Авторский блог Редакция Завтра 03:00 16 апреля 2001

РОССИЯ — ЭТО СВЕТ

0
РОССИЯ — ЭТО СВЕТ (Беседа с “теневым министром” энергетики)
16(385)
Date: 17-04-2001
КОРРЕСПОНДЕНТЫ. На днях в Госсовете, правительственных кругах и в Федеральном собрании будут выработаны кардинальные решения по вопросу о реструктуризации Единой энергосистемы России, которая, став РАО ЕЭС, вообще-то, уже перестала быть единой и всероссийской. Ни для кого не секрет, что из бывшей единой системы давно выделилось несколько крупных самостоятельных компаний. В частности, в Приморье как раз и произошел процесс, мы писали об этом, который наглядно смоделировал то, что произойдет со всей страной после так называемой "реструктуризации" РАО ЕЭС. Без сомнения, битва будет жаркой. Чтобы подойти к ней во всеоружии, давайте разберемся, что же представляет из себя электроэнергетика России и что мы можем, а чего не можем с ней делать?
МИНИСТР.РАО "ЕЭС России" — трехуровневая система, состоящая из Центрального диспетчерского управления (ЦДУ), семи энергосистем и 74 региональных энергосистем (АО-энерго), из которых две не принадлежат РАО (Иркутская и Татэнерго).
Ее уникальность обусловлена технологически: она изначально создавалась с учетом необходимости переброса энергии через часовые пояса для покрытия суточных колебаний. Это, как и другие естественные монополии, структурообразующий элемент экономики, обеспечивающий ее целостность и эффективность. А естественные монополии — не субъекты рынка, это не игроки на нем, а его основа, инфраструктура, чего никак не могут понять наши "реформаторы", все пытаясь получить прибыль не с урожая, образно выражаясь, а от распродажи питательного слоя почвы.
Сегодня структура собственности в электроэнергетике вошла в противоречие с технологической структурой: в 1998 году государство с 52% утратило возможность управлять в соответствии с технологически обусловленными принципами, так как иностранцы приобрели блокирующий пакет акций (около 32%). Кстати, по неофициальным договоренностям, немцы — наши самые крупные кредиторы по долгам Парижскому клубу — на самом высоком уровне проявили заинтересованность в получении года через два-три долгов в виде крупных пакетов акций наших монополистов — Газпрома и РАО ЕЭС.
Проблема РАО "ЕЭС России" в том, что, в отличие от Газпрома и тем более МПС, оно является квазимонополистом: контроль за управлением и финансами децентрализован.
Одной из целей предлагаемой Чубайсом "реструктуризации" является повышение инвестиционной привлекательности российских предприятий электроэнергетики. При этом денег на обновление основных фондов нет, а они выработаны уже примерно на треть. Чубайс утверждает, что можно найти 60-70 миллиардов долларов внешних инвестиций. Но для повышения инвестиционной привлекательности вместо нынешних РАО "ЕЭС России" и АО-энерго необходимо создать множество независимых узкофункциональных, специализированных компаний, в том числе несколько десятков генерирующих и сотню местных распределительных, которые начнут якобы конкурировать между собой, снижая тарифы. А связывать их с потребителями будет государственная сетевая компания и единый расчетный оператор, естественно, под контролем Анатолия Борисовича. Чубайсу же или его приближенным достанутся по этому плану и крупные электростанции, способные приносить прибыль и по своему техническому состоянию не требующие крупных инвестиций в реконструкцию.
Корр. Есть ощущение, что схема, предлагаемая Чубайсом, только что реализована в Калифорнии...
Министр. В Калифорнии энергетическим компаниям было предложено, не меняя отношений собственности, передать электрические сети независимому оператору системы, местному Анатолию Борисовичу. Поскольку сети в значительной мере влияют на качество энергии, а энергоснабжение потребителей осуществляется именно из них, то, вполне естественно, к этому оператору должна была перейти и ответственность за надежность энергоснабжения потребителей. И это ни у кого сомнений не вызывало. Каких-либо опасений — тоже. Новая энергосистема с тремя независимыми генерирующими компаниями и единой сетевой монополией никаких неприятностей ее создателям не сулила.
Одновременно с этим была создана энергетическая биржа, где поставщики и покупатели энергии легко и быстро могли бы совершать необходимые сделки. Энергетические компании, ставшие практически чисто генерирующими, обязывались при этом продавать свою продукцию только через биржу.
