Сообщество «Форум» 15:38 13 февраля 2021

Врачующая энергетика общечеловеческой всемирной Пушкинианы

Дистанционный лекторий Российского университета Знаний имени А.Л. Шанявского. МТОДУЗ. Троицк-в-Москве.
2

ВРАЧУЮЩАЯ ЭНЕРГЕТИКА ВСЕМИРНОЙ ПУШКИНИАНЫ

…По старому Калужскому тракту. Мимо Троицкого - в Вороново… Графиня изволила распорядиться о кратковременном отдыхе. Пятнадцать вёрст от Воронова утомили. Путь предстоял ещё неблизкий: от Богородицкого - Троицкого до Тёплого Стана, Троицкое тож, а там – до Воронцова, Троицкое тож. И – Москва белокаменная… У деревянного моста свернули с дороги, в стороне от Красной Пахры. Пока поили и кормили лошадей, проверяли повозки, графиня изволила совершить небольшую прогулку. Кряжистые ивы отражались в родниковом омуте. Над ракитами и лозняками сквозили изумрудно-голубые стрекозы. С радужно-знойного поднебесья любопытствовали высокополётные чибисы: «Чьи вы? Чьи вы? Чьи вы?» - «А в самом деле? Чьи мы? Чья я?.. – подумалось на метафорический вопрос чибисов. – Чья я? Сушкова? Пашкова? Ростопчина?

Евдокия Петровна задумчиво созерцала течение речки со старинным именем Десна. – «Десна… Десница… Десница и шуйца»…

…А ты, затерянный, безвестный уголок,

Не многим памятный по моему изгнанью, -

Храни мой скромный след, храни о мне преданье,

Чтоб любящим меня чрез много лет ты мог

Ещё напоминать мое существованье!...

Вспомнилось афористическое из Фридриха Бутервека: «Es gibt im Menschenleben ewige Minuten» («Есть в человеческой жизни вечные минуты…»). Она возьмёт это философское суждение эпиграфом к своим «Двум встречам». Поистине «вечные минуты»!.. Вспомнился пасхальный день в Москве 1827 г . («на гульбище шумном, Дыша веселием безумным, И говорлива и жива, Толпилась некогда Москва, Как в старину любя качели, Весёлый дар Святой недели»). Незабвенное время, незабвенные

минуты! – «Ни светлый праздник, ни весна Не любы ей, когда она Не насладится под Новинским Своим гуляньем исполинским! Пестро и пышно убрана, В одежде праздничной, она Слила, смешала без вниманья Сословья все, все состоянья На день

один, на краткий час Сошлись, друг другу напоказ, Хмельной разгул Простолюдина С степенным хладом знати чинной, Мир черни с миром богачей И старость с резвостью детей». Детско-отроческое восприятие происходящего: «И я, ребёнок боязливый, Смотрела с робостью стыдливой На этот незнакомый свет, Ещё на много, много лет Мне недоступный… Я мечтала, Приподымая покрывало С грядущих дней, о той весне, Когда достанется и мне Вкусить забавы жизни светской, - И с нетерпеньем думы детской Желала время ускорить, Чтоб видеть, слышать, знать и жить!» Да, есть в жизни человеческой вечные мгновения…- «Народа волны протекали, Одни других они сменяли…Но я не замечала их, Одним стремительным движеньем Толпа рванулася вперёд… И мне сказали: «О н Идёт! О н, наш поэт, о н, наша слава, Любимец общий!». Портретно-репортажная зарисовка:

Величавый

В своей особе небольшой,

Но смелый, ловкий и живой,

Прошёл он быстро предо мной…

И глубоко в воображенье

Напечатлелось выраженье

Его высокого чела.

Я отгадала, поняла

На нём и гения сиянье,

И тайну высшего призванья,

И пламенных страстей порыв,

И смелость дум, наперерыв

Всегда волнующих поэта, -

Смесь жизни, правды, силы, света!

Восьмого апреля 1828 года Александр Пушкин посетил народное гуляние на обширной площади, прилегающей к Новинскому бульвару. «Под Новинским» гулянье именовалось по названию расположенного поблизости монастыря Иисуса Навина. Особый энтузиазм москвичей вызвало присутствие «певца Эльбруса и Бахчисарая». Всё прибывающая и прибывающая публика хотела непременно лично лицезреть первого поэта России. «Укажите!Укажите нам его!» -раздавалось то тут, то там. Евдокия Сушкова оказалась среди этих восторженных счастливчиков и счастливиц:

В его неправильных чертах,

В его полуденных глазах,

В его измученной улыбке

Я прочитала без ошибки,

Что много, горько сердцем жил

Наш вдохновенный, - но любил,

И презирал, и ненавидел,

Что свет не раз его обидел,

Что рок не раз уж уязвил

Больное сердце, что манил

Его напрасно сон лукавый

Надежд обманчивых, что слава

Досталася ему ценой

И роковой и дорогой!..

Лирическая героиня стихотворения «Две встречи» вновь и вновь воссоздаёт в «памяти сердца», «памяти души» незабвенные «вечные» минуты: мимолётное общение с гением родной земли («Уж он прошёл, а я в волненьи Мечтала о своём виденьи, - И долго, долго в грезах сна Им мысль моя была полна!.. Мне образ памятный являлся, Арапский профиль рисовался, Блистал молниеносный взор, Взор выражающий укор И пени раны затаенной!.. И часто девочке смиренной, Сияньем чудным озарён, Всё представал, всё снился он!..»). Глубоко психологична вторая часть

(это, в сущности, самостоятельная лирическая новелла) «Двух встреч»:

Я помню, я помню другое свиданье:

На бале блестящем, в кипящем собранье,

Гордясь кавалером, и об руку с ним,

Вмешалась я в танцы… и счастьем мои

В тот вечер прекрасный весь мир озлащался.

О н с нежным приветом ко мне обращался,

О н дружбой без лести меня ободрял,

О н дум моих тайну разведать желал…

Брат Ростопчиной С.П.Сушков вспоминал: «… в первую зиму её выезда в свет, когда ей было 18 лет; Пушкин так заинтересовался пылкими и восторженными излияниями юной собеседницы, что провёл с нею большую часть вечера и после того тотчас познакомился с познакомился с семейством Пашковых». Танец пылкой любительницы словесности и изящных искусств, начинающей стихотворицы с с а м и м Пушкиным…- «Ему рассказала молва городская, Что, душу небесную пищей питая, Поэзии чары постигла и я, - И о н с любопытством смотрел на меня, - Песнь женского сердца, песнь женских страданий, Всю повесть простую младых упований Из

уст моих робких услышать хотел… Он выманить скоро признанье успел У девочки, мало знакомой с участьем, Но свыкшейся рано с тоской и несчастьем… И тайны не стало в душе у него!»

Кратковременное, но столь знаменательное и романтично-судьбоносное общение с с а м и м Поэтом («Мне было не страшно, не стыдно его… В душе гениальной есть братство святое: Она обещает участье родное, И с нею сойтись нам отрадно, легко; Над нами парит она так высоко, И ей неизвестны, в её возвышенье, Взыскательных дольных умов осужденья»).

Вниманьем поэта в душе дорожа, -

Под говор музыки, украдкой, дрожа,

Стихи без искусства е м у я шептала

И взор снисхожденья с восторгом встречала.

Но о н, вдохновенный, с какой простотой

О н исповедь слушал души молодой!

Как с кротким участьем, с улыбкою друга,

От ранних страданий, от злого недуга,

От мрачных предчувствий он сердце лечил

И жить его в мире с судьбою учил!

В подмосковном Воронове, в приворонежском имении Анна, старом Калужском тракте и на тульских просёлках часто возникал в сентиментально-метафорических грёзах поэтессы милый-милый, дорогой до слёз, «арапский профиль» («Он пылкостью прежней тогда оживлялся, Он к юности знойной своей возвращался, О ней говорил мне, ее вспоминал. Со мной молодея, он снова мечтал. Желал он, что прежде, в разгульные годы Его одинокой и буйной свободы, Судьба не свела нас, что раньше меня Он отжил, что поздно родилася я…»). Интимно-личностное, сокровенно-осердеченное «погружение» в психологию своего необыкновенного собеседника («Жалел он, что песни девической страсти Другому поются, что тайные власти Велели любить мне, любить не его, - Другого!.»).

……………….И много сказал он всего!..

Слова его в душку свою принимая,

Ему благодарна всем сердцем была я…

И много минуло годов с того дня,

И много узнала, изведала я, -

Но живо и ныне о н ё м вспоминанье;

Но речи поэта, его предвещанье

Я в памяти сердца храню как завет

И ими горжусь… хоть е г о уже нет!..

В декабре 1838 года Евдокия Ростопчина писала Петру Александровичу Плетневу (издававшему после Пушкина журнал «Современник»): «Две встречи» - истинный рассказ моих двух первых свиданий с Пушкиным…»

Но эти две первые, чудные встречи

Безоблачной дружбы мне были предтечи, -

И каждое слово его, каждый взгляд

В мечтах моих светлою точкой горят!

В подмосковной Пушкиниане Евдокия Ростопчина, имение Вороново занимают особое место. Кстати сказать, один из хозяев усадьбы Вороново Артемий Иванович Воронцов – крёстный отец А.С. Пушкина.

«Огончарованный» Александр Пушкин

Зимой 1828-1829 годов аристократическая и интеллектуальная Москва откликнулась на приглашение учителя танцев Петра Иогеля. Здесь, на балу, Александр Пушкин впервые встретил Наталью Гончарову («Я влюблён, я очарован, Я совсем огончарован!»).

Пушкинская «Мадонна»:

Исполнились мои желания. Творец

Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,

Чистейшей прелести чистейший образец.

В апреле 1830 года Пушкин обратился к своей будущей тёще с признанием: «Когда я увидел её, красоту её едва начали замечать в свете. Я полюбил её, голова у меня закружилась, я сделал предложение, ваш ответ, при всей его неопределенности, на мгновениесвёл меня с ума».

Подмосковный Ярополец - ещё одно из Пушкинских мест. Это имение Натальи Ивановны Гончаровой (1785-1848), матери Натальи Пушкиной. Источники свидетельствуют о неоднократном приезде сюда поэта.

В частности, Л.А. Черейский в «Современниках Пушкина» констатирует: «Поэт в 1833 и 1834 годах приезжал к тёще в её подмосковное имение Ярополец и был гостеприимно принят владелицей».

Москва – Ярополец, Москва – Полотняный Завод – пушкинские маршруты, которые ещё предстоит «освоить» краеведам. Пушкиноведы отмечают, что Александр Сергеевич познакомился с будущей тёщей в начале 1829 года. О Наталье Ивановне сведения противоречивы. Однаиз хорошо знавших её современниц, вспоминала, что хозяйка имения в Яропольце была «довольно умна и несколько начитана, но имела

дурные, грубые манеры и какую-то пошлость в правилах», даже «дочерей своих била по щекам».

1830-1831 годы: встречи с ней соискателя руки дочери, сватовство, помолвка, женитьба. Крутой нрав, проявления ханжества и самодурства Натальи Ивановны вызывали неприятие со стороны молодого семьянина, уехавшего с женой из Москвы на постоянное жительство в северную столицу. Однако позднее наступило «примирение». Общая их знакомая Е.А. Долгорукова в мемуарном свидетельстве заметила, что Наталья Ивановна со временем даже «полюбила Пушкина, слушалась его».

…Удивительно переплетаются судьбы, даты, биографии, факты. Ещё до рождения Натальи Гончаровой происходили грозно-тревожные события. Она родилась 27 августа 1812 года, на второй день Бородинской битвы, в имении

Полчища Наполеона прорывались к Москве. От «супостатов» можно было спастись только в «дальних» губерниях.

Из письма владельца Полотняного Завода Николая Афанасьевича Гончарова (конец августа 1812 года): «Несчастный поворот политических дел Европы и загоревшаяся неожиданная война в отечестве возвели наконец бедствия домашних неустройств наших до такой степени, которой кажется уже никакие удары судьбы превзойти не в силах.Вам известны они будут в полной мере, когда, думая найти в прародительском доме семейство Ваше, с ужасом застанете лишь стены собственности прежней, сделавшейся

жертвой вероломных хищников и варваров, столь нагло нарушивших священный союз с Россией! Сии надвинувшиеся громовые тучи на любезный край наш и предчувствия вящих нещастий решили меня, между страхом и надеждою за своих колеблющегося, спасти жену в то время на сносе беременною и невинных изнемогающих болезнию младенцев от когтей тигров, соорудив-ших погибель вселенной». Это малоизвестное письмо отца Натальи Гончаровой-Пушкиной – уникальный психологический документ эпохи Отечественной войны 1812 года. Для краеведов же Подмосковья здесь – множество биографических, «житийных» деталей, нюансов, коллизий. – «…Итак, для всякой осторожности назначил я дорогим сердцу моему мирным убежищем деревню шурина моего Загрязского, село Кареян, где они теперь все находятся с 19-го числа августа. Служба моя при гражданском губернаторе в Калуге, требуя меня налицо, заставила против воли бросить все заведения наши, ибо есть ли б не был при всём, то по понуждению дворянства идти на ратное поле конечно бы и я не миновал участи протчих. Должностным невозможно было в таких смутных положения получать отпуски, ибо cтрого запрещалось оставлять город, но выезжать лишь тогда, когда приказано будет губернатору и всей его канцелярии в случае неизбежной опасности и лишь тогда выбираться вместе с присутственными местами. Меня ж, к щастию, по особенному препоручению, освободили выездом прежде, и теперь соединился я уже с моим семейством в Кареяне, где ожидаем гибель или спасение». Письмо Николая Афанасьевича передаёт драматически напряженную обстановку военного лихолетья («Бога ради, дайте себя видеть и удостовериться нам, что имеем ещё близкого сердцу нашему и истинного друга в числе живых. Все те, которые решились принять меры осторожности, отправились в Тамбовскую губернию или в самый город Тамбов; в числе последних выслал туда же сам губернатор Каверин своих детей, так как в край отдаленной от центра России, где и до сих пор все жители спокойны»). Николай Афанасьевич сообщает весьма любопытные ( в особенности для креведов) «географические» подробности «путешествия»: «Маршрут: из Калуги на Тулу, на г. Богородицк, на г. Амбур и Тамбов, откудова всякий рассказать мо-жет дорогу в село Знаменское Кареян тож». Подрастающую Наташу ласково звали Т а ш е й. Полотняный Завод - одно из «культурных гнёзд» России. Дети Гончаровых получали неплохое по тому времени образование. Чудом сохранились ученические тетради Таши, её сестёр и брата. В них – записи по отечественной истории, мифологии, географии, филологии. Наташа Гончарова была не лишена стихотворческого дарования. Конечно, её детские опыты не сулили ей судьбы «русской Сафо» - Анны Буниной. Вместе с тем десятилетней девочкой она вписала в альбом брата Ивана свои рифмованные строки на французском («Пройди без невзгод свой жизненный путь, Пусть дружество украсит дни твои, И помни о чистосердечной привязанности, Что я всегда питала к тебе»). Будущая спутница русского гения неплохо владела. несколькими иностранными языками; ей было присуще художественно-живописное дарование; знала она толк в цветоводстве; её оценки музыкальных, театральных, скульптурных пропроизведений, .отличались глубиной мысли и чувством прекрасного; ею любовались и как грациозно озорной наездницей. Знавшие её отмечают педагогическое дарование Таши-Натали. Время сохранило записную книжку сестёр Гончаровых с «Правилами жизни»: «Никогда никому не отказывать в просьбе, если только она не противна твоему понятию о долге. – Старайся до последней крайности не верить злу или что кто-нибудь не желает тебе добра. – Старайся никогда не рассказывать ни про кого дурного, исключая того, кто должен это знать. – Не осуждай никого ни голословно, ни мысленно, а старайся найти, если не оправдание, то его хорошие стороны, могущие возбудить жалость». Тот же Л.А. Черейский в «Современниках Пушкина» делает некоторые обобщения негативного характера о жизни и домашних «университетах» в подмосковном имении: «Жизнь Натальи Николаевны в родительском доме была безотрадной. Душевнобольной отец Николай Афанасьевич, суровая и деспотична мать Наталья Ивановна отравляли жизнь детям, а дочерям в особенности. Много горя пришлось испытать и самой младшей из них, Наташе. Позднее она признавалась, что «в самом строгом монастыре молодых

послушниц не держали в таком повиновении, как сестёр Гончаровых».

Какие страсти кипели в Яропольце, Полотняном Заводе, в доме Гончаровых, когда 16-летняя Таша-Наташа сообщила о неожиданном предложении Александра Пушкина.

Первоначальная реакция – отрицательная. Жених явно небогат. Ходят упорные слухи о его неблагонадёжности, о претензиях к нему правительства. Но обычно робкая, застенчивая, покладистая, молчаливая и очень сдержанная, даже запуганная суровой родительницей Таша-Наташа вдруг проявила строптивость и настойчивость. Близкая их семье современница заявляет: «Гончарова-мать сильно противилась браку своей дочери, но… молодая девушка её склонила». «Участь моя решена. Я женюсь…» - дневниковая пушкинская запись. Признание Пушкина Н.И. Кривцову: «Я женюсь без упоения, без ребяческого очарования. Будущность является мне не в розах, но в строгой наготе своей. Горести не удивят меня…» Александр Сергеевич выделит тёще деньги на приданое и свадьбу. Наталью Ивановну убедит также заверение шефа жандармов Бенкендорфа о том, что государь одобряет брак поэта с «женщиной столь достойной и привлекательной, как м-ль Гончарова».

… Думы и упования звенигородские…

«Пушкинский круг» поэзии… Выдающиеся личности, крупные, звёздно-высокие имена корифеев и личности более скромные, но также значимые, заметные. Среди них - Надежда Сергеевна Теплова (1814-1848). Родилась в Москве. В семье чтили и ценили прекрасное, художественное, совершенное. Надежда и её сестра Серафима (она тоже была склонна к стихотворству, тоже печаталась в журналах). Брали уроки знаменитого пианиста Шпревица. Тепловы устраивали музыкальные вечера. Тринадцатилетняя любительница изящной словесности стала автором стихотворения «К родной стороне»; это подражание «Эоловой арфе» Жуковского начинало ряд публикаций в известных изданиях ( «Дамский журнал», «Московский телеграф», а потом – «Денница», «Литературная газета», «Отечественные записки»). В «альманашное половодье» влилось новое дарование. В альманахе «Северные цветы» её стихи «соседствовали»

с сочинениями А.С. Пушкина. Лирические опыты её одобряли Иван Киреевский и Виссарион Белинский.

…Чёрные крылья беды. Содрогнулась Москва, содрогнулась Россия… Звенигород (через десять лет здесь уйдёт из жизни 34-летняя Надежда Теплова) тоже скорбел; молодая поэтесса пишет стихотворение «На смерть А.С. Пушкина»:

Смиритеся, отважные мечтанья,

Здесь ничему свершиться не дано!

Великому – предначертанье!

Прекрасному – мгновение одно!

Ещё твоих мы ждали песнопений, -

Всё кончено! Твой грозный час пробил,

Наш вековой поэт и гений,

Исполненный могущественных сил!

Думы и упования звенигородские… Думы и упования захаровские, пущинские, бронницкие, калужско-яропольские… Солнце русской поэзии закатилось…

Так, и тебя судьба не пощадила!

Задумчиво над урною твоей

Главу Поэзия склонила.

Кто заменит утраченное ей?

Как важны были начинанья!

Увы, сколь кратко бытие!

Но имя славное твое

Веков грядущих достоянье!

Печальные журавли над Бронницами и Лопасней…

…В центре Бронниц, у Архангельского собора, сооруженного в 1705 году, похоронены декабристы Михаил Александрович Фонвизин и Иван

Иванович Пущин. Старожилы вспоминают, что у этих обнесённых чугунной оградой чёрных гранитных памятников можно было часто видеть Александра Александровича Пушкина - внука поэта… …Александры Александровичи Пушкины в Подмосковье… В январе 1861 года ротмистр А.А. Пушкин вышел в отставку (по семейным обстоятельствам) в чине полковника; в 1862 году он занял должность мирового посредника третьего участка Бронницкого уезда

Московской губернии. В этой должности он – до 1866 года. Ещё год он – председатель уездного мирового съезда. Об успешной деятельности Александра Александровича свидетельствуют врученные ему специальные знаки отличия: «за успешное введение в действие положения 1861 года о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости»(1863), «за введение в действие такого же положения 1863 года»(1865). Его отметили также «за поземельное устройство бывших государственных крестьян».

В Бронницах потомки великого поэта чтили память об Иване Ивановиче Пущине. Напомним, что одному из ближайших лицейских друзей, «первому» и «бесценному», посвящены пушкинские стихотворения:

«К Пущину», «Воспоминание» (1815), «Вот лежит больной студент»…»(1817). Пушкинское «В альбом Пущину»: «Ты вспомни быстрые минуты первых дней, Неволю мирную, шесть лет соединенья, Печали, радости, мечты души твоей, Размолвки дружества и сладость примиренья…»; «…Поэта дом опальный, О Пущин мой, ты первый посетил». Декабрьское восстание 1825 года навеки разлучило их. К изгнаннику обращено пушкинское: «Молю святое провиденье: Да голос мой душе твоей Дарует то же утешенье, Да озарит он заточенье Лучом лицейских ясных дней!» На Кавказе Александр Сергеевич встретится с

декабристом М.И.Пущиным, который в письме к брату свидетельствовал:

«Он любит тебя по-старому и надеется, что и

ты сохраняешь к нему

то же чувство».

Смерть великого поэта болью отозвалась в сердце И.И. Пущина:

«Последняя могила Пушкина! Кажется, если бы при мне должна была

случиться несчастная его история… то роковая пуля встретила бы мою

грудь:я бы нашёл средство сохранить поэта-товарища, достояние России».

…Над Бронницами с грустно-тревожным курлыканием пролетали

жура вли.

Из Подмосковья – во глубину России…

Сыновнее признание шестнадцатилетнего Пушкина:

Мне видится моё селение,

Моё З а х а р о в о; оно

С заборами в реке волнистой,

С мостом и рощею тенистой

Зерцалом вод отражено.

На холме домик мой…

О приезде в Захарово уже «взрослого» сына мать поэта Надежда Осиповна напишет дочери Ольге: «Представь себе, он сделал этим летом сентиментальную поездку в Захарово, совсем один, единственно для того, чтобы увидеть места, где он провёл несколько лет своего детства» (1830). К психологической заадке-диалектике «сентиментальной поездки» Пушкина можно прикоснуться,

вчитываясь в лирическую исповедь пушкинского друга Евгения Баратынского («Судьбой наложенные цепи Упали с рук моих, и вновь Я вижу вас, родные

степи, Моя начальная любовь. Степного неба свод желанный, Степного воздуха

струи. На вас я в неге бездыханной Остановил глаза мои. Но мне увидеть было

слаще Лес на покате двух холмов И скромный дом в садовой чаще, Приют младенческих годов…»).

Один из глубинных корней пушкинского рода ведёт в Кореневщино. Исто-

рические свидетельства констатируют: село основано в конце ХУ11 века рязан-

ким дворянином Кореневым (отсюда название). Прадед со стороны матери А.С.

Пушкина Фёдор Петрови был женат на дочери Ивана Михайловича Коренева –

Ксении. После завершившегося неудачей Прутского похода 1711 года Фёдор

Петрович Пушкин обосновался в Кореневщине. Здесь жили Алексей Фёдорович

Пушкин, Мария Алексеевна Пушкина-Ганнибал, дочь которой Надежда Осипов-

на провела в Кореневщине детские годы (1777 - 1784). Она вышла замуж за Сер-

гея Львовича Пушкина и стала матерью будущего великого русского поэта. Мате-

ринская ветвь… Отцовская ветвь пушкинской генеалогии…Пушкины в Русском

Подстепье…Русское Подстепье – прародина гения мировой поэзии, величайшее-

го деятеля мировой культуры. Тропы и тропинки к Пушкину («Два чувства див-

но близки нам – В них обретает сердце пищу – Любовь к родному пепелищу, Лю-

бовь к отеческим гробам…»).

… Подмосковье помнит. Подмосковье хранит всё, что имеет хоть какое-то отно-

шение к биографии и личности гения отечественной культуры.

Вот, например, П у ш к и н о…

…Итак, приезжайте к нам завтра, не позже!

У нас васильки собирай хоть охапкой.

Сегодня прошёл замечательный дождик

Серебряный гвоздик

с алмазною шляпкой…

На П у ш к и н о в девять идёт электричка.

Послушайте, вы отказаться не вправе…

Дмитрий Кедрин.

Подмосковная станция Пушкино получила название от близлежащего старинного села. Междуречье Клязьмы и Вори, 43 километра северо-восточнее столицы России. Статус города присвоен 17 августа 1925 года, но «дачный» посёлок «начинался» ещё в 1860-е годы. Село Пушкино на Уче впервые упомянуто в 1401 году. В селе работал медеплавильный завод, затем организовалось суконное производство. А.С.Пушкин знал о существовании этого подмосковного села. Работая над историческим повествованием об эпохе Петра Великого, Пушкин сделал, в частности, такую запись о восстании стрельцов в 1682 году: «17 сентября (в день св. Софии) боярин князь Михаил Иванович Лыков схватил старого Хованского на дороге в село Пушкино и сына его на реке Клязьме в его отчине и привёл обоих в село Воздвиженское, где, прочтя им указ, без всякого следствия им и стрельцам Одинцову с товарищами отрубил голову». В сезонном театре «дачного искусства» ставились оперы, оперетты, фарсы, водевили, давались концерты ( с участием Ф.И.Шаляпина, В.И. Качалова, Л.В. Собинова, Н. А. Обуховой).

П у ш к и н о – Л е с н о й г о р о д о к стал местом пребывания знаменитостей. К. С. Станиславский, И.М. Москвин, А.В. Нежданова, А.П. Ленский…А.С. Новиков-Прибой, М.М. Булгаков, А.А. Фадеев, Ф.В. Гладков, С.Н. Сергеев-Ценский, Л.Н. Сейфуллина, В.П. Катаев… Константин Паустовский посвятил ему благодарственные строки в своей «Книге скитаний»; Михаил Пришвин в дневниковых записях говорит о «пушкинском» ериоде своего творческого скитальчества; Михаил Шолохов работал здесь над первой книгой «Тихого Дона».

Город областного подчинения. «Многоярусный» пригород столицы. На территории Пушкинского района функционирует 200 промышленных предприятий крупного и среднего бизнеса. Особая гордость пушкинцев – мощная сеть санаторно-оздоровительных организаций, входящих в «зелёный пояс» столицы.

…Усадьба М у р а н о в о (близ платформы Ашукинская). Более полувека – с 1816 по 1918 годы – здесь проживали, последовательно сменяя друг друга, родственные семейства Энгельгардтов, Боратынских, Путят, Тютчевых.

По преданию, здесь бывал А.С. Пушкин, друг хозяина усадьбы Евгения Боратынского.

«Дом поэтов»… Д.В. Давыдов, Н.В. Гоголь, С.Т. Аксаков, К.С. Аксаков, Я.П. Полонский, А.Н. Майков, И.В. Киреевский, П.В. Киреевский, Е.П. Ростопчина, В.Ф. Одоевский… Открытый в 1920 году Музей имени Ф.И. Тютчева (входит в границы Радонежского природно-исторического заповедника) располагает богатейшей коллекцией живописи, книг, фарфора, мебели.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
13 февраля 2021 в 22:20

Великолепное, на редкость удачное название.
Мне уж и читать ничего не надо, тем более, что некогда.
Заряжен, как никогда.

Огромное спасибо за наше ВСЁ!!!
Здравостояния и страстотерпия, дорогой Василий Васильевич!

14 февраля 2021 в 11:59

Прекрасный очерк в память о русском поэте! Нет, это даже очерк, это полновесное исследование на пару кандидатских. Особенно очаровал рассказ о событиях сразу после Пушкина.

В.В! Спасибо!

1.0x