Авторский блог Георгий Судовцев 03:00 18 февраля 2002

“СЕРЫЕ” КАРДИНАЛЫ

8(431)
Date: 19-02-2002
“СЕРЫЕ” КАРДИНАЛЫ
Я — не из этих мест.
Ты — не для этих встреч.
Каждый несет свой крест.
Каждый несет свой меч.

Оглашенное 11 февраля папой Иоанном Павлом II решение Ватикана повысить статус четырех своих Апостольских администратур России (в Москве, Саратове, Новосибирске и Иркутске) до епархий с объединением их в единую "церковную провинцию", возглавляемую митрополитом, не случайно вызвало настоящую бурю в отечественной политической жизни. Слишком многие нити сошлись в этом завязанном католическими кардиналами узелке.
Не вдаваясь в историю и подробности нынешних взаимоотношений между двумя церквями, можно констатировать бесспорный факт: без серьезного ослабления позиций Московского Патриархата папская курия просто не могла решиться на подобный шаг. Об этом, в частности, свидетельствует поведение папского нунция архиепископа Георгия Цура, который охарактеризовал данное решение Ватикана как "внутреннее дело Католической Церкви". Официальный же ответ наших православных иерархов оказался выдержан в духе христианского смирения, которого им порой так не хватало в общении со своей собственной паствой — например, по вопросу об ИНН.
Весьма показательны в этом плане и слова новоявленного католического митрополита российских диоцезов Тадеуша Кондрусевича о том, что он "не может согласиться с термином "каноническая территория" применительно к межцерковным отношениям". Логика здесь простая: раз нет "канонической территории", то не может быть и никакого "нарушения границы" между церквями. Не исключено, что в качестве "адекватного" ответа Московской Патриархии Ватикан готов принять поставление Священным Синодом РПЦ архиепископа Римского и всея Италии…
То, что католики решают данный вопрос "с позиции силы", свидетельствует и следующее заявление: "В ситуации, когда Католическая Церковь в России имеет официальный статус, речь идет вовсе не о том, чтобы просить на данные действия позволения у РПЦ; в связи с этим приезд архиепископа Георгия Цура в отдел внешних церковных сношений следует рассматривать лишь как визит вежливости по отношению к РПЦ". С такой точки зрения, наверное, и посещение послом Третьего Рейха графом фон Шуленбургом советского наркома иностранных дел Молотова утром 22 июня 1941 года "следует рассматривать как визит вежливости".
Поэтому прежде всего следует разобраться, чем вызвано пока не слишком видимое, но уже вполне реальное ослабление Московского Патриархата. И здесь начать придется с несостоявшегося посещения президентом Путиным Святой горы Афон. В намеченный для столь знаменательного события день греческого визита вдруг разыгралась такая непогода, что ни катером, ни вертолетом добраться до Удела Пресвятой Богородицы нынешнему "хозяину Кремля" не удалось. Приснодева президента, говоря протокольным языком, не приняла. А это — знак.
Понял ли его Путин? И если понял — то как? Судя по его последующим действиям — едва ли не как личное оскорбление. По крайней мере, подчеркнутое внимание к РПЦ и лично к Патриарху Алексию II сменилось столь же подчеркнутым дистанцированием. "Первым звонком" в этом отношении стала декабрьская встреча президента с муфтием российских мусульман Таджуддином, где Путин высказался в том духе, что до сих пор государство проявляло недостаточное внимание к нуждам других традиционных для России конфессий. А уж факт отсутствия президента на рождественской службе Патриарха в храме Христа Спасителя получил широкий резонанс в масс-медиа. Вместо этого Путин отправился во Владимир, к митрополиту Евлогию. Источники в церковных кругах тут же связали этот выбор с "правильным" выступлением владыки по проблеме ИНН, когда Евлогий заявил, что это дело государственное, а не церковное, поэтому как правительство решит, так и должно быть.
Между тем, как известно, повсеместное внедрение ИНН на территории России с 1 января 2002 года было одним из обязательных условий дальнейшей интеграции РФ с "объединенной Европой" — глобальным идейно-политическим проектом, "локомотивами" которого выступают Германия и Франция, а "генеральными конструкторами" — как раз "серые" католические кардиналы. Второе "настойчивое пожелание" Евросоюза к Путину заключалось в том, чтобы Кремль добился от Патриарха официального согласия на визит Папы Римского в Россию. Но Алексий II по двум этим главным пунктам президентских ожиданий, что называется, "не оправдал".
По отношению к иерархии РПЦ Путин явно начал применять уже ставший знаменитым принцип "равноудаленности",— тем самым фактически уравняв Патриархию с какой-нибудь "естественной монополией". Видимо, спешная переквалификация известного банкира С.Пугачева в члены Совета Федерации от Республики Тува не в последнюю очередь связана с данным обстоятельством. Сюда же стоит отнести и "получившее ход" уголовное дело по обвинению екатеринбургской епархии РПЦ и архиепископа Викентия "в разжигании межнациональной розни". Появление "стратегического иностранного инвестора" в такой ситуации было фактически предопределено. Ни МИД, ни министерство юстиции РФ не выступили с решительной поддержкой православной церкви, фактически "умыв руки". Зато вовсю утверждается, что католичество также является одним из "традиционных" вероисповеданий для населения современной РФ. Уж не знаю, каких территорий и каких "традиций" касаются эти утверждения, но речь идет, по сути, о легализации еще одного мощного канала для доступа иностранцев к государственным и военным секретам России.
"За скобками" конфликта остается лишь вопрос, почему подобное отношение к православной церкви со стороны президента стало вообще возможным. И здесь нет смысла опираться на непроверенные слухи о растущей напряженности в ближайшем окружении Путина и даже внутри его семьи. Суть происходящего, наверное, заключается все-таки в другом. Слишком уж благополучно в последние годы занимались некоторые православные клирики своими мирскими делами, слишком широко пользовались разнообразными государственными льготами, слишком по-католически строили свои отношения с паствой и слишком по-олигархически — с российским обществом в целом. Любовь, смирение, милосердие слишком часто оставались в их устах только словами, не преобразуясь в реальные дела, в реальную помощь ближнему своему: и духовную, и материальную.
Впрочем, что Господь ни делает — все к лучшему. Может быть, теперь, в условиях фактически объявленной войны между двумя церквями, до иерархов Московского Патриархата дойдет, наконец, мысль о необходимости единения с народом, с верующими мирянами. И тогда никакие "врата адовы" не одолеют нашу Церковь. "Где двое или трое соберутся во имя Мое — там и Я между ними…"
Георгий СУДОВЦЕВ

18 февраля 2024
1.0x