Сообщество «Оборонное сознание» 09:41 26 августа 2022

Об особенностях нашей ПВО, в частности, в отношении HIMARS

мы находим технологические решения, которые позволяют выйти из любой сложной ситуации

Российская ПВО действует эффективно не только против самолётов и беспилотников, но и против реактивных систем залпового огня (РСЗО). По большинству РСЗО, находящихся на вооружении Украины, наша ПВО срабатывает со стопроцентным поражением.

Но здесь надо пояснить, что есть войсковая ПВО, а есть объектовая ПВО – это разные системы, решающие разные задачи. Первая прикрывает войска на поле боя, а вторая защищает стационарные военные и гражданские объекты.

Главное оружие войсковой ПВО – это модификации комплекса С-300В, сейчас – С-300В4. Также в войсковую ПВО входят зенитные ракетные комплексы (ЗРК) "Бук-М2" и "Бук-М3" (кстати, у ВСУ только "Бук-М1" имеется). "Бук-М3" – полностью цифровой. И, конечно, "Тор-М2" – всепогодный зенитно-ракетный комплекс.

Объектовая ПВО – это, в первую очередь, комплексы С-300П и С-400. Первый обычно идёт в модификации С-300ПМ2. А С-400 – более современная система, но сделана она так, что внешне её трудно отличить от С-300. По крайней мере, неспециалисту. Это сделано для дезориентации противника, когда тот использует средства наблюдения типа дронов с расстояния в два-три километра. А разница между боевыми характеристиками комплексов весьма ощутимая. У С-300 максимальная дальность поражения 250 километров, а у С-400 – 400! Все комплексы, которые я вам назвал, – это комплексы-роботы.

Что представляет собой такой роботизированный комплекс? На борту у него имеется компьютер со специальными программами, который очень помогает во время боевой работы, учитывая напряжённость современного боя, который, вообще-то, может идти, учитывая некоторые последние данные по стрельбе HIMARS, 10 секунд! Столько отводится на обнаружение, захват и пуск для уничтожения цели. А если противник произвёл атаку не одной ракетой, а группой? Человек просто не успевает среагировать, поэтому компьютеры незаменимы в таких ситуациях.

Разберём случай с обстрелом ВСУ Антоновского моста около Херсона. Тогда в первый день несколько ракет поразили цель. Причём Украина тут использовала старую израильскую тактику времён арабо-израильских конфликтов начала 1970-х и более поздний опыт Израиля в противостоянии с Ливаном. Израильтяне тогда навешивали на беспилотники уголковые отражатели, и такие беспилотники на экранах локаторов расчётов ПВО по размеру выглядели как полноценные самолёты. Дивизион ПВО, естественно, стрелял по этим беспилотникам, расстреливая весь боезапас. Надо перезаряжаться, а в этот момент уже летят штурмовики и беспрепятственно поражают намеченные израильтянами объекты.

Такая же история, кстати, была и в Нагорном Карабахе. Азербайджан собрал множество «кукурузников» Ан-2. Многие тогда посмеивались над странной азербайджанской любовью к этим бипланам. А азербайджанцы сделали вот что: в каждую машину поставили систему дистанционного управления и заложили взрывчатку – получился беспилотник-камикадзе. Если его не сбивают, то он поражает какую-то цель на земле, к тому же разрушая всё в округе. Поэтому сбивать его надо. И эти «кукурузники» азербайджанцы запускали десятками. Армяне сбивали их, но закончилось это всё тем, что ракет почти не осталось. Тут-то в ход и пошли "Байрактары" ВС Азербайджана. А стрелять по ним нечем...

В Херсоне ВСУ отработали примерно ту же схему. Сначала ударили "Смерчи" – мощные ракеты ещё советской разработки с дальностью стрельбы до 70 километров. За ними выпустили HIMARS. РСЗО HIMARS – это бронированный контейнер на колёсном шасси. Грузовик пятитонный берёт шесть ракет. Дальность стрельбы – до 110 километров. В апогее они достигают высоты в 22 километра. До этого значения они летят по баллистической траектории, а потом начинают управляться командами – через систему GPS, например, чтобы точно попасть в цель. Точность высокая, всего 7–10 метров погрешность.

Итак, по Антоновскому мосту в первый день попадает несколько ракет. На второй день – ни одной ракеты, все сбиты. На третий – ракеты снова попадают. Причём HIMARS повредили только дорожное полотно, а опоры не пострадали. Кстати, поэтому и мы мало используем ракеты по мостам. Повреждённое дорожное полотно можно поправить за неделю, а в опору попасть очень тяжело. Это мы можем сделать только в том случае, если беспилотник или наши спецназовцы лазером будут подсвечивать опору, но это сложно осуществить в тылу украинских войск.

Ясно, что HIMARS показывают высокую точность за счёт использования GPS. Но возникает вопрос: как удалось на второй день всё сбить? У меня, например, такое ощущение возникло, что была протестирована современная система, которая отработала на 100%. А потом её убрали, к примеру, для защиты Севастополя, где, условно, она могла находиться и до этого. Потому на третий день у нас уже были не те результаты.

В целом с РСЗО HIMARS бороться можно, и наша ПВО это делает. Российские комплексы давно и успешно уничтожают ракеты украинских РСЗО «Ураган» и «Смерч», по тактико-техническим характеристикам не слишком отличающиеся от характеристик американских ракет.

Таким образом, выстраивается эшелонированная система обороны освобождённых территорий. На дальних подступах работают С-300ПМ2 и С-300В4, ближние рубежи защищают комплексы "Тор-М2", "Бук-М2", "Бук-М3" (который работает по системам HIMARS очень эффективно) и "Панцирь-С".

"Панцирь" отлично зарекомендовал себя и в Сирии, и на Украине. Главное достоинство этого зенитного ракетно-пушечного комплекса (ЗРПК) – невысокая стоимость и простота исполнения ракеты. Неслучайно ракету "Панциря" называют летающим ломом.

Сейчас принято решение о доработке ЗРПК "Панцирь". Обновлённый комплекс внешне будет похож на предшественника: многофункциональная станция, 12 ракет, как и было, и две пушки, два зенитных автомата по 30 миллиметров. Но станция полностью новая с обнаружением цели на дальности 70 километров и возможностью ведения до четырёх целей одновременно. И добавится очень высокая точность определения координат объекта атаки. Обновлённые "Панцири" будут работать в том числе и по HIMARS.

В отличие от ракет "Панциря" ракета HIMARS – очень дорогое удовольствие. Залп в шесть ракет обходится почти в миллион долларов. По Антоновскому мосту выпустили 12 ракет, то есть «улетели» почти два миллиона, а в результате – лишь небольшие повреждения. Но эти повреждения явно не на два миллиона долларов, так что их расходы несоизмеримо высоки.

Но всё-таки дальнобойные средства поражения требуют нашей незамедлительной реакции. Вот американцы в своё время разработали интересную систему, которую испытали пару лет назад на полигоне Юма в штате Аризона. Что они сделали? Взяли макеты нашего "Панциря" и танка Т-72 и запустили спутник, данные которого с узла космической связи стали передаваться на два средства поражения – вертолёт-беспилотник и гаубицу М109 Paladin. В чём новизна этой системы? Раньше, в обычной системе, всё выглядело так: спутник, центр связи, штаб. В штабе приняли решение, дали команду – на всё уходило минут двадцать. А теперь это делают за двадцать секунд с помощью технологии искусственного интеллекта.

Это применяется сейчас и на Украине. Ведь неоднократно представители Киева заявляли, что они получают от американцев и британцев информацию в режиме онлайн. То есть отработанное на полигоне Юма реализуется непосредственно на Украине.

Тем не менее, мы находим технологические решения, которые позволяют выйти из любой сложной ситуации. И те же самые задачи, которые американцы решают с помощью супертехнологий, мы решаем гораздо проще и доступными средствами. В этом наша сила.

6 июня 2024
Cообщество
«Оборонное сознание»
1.0x