15 января 2016

МАРКЕР

Россия создаёт собственный сорт нефти
6
Фото: ссылка
МАРКЕР - пишущее устройство с толстым стержнем, пропитанным специальным красящим составом, предназначенное для плакатных работ, для выделения в тексте каких-н. элементов (строк, абзацев).
Толковый словарь иноязычных слов

Россия планирует создать собственный маркерный сорт нефти для продажи сырья на международных рынках, сообщают немецкие СМИ. Как отмечается, он станет прямым конкурентом западным котировкам марок Brent и WTI, которые рассчитываются исключительно в долларах.

Ранее, в ноябре, Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа провела первые торги поставочными фьючерсными контрактами на российскую экспортную нефть сорта Urals. 

Экспертные оценки

Такое решение целесообразно и даже необходимо, однако нельзя сказать, что это путь к решению проблем нефтяного рынка. Сколько себя помню, эта тема всегда существовала. И сейчас, прежде чем говорить о переходе к торговле за рубли, как минимум нужно создать собственный маркер, обладающий убедительными, ясными и достаточно жёсткими параметрами. Безусловно, с этого надо начинать, но останавливаться на этом нельзя.

Сегодня мы мешаем сернистую поволжскую нефть с Siberian Light, которая тоже не является ещё в полном смысле слова маркером, но это хорошая лёгкая нефть. В итоге мы получаем смесь неустойчивую по составу, потому что пропорции-то меняются, и степень сернистости вместе с ними. Известно, что Urals торгуется с дисконтом от цены Brent. Этот дисконт разный, он колеблется, но он есть всегда. За что с нас берут дисконт, зачем он нам нужен? Ведь, к примеру, наша Siberian Light ничуть не хуже, чем Brent. Вместе с тем Urals – это политический сорт. Нам что сейчас нечего делать, кроме как выяснять отношения с татарами и башкирами?

Россия – очень крупный производитель нефти. Поочерёдно с Саудовской Аравией мы являемся первым-вторым в мире экспортёром по объёму. Причём внутреннее потребление здесь имеет меньшее значение, потому что для этого маркер не так важен, он важен для мирового рынка. И для России иметь маркер – правильно.

На сегодняшний день существует два основных сорта нефти, к которым привязывается мировая котировка:

1. Первый сорт нефти, который присутствует на рынке, – это Brent, названный по одноимённому месторождению в Северном море. Однако в настоящий момент это уже, по сути, виртуальный сорт нефти, поскольку само месторождение исчерпано и закрыто.

2. Второй сорт, который очень часто употребляется в биржевых котировках, – это так называемый WestTexasIntermediate (WTI). Это американский сорт нефти, который был создан как некое синтетическое среднее между основными сортами нефти, добываемыми в Техасе. Он характеризует основные котировки американского рынка точно так же, как Brent характеризует котировки европейского рынка. На сегодня характеристики сорта WTI тоже используются только как некие эталонные, поскольку фактическая смесь нефти, идущая с месторождений Техаса, очень сильно отличается от исторического стандарта WTI.

Оба сорта относятся к так называемым «лёгким» и являются наиболее удобными для переработки.
Кроме этого существует ряд локальных стандартов по нефти, которые использовались странами для осуществления своего нефтяного экспорта. Например, Венесуэла использует свой сорт нефти, который учитывает то, что в Венесуэле существует масса так называемой тяжёлой нефти – менее текучей и гораздо более капризной в нефтепереработке. Эта нефть продаётся с дисконтом от стоимости нефти WTI и Brent. Точно такая же ситуация присутствует в Саудовской Аравии: свои поставки она тоже ведёт по нескольким сортам, например, Arabian Light или Arabian Heavy (соответственно лёгкая и тяжёлая нефть залива). По отношению к стоимости Brent и WTI первый сорт обладает премией, тогда как второй продаётся по дисконтной цене и в чём-то похож на венесуэльскую тяжёлую нефть.

В России до последнего времени основным стандартом была нефть Urals, или Урал. Она также продавалась с дисконтом от цены Brent, что было связано не с тем, что эта нефть тяжёлая, а с тем, что в западносибирских месторождениях нефти было большое количество серы, являющейся вредной примесью. Это было учтено и чётко оговорено, поэтому для нефти Urals никакие претензии по содержанию серы не предъявлялись – она продавалась с дисконтом от стоимости низкосернистой Brent, которая была более интересна для переработки на европейских нефтеперерабатывающих заводах.

Как не существует оригинального сорта Brent, а есть лишь некий стандарт отрасли, и нет уже оригинального микса нефти WTI, точно так же менялись и фактические параметры российской нефти, которая добывалась на всё новых и новых месторождениях. И здесь интересно то, что в Российской Федерации качество нефти в целом постепенно росло: при движении нефтеразведки и нефтедобычи на Север оказывалось, что чем более северным оказывалось месторождение, тем всё менее и менее сернистым оно являлось. Таким образом содержание серы в Urals потихоньку приближалось к содержанию нефти Brent. Например, когда в начале 2000-х годов было пущено сверхгигантское месторождение "Ванкор" и эта нефть пошла по трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО), который сейчас поставляет нефть на рынки Юго-Восточной Азии, в том числе в Китай и Японию, – для этого трубопровода был создан свой собственный сорт нефти, так называемый ВСТО. Поскольку эта нефть оказалась очень качественной, сорт поставлялся с премией от цены Brent или WTI. Её принципиально не мешали с нефтью Urals, которая поставлялась по-прежнему в Европу.

Нынешнее решение создать свой маркетинговый сорт нефти, безусловно, стоит приветствовать, поскольку в этом случае Россия ставит перед мировым сообществом весьма назревший вопрос, что нынешняя ситуация с российской нефтью отличается от ситуации в 1970-х годах, с месторождениями в Северном море. Сейчас эти месторождения практически исчерпаны. Других источников нефти у Европы не предвидится. Как я отметил, сорт нефти Brent является виртуальным сортом и просто неким стандартом. 6–7 миллионов баррелей нефти в день, которые поставляются Российской Федерацией на экспорт при 10 миллионах баррелей суточной добычи, дают достаточно весомую долю как на рынках Юго-Восточной Азии, так и на традиционных рынках Европы. Наряду с объективным ростом качества российской нефти это ставит вопрос о том, что Россия имеет возможность диктовать свои собственные условия по качеству поставляемой нефти. То есть ввести свой собственный маркетинговый сорт нефти, который будет продаваться если не с премией, то по крайней мере на уровне торговых марок Brent и WTI.

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
16 января 2016 в 03:56

Юмор редактора суров, но хорош - парусникам нефть не требуется, разве. что лампу на юте заправить.

И по теме. Читаю экспертов, вроде как надо радоваться изобретениям, но почему от этих изобретений веет ледяным ужасом? Геология как наука и как разведка - уничтожена, оборудование свое не делаем - заводы переведены в разряд гипермаркетов, глубокая переработка категорически, точнее стратегически выведена из России. Остается две фишки - добыча и переправка сырья. Да и после переправки нефти за фантики, для нации остаются крохи - все в яхты и фарфоровые яйца олигархов. А роза остается розой, хоть, как ее не назови.

И кто мы, в этом случае?

Это ресурсное проклятие, висящее над страною. Народ, проснись.

16 января 2016 в 14:53

Сергею Ужакину.

Вы не совсем правы. Глубина внутренней переработки сейчас составляет в среднем до 72 процентов. Это меньше, чем в США и Европе, но выше, чем в прошлые годы на наших заводах. В 2014 году на переработку направлено больше половины добытой в России нефти, примерно 282 миллиона тонн, что позволило произвести около 185 млн. т.нефтепродуктов - бензин, дизель, мазут, легкие дистилляты, судовое топливо. Общий объём переработки в 2015 году был на 20 млн. выше, чем в 2014 и почти на 90 млн. больше, чем 10 лет назад. Прогресс здесь очевиден. Что касается "своего маркера", идея верная, но нефтяной рынок слишком политизирован, чтобы делать здесь какие-либо выводы и строить прогнозы.

17 января 2016 в 01:21


«БЕНЗОПРОВОД, диаметром 102 мм и протяженностью 29 км, прокладывали по дну озера на глубине до 35 м. Он был сооружен за 43 дня — с 5 мая по 16 июня 1942 года. На восточном берегу озера построили две насосные станции, а на западном — резервуарные ёмкости и наливную эстакаду. Ежедневно трубопровод подавал 400—600 тонн топлива в Ленинград. В общей сложности было доставлено 47,4 тыс. тонн горючего, из них 32,7 тыс. тонн в 1942 году и 14,7 тыс. тонн в 1943 году. Бензопровод проработал без аварий более двадцати месяцев и отключен после снятия блокады.
К магистральным можно отнести проложенный в январе 1945 года сборно-разборный трубопровод, протяженностью 225 км, диаметром 100 мм и с пропускной способностью 40 м³/ч. Он подавал горючее из района Плоешти (Румыния) на перевалочную нефтебазу в Рени (СССР). Горючее перегружали в железнодорожные цистерны и отправляли на фронт.»
(Р. Н. Бахтизин, Б. Н. Мастобаев, А. Е. Сощенко, А. М. Шаммазов, «Трубопроводный транспорт России»).

17 января 2016 в 01:33

"Это ресурсное проклятие, висящее над страною. "
...
Это же надо так мозги задурить взрослым людям . Что бы они на полном серьёзе говорили - Причина нашей бедности в огромных природных богатствах . Наше богатство -это наше проклятие .
А когда им скажешь - "Мы живём под оккупацией" . Они начинают хихикать .
Пока зомбо-ящик не отключат , вы не проснётесь . Так хихикая и проклиная богатства ,будете помирать с голоду и холоду . как прошлой зимой на Донбассе .

17 января 2016 в 02:02


Долю экспорта сырых углеводородов для блага страны необходимо ограничить 40 %,
где доля акций транснац. компаний и любых частных компаний должна быть равна нулю.
Тогда государство сможет покрыть свои оборонные, энергетические, научно-технологические и образовательные нужды полностью, за отсутствием утечек и мошенничества.
> 60 % углеводородов должно работать в стране, включая подземные запасы.
Все частные компании, связанные с энергоресурсами, должны работать только внутри страны с полной прозрачностью результатов труда и на конкурсной основе кадров.

17 января 2016 в 14:52

Сергею Щербатюку

Доля экспорта товарной нефти за 2015 год составила 41,19 процентов. Всё остальное перерабатывается на наших заводах. Чуть выше я привел цифры. Добавлю: в 2015 году мы добыли 534 млн. тонн нефти (больше всех в мире), из которых на экспорт ушло 220 млн. тонн и около 160 млн. т. нефтепродуктов. Но проблемы, о которых вы совершенно справедливо говорите, это не решает, поскольку экспортные цены на нефтепродукты (бензин, дизель и в особенности мазут) упали в соответствующих пропорциях с падением цен на нефть.
Я подпишусь под каждым вашим словом, но беда в том, что нефть - это большая политика. Чтобы национализировать нефтяной бизнес в России, надо менять практически всю экономическую (либеральную) модель экономики.
Пойдут ли на это нынешние власти? Сильно сомневаюсь.

1.0x