В рекламном пресс-релизе, опубликованном в 1998 году, говорилось о том, что к этой реформе готовились около 20 лет, и утверждалось, что выделение сетей и независимость оператора и биржи не позволят энергетическим компаниям использовать преимущества своего былого монопольного положения. А включение в эту систему производителей соседних штатов, где энергия дешевле, предвещало развитие конкуренции и падение цен на энергию.
Но этого не произошло. Бывшие вертикально интегрированные компании стали после реформ всего лишь независимыми производителями энергии, для которых административное закрепление за кем-либо законодательством не предусматривается. Они провели соответствующие экономические расчеты и... пришли к выводу о том, что им выгоднее остановить 11 млн. КВт или четверть своих мощностей, не соответствующих нормам выбросов, для профилактических ремонтов из-за несоблюдения стандартов качества воздуха.
Уровень резерва с 25% сразу же упал до 1,0-1,5%, а это по американским нормам — 3-я степень критического положения. Технологический кризис очень быстро перешел в финансовый.
Дефицит мощности вызвал чехарду цен. В часы пик независимый оператор должен был покупать энергию по 1400 долларов за МВт-час, а так как федеральная комиссия установила для потребителей потолок в размере 150 долларов за МВт-час, то суточные потери независимого оператора составляли от 50 до 100 млн. долларов. На начало января 2001 года его потери составили более 10 млрд. долларов.
Но если кто-то что-то теряет, то это кто-то обязательно должен найти, и такой случай представился производителям алюминия. В 1995 году они заключили долгосрочный контракт с правительством на закупку электроэнергии по 22,5 доллара за МВт-час, и в этой ситуации им оказалось выгодно остановить производство алюминия с обратной продажей электроэнергии правительству.
Так, алюминиевая компания "Кайзер" только в декабре прошлого года заработала около 50 млн. долларов. Покупая энергию по 22,5 долл./МВт-час, оно продавало ее правительству по 555 долл./МВт-час. Представитель компании комментирует это так: "Совершенно однозначно, что сейчас с экономической точки зрения самое подходящее — это продавать электроэнергию. Компания старается поддерживать свои активы на максимальном уровне, и поэтому мы считаем, что оказались в неожиданной ситуации, когда мы можем генерировать гораздо больше наличных денег, продавая электричество, чем производя алюминий". Деньги, как говорится, не пахнут.
В настоящее время Институт повышения квалификации государственных служащих формирует семинар по изучению проблем калифорнийского кризиса. Группа из 10 человек должна будет поработать сначала в России, а затем выехать на место действия драмы. Сегодня в группу набрано 5 человек. Кстати, все они — представители российской алюминиевой промышленности.
Корр. Похоже, что в Калифорнии и у нас реструктуризация проводилась по одному и тому же учебнику. Все легко и просто. Вот и сейчас, говорят, наш "алюминиевый король" Дерипаска ездил на Саяно-Шушенскую ГЭС, сочувствовал, как все плохо, как все запущено, а потом выразил желание прикупить.
Министр. Объекты национальной экономики для наших новых хозяев, для тех, кому все просто, — это своеобразные "черные ящики". Вот входные данные, вот выходные. Значит, здесь убираем — там прибавляется, и наоборот. Но элементы энергосистемы — это же не кубики, которые можно раскладывать и перекладывать с места на место, от перестановки слагаемых сумма тут все время уменьшается. И реструктуризация, которую предлагает сегодня руководство РАО ЕЭС, еще больше снизит инвестиционную привлекательность российской электроэнергетики, которую и сегодня-то частные инвесторы обходят далеко стороной. На финал уже к будущей зиме ситуация, аналогичная кризису на Дальнем Востоке, будет ожидать уже около трети регионов России.
Мне понравилось сравнение, сделанное по этому поводу экономистом М. Гельманом: представьте себе дом, в котором его владельцу необходимо отремонтировать часть квартир. При получении банковского кредита такое владение оказывается залогом для возврата кредита. В том числе и потому, что неремонтируемые квартиры сдаются в наем, а домовладелец единолично получает квартплату. А что предлагается по Чубайсу? Предлагается распродать все квартиры разным хозяевам, сохранив за прежним домовладельцем лишь крышу, лифты с лестницами и другие элементы общей конструкции. И при этом утверждается, что так найдется гораздо больше желающих дать денег взаймы на ремонт обветшалых квартир! Хотя известно, что залоговое имущество обычно оценивается значительно дешевле его действительной стоимости. Кто сдавал вещи в ломбард, хорошо знает это. Поэтому кредитовать ремонт отдельных обветшалых квартир, залоговая стоимость которых, в отличие от дома в целом, близка к нулевой, желающих не найдется, из-за чего постепенно разрушится и весь дом.
Из отчетности РАО "ЕЭС России" следует, что за отключениями неплательщиков от питающих центров энергосистем уже сегодня стоит простая нехватка мощностей. Таким образом, условий для реформирования в направлении, предложенном РАО "ЕЭС России", в настоящее время не создано.
Нетрудно заметить, чго в проекте реформирования, разработанном РАО "ЕЭС России", принятием зарубежных моделей реформирования энергетики предполагается достижение совершенно иной цели — обеспечение притока в энергетику инвестиций для модернизации действующего парка оборудования и дальнейшего наращивания мощностей. Уверенность авторов проекта в том, что выделение генерации из состава вертикально интегрированных компаний приведет к притоку инвестиций, ничем при этом не обосновывается. Практика страны, модель реформирования энергетики которой положена в основу реформирования РАО "ЕЭС России"— речь идет об Англии, — показывает обратное: английские энергетические компании начали вкладывать свои средства в телекоммуникационный бизнес, скупку активов газовых компаний и восстановление вертикальной интеграции в электроэнергетике.
Что касается снижения ценовой нагрузки энергетики для потребителей энергии, то последним при реализации предлагаемой РАО "ЕЭС России" модели реформирования надеяться на это не приходится. Из программы совершенно четко просматривается тезис о том, что государственное регулирование тарифов не обеспечивает покрытия необходимых затрат энергетических компаний, и тарифы должны возрасти до уровня, сначала обеспечивающего покрытие затрат на простое воспроизводство. А инвестиции в развитие ожидаются только тогда, когда цены на энергию станут соизмеримыми с мировыми.
Корр. Вы хотите сказать, что раздел РАО ЕЭС на узкоспециализированные компании еще больше уменьшит инвестиционную привлекательность объектов электроэнергетики?
Министр. Конечно, ведь ни одна из этих компаний не будет самостоятельно работать на конечный результат — электроэнергоснабжение потребителя, что существенно снизит ликвидность их промежуточной продукции, а следовательно, уменьшатся гарантии окупаемости и возврата кредитов. Во-вторых, активы как гарантии возврата кредитов у мелких специализированных компаний окажутся существенно меньше, чем у нынешних АО-энерго и РАО "ЕЭС России". Ведь примерно треть мощностей электростанций (около 70 млн. кВт) и 40% оборудования линий электропередачи, а также подстанций выработали свой ресурс. Кроме этого, за последние три года пребывания у руля компании сначала скандально известного Бревнова, а затем Чубайса кредиторская задолженность РАО "ЕЭС России" перегнала дебиторскую (до этого было наоборот), и эта разница уже приблизилась к 20 млрд. рублей. К тому же примерно 40% предприятий отрасли убыточны, и вновь организованные с их участием компании получат в наследство громадные долги.
Корр. Как-то получается, что конкурировать на равных в таком положении трудно, не говоря уже о весьма сомнительной привлекательности подобных объектов для инвестиций. Получается, что риск для потенциальных кредиторов после реструктуризации РАО ЕЭС значительно вырастет? А как же свободная конкуренция свободных производителей электроэнергии?
Министр. Наивно уповать на конкуренцию между электростанциями. Ведь для ее возникновения требуются одновременно значительное избыточное предложение электроэнергии во всех местах ее потребления и равные условия для всех участников энергетического рынка. Что касается избыточности электроэнергии, то ее не может быть в принципе из-за ограниченности суммарной мощности электростанций единой энергосистемы, в частности, вследствие выработанности ресурса примерно трети основных фондов, отсутствия необходимого количества топлива, а также ограниченной пропускной способности системообразующих линий электропередачи, не позволяющей перебрасывать избыточную электроэнергию из ряда мест ее производства.
О ресурсах мощности ЕЭС можно судить по частоте в ней электрического тока в периоды зимних максимумов нагрузок. По данным Центрального диспетчерского управления РАО "ЕЭС России", после 1994 года энергомощностей уже не хватало, чтобы поддерживать в зимние пики нагрузок стандартную частоту 50 Гц. А после 1997 г., с появлением в руководстве РАО "ЕЭС России" новых руководителей, продолжительность работы единой энергосистемы с пониженной частотой стала стремительно нарастать. Для поддержания минимально допустимой частоты систематически отключают от системы потребителей. В 1999 г. мощность отключавшейся нагрузки на 30% превысила отключения предыдущего года. А в 2000 г. эти отключения возросли по мощности вдвое: потребителей впервые обесточивали уже летом, хотя летняя нагрузка примерно на треть меньше декабрьской.
Корр. Для читателя, естественно, малосведущего в электроэнергетике, следует пояснить, что в единой энергосистеме все электростанции работают синхронно, подобно параллельно работающим на один механический вал моторам, которые вращаются с одинаковой скоростью. Когда нагрузка на вал начинает превышать суммарную мощность моторов, скорость их вращения синхронно замедляется и в конце концов они аварийно отключаются. Как отключается двигатель автомашины, мощность которого не позволяет подняться ей на крутую гору.
Министр. Частота 50 Гц тока в ЕЭС поддерживается благодаря определенной постоянной скорости вращения роторов электрогенераторов на всех станциях, работающих на общий электрический "вал". При возрастании электрической нагрузки на этот общий "вал" сверхмощности, генерируемой в системе, все роторы начинают вращаться медленнее и частота вырабатываемого генераторами тока падает. При частоте ниже 49,4 Гц синхронная работа генераторов нарушается и возникают аварии. Особенно опасно внезапное отключение АЭС. Чтобы избежать аварий, автоматически отключаются "лишние" потребители, а в числе "лишних" может оказаться роддом, школа или просто жилой массив в январские морозы.
Корр. Но разве не работают в электроэнергетике механизмы конкурентной борьбы?
Министр. Представьте, что у вас в организме руки начинают конкурировать с ногами, а все они вместе — с головой. Просто невозможно обеспечить всем электростанциям равенство условий для конкурентной борьбы, хотя бы потому, что станции существенно различаются по группам "весовых категорий" — себестоимости производства одного киловатт-часа электроэнергии. Наименьшая у гидроэлектростанций, их суммарная мощность составляет около 20% от общей мощности российских электростанций. Но ГЭС используются для оперативного поддержания стабильной работы всей единой энергосистемы, часть их мощностей находится в резерве для быстрого принятия на себя внезапно возрастающей нагрузки. Поэтому ГЭС, загружаемые в среднем за год на 50-60% и используемые в качестве "скорой помощи", не должны участвовать в состязаниях.
Нецелесообразно вовлекать в конкурентную борьбу и АЭС, доля которых в общей мощности составляет около 10%. Их необходимо полностью загружать ради получения экспортной выручки от продажи замещаемых ядерным топливом газа и нефти. Ведь эти деньги нужны для выплат госдолга.
И, наконец, не смогут участвовать в конкуренции ТЭЦ в городах и поселках (около 35% мощности единой энергосистемы), не имеющие физического выхода в общефедеральную сеть на так называемый федеральный оптовый рынок электроэнергии и мощности (ФОРЭМ).
Таким образом, большая часть входящих в единую энергосистему станций с суммарной мощностью примерно 65% не сможет участвовать в конкурентной борьбе. А остальные несколько десятков крупных тепловых станций (ТЭС) неравномерно размещены по стране.
Корр. Вы хотите сказать, что сама Единая энергосистема закладывалась, проектировалась и строилась как некое постиндустриальное образование, не рассчитанное на рыночную саморегуляцию, а настроенное исключительно на разумное централизованное управление в масштабах всего государства?
Министр. Даже нескольких государств, всего Варшавского блока. Вы верно заметили: переводить ЕЭС на рельсы рыночной конкуренции все равно, что из реактивного истребителя пытаться сделать кукурузник, сообразуясь с тем, что кукурузник, конечно, более неприхотлив и дешевле обходится. Но даже если допустить, что конкурировать на рынке смогут все электростанции, одинаковых для них условий транспортировки электроэнергии все равно невозможно обеспечить в принципе.
Во-первых, пропускная способность электросетей в разных регионах существенно различается, а между регионами в ряде случаев она весьма ограничена. Например, в Сибири запертыми оказались громадные мощности сибирских ГЭС с дешевой электроэнергией.
Во-вторых, стоимость энергии определяется также и дальностью ее передачи, поэтому потребители в разных местах за использование электроэнергии одной и той же станции будут платить по-разному.
И, наконец, в-третьих, с увеличением дальности передачи нелинейно растут в проводах потери электроэнергии. Как известно из школьного курса физики, электрическая мощность определяется произведением тока и напряжения. С увеличением передаваемого тока для уменьшения потерь электроэнергии, часть которой из-за сопротивления проводов преобразуется в тепло, необходимо увеличивать сечение проводов. Поэтому для передачи больших мощностей, чтобы уменьшить ток и соответственно сечение проводов линий, увеличивают в них напряжение. Основная часть действующих линий электропередачи предназначена для связи электросетей соседних регионов и работает с напряжением 220 и 330 киловольт. Однако транспортировка электроэнергии по ним экономически выгодна лишь на расстояния до 400 км, а для более удаленных потребителей существенно увеличиваются затраты из-за роста потерь энергии в проводах. Поэтому, осуществись реструктуризация по Чубайсу, в силу всех перечисленных факторов рынки сбыта на местах, причем на многих, вновь монопольно займут близрасположенные к ним электростанции, как это уже произошло при акционировании электроэнергетики. Однако тарифы им теперь не будут устанавливаться государством, как это делается сейчас, со всеми вытекающими из этого негативными последствиями, вплоть до сговора о ценах.
Корр. Так что, естественные монополисты превратятся в неподконтрольных диктаторов, которые будут состязаться в обдирании потребителей? То есть Единая энергосистема, которая создавалась для обеспечения нужд государства и экономики, теперь будет нацелена исключительно на извлечение прибыли?
Министр. И отсутствие прибыли будет означать отсутствие электричества в целых регионах. Ведь при внедрении в естественную монополию рыночной конкуренции, что само по себе абсурдно, приватизированные электростанции с наиболее дорогой электроэнергией, оказавшись аутсайдерами, попросту исчезнут: хозяевам невыгодно будет их содержать. Поэтому спустя какое-то время в стране начнется энергетический кризис, так как нечем будет обеспечивать возрастающую зимой нагрузку. К тому же летом из-за спада потребления часть — до трети — генерирующих мощностей, вырабатывающих наиболее дорогую электроэнергию, должна консервироваться и ремонтироваться. А в "самостийных" компаниях либо эти мощности исчезнут, либо зимой из-за их дефицита цены на электроэнергию будут подниматься до величин, заведомо недоступных потребителю.
Предлагая свою программу реструктуризации российской электроэнергетики, Анатолий Чубайс не представил, да и не смог бы представить, каких-либо расчетов, обосновывающих хотя бы экономическую эффективность его новаций. Никак не объясняет он и почему надо отказаться от принципов, положенных в основу построения Единой энергосистемы страны, и от самой системы. Хотя придумали ее отнюдь не дураки. Поэтому, чтобы осознать все негативные последствия намерений Чубайса разделить Единую энергосистему на множество узкопрофильных самостоятельных компаний, занятых только либо производством, либо передачей, либо распределением электроэнергии, необходимо четко понимать, для чего создавалась ЕЭС, и принципы ее построения и функционирования.
Те, кто бывал за рубежом, наверняка удивлялись обильной ночной, на грани расточительства, освещенности улиц, дорог, зданий, а также громадному количеству негаснущей всю ночь световой рекламы. Объяснение такому электрическому изобилию весьма простое. Дело в том, что в той же Европе основную часть электростанций составляют тепловые и атомные. Чтобы по ночам значительно снижать мощности ТЭС, надо гасить соответствующее количество котлов и останавливать тепловые турбины, а на АЭС проводить достаточно сложные операции со стержнями, в которых заключено ядерное топливо. Так вот, полный сброс мощности и ее последующее восстановление занимает на тепловых станциях до 8 часов, а на АЭС — около суток. По этой причине производство электроэнергии на подобных станциях снижается по ночам примерно лишь на 20-30%, вследствие чего почти во всех странах, особенно небольших, расположенных в одном-двух часовых поясах, вынуждены в нерабочее время сливать лишнюю электроэнергию в буквальном смысле на улицы. Для привлечения ее использования в это время даже тарифы значительно снижают. Именно этими обстоятельствами объясняется, почему там по ночам разлито море света, освещающего самые глухие закоулки.
Наша же ЕЭС существенно экономичнее и надежнее зарубежных систем электроснабжения. Образно и упрощенно ее можно представить в виде общефедерального бассейна, состоящего из группы сообщающихся бассейнов, расположенных на территории Европейской части страны, Урала и Сибири. Таких бассейнов шесть, каждый из которых совпадает примерно с границами соответствующих федеральных округов. "Окружные" бассейны, представляющие собой объединенные энергосистемы-подразделения РАО "ЕЭС России", наполняются электроэнергией расположенных на их территориях крупных станций.
По одному бассейну-распределителю — называются они региональные энергосистемы (АО-энерго) — имеется в каждом регионе. И почти каждый из них со своими, наполняющими его станциями. При общем бассейне и наличии станций, размещенных в разных часовых поясах, допустим меньший резерв, так как он общий для всей системы и образован главным образом за счет мощностей "скорой помощи" — гидроэлектростанций. Поэтому и надежность ЕЭС существенно выше изолированных энергосистем, таких, как, к примеру, в США, где, в отличие от российской системы, возникали крупные системные аварии. После чего американцы начали внедрять у себя наши бассейновые принципы.
Следует отметить еще одно важное обстоятельство. До акционирования ЕЭС находилась под крышей российского Министерства энергетики, являвшегося, подобно МПС, хозяйствующим субъектом и естественным монополистом. Управление перетоками электроэнергии было тогда централизованным и оптимальным, при котором добивались минимизации затрат в системе в целом. Для этого, в первую очередь, вырабатывалась и использовалась наиболее дешевая электроэнергия самых мощных станций, а менее эффективные станции, потребляющие больше топлива для производства киловатт-часа, наполняющие региональные бассейны, включались в основном осенью и зимой, когда возрастало потребление энергии. К тому же сама ЕЭС СССР проектировалась и развивалась как цельный объект, содержимое которого и его размещение обеспечивали экономное энергоснабжение потребителей по тем же критериям минимизации общесистемных затрат.
Корр. Первый удар по ЕЭС, видимо, был нанесен развалом Советского Союза. Тогда оказались разорванными пути перетоков электроэнергии из Сибири через Казахстан на Урал, а также из Центра через южные районы Украины на Северный Кавказ.
Министр. Последнюю дыру как-то залатали строительством новой линии электропередачи. А дешевую сибирскую электроэнергию намеревались разблокировать строительством новой высоковольтной — на 1150 кВ — линии Сибирь-Центр. Но так ее пока и не достроили.
Второй удар по ЕЭС нанесли неверно проведенным акционированием электроэнергетики, когда в хозяйствующие субъекты превратили региональные энергосистемы, после чего вместо одного федерального естественного монополиста оказалось около 80 мелких местных. Так как разрушили единое управление ЕЭС, то нынче в регионах на всю катушку круглый год используют собственные станции с более дорогой электроэнергией. Даже большая часть местных ТЭЦ, которые эффективны лишь при одновременном использовании вырабатываемых ими тепла и электроэнергии, на лето теперь не выключаются, а ненужной никому тепловой энергией обогревают атмосферу. Так выгоднее и АО-энерго, получающим за более дорогую электроэнергию больше прибыли, и местным властям, получающим при этом соответственно больше налогов в абсолютном исчислении. Ведь за все платит потребитель. А федеральный бассейн лукаво назвали федеральным оптовым рынком электроэнергии и мощности (ФОРЭМ). Однако станции, наполняющие его наиболее дешевой электроэнергией, загружены теперь в среднем в год всего на треть своей мощности, а тарифы им устанавливает государство. О какой конкуренции и каком рынке может идти речь при этом?
Корр. Получается, что "реструктуризация" Единой энергосистемы уже унесла довольно много денег. Существует ли примерная оценка, сколько это?
Министр. По самым приблизительным оценкам, в результате непродуманного акционирования электроэнергетики, разрушившего прежнее организационное и технологическое единство ЕЭС, в частности оптимизацию перетоков, расход топлива в сравнении с прежними временами возрос не менее чем на 20%, стоимость пережога которого превышает 15 млрд. рублей. Поэтому одно лишь восстановление прежнего оптимального управления перетоками позволило бы существенно снизить затраты на производство электроэнергии, а следовательно, и тарифы. Чубайс же предлагает теперь разрушить организационное и технологическое единство уже региональных систем, разделив их на независимые генерирующие, сетевые и сбытовые компании, причем в новое множество генерирующих компаний вольются и крупные тепловые станции. Тем самым будет окончательно похоронена ЕЭС.
Корр. Каковы преимущества Единой энергосистемы перед децентрализованным рынком электроэнергии?
Министр. Известно, что только в больших системах, подобных ЕЭС, можно концентрировать ресурсы и рационально их использовать в интересах достижения общесистемных целей, обеспечивая при этом эффективность технологически связанных производственных процессов внутри системы. Ведь лидерами на мировых рынках оказываются именно крупные промышленные компании, концентрирующие у себя громадные ресурсы, которые позволяют им интенсивно развиваться, маневрировать и рисковать. И в то время, когда во всем мире растут тенденции к интеграции производства и созданию крупных промышленных и финансово-промышленных объединений, согласованно, для исключения хаоса, регулирующих свои отношения на мировых и внутренних рынках, у нас без всяких обоснований намерены разделить ЕЭС, руководствуясь лишь давно устаревшей и не оправдавшей себя идеологией свободных от всего рыночных отношений. Хотя "невидимая рука" свободной конкуренции уже преподала нашим радикал-реформаторам жестокий урок в виде постигшего страну экономического кризиса. А еще раньше, в 30-е годы, эта же "рука" дала старт общемировой Великой депрессии. После чего весь мир пересмотрел взгляды на свободную конкуренцию времен Адама Смита, которая была хороша для мелкотоварного производства.
Конкретно в нашем случае возможность перебрасывать мощности позволяет распределять основную нагрузку между крупными электростанциями, техническое состояние которых неплохое и не требует масштабных инвестиций сегодня. А с мелких электростанций, технологический износ которых, в силу того, что это, как правило, старые станции, очень велик и требует львиной доли многомиллиардных вложений, обозначенных Чубайсом, нагрузка почти снимается, они подключаются в основном в осенне-зимний период, когда не хватает мощности. Таким образом необходимость инвестирования в обновление основных фондов электроэнергетики частью снимается совсем, а частью откладывается и разносится во времени. 60 миллиардов долларов — это разве не аргумент в пользу централизации электроэнергетики? В противном же случае — не слишком ли это большая плата за догматическое следование учебникам по маркетингу?
Корр. Мы подошли к постановляющей части — что делать? Как правило, все критики системы на этом этапе начинают испытывать неуверенность и с обличающего тона переходят к сослагательности и раздумчивости.
Министр. Для достижения прежней эффективности единой энергосистемы необходимо восстановить ее былое всестороннее организационное и — главное! — технологическое единство, а также ввести единое комплексное под государственным контролем регулирование деятельности РАО "ЕЭС России" как субъекта естественной монополии, лишенного по закону многих свобод рынка. В частности, цены на ту же электроэнергию повсеместно и единообразно должно устанавливать государство. Как все это сделать?
Акционирование ЕЭС кусками в рамках региональных границ "удельных княжеств" и ее подобная же организационная реструктуризация противоречили не только принципам создания экономически сильных, функционально и хозяйственно самостоятельных компаний, но и сложившейся в ЕЭС двухуровневой структуре общего "бассейна" электроэнергии.
Сегодня эти "бассейны" второго уровня акционированы и зачастую имеют в своем составе иностранного собственника. Так что посягнуть на собственность государство здесь не может. Но в соответствии с уставом РАО ЕЭС, головная компания может назначать руководителей региональных АО. Таким образом, сменив руководство РАО ЕЭС и руководящий состав "бассейновых" структур, государство может проводить свою политику, целью которой должно быть не извлечение прибыли, а поддержание экономической системы страны. Прибыль должна извлекаться не непосредственно из электроэнергии, а из того, что посредством этой энергии производит экономика страны.
Следует усилить роль, которую играет Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК), которой надо предоставить дополнительные возможности для формирования единой тарифной политики в области электроэнергетики, выведя региональные структуры ФЭК из двойного подчинения местным властям и установив жесткую вертикальную подчиненность центральной власти. Контролирующую роль в этой области вполне возможно возложить также на представителей президента в округах. Сама же ФЭК должна войти в укрупненное Министерство по антимонопольной политике, возможно, способное получить статус "силового", что поднимет статус сотрудников этого органа, лишив местные власти возможности давить на его сотрудников.
Надо отметить, что, подняв таким образом мобилизационный ресурс энергосистемы, государство снимает и абсурдное требование инвестировать извне в ЕЭС России 70 миллиардов долларов. То есть если бы эти деньги где-то были, то РАО ЕЭС, несомненно, справилось бы с таким потоком инвестиций и приобрело бы, наверно, не только Рен-ТВ, но и НТВ с ОРТ впридачу. Но таких денег, во-первых, нет, а во-вторых, и не требуется!
Состояние мощностей в ЕЭС совсем не такое плачевное, как принято говорить. Количество работающих в отрасли после ее акционирования за 7 лет увеличилось более чем на 60% и превысило 850 тысяч человек, а вот установленная генерирующая мощность ЕЭС уменьшилась. Вероятно, требуется запустить обратный процесс. Централизация сделает электроенергию более дешевой, что высвободит дополнительные ресурсы. В общем, за счет оптимизации управления и восстановления единой энергосистемы и будут изысканы средства на реинвестирование в поддержание мощностей. Ведь ни какой-то глобальной замены советского оборудования, ни введения в строй каких-то гигантских объектов пока не требуется. Речь идет о поддержании нормального режима работы, и только-то.
Естественные монополии играют колоссальную стабилизирующую роль, обеспечивают сохранение технологического и территориального единства страны. Главная их функция — инфраструктурное обеспечение условий развития. Поэтому цель государственной политики — минимизация тарифов при обеспечении достаточной стабильности и надежности.
Естественные монополии — это структурообразующий элемент экономики, обеспечивающий ее целостность и эффективность. Поэтому повышение качества его работы — общенациональная задача, объективно объединяющая не только государство и бизнес, но и все общество. Естественные монополии — не субъекты рынка, это не игроки на нем, а его основа, инфраструктура. Это поле, а не футболисты.
Нужен целостный и последовательный подход к естественным монополиям. Государство должно ориентироваться не на их превращение в "дойную корову" бюджета, не на использование их политического и административного ресурса в отношениях с губернаторами, не на передел контроля за финансовыми потоками. Государство должно выстраивать свою политику в отношении естественных монополий на основе совокупности всего, что те дают стране: налогов, зарплаты, единства страны, натуральной продукции и дотирования сфер, которые нельзя ни профинансировать, ни уничтожить.
Следует отказаться от идеи получения инвестиционных ресурсов за счет убийственного для России повышения внутренних тарифов. Внутренние тарифы должны быть стабильными и ориентироваться на создание максимально благоприятных условий развития для экономики. Их занижение не должно быть основой для получения сверхприбылей естественными монополиями, в первую очередь РАО "ЕЭС России". Основными источниками средств для инвестиционных проектов должны быть повышение собственной производственной эффективности, повышение собственной финансовой эффективности, в том числе ликвидация многочисленных воровских схем, повышение эффективности управления и прямые переговоры с крупными, преимущественно зарубежными инвесторами. Разрыв между внутренними и экспортными тарифами является для России естественным инструментом развития. Посягающий на него — посягает на Россию.
Корр. Получается, единство страны, которое обеспечивается прежде всего слаженным функционированием единого народнохозяйственного комплекса, вплотную упирается в энергетическую безопасность и оптимизацию деятельности естественных монополий. Упирается в ставшее уже пугающим слово "реформа", которое на деле нередко является у нас синонимом слова "ликвидация".
Министр. Реформа естественных монополий не должна разрушать единство их технологического комплекса, так как это приведет к подрыву их эффективности, опасному для всей страны. На словах это признано и в стратегии Грефа. Нельзя допустить, чтобы трансакционные издержки на обеспечение конкуренции превысили приносимую ей экономию средств. Тогда реформа не снизит, а повысит тарифы, как это было в ряде стран.
Сегодня в России новое повышение тарифов, уже произошедшее в январе, означает подрыв конкурентоспособности экономики и торможение развития. И если экономисты в окружении президента не видят этого, или видят, но не знают, что делать и поэтому многозначительно молчат, ему следует задуматься, куда ведет страну и его самого это окружение.
Беседу вели Михаил ДЕЛЯГИН, д.э.н., директор Института проблем глобализации, и Анатолий БАРАНОВ, директор агентства "Фортэкс-Консалтинг”



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой