Зёрна от плевел
Авторский блог Галина Иванкина 07:18 18 мая 2015

Зёрна от плевел

Безусловно, это очень легко и удобно: обозвать Европу – «гейропой» и противопоставить этой клоаке – себя-прекрасных. Признаться, я сама иной раз допускаю подобные формулировки, но не лучше ли понять, что гей-парады и секс-просвет в школах, равно как истерические выходки феминисток и богомерзкие бесчинства под вывеской «актуального искусства» - это и для Европы не ценность? Это, повторюсь, болезнь. При этом рядовые западные обыватели точно так же не выносят раскрашенных мужичков, трясущих многоцветными перьями и «радужными» знамёнами, а жители Австрии не так уж и сильно гордятся своей соотечественницей - Кончитой! Их музыка – это Моцарт и Штраус, а не этот, с позволения сказать, «зрелый плод толерантности».
3

 «Мы любим все - и жар холодных числ,

И дар божественных видений,

Нам внятно всё - и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений...»

Александр Блок.

Некоторое время назад депутаты Госдумы внесли предложение о запрещении браков между так называемыми трансгендерами.

Это означает, что существо, которое от рождения и лет до тридцати обреталось в виде женщины, а потом сделало операцию по смене пола, не будет иметь юридических прав на узы Гименея, ибо, таким образом, мы получим фактическую легализацию однополых союзов. Лично для меня – человека не толерантного и строгих советских правил – сама ситуация, связанная с потерей гендерной самоидентификации представляется дикой, нездоровой и – омерзительной. Но я бы хотела заострить своё внимание на реакции, возникшей в связи с вышеуказанной инициативой. Меня неприятно резанули тезисы, исходящие от …представителей патриотического и традиционалистского лагеря. Да-да. А прозвучало типичное: «Нам эти пресловутые европейские ценности не нужны, противны, …долой!» Разумеется, не нужны и противны. И уж конечно - долой. Но почему это – пусть даже со злой иронией – называется «европейскими ценностями»? Это, собственно, вообще не ценности. И не европейские. Ничьи. Это – болезнь современного общества, что-то, вроде лишая или чего похуже. Чума или рак. Закат Европы – прямо по Освальду Шпенглеру, который примерно сто лет назад объявил, что на его родном континенте наступил полнейший Untergang, причём это слово может быть переведено не только, как «закат», но и как гибель, нисхождение, низвержение. Шпенглер полагал, что смерть европейской культуры неизбежна и, увы, закономерна. Господин учёный нас успокаивает – это, ребята, уже бывало, причём не один раз: «Гибель Запада, явление ближайшим образом ограниченное местом и временем, подобно аналогичной ему гибели античности, становится, таким образом, философской темой, которая, если рассматривать ее с надлежащей глубиной, заключает в себе все великие вопросы бытия…» Как говорится, мы не вечны и цивилизации - смертны. Однако же философ (как и многие его коллеги) полагал, что derUntergangdesAbendlandesпроисходит, главным образом, из-за маниакальной, нездоровой увлечённости техникой и - технологиями. Считалось, что наступившая в конце XIX столетия машинная эра уничтожит, в конечном итоге, самого хомо-сапиенса. Прожуёт и выплюнет, с особым смаком сожрав его нежную и трепетную душу… В общем-то сегодня мы это и наблюдаем, а Шпенглер, вероятно, сошёл бы с ума от созерцания наших гаджетов и виджетов. Гибель Европы, как гибель традиции. Именно поэтому Россия – страна, всё ещё сохраняющая склонность к традиционным ценностям – так противится многим …«евро-смыслам». Не путать это с ценностями! Итак, вернёмся из миров Шпенглера в наши дни.

…Почему именно комедиантку Кончиту Вурст, выигравшую в прошлом году Евровидение, благодаря своей…чёрной бороде, мы презрительно именуем «лицом современной Европы»? Мол, они окончательно спятили, превратившись в развратных дебилов и в какое-то бессмысленно-жующее стадо. Безусловно, это очень легко и удобно: обозвать Европу – «гейропой» и противопоставить этой клоаке – себя-прекрасных. Признаться, я сама иной раз допускаю подобные формулировки, но не лучше ли понять, что гей-парады и секс-просвет в школах, равно как истерические выходки феминисток и богомерзкие бесчинства под вывеской «актуального искусства» - это и для Европы не ценность? Это, повторюсь, болезнь. При этом рядовые западные обыватели точно так же не выносят раскрашенных мужичков, трясущих многоцветными перьями и «радужными» знамёнами, а жители Австрии не так уж и сильно гордятся своей соотечественницей - Кончитой! Их музыка – это Моцарт и Штраус, а не этот, с позволения сказать, «зрелый плод толерантности». Но, увы, нам хочется ясности и точного, без лишних нюансов, образа врага, посему богомерзкое чудище объявляется символом европейского мира, а неприличная борода и блескучие платьица заслоняют все свершения западной культуры. Настоящей культуры. Той, которая хранится в музеях, запечатлена в книгах, звуках, смыслах и открытиях.

…Вспомним советские времена, когда мы жили в состоянии Холодной Войны и беспрерывной конфронтации со странами Запада. Но! Читая с утра передовицы, мы чётко понимали: есть «правящая клика», «хунта», «антинародная политика партии тори», но при этом существует некий «простой англичанин» - необязательно токарь или докер, а, быть может, профессор математики. Именно тот самый «простой англичанин» и являлся для нас носителем европейских ценностей. Подлинных. А вот ещё пример. Рассматривая злые и хлёсткие карикатуры скандинава Бидструпа, который очень часто высмеивал модное абстрактное искусство, мы понимали, что люди в Буржуинском королевстве всё прекрасно понимают, да только их …воспитывают неправильно. Но, несмотря на внедрение уродств под видом остроактуальных веяний, «простой датчанин» вместе с «простым англичанином» только плюются в сторону пресловутых кубизмов и неопластицизмов. Мы поддерживали бастующих шахтёров Англии и голодающего «за мир во всём мире» американского доктора Хайдера. А потом - соболезновали французским кинодеятелям, уставшим бороться с засильем третьесортной голливудщины на европейских экранах. В статьях, посвящённых западной жизни, всегда подчёркивалось, что люди-то в Парижах и прочих Осло хотят жить много иначе. Им не нравится весь этот derUntergangdesAbendlandes, а потомусоциализм с его правильными – во многом традиционалистскими устремлениями – неизбежен, о чём вещают прогрессивные западные профессора и примкнувшие к ним журналисты «левого» толка. Критиковались язвы капитализма – да-да, сие тогда именовалось именно язвами, а ценностями. Как-то: культ денег («власть чистогана и наживы»), разнузданная военщина, оголтелый расизм (сейчас его сменила не менее оголтелая толерантность), а также – порнография (нам тогда ещё не внедрили изящный эвфемизм «эротика») и низкопробность массовой культуры. Но сокровища западной мысли были другими – они выглядели по-другому и означали иное.

Мне почему-то до сих пор думается, что европейские ценности - это философия Канта, музыка Верди, картины Веласкеса, архитектурные формы Ле Корбюзье. Это – Диккенс, Мопассан, Ремарк. Это роскошь дамских юбок от Диора и маленькое чёрное платье от Шанель. А также - итальянская commedia dell'arte, виньетки рококо, приключения мушкетёров и мистерии Вагнера. Вам показалось, что я выдала какой-то винегрет? А ведь это и есть ценности. Драгоценности. Их сотворила Европа. Тогда как гей-парадами и Кончитами она больна, как паршой, а парша – это вам не парча и не ‘Порше’.

Или вот! В сталинскую эпоху, точнее – в послевоенное время активно шла борьба с космополитизмом и с иностранным влиянием. Продолжилась эта борьба и в первые годы правления Хрущёва, хотя с меньшим накалом. Как это выглядело? Тщательно фильтровалось или же не пускалось всё, что поступает из-за кордона (справедливости ради, стоит отметить, что в Европе и в США в ту же пору шла настоящая охота за коммунистами и прочими «левыми», а людей выгоняли с работы за малейшую симпатию к СССР). У нас же шла война с низкопоклонством перед Западом. Громили безродных стиляг за поклонение джазу, иноземным тряпкам и прочим символам буржуйской дольче вита, но при этом - издавались книги Вольтера, Дидро и Бомарше с высокопарными предисловиями, кои содержали непременные цитаты из классиков марксизма-ленинизма. Мальчишки зачитывались романами Дюма и Вальтера Скотта. Мечтали стать похожими на героев Джека Лондона. Сопереживали злоключениям Принца и Нищего. Некоторые серьёзные западные книги, имевшие изначально политический, религиозный или же философский контекст, в СССР преподносились, как… детская приключенческая литература. Помните? Дон-Кихот, Робинзон Крузо и Гулливер воспринимались мальчишками приблизительно как Айвенго, д`Артаньян и капитан Немо. Все эти персонажи являлись для советских подростков образцами доблести, чести, изобретательности и самопожертвования. Причём, с таким «западным влиянием» никто в СССР не боролся! По радио и в концертных залах звучала музыка Бетховена, Гайдна, Шопена (и далее - на любой меломанский вкус). В театрах ставились пьесы Лопе де Веги, Кальдерона, Скриба и Шеридана. Печатались и современные прогрессивные авторы. То есть реальные европейские, западные ценности были чётко отделены от мерзостей - как зёрна от плевел. Советская Власть тщательно отфильтровывала гнусность и прочую порнографию, но пропускала реальные сокровища духа и разума.

