Сообщество «Посольский приказ» 00:10 5 июля 2023

Консервные банки

Для Старого Света финансовый глобализм в своём нынешнем виде закончится уже в этом десятилетии

28 июня в Синтре, что неподалёку от португальской столицы Лиссабона, прошла встреча трёх человек. Кристин Лагард, Джером Пауэлл и Эндрю Бейли представляли три важнейшие финансовые структуры западного мира: Европейский центральный банк (ЕЦБ), Федеральную резервную систему США и Банк Англии соответственно. Главным вопросом, для обсуждения которого в такую даль потащились столь уважаемые люди, была общая стратегия денежно-кредитной политики (ДКП) Запада, на которую завязаны многие принципиально важные решения отдельных стран. Эпоха высоких процентных ставок, провозглашённая новой исторической нормой ещё в прошлом году, неизбежно останавливает любой, даже самый номинальный, рост экономики и вгоняет страну в рецессию, или, выражаясь терминами начала 1930-х, депрессию. Вместе с этим любое послабление условий, на которых центробанки готовы разбрасываться деньгами, неизбежно обесценивает валюту и запускает новый виток инфляционной спирали. К чему это приводит, показал прошлый год: тогда недостаточно оперативная реакция на начало российской Специальной военной операции и на последовавший за этим удар по глобальным экономическим связям, не восстановившимся после ковида, вызвал рост цен на всё на свете и, как следствие, социальное напряжение. Где-то это вылилось в безрезультатные митинги, как, к примеру, во Франции, где-то — в бесполезные забастовки, как в Британии, а где-то, как на родине Бостонского чаепития США, — в смешные мемы в интернете. Самое главное, что тот короткий период и яркая демонстрация трудностей, которые ждут западные экономики в случае беззаботного продолжения курса на вливание в частный сектор дешёвых денег, показали: ДКП надо ужесточать и делать это не чрезвычайной мерой, а новой нормой. Отсюда пошли и многочисленные разговоры в большой прессе уровня Financial Times (которая, несмотря на многочисленные вбросы и фейки по поводу военных и политических событий, всё же иногда вспоминает о своём названии) о том, что дорогие кредиты — данность, к которой следует привыкать.

Так вот, Кристин, Джером и Эндрю должны были решить, что со всем этим делать. Нет, то, что никто смягчать политику центробанков не будет, и так было понятно — слишком уж часто чиновники, эксперты и профильная пресса пишут письма товарищу Пауэллу с горячими просьбами трудящихся ещё повысить процентные ставки. Но наиболее интересным представлялся вопрос, как увязать высокие проценты по кредитам с высокими же государственными тратами на всякую лабуду — тратами, нараставшими как снежный ком в эпоху беззаботной сытости, но совершенно неуместными и губительными в период затянутых поясов. Решение, вынесенное тремя главами центробанков, было волевым и жёстким: они решили не делать ничего. На высокие государственные расходы завязано слишком большое политическое влияние. К примеру, недавняя суета с повышением потолка федерального долга США (который — какой сюрприз! —– всё же повысили) имела принципиально важным моментом именно сокращение госрасходов. Республиканцам удалось продавить ничтожно малое снижение трат, но дерзости и упорства «партии слона» не хватит на существенное понижение расходов даже в случае прихода к власти в 2024 году. В целом же конференция в Синтре завершилась пересказом друг другу тезисов, очевидных даже ребёнку: вице-руководительница Международного валютного фонда Гита Гопинат сказала, что дорогие кредиты приведут к экономической стагнации и глобальному кризису, на что глава отдела макроэкономического анализа в швейцарском Pictet Wealth Management Фредерик Дюкрозе ответил, мол, ничего, потерпим. Пока эксперты пытались примериться к двум вариантам, каждый из которых хуже другого, троица самых высоких гостей конференции излучала оптимизм. В этом к ним внезапно присоединился глава Банка Японии Кадзуо Уэда. Внезапно — потому что последний раз слова «Банк Японии» и «оптимизм» стояли в одном предложении ещё где-то в эпоху сёгуната. Так вот, эти четверо, словно оправдывая своё бездействие на пути сокращения трат, взялись сыпать хорошими новостями: и экономика у них растёт — медленно, но верно, и цены падают — пусть и не так быстро, как им хотелось бы, а уж про безработицу и радужные перспективы самостоятельного выхода из тупика и говорить нечего. Но, будто бы в фильме «Хороший, плохой, злой», тройная дуэль глав центробанков должна была выявить одного, против которого объединятся двое, эта встреча должна была принести весть о том, кто сдохнет первым.

То ли от нелюбви к французам, то ли из-за сексистских предубеждений жертвой в этой мексиканской дуэли стала Кристин Лагард. Эту американку в теле француженки все десятые годы сопровождали какие-то скандалы и дрязги: то инсайдерская торговля, то махинации с акциями «Адидас», но больше всего — характеристика печально известного бывшего директора МВФ Доминика Стросс-Кана, который назвал Кристин некомпетентной дурой. Сейчас экономика еврозоны, вопреки всем бодрым заверениям седой мадам, вступает в фазу засухи. Речь не только о том, что пересох Рейн, и это ударило по торговле, завязанной на речную логистику северной части Германии. Речь о том, что частный сектор, не будь дурак, отказывается брать дорогие кредиты, что выливается в самый низкий уровень кредитования с конца 2008 года и предыдущей вспышки кризиса. Сейчас, однако, шока почти нет: эффект низкой базы, вызванный ковидными плясками, делает процентные показатели обрушения кредитования не такими впечатляющими, как в 2008-м. Внимания, однако, заслуживает и другой показатель. Испокон веков краткосрочный прогноз о росте или стагнации европейской экономики можно было делать по соответствующим показателям срочных вкладов (денежный агрегат М1). Сейчас они сократились на 12,5%, причём конца-края падению не видно, и значит это лишь одно: в перспективе полугода еврозона повторит своё пикирование ко дну ковидного кризиса. До самого низа достать вряд ли получится, но сам факт, что нынешнее снижение показателей имеет характер не шока, а той самой новой нормы, рисует Европе неутешительную перспективу оказаться где-то во втором эшелоне мирового экономического роста. Именно в связи с этим с юга Европы завыли: та самая принимавшая важных гостей Португалия, о которой обычно вспоминают в связи с географическими открытиями или Криштиану Роналду, заявила устами своего премьера Антониу Кошты, что Франкфурт, где находится штаб-квартира ЕЦБ, вообще не понимает, какие последствия несёт стагнация экономики. В этом ему вторил его тёзка по фамилии Таяни — министр иностранных дел Италии и бывший председатель Европарламента. Таяни, кстати, вместе с этим выразил своё уважение к ЕЦБ, но удивился: как же так вышло, что в США при тех же вводных экономическая ситуация не так безнадёжна?

Для Старого Света финансовый глобализм в своём нынешнем виде закончится уже в этом десятилетии, но не спешите расстраиваться: у американского индуса из Тяньцзиня есть решение. 30 июня Эсвар Прасад, профессор Корнельского университета штата Нью-Йорк, выступая на летней встрече Всемирного экономического форума (ВЭФ) в китайском городе, сделал подряд два заявления. Во-первых, он объявил, что будущее — за юанем, а во-вторых, призвал всех срочно переходить на сингапурские цифровые доллары, описав механизмы, с помощью которых государства смогут регулировать действие цифровых валют. В целом ничего нового, особенно в контексте такого мероприятия, как ВЭФ, он не сказал — всё те же грёзы о валюте со сроком годности, о валюте, на которую не получится купить оружие и наркотики, а также о валюте, которая сделает цифровой след каждого человека ещё более отчётливым, чем история поиска фотографии в «Одноклассниках». Но тот факт, что подобное заявление было сделано в момент европейского опускания рук и признания собственных проблем, равно как и невозможности ЕЦБ с ними бороться, немного приоткрывает завесу тайны над финансовым будущим колыбели глобальной экономики.

16 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
28 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
31 мая 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x