Сообщество «Земля» 13:13 12 августа 2020

Зерно здравого смысла

Об угрозе глобального голода
1

Век высоких технологий воспитал в людях "первого мира" злорадное высокомерие. Адепты культа Илона Маска покатываются со смеху над перспективами поставщиков углеводородов. Фанаты десятков крупных производителей компьютеров, мобильников и ещё Бог знает чего свысока смотрят на "отсталых" агрономов, ковыряющихся в земле так, словно на дворе каменный век. Свидетели технологической сингулярности со дня на день ожидают прихода искусственного интеллекта, который с ходу решит все проблемы человечества. Разумеется, в русскоязычном информационном пространстве с лихвой хватает представителей всех перечисленных течений, и редкая новость о чём бы то ни было не скатывается в обсуждение отсталости и бесперспективности "этой страны". В таком информационном шуме безнадёжно тонут голоса экспертов, предупреждающих, что на фоне неизбежного падения спроса на углеводороды и роста потребления редкоземельных металлов, широко используемых в обожаемой сторонниками прогресса электронике, будет расти спрос на зерно и пресную воду. Каким бы технически продвинутым ни был человек, сколько бы гаджетов он ни возил в своём электромобиле, он всегда будет нуждаться в том, чтобы есть и пить. Сотни поколений русских воинов, дипломатов и землепроходцев долгие века осваивали огромный, почти космический простор к востоку от Урала, а сегодня перспективы изменений климата, до одури пугающие и угрожающие затопить наших "партнёров", могут преобразить холодные пространства вечной мерзлоты в житницу всего мира. На днях произошли сразу два события, занятным образом оформляющие рамки нарратива, в которых будет вестись атака на Россию на очередном направлении. 

18 июля в журнале The National Interest появился материал под заголовком "Превратит ли Россия свою пшеницу в оружие, пока мир занят коронавирусом?" Здесь следует сказать несколько слов о самом журнале. Несмотря на частое его появление в новостях по типу "Американцы оценили новейшее российское оружие", этот журнал вовсе не является помойным СМИ, созданным ради громких заголовков в российских медиа. The National Interest — продукт деятельности неугомонного Дмитрия Саймса, руководителя Никсон-центра, одного из влиятельнейших think-tank (условного аналога нашего формата научно-исследовательского института), посвящённых СССР и России. Словом, это не мусор, подобный публикациям New York Times, — National Interest знает, о чём говорит, когда дело касается российских планов и амбиций. Которые, согласно материалу Клары Саммерс и Шерри Гудман, сотрудниц Кеннановского института, изучающего и разрабатывающего стратегии сдерживания России, в т.ч. состоят и в наращивании своей доли на мировом рынке зерна. Через восемь лет эта доля, если верить прогнозам, будет составлять не менее 20%. Лидирующее положение России в сфере продажи зерна представляет опасность, считают авторы. Начинают за здравие — нельзя так сильно полагаться на одну лишь Россию, ведь мало ли что у этой самой России может произойти. Засухи, лесные пожары, паводки — всё это негативно влияет на урожай. Но авторы словно ставят России в вину тот факт, что внутренний рынок наши власти по каким-то необъяснимым причинам ставят выше внешнего. Так, они вспоминают лето 2010 года, когда лесные пожары вызвали падение производства пшеницы, из-за чего Россия вынуждена была ограничить экспорт. При этом уточняется, что на внутреннем рынке зерна осталось в достатке, но дефицит зерна на международной арене вызвал резкое (почти на четверть) его подорожание и как следствие — проблемы с хлебом в ряде регионов мира. Некоторые эксперты в своё время даже называли отдалённым следствием подорожания зерна "арабскую весну". 

Так или иначе, один из основных аргументов Саммерс и Гудман — неразумность упования на стихию, что довольно верно. Неразумные же аргументы начинают валиться на читателя буквально со следующего абзаца. В нём авторы утверждают, что Россия попытается превратить своё доминирование на рынке пшеницы в средство осуществления политического давления. В пример приводится упомянутое выше ограничение на экспорт зерна, которое теперь рассматривается не в контексте естественных климатических причин, а с позиции международного прессинга. Российское зерно, говорят Клара и Шерри, может стать оружием России, а страна, имеющая такое влияние на рынок продовольствия, обладает слишком большой властью. Марина Мнишек услышала бы здесь речь не мальчика, но мужа — слова не двух политологов, а бесконечные выступления Госдепа США, регулярно упрекающего Россию в том, что её желание занять какой-либо рынок, несомненно, связано со стремлением позже шантажировать своих покупателей перекрытием поставок. Об этом постоянно говорит Майк Помпео, силящийся не допустить строительства "Северного потока-2", но ему подобное даже простительно — Помпео никогда не выставлял себя экспертом по российскому вопросу и не выходил за рамки типично вашингтонского алгоритма действий в отношении России. Однако выводы такого рода от журнала National Interest, который неоднократно демонстрировал свою компетентность в вопросах, связанных с Россией, удивляет. Либо уровень издания безнадёжно упал, и вскоре западную журналистику ждёт очередной фантом славного имени далёких лет; либо накал идеологических страстей внутри США вынуждает даже условно нейтральные издания следовать общепринятой повестке, дабы не оказаться в числе "изгоев". 

В рамках этой повестки авторы делают достойный современной западной публицистике вывод — нужно сокращать выделение углекислого газа и переходить на "зелёную" энергетику. Как это связано с содержанием статьи — большой вопрос. Но куда больший вопрос состоит в том, как зелёная энергетика поможет противостоять гипотетическому нежеланию коварной России продавать зерно своим врагам в ущерб внутреннему рынку? В качестве ответа на этот вопрос авторы, вдохновляясь коронавирусным кризисом, предложили создать международный зерновой фонд, распределяющий хлеб вне зависимости от изменений климатической или политической конъюнктуры. Едва ли любой, кто был свидетелем событий последних восьми месяцев, станет всерьёз уповать на международные организации. Когда ООН выражала обеспокоенность, ВОЗ до последнего колебалась с объявлением пандемии и не могла определиться со списком полезных и вредных лекарств, Евросоюз фактически распался на отдельные страны, предоставив им спасаться от COVID-19 поодиночке, а МВФ признал неизбежность серии потрясений мировой экономики… Каждое государство вынуждено было искать свой собственный алгоритм действий. У кого-то это получилось, а кто-то с треском провалился, но факт остаётся фактом — хвалёные международные организации продемонстрировали свою полную бессмысленность, а консенсус разных стран, лёгший в их основу, оказался совершенно бесполезен. Международный зерновой фонд не может стать избавлением от "агрессии" российского или любого иного продавца — он может быть лишь ещё одним инструментом давления на мир со стороны отлично известных всем нам государств. 

Неужели кто-то всерьёз думает, что этот фонд, существуй он в действительности, выделил хотя бы зёрнышко пшеницы Ирану, страдающему от засухи, или Северной Корее, чьи земли так неплодородны? Понимание этого — ключ к осознанию того, что же так бесит американских "неоконов", исследующих Россию. Идеальная Россия в их представлении ничего не производит, ничего не продаёт, ничего никуда не поставляет и не лезет в давно поделённые между приличными людьми рынки. Рано или поздно, поверьте, зерно повторит путь газа и от статей в журналах американцы перейдут к обкладыванию санкциями всех покупателей российского зерна — разумеется, только ради блага этих покупателей и во имя недопущения российского давления. Укрощение российских амбиций на рынке зерна может обосновываться чем угодно: от вредности этого зерна до глобального потепления, которое вызывает его производство. 

Кстати, к чести авторов National Interest стоит отметить, что они всё же признали естественный аспект изменения климата. В контексте повестки современных американских СМИ — это смелый шаг, достойный похвалы. Вскользь утверждается, что Сибирь оттает и без участия человеческих выбросов углекислого газа. Эта мысль вновь возвращает нас к теме международных организаций — ведь буквально через три дня после публикации National Interest появился занятный материал агентства Associated Press. Со ссылкой на Всемирную метеорологическую организацию (очередную "дочку" ООН) сообщалось, что средняя температура в Сибири за июнь была на 10 градусов выше нормы. ООНовским учёным и примкнувшим к ним журналистам AР было удивительно узнать об очередном рекорде Верхоянска — полюса холода, где была зафиксирована температура +38оС. Эта цифра имеет для них особое значение, поскольку именно эта отметка на шкале Цельсия равна сотне градусов по Фаренгейту, а значит, температурный рекорд Верхоянска стал первым случаем, когда за Полярным кругом была зафиксирована температура выше ста градусов. 

Простим американским журналистам незнание того факта, что Верхоянск, как и находящийся неподалёку Оймякон, каждый год буквально бросает то в жар, то в холод, а незначительное изменение температурного максимума едва ли является надёжным показателем изменений климата. Вместо этого стоит обратить внимание на другой нюанс — в материале AP и в отчётах климатологов особый упор делался на оттаивание побережья. Уж не связаны ли чаяния и заботы о климате с тревогой по поводу возможностей расширения времени работы Северного морского пути? И похоже, что страхи уважаемых учёных из авторитетной организации связаны с перспективой увеличения территорий РФ, пригодных для выращивания зерновых? Старые разговоры об изменениях климата начинают играть новыми красками, когда мы смотрим сквозь их призму на Россию. До сих пор глобальная климатическая повестка как бы обходила нас стороной — шло строительство ветряков в Европе, дымили фабрики с токсичными отходами где-то в Азии, а Россия как бы оставалась в стороне, и лишь робкие голоса говорили, что глобальное потепление и идущее вслед за ним повышение уровня мирового океана страшно ударит по всем глобальным "центрам силы" — по всем, кроме России. Сегодня мы наблюдаем первый этап климатологического давления на нашу страну, но для того, чтобы знать, к чему может привести это давление, нужно осознавать, чего от нас хотят. Сокращения вредных выбросов в атмосферу? Снижения темпов загрязнения почвы? Увеличения доли "зелёной" энергии? Оставьте эту мелочную возню европейцам! На громадных и необъятных просторах России глобальная секта свидетелей изменения климата готовится развернуться с новым масштабом. 

Для понимания того, что нам уготовили агрессивные любители природы, стоит взглянуть на крайне показательный материал, опубликованный два с половиной года назад на французском портале AgoraVox. Лоран Куртуа (автор книги про разворовывание Украины) написал статью "Почему Запад должен покорить Россию?". От текста с подобным названием ждёшь либерального скрежета зубов или неоконовского высокомерия, но вместо этого читатель получает сухой прагматизм, основанный на том, что автору видится неоспоримыми фактами. Оставим на совести независимых и не очень климатологов рассуждения о реальности человеческого фактора в процессе глобального потепления — Куртуа принимает это как факт. Основываясь на нём, он говорит, что в Сибири вот-вот появятся огромные массивы пригодных для сельскохозяйственной деятельности земель, но что куда хуже, у России есть средства и мощности, способные эти массивы освоить и приспособить под производство зерна. Лоран вспоминает всё тот же пресловутый 2010 год, когда Россия была лишь третьей в списке экспортёров пшеницы, но рост средней температуры на 4 градуса вынудил власти ограничить экспорт. Автор саркастично осуждает Россию, ставящую национальные интересы выше "международной солидарности", но при этом предостерегает от повторения пути Украины и Казахстана, где местное сельское хозяйство мгновенно пришло в упадок без должного контроля со стороны государства. Сегодня на Украине огромные площади драгоценного чернозёма "сдают в аренду" иностранным агрохолдингам, а в Киеве законы пишут защитники интересов этих "арендаторов". Лоран Куртуа предполагает, что по такому же пути пустят и Россию, — ведь с каждым днём, с каждым температурным рекордом в полюсах холода, с каждым кораблём, проходящим по Севморпути, с каждым процентом доли России на мировом рынке зерна Сибирь, которая может превратиться в мировую житницу становится всё более лакомым геополитическим "призом". 

Научно-технический прогресс понимается подавляющим большинством людей в совершенно извращённом виде. Автопилотируемые электромобили, многомудрые компьютеры, помещающиеся на кончике иглы процессоры — всё это ни в коем случае не конечная цель глобального масштаба. Таковой целью для крупнейшей страны мира должно стать освоение огромной необжитой территории к востоку от Урала, превращение гигантских враждебных пространств в сельхозугодья и фермы, установление единоличного и не терпящего возражений контроля над мировым рынком продовольствия и, как следствие, подтверждение опасений Клары Саммерс и Шерри Гудман — глобальное политическое влияние через механизмы манипуляций ценами и установления эмбарго. Ключ к процветанию в будущем — немедленные шаги в нужном направлении, ведь если начать шевелиться к тому моменту, как вечная мерзлота оттает, Сибирь уже распилят по кусочкам транснациональные агрокорпорации. Окончательное освоение ресурсов, имеющихся у России, навсегда закроет вопрос о принадлежности этих территорий. 

P.S. Согласно последним прогнозам Минсельхоза РФ, в нашей стране ожидается второй по размерам в истории урожай зерновых — на уровне 125,5 млн. тонн (рекорд 2017 года — 135,54 млн. тонн)

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
14 августа 2020 в 16:28

Собственно сомнений и нет, что определённые силы Запада и готовятся, и в некотором смысле уже начали очередной поход на Россию

1.0x