Авторский блог Редакция Завтра 03:00 12 февраля 2001

ОТВЕТ НА “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС )

0
ОТВЕТ НА “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС (”Продолжение. Начало в №6 (375))
7(376)
Date: 13-02-2001
В распоряжение нашего Аналитического Центра было любезно предоставлено любопытное письмо ректора Государственной еврейской академии имени Маймонида В.И.Ириной, адресованное одному из видных хозяйственных деятелей России (по понятным причинам мы не называем его фамилии). В наше время не часто приходится читать послания, написанные столь "высоким" стилем — сразу видно, что писал его человек, учивший русский язык вовсе не в России:
Глубокоуважаемый ... !
Вы относитесь к числу особой интеллектуальной элиты России, которая не обрамлена ширпотребной раной мультимедийной известности. Напротив, Вы глубоко уважаемы истинными Властителями России, и Ваше мнение может быть компромиссным штрихом, которого так не хватает для справедливого возвращения еврейских святынь.
Равновесие в еврейском вопросе является незыблемым условием стабильности верховной власти.
Обращаюсь к Вам с нижайшей просьбой, вновь обратить внимание на необходимость обсуждения и принятия решения о сохранности гибнущего собрания еврейских книг и рукописей "Библиотека Шнеерсона"...
...А для соблюдения необходимых условий работы с религиозным фондом можно было бы построить новую синагогу Рамбама (Маймонида).
С уважением и признательностью" (Подпись)
В общем, если не обращать внимания на лексические и стилистические особеннности, ничего особого в письме нет.
Письмо как письмо, хотя и не без подтекста. Почему-то во всех письмах, выступлениях и обращениях хасидских лидеров по поводу этого злополучного фонда обязательно делается акцент на том, что бесценные фолианты на грани гибели, что средств на обеспечение элементарных условий хранения книг и рукописей не выделяется.
Зная о бедственном положении нашей культуры, им, как правило, верят на слово. А между тем, в 1996-97 гг. денежные средства, выделяемые на обслуживание фондов Российской государственной библиотеки, распределялись так: 6 млрд. рублей — на Шнеерсона, 12 млрд. — на всю остальную "Ленинку"! Это при том, что библиотека Шнеерсона составляет лишь малую толику ее общих фондов.
И еще. В письме говорится, что "для соблюдения необходимых условий работы с религиозным фондом можно было бы построить новую синагогу Рамбама (Маймонида)". Можно, стройте! Не государство же будет это делать. А построите — будут основания для продолжения переговоров. Очень может быть, что государство в конце концов пойдет навстречу еврейской общине. Но, разумеется, при наличии твердых гарантий того, что библиотека ни при каких условиях не уплывет за океан.
Однако пора уже посмотреть, куда же пошло мировое еврейство после того, как оно осознало себя как НАЦИЮ. Напомним, что такое осознание относится к концу XIX столетия. И к этому же периоду относят возникновение сионизма.
СИОНИЗМ
Зарождение сионизма по времени поразительно точно совпадает с началом российского коммунистического движения — всего полгода отделяют первый Всемирный сионистский конгресс от первого съезда РСДРП. Да и развивались они с поразительной синхронностью: принятие Декларации Бальфура (2 ноября) и Октябрьская революция (7 ноября) разделены буквально днями. "Политический сионизм и российский коммунизм одновременно берут исторический разбег" ("Сионизм жив, а коммунизм уже нет", М.Горелик, "Новое время" N36, 1997).
Параллель между сионизмом и коммунизмом сегодня широко используется идеологами сионизма с одной единственной целью: лишний раз подчеркнуть, что сионизм оказался более жизнестойким, а, следовательно, "более правильным" учением, чем коммунизм, что сионизм выполнил свою историческую задачу — создание независимого еврейского государства — и продолжает жить, а коммунизм умер, так и не реализовав свои базовые идеи.
Некоторые апологеты сионизма, говоря о явном сходстве между коммунизмом и сионизмом, пошли еще дальше. Они считают, что этого сходства просто не могло не существовать, поскольку обе идеологии имеют одни и те же корни, которые растут из еврейства (основоположник сионизма — еврей Теодор Герцль, основоположник коммунизма — еврей Карл Маркс).
Впрочем, с тем, что сионизм и большевизм (по крайней мере, в России) развивались параллельно, "переплетаясь своими корнями и тесно смыкаясь своими кронами",— согласны и некоторые российские историки, по праву считающиеся непримиримыми противниками сионизма. "Немало ярых сионистов стали пламенными большевиками, а сколько большевиков стали сионистами! Известный деятель еврейства И.М.Бикерман в сборнике "Россия и евреи" справедливо отмечал, что "при всем различии и содержания, и путей существуют глубокие формальные сходства между сионизмом и большевизмом. Как большевик знает верное средство против зла: социализацию, так есть оно и у сиониста: Сион.
Большевик ждать эволюции не хочет, и это именно для него характерно; сионист ждать не может, ибо ему приходится начинать сначала. Тому и другому чужды представления о трагической жизни как таковой; оба с одинаковой решительностью отрекаются от старого мира, хотя мир одного — не мир другого; один и другой имеет каждый свою обетованную землю, которая течет млеком и медом. Это единство схем накладывает удивительную печать сходства на мышление, обороты речи и повадки сионистов и большевиков.
Сионист, как большевик, не знает пропорций, степеней и мер; любая частность получает у него универсальное значение, горчичное зерно вырастает в баобаб, воображаемый полтинник — в наличный миллиард". Большевизм рожден нетерпеливостью и нетерпимостью радикальной части еврейства, сохранившего в тайниках своей души сладкую мечту о Сионе" (О.А.Платонов. "История русского народа в XX веке". Том 1).
Так что, видимо, и те и другие по-своему правы. И в данной работе мы больше не станем возвращаться к обсуждению сходств и различий между сионизмом и коммунизмом. Это совсем другая, причем довольно большая и сложная, тема. Что такое "коммунизм", мы представляем себе не понаслышке. А вот что такое сионизм вообще, что такое сионизм современный и что такое сионизм российский, хотелось бы посмотреть, поскольку за последний десяток лет официальный взгляд на него в России радикально изменился (под "официальным взглядом" имеется в виду отношение к сионизму со стороны представителей власти).
Мы ведь еще не забыли, что в совет
ские времена само это слово воспринималось почти как бранное, и официальное определение сионизма звучало примерно так: "Сионизм — реакционная шовинистическая идеология и политика еврейской буржуазии, призванная отвлечь еврейских трудящихся от революционной борьбы, сохранить господство над ними буржуазно-клерикальной верхушки". Возможно, были другие варианты, но суть их была примерно такой же. А сегодня нам говорят, что "сионизм — это безобидное стремление евреев собраться под одну крышу". Впрочем, эти слова сказаны не совсем "сегодня", а скорее "вчера", то есть еще при Советской власти, где-то в начале 1989 года. И услышали их мы не от какого-то диссидента, а от партийного идеолога А.Н.Яковлева, верного марксиста-ленинца, как он сам с гордостью называл себя в то время.
Далее, он развил свою мысль о том, как мы теперь должны относиться к сионизму: "Относительно сионизма. Есть тут (это моя личная точка зрения) определенное непонимание. Есть ведь сионизм религиозный, и, я думаю, он может иметь право на существование... Если говорить о религиозном сионизме, то, как к любой традиции, к нему надо отнестись с уважением... Есть сионизм политический, и отрицать этого нельзя" (из выступления А.Н.Яковлева на встрече с партийно-хозяйственным активом Черемушкинского района Москвы в феврале 1989 г.)
Так вот легко, мановением властной руки идеологический вождь КПСС разделил сионизм на политический (его тоже не осудил) и безобидный религиозный. Кстати, сионистам это понравилось, и вскоре они добавили к этому перечню еще несколько видов сионизма: поселенческий, либеральный, социалистический,— и разъяснили, что имеется в виду под каждым из них, сделав предварительно оговорку о том, что вообще-то у каждого еврея — свой сионизм — такой, каким он его себе представляет. Так что список этот может расширяться до бесконечности. Что с ним и происходит.
Последователи Т.Герцля теперь считают, что того сионизма, о котором говорилось в сентябре 1897 года в Базеле, давно уже нет, что он стал другим — многоликим и многогранным. По их мнению, это естественно, поскольку сионизм — не что иное как система идей, а для всякой системы идей характерен плюрализм. Поэтому они считают, что сионизм может существовать в "западном варианте" (американского образца), "восточном", "политическом", "духовном" (Ахадха-Ам), "практическом"", "социалистическом" (всех оттенков спектра), "национально-религиозном" и либеральном. И все равно он остается сионизмом.
Эта идея, кстати, была высказана задолго до того, как ее озвучил А.Н.Яковлев. И, говоря о том, что это он "мановением властной руки разделил сионизм на политический и религиозный" мы, признаться, лукавили. Имелось в виду, что он первый раскрыл "секрет сионистского плюрализма" перед нашим (в то время — советским) народом, для основной массы которого сионизм все еще оставался лишь "ударным отрядом империализма, насаждавшим в мире воинствующий шовинизм, расизм и антикоммунизм". Без всяких вариантов.
Несмотря на то, что на встрече в Черемушках А.Н. Яковлев высказал "личную точку зрения", это высказывание послужило сигналом к созданию большого количества сионистских организаций в нашей стране (естественно, под "нашей страной" имеется в виду СССР, который в то время еще жил и здравствовал). Уже в феврале 1989 г. в Москве открылись культурно-просветительный центр им.Соломона Михоэлса, ешшубота — школа по подготовке раввинов, масонская ложа "Б'най Брит". Как грибы, стали вырастать сионистские организации в городах страны: "Хазарат Цион" ("Возвращение к Сиону"), "Иргун Циони" ("Движение сионистов"), "Бейтар" и т.п. Появилась масса сионистских изданий. В средства массовой информации хлынули сионистские проповедники, на экранах телевизоров замелькали бородатые и безбородые раввины, экстрасенсы и политологи, убеждавшие нас в полной безобидности сионизма.
Конечно, убедить в этом людей зрелых, в сознании которых к тому же довольно прочно (если не навечно) укоренилось убеждение в том, что "сионизм — это форма расизма и расовой дискриминации", как о том было сказано в Резолюции 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1975 год),— задача, прямо скажем, малоперспективная. Эмиссары сионизма, будучи людьми далеко не глупыми, быстро поняли это и решили начать "работу на будущее", избрав объектом своей пропаганды наших детей. Журналы "Мурзилка", "Веселые картинки", "Искорка", детские телепередачи заполнились облагороженными притчами Ветхого Завета, исподволь навязывающими мнение о богоизбранности и выдающихся способностях еврейского народа. В начале-середине 90-х годов подобных телепередач было особенно много. Рекорд по их количеству (и по качеству тоже) побили телеканалы ОРТ и НТВ, контролировавшиеся медиа-магнатами еврейской национальности Борисом Березовским и Владимиром Гусинским. Сейчас их (передач, а не Березовского с Гусинским) почти нет. Это, однако, вовсе не означает, что сионисты разочаровались в результатах своего воздействия на детей и поэтому прекратили такую работу. Отнюдь. Скорее всего, здесь можно обозначить две причины.
Во-первых, ослабление влияния Березовского и Гусинского на политику каналов (в большей степени это относится к ОРТ, поскольку руководитель НТВ Е.Киселев верно следует курсом, который раз и навсегда определен В.Гусинским. Надо полагать, Киселев будет следовать этим курсом и дальше, пока окончательно погубит репутацию канала, а, возможно, и сам канал).
Во-вторых, все старые пропагандистские материалы многократно показаны, детская аудитория потеряла к ним интерес, но ничего нового пока нет и в связи с нынешним тяжелым финансовым положением телеканалов в обозримом будущем не предвидится.
Вернемся, однако, к истокам сионизма. Мы уже упомянули, что он как международное еврейское движение оформился в конце XIX столетия. Автор многих фундаментальных работ по истории сионизма Михаил Хейфец говорит, что "сионизм возник в еврейской среде как разряд молнии — под воздействием общественных и интеллектуальных явлений своей эпохи".
И с ним вполне можно согласиться. Это действительно было сильнейшим шоком — сродни грозовому разряду — для всего мирового еврейского сообщества, потому что впервые за всю историю еврейства национальное движение внутри него возникло не на почве иудейских религиозных традиций, а вопреки им, как революционный вызов всем старым ценностям.
Само слово "сионизм" происходит от названия горы Сион, которая была символом города Иерусалима и Страны Израиля. Такое название для еврейского национального движения было выбрано не случайно — оно выражает тоску еврейского народа, живущего на чужбине, по своей исторической родине, по Сиону.
Возвращение к Сиону — идея, которая возникла у евреев, конечно же, не в конце XIX века, когда было организовано движение, а на много веков раньше. Даже практика возвращения не была чем-то новым. Еще 2500 лет тому назад евреи возвращались в свою страну из "вавилонского плена". Поэтому сионизм, оформившийся в XIX в., не изобрел практически ничего нового, он лишь облек давным-давно существовавшие идею и практику в современную организованную форму.
Иудейские религиозные источники утверждают, что историческая связь между еврейским народом и Страной Израиля существует почти четыре тысячи лет — с тех пор, как этих местах поселился Авраам. В XIII в. до н.э. Моисей руководил исходом евреев из Египта, а Иисус Навин захватил страну, поделенную между двенадцатью коленами израилевыми. В эпоху "Первого храма" в XI-X вв. до н.э. в стране правили монархии Саула, Давида и Соломона. В 586 г. до н.э. Израиль был захвачен вавилонянами, Храм разрушен, а большая часть еврейского народа уведена в "вавилонский плен". В том же столетии народ Израиля под предводительством Ездры и Нсемии возвращается в свою страну и восстанавливает Храм.
Начинается эпоха "Второго Храма", которая закончилась после завоевания Иерусалима римлянами и разрушения Второго Храма в 70 г. н.э. Время от времени евреи поднимали восстания против римского владычества (восстание Бар-Кохбы в 132 году, восстание в Галилее в IV в. н.э.). В ходе подавления восстаний множество евреев погибло или было изгнано из страны. Тем не менее, в Стране Израиля все еще оставались сотни тысяч евреев. И еврейское население постоянно получало пополнение благодаря возвращению сюда отдельных евреев или целых групп, состоявших из членов мессианских движений.
Известна еврейская репатриация в Израиль из Северной Африки в 1191-1198 гг. н.э. и репатриация в 1267 г. н.э. Нахманида, известного раввина, исследователя и толкователя священных текстов. В конце XV в. в Израиль прибывают евреи, спасшиеся от испанской инквизиции, а в середине XVII в. — часть евреев, бежавших от погромов на Украине. В том же веке возникло и мессианское "сионистское" движение во главе с Саббатаем Цеви из Измира (Турция), и какое-то количество его приверженцев прибыло в Страну Израиля. В 1700 г. в Израиль иммигрируют сотни евреев-хасидов из Восточной Европы. Поток еврейской иммиграции в XVII и XIX вв. — то есть еще до возникновения сионистского движения — приводит к тому, что в 1844 г. еврейская община Иерусалима превращается в крупнейшую среди местных религиозных общин.
Сионистская репатриация началась вместе с "первой алией" (репатриацией в Израиль) палестинофилов ("Ховевей-Цион") и членов движения "Билу" в 1882-1903 гг., вслед за которой, на протяжении всего XX века, последовали новые волны репатриации.
Отцом же современного сионизма по праву считается венский журналист Теодор (Беньямин Зеев) Герцль. В 1896 году он выпустил книгу "Judenstaat" (Еврейское государство), которая со временем стала своеобразным манифестом сионизма (полное название книги Герцля звучало так: "Государство евреев как опыт современного решения еврейского вопроса"). Вполне в духе распространенных в то время представлений о национальном государстве как высшем этапе развития любого народа Герцль выступил с идеей объединения разбросанных по всему миру еврейских общин для создания нормальной еврейской государственности. Герцль считал, что если евреи будут иметь свое государство, то они станут, наконец, "нормальным народом", и тогда еврейская проблема в мире исчезнет.
Но, загоревшись идеей создания еврейского государства, Герцль вовсе не думал об "исторической связи между еврейским народом и Страной Израиля", существующей почти четыре тысячи лет. Для него важно было создать "Новый Сион", а в каком уголке земного шара тот будет находиться: в Палестине, Аргентине, Кении, Уганде, на Кипре или на Синайском полуострове (были перебраны все эти варианты) — абсолютно безразлично. Лишь после длительных раздумий он остановился на "палестинском варианте". То, что Палестина была заселена, для него не имело никакого значения, хотя его единомышленники считали палестинский вариант "неэтичным".
Возражения религиозного характера для Герцля вообще ничего не значили. Он был атеистом и гордился этим. Было время, когда он вообще выступал за полную ассимиляцию евреев и даже был сторонником массового крещения евреев, если оно принесет пользу национальному еврейскому движению.
С точки зрения ортодоксального иудаизма попытки евреев возродить царство Израильское греховны: в священном писании сказано, что сделать это может лишь Мессия. Поэтому религиозные ортодоксы усматривали в несанкционированном свыше переселении в Палестину богоборческую ересь и всячески поносили сионистов. По сию пору в Иерусалиме есть несколько общин религиозных фанатиков, которые считают государство Израиль созданным незаконно.
Немало копий было сломано и по поводу государственного языка для нового еврейского государства. Иврит перестал быть народным, повседневным языком, хотя и продолжал существовать как язык богослужения. В местах большой концентрации евреев говорили на других еврейских языках — чаще всего на "идиш" (смесь немецкого, иврита и славянских языков Восточной Европы) и на "ладино" (смесь иврита и испанского). Герцль считал, что ни иврит, ни идиш, ни ладино для нового государства совершенно неприемлемы и предлагал сделать государственным языком "Нового Сиона" немецкий.
Герцль вообще питал слабость ко всему немецкому, в том числе и к германскому фашизму. Уже тогда некоторые современники Герцля отмечали в нем такие черты характера, которые через три десятка лет в полной мере явил миру Адольф Гитлер. Он, например, на полном серьезе пытался приспособить для евреев шовинистические германские лозунги о создании Herrenvolk ("народа господ"), вместе со своим другом и единомышленником Максом Нордау мечтал об "идеальном сионисте", который виделся им как "мускулистый и энергичный еврей — антитеза... этим теперешним безнадежным и вымирающим евреям из гетто и штеттлей".
Первоначально Всемирный сионистский конгресс планировалось провести в Германии. Однако раввины Германии категорически отказались поддержать предложение Герцля о проведении сионистского конгресса на территории империи, заявив, что "стремления создать национальное еврейское государство в Палестине противоречат мессианским заветам иудаизма". Герцлю удалось заручиться лишь поддержкой раввина швейцарского города Базеля Артура Кона, и то при условии, что Герцль не будет "замышлять ничего, что ущемило бы какое-либо из религиозных убеждений иудаизма".
В итоге конгресс состоялся 29-31 августа 1897 года в Базеле. Журналисту Герцлю удалось свершить то, чего в течение многовекового рассеяния евреев не могли сделать никакие иудаистские проповедники, никакие еврейские религиозные организации — объединить если не всех, то большую часть евреев вокруг общей идеи.
Что же помогло ему добиться своей цели? Ведь, по свидетельству современников, Герцль, избранный на конгрессе вождем сионизма, ничем особым не выделялся среди своих соплеменников. "Он не высказал за всю жизнь ни одной оригинальной идеи, которую до него не обсуждали бы в "узких еврейских кругах". Его анализ ситуации, по сути повторял все сказанное Гессом, Лилиенблюмом, Пинскером; его организационные предложения реализуют идеи Калишера, Смоленскина, и русских "первопроходцев" Эрец-Исраэль (Страны Израиля)... Он не был глубоким мыслителем, да и организатором, видится, был средним. Политиком, кажется, вообще никаким: ни одно из его политических начинаний не привело хоть к какому-то реальному успеху.
Герцль был человеком эпохи, которая надвигалась, и гениальным чутьем почувствовал ее вектор — эпохи информационных проблем, эпохи превращения СМИ в "четвертую власть"... Герцль открыл еврейскому народу самое отточенное оружие, которым пользуются те, у кого нет за спиной легионов и танков — оружие общественного мнения. Великий мастер "паблик рилейшнс" провел прямо-таки виртуозную кампанию: никто, кроме него, еще не понимал в еврейской среде, как нужно производить впечатление, как драматизировать то или иное событие, чтобы о нем знали, задумались, чтобы считались все... Герцль выковал оружие, которым сионизм безотказно пользуется и по сей день." (Михаил Хейфец, "Через сто лет в Иерусалиме", "Новое время" N 36, 1997).
Очень впечатляюще. И очень справедливо. Особенно для нашей страны, что наглядно демонстрирует вся российская "электоральная история" с предвыборными кампаниями 1996, 1999 и 2000 годов. Пиар — действительно гениальное изобретение Теодора Герцля. Во всем другом он, возможно, и в самом деле был "средним" человеком. Хотя Михаил Хейфец упустил еще одну немаловажную способность Герцля — дар предвидения. На Первом сионистском конгрессе Теодор Герцль предсказал создание еврейского государства через 50 лет. И оказался прав (погрешность составила всего несколько месяцев). 29 ноября 1947 года была принята резолюция ООН о создании на территории Палестины независимого государства Израиль, а 14 мая 1948 года в Тель-Авиве оно было торжественно провозглашено его первым премьер-министром Бен Гурионом. Это событие было названо триумфом сионизма.
В "Декларации об образовании Государства Израиль" от 14 мая 1948 г. заключена квинтэссенция сионистской идеи. "В Стране Израиля,— говорится в этом документе,— возник еврейский народ. Здесь сложился его духовный, религиозный и политический облик. Здесь он жил в своем суверенном государстве, здесь создавал ценности национальной и общечеловеческой культуры и дал миру в наследие нетленную "Книгу книг".
И далее: "Насильно изгнанный со своей родины, народ остался верен ей во всех странах своего расселения, не переставая надеяться и уповать на возвращение на родную землю и возрождение в ней своей политической независимости".
Первый Всемирный сионистский конгресс дал такое определение сионизму: "Сионизм — еврейское национальное движение, ставящее своей целью объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине — в Эрец-Исраэль, а также идеологическая концепция, на которой это движение основывается..."
Однако, несмотря на четко определенную идеологическую концепцию, сионизм, по мнению его нынешних теоретиков, так и не превратился в идеологию нации. Разумеется, в его основе лежала принятая всем движением "посылка" ("евреи должны создать собственное государство"), но развитие идеи в систему взглядов шло по принципиально иному пути, чем в "типовых" случаях. Прежде всего, для сионизма, как мы уже упоминали несколько выше, характерен плюрализм ("западный" или американский вариант, "восточный", "политический", "духовный, "практическом"", "социалистический", "национально-религиозный" и "либеральный"). Каждая ветвь движения вырабатывала свои концепции, свои рецепты для достижения цели, но любая сотрудничала с остальными (и с несионистскими еврейскими организациями) — хотя бы в рамках Всемирного еврейского конгресса.
Таким образом, сионизм, по мнению тех же теоретиков, был как система идей свободен от идеологической, т.е. логической, зашоренности. Он служил не идеологией нации, а лишь некоей общенациональной целью. Сегодня цель достигнута, и по всем законам общественного развития сионизму — как системе идей — больше нечего делать в этом мире. Тем не менее, он по-прежнему жив, здоров и продолжает успешно функционировать.
Но функционирует он, к сожалению, не в том направлении, которое служило бы исключительно интересам им же созданного еврейского государства. Израиль сегодня глубоко расколот на правоверных иудеев и сионистов. Этот раскол усугубляется конфликтами между европейскими (ашкенази) и африканско-азиатскими (сефардийскими) евреями. Некоторые "правоверные" экстремисты Израиля воспринимают ашкенази как "онемеченных агрессоров и угнетателей", дискриминирующих "истинных" (то есть сефардийских) евреев. Израильские органы правопорядка они называют "нацистскими", отрицают Холокост и даже глумятся над торжественными мероприятиями в день памяти жертв Холокоста.
Видимо, правы те теоретики, согласно которым устремления сионизма не ограничивались одной-единственной целью. По их мнению, в сионизме имел место синтез целей: освобождения и единства. Одна цель состояла в освобождении евреев из-под чуждой, враждебной и угнетающей их власти (отнодь не революционным путем, а через переселение евреев из диаспоры в Израиль), вторая — в восстановлении единства евреев, собранных со всего мира, на их исторической родине.
Пока сионизм не стал общенациональной идеологией, и есть опасность обратного процесса, когда единое еврейское государство, созданное сионизмом, сионизмом же будет и разрушено. Враждующие между собой, не объединенные ни общей религией, ни общей идеологией большие группы людей не могут долго оставаться вместе. Либо они перегрызутся между собой — и в результате будут вытеснены с большей части своей территории палестинцами, с нетерпением ждущими этого, либо разделят территорию страны и образуют несколько мелких государств, чем тоже немедленно воспользуются их соседи-палестинцы, либо вновь разбегутся по мировым диаспорам.
Некоторые теоретики сионизма считают, что после Триумфа (провозглашения Израиля) сионизм настолько изменился, что теперь надо называть его уже не сионизмом, а "постсионизмом". Другие с ними не соглашаются, и по поводу этой пустой, с нашей точки зрения, проблемы идет постоянная дискуссия. Ну да Бог с ними, пусть себе дискутируют, а мы поговорим не о названии, а о сути.
В свое время Теодор Герцль пренебрег мнением оппонентов, считавших, что создание еврейского государства на территории Палестины аморально, поскольку она заселена арабами.
А напрасно. В результате с самого момента своего возникновения Израиль вынужден был не столько строить свою государственность, сколько защищаться от соседей. Собственно, воевать с этими соседями он начал еще до своего официального провозглашения. В войне против независимости Израиля участвовали не только все приграничные страны, но и Саудовская Аравия, Ирак и даже Йемен. Суммарное население этих стран — около 40 миллионов. Численность палестинских евреев тогда едва достигла одного миллиона. Естественно, что в этот период главный лозунг сионизма о возвращении евреев из диаспор на историческую родину был как никогда актуален.
Поэтому евреи в диаспоре, если они считали себя сионистами, должны были собирать чемоданы и немедленно отправляться в Израиль. В первую очередь требовались, конечно, мужчины, способные держать в руках оружие — желательно с боевым опытом Второй мировой войны. Увеличения количества репатриантов требовала и демографическая ситуация в самом Израиле. На территории Израиля жили ведь не только евреи, но и арабы-палестинцы. И в 60-х годах израильская арабка рожала в среднем десятерых, а израильская еврейка только троих с половиной детей. Если бы не постоянная подпитка репатриантами, еврейскому государству грозила опасность со временем стать государством с арабским большинством. Это означало бы конец Израиля и крах сионизма.
Поэтому Еврейское агентство "Сохнут" делало все возможное, чтобы привезти в страну как можно больше евреев. Здесь с распростертыми объятиями встречали кубинских евреев, чернокожих иудеев (фалашей) из Эфиопии, отыскали иудейскую общину даже среди индусов. Правда, когда репатрианты из Индии прибыли в Израиль, религиозные партии выступили с протестами, утверждая, что это никакие не евреи.
Благодаря репатриантам Израиль выстоял в войне. Он с честью вышел из Суэцкого кризиса 1956 года, в течение шести дней разгромил многократно превосходящие армии соседних арабских государств в июне 1967 года, победил в войне 1973 года и вынудил соседей пойти на мирные переговоры.
В 1978 году под патронажем президента США Картера был впервые заключен мир с одним из соседей — с Египтом. В 1982 году израильские подразделения вторглись в Ливан, который до того превратился в базу террористических групп палестинских арабов. Два года военных действий обеспечили безопасность севера еврейского государства на целое десятилетие. Кроме того, на юге Ливана была создана буферная зона безопасности, а для охраны ее в 1985 году — Армия обороны Южного Ливана (ЦАДАЛЬ).
Осенью 1992 года правительством социалистов был взят курс на прочное замирение с арабами Палестины. В 1994 Израиль добился безопасности своей восточной границы, подписав мирный договор с Иорданией, которой была возвращена восточная часть Негева — крошечная пустынька Арава.
Дело шло к заключению мира с Сирией в обмен на возвращение ей Голанских высот. 29 мая 1996 года мандат правительства социалистов истек. К власти пришли правые. Кабинет Натаньяху отказался возвращать Сирии Голаны. Зашли в тупик и мирные переговоры с палестинскими арабами — как из-за того, что администрация автономии не пресекла террор против израильтян, так и из-за планов Арафата объявить Восточный Иерусалим своей столицей. Тем не менее, мирный процесс не прекращался. Переговоры между Израилем и палестинцами до недавнего времени продолжались под патронажем Билла Клинтона. И снова зашли в тупик.
Но до этого более 8 лет Израиль жил почти мирной жизнью. Прежней нужды в пополнении израильской армии все новыми и новыми репатриантами уже не было, поскольку считалось, что угроза прямой агрессии против Израиля сведена к минимуму. И отношение к новым гражданам в стране победившего сионизма стало постепенно меняться. Сионисты поняли, что их исходная посылка о возвращении всех евреев на историческую родину несостоятельна, поскольку национальное государство на ограниченной территории не может расти беспредельно.
Как колоссальный резервуар потенциальных репатриантов сионистами всегда рассматривался Советский Союз. Его либерализация при М.Горбачеве вызвала в Израиле волну энтузиазма. Ожидалось, что алию (восхождение, как принято говорить в Израиле) совершит миллион человек. Это ожидание, однако, питалось лишь сионистской традицией: еврей должен жить в Израиле.
Поэтому в 1990-92 гг., когда на Израиль обрушилось примерно полмиллиона советских людей, сионистская традиция вступила в жесткий конфликт с реальностью. Энтузиазм израильского общества резко пошел на убыль. Рабочих рук и изобретательных еврейских голов сразу стало на десять процентов больше. Число рабочих мест так резко возрасти не могло. Конкуренция на рынке труда немедленно ужесточилась. Это не доставило никакой радости ни сабрам (коренным евреям Израиля), ни старым репатриантам (ватиким). Сионистская мечта о том, что все евреи мира должны съехаться в Эрец-Исраэль, поблекла.
Сабры и ватиким потребовали изменить святая святых сионизма — Закон о возвращении. Этот закон, принятый в первые годы независимости по инициативе Бен-Гуриона, предоставляет право любому еврею приехать в Израиль, получить гражданство, так называемую "корзину абсорбции" (примерно десять тысяч долларов подъемных) и ряд льгот на приобретение товаров и жилья.
Действие Закона о возвращении распространяется и на нееврейских членов семьи еврея, против чего и раньше возражали сабры, мотивируя это тем, что Израиль все больше заселяется людьми других национальностей — украинцами, белорусами, русскими, казахами, татарами, литовцами...
Стремление части общества к ограничению иммиграции стало очевидным. А такая тенденция в корне противоречит сионизму. Именно поэтому противниками новых репатриаций был введен термин "постсионизм". Сторонники постсионизма считают, что он должен базироваться уже на совершенно новых принципах, учитывающих современные реалии. А реалии таковы: государство создано, надежно защищено, достаточно заселено, и во избежание перенаселения пора вводить квоты для иммигрантов, как это делается во всех других странах.
Постсионизм в Израиле набирает силу. Надо полагать, что со временем нападки на Закон о возвращении сделают свое дело, и Закон будет изменен. Возможно, уже совсем скоро будут введены ограничения на въезд евреев с нееврейскими членами семьи. А это будет означать конец сионизма.
До сих пор мы говорили в основном лишь об одной стороне сионизма, сконцентрировавшись на причинах его возникновения, на провозглашенных им целях и путях достижения этих целей.
Ограниченный рамками отведенного нам времени и требуемого объема работы, наш анализ, возможно, выглядит несколько поверхностным. Но, думается, что даже те сведения, которые нам удалось втиснуть в эти рамки, окажутся полезными, поскольку раньше сионизм рассматривался в нашей стране (да и не только в нашей) исключительно как "форма расизма и расовой дискриминации", что, напоминаем, было зафиксировано в Резолюции 30-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1975 год).
Говорят, что это было сделано под давлением Советского Союза. Возможно, давление и присутствовало, но в то, что оно оказало серьезное влияние на решение Генеральной Ассамблеи, верится с трудом. Генеральную Ассамблею совсем непросто принудить к узакониванию того или иного политического ярлыка, и если уж она на это идет, значит для этого есть веские основания. Поэтому мы должны посмотреть на сионизм и с иной — изнаночной — стороны.
После Первого всемирного сионистского конгресса сионистские организации стали появляться практически во всех странах Европы (не исключая и Россию) и в США. Никаких препятствий со стороны властей этих стран они, как правило, не встречали, нормально работали с еврейскими диаспорами и готовили их к переселению в Палестину.
До первой мировой войны центром сионистского движения была Германия. Однако поражение Германии в Первой мировой войне, сопровождавшееся значительным ростом антисемитизма, сильно осложнило положение евреев и еврейских политических организаций в стране. Кстати, теория "еврейского международного заговора" родилась вовсе не в Советском Союзе, как думают некоторые евреи, имеющие слабое представление о собственной истории, а как раз в Германии. По мнению германских военных, "международное еврейство обмануло Берлин" и жульнически за-ставило его подписать крайне невыгодный для Германии мирный договор с Антантой.
Центр сионистского движения переместился сначала в Лондон, а затем в США. Там он и оставался, как официально считается, до создания Израиля. С неофициальной точки зрения,— он и поныне в США. Штаты с 20-годов XX века и по сей день являются главным спонсором международного сионизма. Очень возможно, что со времени перемещения центра движения в США сионизм и приобрел свое второе (тайное) лицо.
Помимо прямых сионистских задач, отдельные функционеры сионизма стали выполнять и специальные задачи, которые ставили перед ними сотрудники американского Центрального разведывательного управления.
Международные политические, гуманитарные, культурные и прочие организации всегда пользовались повышенным вниманием разведывательных органов всех стран. В этом американцы вовсе не являются "первопроходцами". Но в сионистском движении ЦРУ имело преимущество перед всеми разведками мира. Это преимущество обеспечивалось, во-первых, территориальным расположением центра сионистского движения и, во-вторых, полной зависимостью сионистских лидеров от спонсорской щедрости США.
После создания Израиля частью этих преимуществ ЦРУ, правда, было вынуждено поделиться с Моссадом, но это были чисто моральные потери, поскольку между ЦРУ и Моссадом очень скоро установились отношения тесного сотрудничества и взаимного обмена информацией. На сегодняшний день сионистские организации действуют более чем в 60 странах. Координируется деятельность всех подразделений Всемирной сионистской организацией (ВСО), являющейся своего рода штабом сионистского движения.
Высший орган ВСО — Всемирный сионистский конгресс, который собирается один раз в 4 года. Конгресс избирает сионистский генеральный совет и исполком ВСО. Рабочим органом, осуществляющим практическую деятельность ВСО между конгрессами, является исполком с резиденциями в Нью-Йорке и Иерусалиме. В составе исполкома более 12 отделов, каждый из которых руководит определенным направлением деятельности ВСО: разведка, координация действий сионистских организаций, сбор средств, пропаганда, иммиграция и т.д. Политическая система современного международного сионизма организационно представлена ВСО и примыкающим к ней Всемирным еврейским конгрессом (ВЕК), имеющим филиалы более чем в 70 странах.
ВЕК был создан по инициативе ВСО в 1936 году; при этом лидеры сионизма имели в виду учредить параллельную международную организацию, которая имела бы целью "обеспечивать и защищать гражданские, религиозные и политические права евреев в диаспоре". В действительности ВЕК является важнейшим придатком ВСО в деле осуществления основной задачи по наступлению на еврейские умы и осуществлению задач по "евреизации" евреев с целью их духовного единения. Все эти организации широко используются ЦРУ, израильской и другими западными разведками. Практически вся деятельность сионистских организаций планируется и осуществляется под руководством кадровых работников израильской разведки.
За последнее время сионистами США и Израиля активизирована деятельность экономических, политических, религиозных и других культурных и молодежных организаций, перед которыми поставлены конкретные задачи по глубокому проникновению в бывшие соцстраны, и особенно в Россию. В начале августа 1989 года в Москве состоялся Учредительный съезд общественно-политической организации "Союз сионистов", в задачи которой входит "мощная ориентированность на Израиль, на еврейскую израильскую культуру, на идеологию религиозного сионизма".
Так, по замыслу одного из учредителей этого союза Л.Городецкого, такая организация, включающая и боевые группы, должна стать проводником "сионизации, израилизации" еврейского населения России. Одной из функций сионистской партии "должна являться ...борьба за выживание здесь евреев как народа".
А в первых числах декабря 1990 г. в Москве состоялся учредительный съезд сионистской федерации евреев СССР. Полторы сотни делегатов от ста десяти сионистских организаций из почти шестидесяти городов СССР собрались в театре "Шолом", чтобы выработать единую тактику действий в период "перестройки". С развалом СССР "приказала долго жить" и федерация.
В настоящее время главным рычагом, через который международный сионизм воздействует на российских евреев, является Российский еврейский конгресс, возглавляемый опальным олигархом Владимиром Гусинским.
Российский еврейский конгресс
Мы уже упоминали о причинах побудивших В.Гусинского взяться за создания РЕК. Если вкратце повторить их, то по смыслу это будет звучать следующим обра-зом: Гусинский вознамерился стать казначеем средств еврейской общины в России и одновременно получить статус еврейского общественного и политического деятеля.
Но сама идея созания Российского еврейского конгресса принадлежала от-нюдь не Гусинскому. Есть все основания полагать, что она была импортирована из США.
15 мая 1995 года состоялась встреча Ч
ерномырдина, бывшего в то время пред-седателем правительства РФ, с представителями еврейских общественных и религиоз-ных организаций США.
Возглавлял американскую делегацию исполнительный вице-директор национальной конференции США по делам советских евреев Марк Стайтман. С россий-ской стороны во встрече участвовали председатель Конгресса еврей-ских религиозных общин и организаций России, главный раввин московской хоральной синагоги Адольф Шаевич и депутат Госдумы от фракции "Выбор России" Алла Гербер.
Судя по всему, именно после данной встречи и началась подготовка к созданию Российского еврейского конгресса (РЕК). Подготовка была сложной и не бес-конфликтной — на учредительство РЕК объявилось слишком много претендентов, в том числе ВААД (Конфедерация еврейских общин СНГ), которая представляла Россию на съездах Всемирного еврейского конгресса (ВЕК). Еврейская диаспора России, при-знав необходимость создания Конгресса, обратилась за содействием к российским бизнесменам еврейской национальности. Вот тогда-то Гусинский и принял оконча-тельное решение о своем участии в организации и работе РЕК.
В декабре 1995 года во время еврейского праздника Ханука в Москве состоялась встреча Гусинского с евреями, работающими в сфере российского бизнеса. На встрече присутствовали раввин Шаевич, председатель "Альфа-банк" Раппопорт, президент "Ле Монти" Гиндельман, председатель "Монтажспецбанка" Ангелевич, председа-тель совета директоров "Мост-банка" Хаит, большое количество представителей раз-личных брокерских контор.
Договоренность была достигнута, и 10-11 января 1996 года в конференц-зале гостиницы "Рэдиссон-Славянская" состоялся объединительный съезд Российского еврейского конгресса (РЕК). Как было записано в документах съезда, РЕК создавался с целью объединения светских и религиозных общин российских евреев и привлече-ния российских бизнесменов для их финансирования.
На съезд прибыли делегаты из всех регионов России, приветствия съезду прислали президенты России и США. Съезд лично приветствовали также член правительства Израиля Раф Амиталь и посол Израиля Ализа Шенар.
Один из основных вопросов съезда — финансирование российской еврейской общины. "Если ранее оно осуществлялось зарубежными еврейскими организациями, то теперь, — заявил В.Гусинский, — в этом будут активно участвовать российские финансисты и предприниматели еврейской национальности". Большое значение придавалось борьбе с антисемитизмом. В РЕК это направление поручено Г.Резнику, адвокату, имеющему опыт участия в подобных процессах. Он присутствовал на съезде и был представлен делегатам как руководитель юридической службы и главный борец с "наездами" на евреев, бизнесменов и коммерческие организации.
Главным событием форума стали выборы президента PEК и четырех вице-президентов, в ходе которых представители руководства ВААД Сатановский и Голенпольский были выведены на второй план, а на первый вышли банкиры, бизнесмены и религиозные деятели, составляющие окружение главного раввина Москвы Гольдшмидта. При этом было открыто заявлено, что место президента стоит 1 млн. долларов США, желающие стать вице-президентами должны уплатить взнос около 500 тысяч долларов, а кандидаты в Совет директоров от 100 до 300 тысяч долларов.
По мнению некоторых источников, В.Гусинский, ставший президентом, сам же финансировал и лиц, купивших посты вице-президентов. Заместителями Гусинского стали президент банка "Российский кредит" Малкин, председатель совета "Альфа-банка" Фридман, председатель совета (ныне уже президент) "Мост-банка" Хаит.
Исполнительным директор PEК был избран Александр Осовцов — советник В.Гусинского в "Медиа-Мост".
Насколько хорошо РЕК справляется со своими объявленными целями — объединения светских и религиозных общин российских евреев — могут объективно судить только евреи, с которыми РЕК работает.
Однако отдельные члены российской еврейской диаспоры предъявляли свои претензии руководству Конгресса уже буквально через несколько недель после его создания. Они, например считают, что деятельность РЕК наносит ущерб единству российских евреев. В частности, РЕК является конкурентом "Федерации еврейских организаций и общин России", возглавляемой Михаилом Членовым (который также был президентом Еврейской культурной ассоциации).
Не очень довольны работой РЕК и руководители Всемирного еврейского конгресса. По их мнению, через PEК и его председателя В.Гусинского руководители московской синагоги стремятся влиять на процессы в руководстве Всемирного еврейского конгресса, используя расхождения во взглядах руководителей этой организации (в частности, конфликт между президентом Бронфманом и генеральным секретарем Зингером).
А события прошлого года, связанные с появлением в России "второго главного" раввина, и вовсе показали, что РЕК, вопреки заявлениям Гусинского, очень далек от того, чтобы стать "объединяющим началом всех религиозных и светских еврейских общин России".
Зато незаявленным задачам (не включенным в Устав) РЕК уделяет значительно больше внимания. Под его руководством еврейский капитал провел мощную атаку на страховой рынок России. Наибольший интерес для него представлял не самый большой, но очень важный сегмент страхового рынка — обязательное страхование военнослужащих. Работа в этом направлении шла под постоянным контролем израильских спецслужб.
Заметного успеха добилась страховая группа "Спасские ворота", получившая такого клиента как ФАПСИ, что, возможно, дало израильским спецслужбам выход на кадровый состав и структуры этой чрезвычайно важной для безопасности страны службы.
Главным координатором "страховой" программы был специалист по "русскому вопросу", бывший советский гражданин, а ныне подданный Израиля Якоб Кедми (в недавнем прошлом Яков Казаков). Сейчас он возглавляет израильскую спецслужбу "Натив", которая первоначально занималось только одной проблемой — организовывала эмиграцию евреев из СССР. В настоящее время, по некоторым данным, ее задачи и полномочия расширены. Она занимается вопросами экономики России, агентурным проникновением в ее объекты и обеспечивает вывоз капитала и сырьевых ресурсов из нашей страны.
Продолжение следует



Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой