличивший свои расходные статьи на 69,4 млрд. рублей. В этой связи былая категоричность премьер-министра М.Касьянова: "Бюджет принимается. Больше, прошу, ни с какими просьбами по этому поводу не обращаться", — характеризует его как человека, не знакомого с азами прогностики.
Тем не менее, за последние 10 лет общественные расходы на образование в реальном исчислении сократилось в среднем на 55%, а рост частных расходов на эти цели лишь в незначительной степени компенсировал сокращение соответствующих бюджетных расходов (в Москве на ежедневное питание ученика средней школы выделяется всего 3 рубля). В еще большей степени сократились расходы на науку, резко упал престиж профессиональной научной деятельности. "Бегство мозгов" на Запад продолжается, в лучшем случае талантливые работники уходят трудиться в другие сферы, вплоть до продавцов на оптовых рынках. Как следствие, резко снизилось качество образования и степень общеобразовательной подготовки выпускников средней и высшей школы (каждый десятый ребенок школьного возраста в России периодически не посещает школу, миллион российских детей функционально безграмотен). Необходимость регулярных неофициальных доплат за формально бесплатное школьное образование затруднила доступ к нему неимущих слоев населения, высшее образование стало роскошью, доступной лишь "верхним" 10% населения России.
Результатом является нанесение огромного ущерба человеческому (трудовому и интеллектуальному) потенциалу страны. Трудоспособное население сократилось количественно, а его структура, что еще более важно, ухудшилась в качественном отношении. За последние годы не менее миллиона человек различных категорий эмигрировало из России, причем значительную часть эмиграции, как отмечено выше, составили люди, которые ранее были заняты интеллектуальной деятельностью либо получали высшее образование.
В целом же государственный бюджет в его нынешнем виде можно назвать чрезвычайным — настолько минимальны предусматриваемые им общественные потребности и так велика перегрузка, возлагаемая им на объективно недостаточную инфраструктуру. В определенной степени этот факт признается официальными российскими лидерами, но оправдывается исключительно "пиковым" периодом платежей по внешнему долгу. Но если чрезвычайное положение длится уже второе десятилетие, то оно перестает восприниматься как временное явление. Действительно, сейчас и население, да и большинство политиков привыкли к тому, что на зарплату обычного госслужащего практически невозможно нормально жить; что трем четвертям населения недоступно реальное медицинское обслуживание; что у государства фактически нет средств на поддержку какой бы то ни было экономической активности. С этим свыклись настолько, что иной подход считается либо идеализмом, либо ересью. Более того, некоторые политики из Госдумы придерживаются мнения, что и нынешний уровень общественных расходов завышен и его следует уменьшить (хотя себе регулярно повышают зарплату и активно голосуют за новые льготы для депутатского корпуса).
С учетом сказанного возникают вопросы: а что может ожидать население России от будущего? Каковы перспективы экономики, развивающейся в основном на базе той системы, которая сложилась у нас за последнее десятилетие? До тех пор, пока государство будет высокомерно относиться к правам и свободам граждан и считать, в частности, что эти права могут ущемляться или произвольно "регулироваться" в соответствии с тем, как правительственные чиновники понимают государственные интересы, большая часть хозяйственной деятельности экономических субъектов будет находиться в "тени". А такая возможность в России, в силу ее природных богатств и огромной территории является практически неограниченной.
РОССИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛИЗМ
После отставки Б.Н.Ельцина и прихода к власти В.В.Путина в Российской Федерации начался типичный "период стабилизации". Важнейшей особенностью, разделяющей эти периоды, было чередование активности этнических меньшинств и этнического большинства.
Первый период прошел под знаком активности этнических меньшинств — "парад суверенитетов" российских республик в 1990-1991 гг., этнические конфликты и даже активность на международной арене. Но уже к середине 90-х стал заметен существенный спад их активности. Этническое большинство России в этот период было в основном пассивным (кроме, пожалуй, "баркашевцев" и подобных им националистических группировок).
По данным ВЦИОМа, доля людей, полностью или частично поддерживающих лозунг "Россия для русских", возросла с 1998 г. по 2002 г. с 45 до 55% опрошенных, в основном (более чем на три четверти) русских, тогда как у представителей других национальностей преобладает крайне отрицательное отношение к этой идее. 59 % представителей данной группы оценили ее как "настоящий фашизм". Впечатляющие цифры были получены в ходе ответов на вопрос: "Как вы думаете, представляют ли сейчас угрозу безопасности России люди нерусских национальностей, проживающих в России?" Негативный ответ — "никакой угрозы" — дали лишь 19,6% русских (представители других национальностей — 41,8%). При этом большинство россиян (в том числе 59,7% русских и 74% представителей других национальностей) никогда не испытывали по отношению к себе враждебности со стороны граждан других народов России. Во всех вариантах ответов русские проявляют большую озабоченность отношением к себе со стороны других национальностей, чем представители этнических меньшинств, что удивительно для этнического большинства.
Кроме того, период путинской стабилизации характеризуется отказом большей части либеральной интеллигенции от своих прежних идей. Российское общество почувствовало тягу к самоуспокоению и самоутверждению после бурных "революционных" лет. И В.Путин не случайно избрал стратегию, основными элементами которой являются создание "единой исполнительной вертикали" и ограничение политической роли региональной элиты, прежде всего лидеров республик. Не только президент, но и партии, и общественные организации, пресса — все устремились поддерживать новые общественные отношения. Вплоть до того, что бывший верховный муфтий Чечни Ахмад Кадыров, в свое время призывавший к джихаду против России, стал твердым "кандидатом Кремля" на выборах президента этой республики, состоявшихся 5 октября. В конце 90-х годов большинство россиян смотрело на Запад как на эталон своего будущего, а уже в 2000 г. оценки поменялись на противоположные. По данным ВЦИОМа, 67% опрошенных указали, что западный вариант общественного устройства в той или иной мере не подходит для российских условий, противоречит укладу жизни русского народа. То есть и в плане построения демократического общества мы опять должны идти своим "особым путем".
В аналитическом докладе Института комплексных социальных исследований РАН РФ "10 лет российских реформ глазами россиян" (2002 г.) прямо указано: "Хотя русские приветствовали бы восстановление патерналистских функций государства (и даже настаивают на этом), они готовы довольствоваться немногим: 55,2% населения согласны с тем, что государство должно обеспечивать гражданам лишь определенный минимум, а кто хочет получать больше, тот должен добиваться этого сам". По последним статистическим данным, 23% российских граждан влачат жалкое существование, находясь ниже уровня бедности — это касается, в первую очередь, получаемой ими заработной платы и жилищных условий. Ни в одной стране мира, даже в африканских государствах, нет коммунальных квартир, а ведь еще в восьмидесятые годы государство, во главе с М.С.Горбачевым, клятвенно заверяло, что к 2000 году все граждане СССР будут иметь отдельные квартиры. Сейчас 2003 год, но мало, что изменилось, и вряд ли стоит ожидать положительных перемен и в ближайшие годы. "Власть воспринимается массовым сознанием как главный источник беззакония. 90% респондентов считают, что в стране царит произвол властей. Свыше половины из них убеждены, что найти защиту от этого произвола в сегодняшней России невозможно. На суд как на защитника рассчитывают 9%, на "братков" и взятку — 11%".
Глубочайший кризис современной российской государственности наглядно подтвержден итогами проведенного в июне 2003 года Фондом общественного мнения опроса на тему: "Какие выборы являются наиболее важными?". По мнению избирателей, наиболее важны президентские выборы — 50%, а парламентские назвали всего 3% опрошенных (предпоследнее место перед выборами муниципальных органов самоуправления). Похоже, что подавляющее большинство населения страны уже не считают выборы в Госдуму событием, заслуживающим какого-то особого внимания. В результате Путин с не меньшим основанием, чем Людовик XIV, может заявить: "Государство — это я". Разумеется, столь интересный момент развития российского федерализма ставит под сомнение возможность достижения Россией тех целей, которые были сформулированы в начале данного материала.


Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой