Авторский блог Николай Коньков 07:53 14 сентября 2022

Юанизация

придёт ли китайская валюта на смену американской?

Порой самый ничтожный или даже вообще придуманный, вымышленный, в действительности несуществующий повод влечёт за собой более чем реальные и масштабные последствия. Но для того, чтобы одна-единственная маленькая соломинка переломила хребет верблюду, этот верблюд должен быть загружен до предела.

Как известно, наши западные «партнёры», они же сейчас «вероятные противники», долгие годы загружали Россию профицитом её внешнеторгового баланса, величина которого считалась главным показателем успеха отечественной экономики, а полученные таким образом валютные «излишки» «стерилизовались» в разного рода фондах. Эта процедура стала своего рода ритуалом с соответствующими заклинаниями: «бюджетное правило», «цена отсечения» и так далее. А её целью, как заявлялось, было создание «подушки безопасности на чёрный день», мол, если конъюнктура мировых рынков по каким-то причинам станет неблагоприятной для нашей страны, то этот период мы сможем пережить, доставая деньги из созданной «подушки безопасности» и покупая на них всё необходимое.

Но, как показала практика, конъюнктура конъюнктуре рознь. Когда мировое производство из-за объявленной ВОЗ пандемии COVID-19 упало, а цены на нефть и газ, основные экспортные товары нашей страны, пошли вниз, объёмы российских золотовалютных резервов и Фонда национального благосостояния ничуть не уменьшились: ЗВР с 1 января 2020 года по 1 января 2022 года увеличились с 554,359 до 630,627 млрд долл., а ФНБ — с 7,774 трлн рублей (125,56 млрд долл.) до 13,565 трлн рублей (182,59 млрд долл.).

А вот когда Россия начала специальную военную операцию по демилитаризации и денацификации Украины, наши западные контрагенты своими «санкциями из ада» «заморозили» (видать, холодно у них в аду) примерно половину наших государственных ЗВР, то есть около 300 млрд долл., плюс активы российских корпораций на сопоставимую сумму, плюс максимально ограничили использование долларов и прочей валюты в транзакциях, связанных с РФ.

То есть наша «кубышка на чёрный день» моментально оказалась запечатанной так, что ничего оттуда особо и не вытряхнешь. За исключением золота и китайских юаней, разумеется. Давать оценки подобной ситуации можно с разных позиций, но здесь гораздо интересней другое. Поскольку США и их союзники после 24 февраля 2022 года оказывают Зеленскому и Ко поддержку далеко за рамками видимой экономической, политической, идеологической и любой иной целесообразности, понятно, что тут их самих задели за живое, захватили когтистую лапу коллективного Запада вместе с надетой на неё мерзкой куклой «незалежного» неонацистского недогосударства.

Где и в чём состоялся захват — похоже, подсказал медиахолдинг Bloomberg, этот рупор глобалистов, непрерывно наносящий информационные удары по РФ. Причём не просто удары, а удары по самым болевым точкам; место и время для атак определяют и подсказывают целые системы целеуказания: от агентуры влияния в российских властных структурах до «мозговых танков» коллективного Запада.

Очередным таким ударом оказалось сообщение со ссылкой на закрытый доклад Банка России о том, что есть решение за счёт доходов бюджета дополнительно купить «дружественных» валют, прежде всего китайских юаней, на сумму 4,4 трлн рублей, т. е. примерно на 70 млрд долл. Сумма немалая, почти четверть нынешних реальных российских ЗВР и почти 40% профицита платёжного баланса в текущем году. Правда, график исполнения такого решения (суммы и сроки) не приводился, но указывалось, что финансово-экономическая целесообразность подобной сделки находится под вопросом. Вопрос же заключался в том, есть ли смысл сохранять прежнюю финансово-экономическую модель стерилизации «сверхдоходов» российской экономики путём их конвертации в иностранные валюты, только заменяя в этой схеме доллар и другие «твёрдые» западные валюты китайским юанем и валютами других развивающихся стран, которые куда более волатильны и рискованны, а их использование оказывается сопряжено со множеством внеэкономических ограничений (как будто таковых, причём направленных конкретно против России, у доллара, евро и т. д. нет и не было? — Н.К.).

И внезапно оказалось, что те же самые фигуры в российских верхах, которые десятилетиями ратовали за «стерилизацию» рубля в продукцию печатного станка американского Федрезерва, выступили категорически против такой же «стерилизации» рубля в китайские юани, они же —«народные деньги» («жэньминьби»). То есть туда ходить было можно, а сюда — нельзя.

Нет, они — во всяком случае, теперь, на словах и открыто — уже ничего не имеют против дедолларизации российской экономики, о которой с трибуны VII Восточного экономического форума 7 сентября ещё раз категорически заявил Владимир Путин, указавший, что прежнее доверие к американской валюте утрачено, и даже союзники Соединённых Штатов постепенно снижают свои долларовые авуары.

Но при этом нужно срочно сказать решительное «нет!» и угрозе юанизации? Что тут сказать? И правда, настоящие наследники известной позиции Льва Давидовича Троцкого на советско-германских переговорах 1918 года: «Ни мира, ни войны, а власть рабочая!» Будущая жертва ледоруба тогда довела дело до «похабного» Брестского мира. На что рассчитывают «антиюанизаторы» сейчас?

Наверное, если бы российская экономика была самодостаточной, вплоть до автаркии, и обеспечивала население страны всеми необходимыми для её процветания и развития товарами и услугами, такая позиция имела бы обоснование и смысл. Но если по итогам 2021 года внешняя торговля РФ превышала 44% её национального ВВП, а в 2022 году, на фоне специальной военной операции, этот показатель, скорее всего, окажется ещё больше, что подтверждается текущими данными, то понятно, что без экспорта-импорта нам не обойтись. А в чём, спрашивается, и как торговать? Вообще без денег, по бартеру? Или с хитрыми схемами конвертации через монгольские тугрики (в современных условиях — через криптовалюту, например)? Ну да, конечно, — «святые» девяностые, кто не помнит?

Так вот, в нынешних условиях реальная дедолларизация российской экономики, то есть её освобождение от финансового диктата валют недружественных стран, доллара США прежде всего, маловероятна и даже невозможна без расширения сферы использования китайского юаня. Во всяком случае, пока не будет создана некая альтернативная доллару международная валюта, это — объективная необходимость, та самая «логика обстоятельств», которая, по сталинским словам, всегда сильнее логики намерений. И эта логика обстоятельств значительно шире конкретных обстоятельств, связанных с проведением нашей страной специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины, которая сама является одним из конфликтов, сопровождающих глобальный переход от однополярного мира Pax Americana к миру многополярному.

Ни для кого не секрет, что КНР уже давно является «мировой экономикой номер один» по показателю паритета покупательной способности, настоящей «мастерской мира», производящей 18% всех реальных товаров и услуг, а её доля в мировой торговле по итогам 2021 года составила 21,7% с рекордным профицитом в 676,43 млрд долл. Отложенный с 2020-го на 2023 год под давлением США и пандемии COVID-19, но всё равно неизбежный пересмотр «валютной корзины» МВФ должен существенно увеличить представительство в ней китайского юаня (с 2016 года — 10,92%), прежде всего, за счёт доллара (41,73%) и евро (30,93%), поскольку доля их эмитентов в мировой экономике неуклонно снижается, а долговые обязательства растут, и в результате эти валюты становятся всё более токсичными для международных расчётов, в том числе в рамках торговых и финансовых сделок.

Как известно, к 1 января 2022 года по сравнению с показателями на 1 июля 2021 года долларовые активы в составе российских ЗВР были снижены с 16,4% до 10,9%, то есть до 66,8 млрд долл., или на 29,2 млрд долл. А доля юаня за тот же период увеличилась до эквивалента 104,8 млрд долл., или на 28,1 млрд долл., с 13,1% до 17,1%. Уже 30 марта 2022 года, после заморозки США и их союзниками почти половины российских ЗВР, ЦБ РФ заявил о том, что прекращает публикацию данных по их объёму и структуре, а в июле эта информация, согласно принятому Госдумой закону, была включена в список сведений, которые могут составлять государственную тайну. Поэтому о дальнейшем изменении структуры российских золотовалютных резервов открытых данных нет, но понятно, что доли китайского юаня, индийской рупии, дирхама ОАЭ (сейчас эта страна претендует на роль финансового центра всех нефтедобывающих стран Персидского залива, включая Иран и Саудовскую Аравию, а также исламского мира вообще), валют других крупных «развивающихся» стран и макрорегионов будут только возрастать.

Юань в этом процессе пока выглядит бесспорным лидером, и это понятно: ведь суммарный объём российско-китайской торговли в 2022 году может вырасти до эквивалента примерно 170–200 млрд долл., то есть вырасти более чем на треть по сравнению с показателем 2021 года (140,7 млрд долл.), а доля национальных валют в нём — достичь уровня в 30–35%. Для сравнения: объём российско-американской торговли в 2021 году составлял 34,4 млрд долл., а в текущем году из-за режима «адских санкций» эта цифра, согласно прогнозным оценкам, снизится примерно в 2–2,5 раза.

Речь идёт не только о межгосударственном уровне. Так, доля сделок с китайской валютой на Московской валютной бирже за текущий год выросла почти в 35 раз: с 34,6 млрд рублей (0,4% от общего объёма сделок) в январе до 1,2 трлн рублей (21%) в августе, — правда, на фоне снижения объёма торгов в российской валюте более чем на треть, с 8,65 до 5,7 трлн рублей, и укрепления обменного курса рубля, благодаря которому это снижение в долларовом эквиваленте выглядит менее значимым: до 94,38 млрд долл. в августе против 112,93 млрд долл. в январе, или всего на 17% (Коммерсантъ — «Россия поставила на юань»). Как ожидается, далее эти показатели будут только увеличиваться, а такой рост неизбежно требует дополнительного обеспечения в национальных валютах — разумеется, при разумном балансе рублёвых и юаневых операций.

Данные тенденции в перспективе означают смертный приговор для глобальной «империи доллара». Вынесению и исполнению которого та будет сопротивляться любыми доступными силами и средствами: от методичек медиахолдинга Bloomberg до масштабных военных конфликтов. Впрочем, таких сил и средств у «империи доллара» уже явно не хватает.

11 июня 2024
1.0x