Конечно же, всё это есть и сейчас – книги, музыка, спектакли. Однако наши местные креатив-либералы, доля которых в СМИ очень велика, завсегда покажут и расскажут о парижской или лондонской выставке шокинг-художника, рисующего непотребства. Выделят сие «культурное событие» среди иных-прочих. Бесспорно, о ежегодных венских балах или о традиционных флейтовых концертах в Потсдамском дворце Сан-Суси, будет пара-тройка крохотных репортажей, а вот о «нетривиальной» балетной постановке, где, например, действие «Жизели» проистекает в сумасшедшем доме, будут трепаться по всем каналам. Вот, мол, правильная евро-ценность и давайте уже скрестим «Евгения Онегина» с «Палатой №6» и сделаем всех персонажей бисексуалами! Таким образом, нам чаще всего подают Европу именно через пороки и прочие актуальные инсталляции. Давайте тогда сами фильтровать!

…Отвлекусь, однако, на животрепещущую культурологическую тему. Я бы ни за что не подумала, что она кому-то интересна, кроме специалистов, но я неоднократно была свидетельницей жестоких споров по данному вопросу. Итак, невероятно глупо звучат многочисленные «сведения» о том, что, дескать, Европа до начала XX столетия чуть ли не загибалась от грязи и неумения мыться, тогда как на Руси… - и далее о древней банной культуре, которой не знала вонючая западная culture. Банная культура Европы существовала не только в античном Риме, но и в Средние Века, однако же, её уничтожила…великая чума XIV века. Считалось, что именно общественные мыльни являются эпицентрами заражения и – заодно уж - рассадниками греха. С тех пор европеец принимал ванну у себя дома. Или мылся в тазике. Безусловно, горячая ванна и водные процедуры оказывались доступны лишь богатой прослойке, а простонародная масса смердела и широко шагала по нечистотам, щедро выливаемым из всех окон.

Итак! Европейская чистоплотность – это сугубо кастовое явление, тогда как чистоплотность по-русски была тотальной и всеобщей. Почувствуйте разницу. Принцесса Фике – будущая Екатерина Великая – привела с собой из Цербста кувшин, без которого не мыслилась немецкая чистота. Фике тогда ничего не знала о банях, но сие не означает, что она научилась мыть ноги только по приезде в Петербург. Из статьи в статью кочуют какие-то байки и фэйки о королях, которые мыли руки два раза в жизни и о парфюме, который, видите ли, был создан лишь затем, чтобы отбивать миазмы, исходящие от вечно немытого тела. Пораскиньте мозгами – зачем людям, которые пахнут одинаково скверно, вообще нужно отбивать запахи? Они бы попросту этого не замечали, а сильные и резкие духи оказались нужны, дабы не вдыхать зловоние «окружающей среды». Надушенный виконт и его прекрасная дама выплывали на улицу в этаком благоуханном облаке, зажимая носы ароматизированными - батистовыми или шёлковыми - платочками. В домах были популярны курильницы благовоний, ванну принимали тоже с добавлением духов. Но повторюсь – принимали. Безусловно, история знает единичные случаи, когда набожная королева-католичка могла по три года не менять белья, ибо в её сознании это символизировало отказ от радостей тела. Но массовых случаев такой самоотверженности никогда не наблюдалось. Кроме того, нельзя всё сваливать в единую кучу – так, в XVII столетии уровень гигиены был ниже, чем в XVIII, а Версаль был традиционно грязнее, чем Потсдам. Вместе с тем, многие «патриоты» с какой-то нечеловеческой злобой кидаются на всякого, кто пытается оспорить тезис о «тотально зловонном Западе», как будто само наличие ванны у мадам де Монтеспан наносит их самосознанию непоправимый урон. Патриотизм – это не поиски грязи под ногтями Людовиков, а поиски самих себя.

Ещё один занятный культурологический момент. В своё время мне довелось прочесть западное исследование о феномене хиппизма. Американская исследовательница крыла и костерила …коммунизм с его лживым равенством и разрушением семейных устоев. Основная мысль публикации – треклятых хиппи породила именно …советская цивилизация, популярная в среде студенческой молодёжи. При этом – о культе труда и служения, который был краеугольным камнем советской дидактики, как вы понимаете, ни слова. В СССР же к хиппи относились, как к несомненному продукту капиталистического мира, где нет созидательной динамики и самое «полезное», что может сделать юный обыватель, так это порвать с ложной системой социальных ориентиров. Но у нас-то всё в порядке! Почему же ты – вдруг хиппи, Вася?! О чём я хочу сказать? Только об одном – есть такие проявления и явления, которые ни для Запада, ни для России не могут служить «ценностями», но лишь являются удобными жупелами в идеологической войне...

Что в резюме? А ведь подлинное лицо Европы - это не Кончита Вурст, а Марин Ле Пен. Или те люди, что радостно приветствовали вояж байкера Хирурга. Они, как раз, всё понимают о правильных ценностях. Давайте уже отделять зёрна-то от плевел!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой