Сообщество «Оборонное сознание» 09:06 8 августа 2022

Как устроена американская машина промывки мозгов

военный эксперт Александр Свинухов о психологических операциях США
3

Военный эксперт Александр Свинухов вернулся из США непосредственно перед началом СВО, куда он был командирован на учёбу в университете Джона Хопкинса. Александр согласился рассказать об учёбе и о том, как в США организован такой вид военной деятельности, который обычно именуется психологической войной.

Дмитрий Винник. Александр, с какой целью вы направились на учёбу в США?

Александр Свинухов. Во-первых, конечно же, повысить свою квалификацию как военного психолога, перенять зарубежный опыт. В моей учёбе акцент делался на двух больших годовых курсах: безопасность пациентов и первая психологическая помощь при чрезвычайных ситуациях и военных конфликтах. Кроме того, меня интересовали и теоретические и организационные аспекты ведения психологической войны.

Дмитрий Винник. Александр, почему выбор пал именно на университет Джон Хопкинса? Это же гражданский ВУЗ?

Александр Свинухов. Да, это частный гражданский университет, основанный в 1876 году. Но дело в том, что это весьма милитаризированный вуз, в том смысле, что он является одним из крупнейших военных подрядчиков. Это научно-исследовательские и инженерно-конструкторские работы. По объему военных заказов этот университет второй после Массачусетского технологического института. Это порядка миллиарда долларов в год. Не удивительно, что эта статья доходов является для университета основной.

Дмитрий Винник. Какое отношение военная психология имеет к психологической войне? Общность терминов ведь не всегда отражает сходство деятельности.

Александр Свинухов. Сегодня в Российской армии на штатных психологов возложены обязанности, которые раннее были свойственны политработникам или, как говорили в еще более раннюю эпоху, – комиссарам. Обычно под этим понимают работу по формированию должных моральных качеств у личного состава, внушение воли к победе, разъяснение политических целей и смысла конкретных боевых действий. В СССР этой работой управлял ГлавПУР – Главное политическое управление СА и ВМФ. В 1991 году в рамках извращенно понимаемой компании по деполитизации военной службы ГлавПУР был ликвидирован. Политработников не уволили – они стали «психологами». Впоследствии появились психологи с образованием. Кто-то же должен заботиться хотя-бы о душевном состоянии солдат и офицеров? Но для мотивации, для вселения воли к победе этого явно недостаточно. Без патриотизма, без идейного содержания эта работа неполноценна. Исключительно важно, что наше руководство это осознало и ГлавПУР был воссоздан 30 июля 2018 года указом Президента России. Я бы сказал, что это имело стратегическое значение. Но военные психологи никуда не делись. Однако наша деятельность не сводится к работе с личным составом. Военные психологи имеют непосредственное отношение к работе, которая известна как спецпропаганда. Этот понятие несколько устарело по причине прогресса информационных технологий, но смысл остался прежним – воздействие на моральное состояние противника и на гражданское население в актуальной или потенциальной зоне вооружённого конфликта. Этим занимаются разные специалисты, но и военные психологи в том числе.

Дмитрий Винник. В США в психологической войне сильно преуспели?

Александр Свинухов. Конечно, это одно из их сильных качеств. Но, то что они делают в этой сфере, не сводится к психологической войне и спецпропаганде как привычному набору методов с времен Второй Мировой войны. Скорее, есть смысл говорить о некоем комплексе действий военных и гражданских лиц (под руководством военных, разумеется), по достижению цели победы в вооружённом конфликте. Сейчас этот комплекс обычно называют «гибридной» войной.

Дмитрий Винник. И обычно применительно к действиям России в Крыму в 2014 году, в Сирии, Африке и везде, где только теоретически могут появиться былинные герои Петров и Боширов?

Александр Свинухов. В самом деле, в США были впечатлены нашей крымской операцией, причислив её к лучшим операциям гибридной войны. Однако, они взяли на вооружение эту историю и стали использовать в своей пропаганде, внушая мировому сообществу параноидальную идею о вездесущей России, достигающей военных целей самыми изощрёнными невоенными способами.

Дмитрий Винник. Дошло до того, что даже выступления наших дипломатов в ООН по украинскому вопросу объявлялись проявлением гибридной войны, которую ведет Россия. Это, случаем, не размывание понятия войны как вооружённой борьбы?

Александр Свинухов. Подобное стирание грани между понятиями тоже часть психологической войны. Внутри Пентагона то с понятиями все хорошо, а вот у тех, кто снаружи, очень удобно инспирировать логическую путаницу. Когда ты контролируешь большую долю глобальных СМИ, есть пространство для манёвра: при одних обстоятельствах войной можно обозвать любые мирные действия, даже не носящие враждебного характера; при других – боевые действия можно не считать войной.

Дмитрий Винник. То есть, несмотря на крымский успех, армия США продолжает сохранять приоритет?

Александр Свинухов. Бесспорно. Этот исключительно сложный и высокоорганизованный вид деятельности, в который вовлечено колоссальное количество подразделений армии США и его союзников, американских и зарубежных подрядчиков, неправительственных организаций и спецслужб. У них весьма развитая и запутанная терминологии. Там различают как таковые «психологические операции» (печально знаменитый PSYOP), «информационные операции» и «гражданские операции». Отдельно выделяются «операции военной дезинформации» (MILDEC) и «операции на компьютерных сетях», т.е. кибервойну (CNO). Какие операции являются родовыми, а какие видовыми просто так не разберёшься, это зависит от текущей подведомственности. Это все регламентируется соответствующими доктринами, огромным количеством руководств, инструкций и межведомственных соглашений.

двойной клик - редактировать изображение

Дмитрий Винник. Можно ли говорить об отдельном роде войск, который занимается психологической войной?

Александр Свинухов. В каком-то смысле да, поскольку существуют Силы по гражданским и психологическим операциям, у которых есть собственное командование, известное как CAPOC. В этих силах служит 13500 человек, в основном это резервисты. Однако эти силы имеют статус «airbone», т.е. аэромобильного подразделения. Это кое-что говорит о степени значимости и готовности этих сил. Строго говоря, в США всего 6 родов войск, которые называются «видами вооруженных сил». Психологическая война подведомственна такому виду как «армия США», т.е. сухопутным войскам. Исторически CAPOC было одним из четырех главных командований Сил Специальных операций (ССО). Однако, в 2006 году его передали в Командование резерва армии. Тем не менее, в составе ССО остаются 4-я и 8-я группы психологических операций, 95-я бригада по гражданским вопросам и Учебный центр специальных боевых действий Джона Ф. Кеннеди. Структура управления очень запутанная, она постоянно видоизменяется, кроме того, существуют скрытые контуры управления и разобраться в этом далеко не просто.

Дмитрий Винник. Какими словами можно описать атмосферу в университете Джона Хопкинса?

Александр Свинухов. Одним словом – как сюрреалистическую.

Дмитрий Винник. Множество феминисток, фриков и прочих психологических мутантов?

Александр Свинухов. И это тоже, но их сейчас в каждом американском университете полно. Прямого давления на нас, студентов из России, не оказывали, но атмосфера вокруг нас была достаточно напряжённая. Мне повезло, что вторую часть курса я закончил онлайн уже будучи в России. Иначе точно были бы проблемы. Кстати, были бесплатные курсы, на которых рассказывали об оккупации Украины Россией.

Дмитрий Винник. В глубокой исторической перспективе?

Александр Свинухов. Конечно.

Дмитрий Винник. То есть в одном из ведущих университетов США и мира просто несли откровенный псевдонаучный вздор?

Александр Свинухов. О чём и речь. Ещё стоит вспомнить курсы по международному гуманитарному праву. Это действительно очень важный курс, он востребован для наблюдателей ООН, участников международных гуманитарных миссий и т.п. Акцент в этом курсе был сделан на локальных военных конфликтах. Однако он был составлен таким образом, что был пресыщен превратно интерпретируемыми и откровенно ложными примерами из событий в Чечне, Абхазии, Сирии. Огромный акцент был, опять же, сделан на Украине. Вот здесь и был спрятан ключ, – они использовали этот курс для антироссийской пропаганды, убеждая, что мы империя зла. Это демонстрирует поистине звериную серьёзность их подхода к нам, если даже в таких мелочах, как обычный курс международный гуманитарного права адаптирован на демонизацию России.

Дмитрий Винник. В этой тотальности антироссийских действий есть какая-то маниакальность…

Александр Свинухов. В этом есть системность государственного подхода по отношению к государству, которое они считают главным противником. Впрочем, они не гнушаются тестировать радикальные методы воздействия на общественное сознание и внутри своей собственной страны.

Дмитрий Винник. Вы про проект MK-Ultra?

Александр Свинухов. И про него тоже. Однако, уверен, что весь скандал с проектом Mk-Ultra было утечкой, организованной ЦРУ. С одной стороны, рассказами про сомнительные пара-научные эксперименты и прочие сумасбродства, поражающие воображение, они хотели отвлечь внимание от проектов, которые действительно сулили значительные успехи. Например, от создания концептуального и организационного каркаса управления разворачиваемой в те годы глобальной сети. С другой стороны, это было частью психологической войны как против противников, так и против своего народа. Не стоит забывать и о репутации ЦРУ, создавшей вокруг себя невероятный фантастический ореол. Штаты внутри своей страны творят невероятные вещи. Чего только стоит феномен «колумбайнов» – массовых расстрелов в учебных заведениях и на улицах?

Дмитрий Винник. Зачем им это?

Александр Свинухов. Повышение массовой истеричности. В конечном счете это выгодно продавцам оружия.

Дмитрий Винник. Но ведь эти трагедии основной аргумент против свободного оборота оружия?

Александр Свинухов. Аргумент аргументом, а продажи оружия растут как на дрожжах после таких акций. Люди стремятся защитится от психопатов и индивидуальных террористов. В этой стране не запретят гражданский оборот оружия, это просто-напросто невозможно в силу их социального устройства. Вооружат учителей, - да. И это, опять же, повысит продажи пистолетов и револьверов.

Дмитрий Винник. Не конспирологичное ли это объяснение?

Александр Свинухов. Для тех, кто знаком с американскими реалиями и менталитетом, – вовсе нет. Понимаете, любое социальное явление, в том числе самое ужасное, может быть монетизировано. С того момента, как подобная монетизация оказывается успешной, эти явления начинают стимулироваться. А обвинения в конспирологии, если вы заметили, особенно популярны у либералов. Если глобалисты обнаруживают, что кто-то вскрыл их манипуляции и смысл их деятельности, они ставят на него клеймо конспиролога и параноика.

Дмитрий Винник. Вообще говоря, для либерального экономического мышления, да и для политического крайне свойственно вера в силы самоорганизации общества. Огромное количество феноменов и событий, которые явно является делом рук человеческих и результатом замысла конкретных людей, объявляются то пресловутой «невидимой рукой рынка», то спонтанной самоорганизацией неравнодушных граждан, то просто статистическими феноменами больших чисел, – мол, редким событиям свойственно группироваться, а смысл в совпадении может видеть только невежда, не освоивший курс критического мышления или сумасшедший.

Александр Свинухов. К слову, о так называемых курсах критического мышления. Если вы думаете, что это другое название курса по формально-логической аргументации логике, то ошибётесь. Это специальная психологическая и одновременно пропагандистская операция. Этот курс переполнен примерами из выступлений российских политиков и лидеров общественного мнения, «разоблачающих» нашу пропаганду. При этом его теоретическое содержание имеет мало общего с классической формальной логикой. Это очередной новояз. Кстати, обращу внимание, что эмиграцию в Россию одного американского технического специалиста, рассказавшего о возможностях электронного сыска и прочих ужасах тотального наблюдения, я также считаю подобной операцией, контролируемой утечкой.

Дмитрий Винник. Вы говорите о человеке, фамилию которого можно перевести как «Снежный»?

Александр Свинухов. Да, о нём. Он, кстати, скорее всего, честен в своих намерениях. Но, обратите внимание, как американцы ему позволили беспрепятственно вылететь из аэропорта в Сингапуре. И вспомните для сравнения истории с Бутом и Ярошенко. Американцам зачем-то это надо.

двойной клик - редактировать изображение

Дмитрий Винник. Внушение страха перед электронным шпионажем в глобальном масштабе?

Александр Свинухов. В первую очередь, именно так. Это существенный элемент рефлексивных игр, в которых они поднаторели.

Дмитрий Винник. Не зря же философ и математик, автор рефлексивных игр Владимир Лефевр в 70-е годы уехал в США работать в RAND? Сама по себе история эмиграции Лефевра загадочная. Есть гипотеза, что он сам был элементом рефлексивной игры по снижению опасности ядерного конфликта, предполагавшего частичную прозрачность разведданных. Чтобы риск минимизировать, нужно было рассчитать веса взаимной открытости средств технической разведки. Главным тезисом Лефевра было то, что в рефлексивной игре «я знаю, что ты знаешь, что я знаю и т.п.) побеждает тот, у кого этот рефлексивный ранг выше, т.е. кто больше раз знает, что знает противник о нем.

Александр Свинухов. Знаете, как ВСУ объясняет гуманнность наших военных и наших дознавателей по отношению к украинским пленным?

Дмитрий Винник. Как можно объяснить гуманность? Она же сам по себе благо, зачем её объяснять?!

Александр Свинухов. Ничего подобного! Украинские медиа разгоняют тему, что у наших бойцов руки чешутся их запытать, но сила личности «свидомых захистников» столь велика, что у наших со страху коленки трясутся к ним прикасаться.

Дмитрий Винник. Иными словами, это означает, что дело преподносится так, будто наши бойцы морально слабы для пыток?

Александр Свинухов. В первую очередь все преподносится так, что это пленные нацисты столь лютые! А то, о чем вы говорите, – это вывод, который способен сделать каждый, у кого есть логика. И это тоже их устраивает.

Дмитрий Винник. Это звучит совершенно дико. Неужели этому извращённому объяснению верят?

Александр Свинухов. Верят, вполне успешно верит. При всей своей простоте это нетривиальное объяснение, в котором чувствуется западный почерк. Эти специалисты способны очень многое, что против них, обратить в свою пользу. На Украине эта работа против нас вышла на новый качественный уровень. Центры информационно-психологических операций (ЦИПсО) ВСУ свой хлеб зря не едят. С другой стороны, они же его сами и зарабатывают.

Дмитрий Винник. Это как так?

Александр Свинухов. Все, что создается при участии американцев, есть некая форма бизнеса. Как минимум эта деятельность должна быть самоокупаемая. Но это плохой сценарий – она должна приносить прибыль. Так у них все устроено. Все что делается, должно иметь свой «продукт». Есть три вида продукта: белый, серый и черный. Финансы белого продукта видны, серого частично видны, чёрного остаются в тайне. Если говорить об американских спецслужбах, им всегда не хватало «белых» финансов, выделяемых Конгрессом. Но дело не только в скупости депутатов, подразумевается, что ЦРУ и другие уважаемые “фирмы” вполне способны заработать как на свою деятельность, так и себе на жизнь. Вспомните дело "Иран-Контрас", как ЦРУ продавало кокаин своим собственным гражданам в Калифорнии на миллиарды долларов, затем закупало на эти деньги оружие для никарагуанских «контрас», противотанковые ракеты и запчасти для иранских F-14. Конгресс бы ни за что не дал деньги на покупку оружия для Ирана, хотя это было иранское условие освобождения заложников из посольства США после исламской революции. А что стало с журналистом, который в 90-е годы раскрыл схему продажи кокаина?

Дмитрий Винник. Если я правильно помню, сначала его наградили престижной премией, потому что был скандал. Потом его забыли и лишили работы. А когда забыли – убили.

Александр Свинухов. Совершенно верно. И эта история, вовсе не частный случай. Таковы основы их работы в любой сфере деятельности. Непременно должен быть «продукт»! Вот сейчас, Швеция должна вступить в НАТО, а прибыль уже очевидна, – шведская сталь для американцев подешевеет.

Дмитрий Винник. Так какую же прибыль может приносить ЦИПсО? Что это за продукт?

Александр Свинухов. ЦИПсО в своем подчинении имеет сеть колл-центров, некоторые содержаться на подряде. Их продуктом являются поступления от телефонного мошенничества на территории России. Это не тайна, – большая доля мошеннических звонков нашим гражданам от лица Сбербанка совершались ими. Украинские колл-центры и фабрики троллей по создания общественного мнения, массовой регистрации левых аккаунтов в соцсетях это – западное плечо. Ещё есть восточное. Оно расположено в Малайзии.

Дмитрий Винник. Каково соотношение белых и чёрных финансов?

Александр Свинухов. По моим оценкам, примерно 70% былых и серых денег к 30% чёрных. Эти люди не гнушаются никаким криминальным бизнесом: финансовое мошенничество, прямая кража активов хакерами, наркобизнес, торговля органами.

Дмитрий Винник. Все из вышеперечисленного есть на Украине?

Александр Свинухов. Все это было и есть в Косово, все это есть и на Украине. Я на данный момент нахожусь в зоне СВО и периодически наблюдаю следы подобной деятельности, в том числе, общаясь с мирным населением в рамках наших гуманитарных операций. Украина была окончательно захвачена ими на Майдане и стала самоокупаемым и, даже высокодоходным проектом по разрушению России. Всё у них шло как по маслу. В одном они просчитались во время Майдана, – вскрылись факты применения боевой психофармакологии для накачки местного протестного актива на насильственные действия. Это было очень серьёзным аргументом против тех, кто пытался представить дело как проявление естественных социальных процессов.

Дмитрий Винник. Вы про тех, кто внутри страны или снаружи?

Александр Свинухов. Про всех. Но, в первую очередь, про тех кто внутри, включая лиц, принимающих решения или оказывающих на это влияние своими оценками и аналитикой. Когда вскрылись эти факты, никаким иллюзиям более не осталось места.

Дмитрий Винник. Александр, каков на ваш взгляд бюджет этого CAPOC?

Александр Свинухов. Это всё очень тёмный лес, но как я понял, CAPOC финансируется белым и серым образом не только армией, но из бюджетов ВВС и ВМФ, в частности из бюджета Корпуса морской пехоты. Вообще говоря, источники на такую деятельность могут быть самые экзотические. Деньги, вовлеченные в эту работу в глобальном масштабе – колоссальные. На самом деле они вполне сопоставимы с бюджетами самих ВВС и ВМФ.

Дмитрий Винник. Вы говорите о сотнях миллиардов долларов?

Александр Свинухов. Да, именно о сотнях. Кроме того, следует понимать, что формальное руководство этим Командованием по психологическим операциям и реальные руководители психологической и информационной войной далеко не одно и тоже. Существует скрытый управленческий контур, секретные регламенты и нормативные документы. Убежден, что реальная система управления этим крайне специфическим видом деятельности сильно отличается от того, что вы можете прочитать на многочисленных сайтах Пентагона.

Дмитрий Винник. Зачем такие большие деньги?

Александр Свинухов. Помимо текущих расходов, существуют стратегические вложения, они очень значительны. Так, одним из самых успешных долгосрочных инвестиций США в этой области оказались вложения в реформирование образования и здравоохранения других государств и в международные организации, поддерживающие эти реформы. Если говорить о нашей Родине, то, как сейчас стало очевидно, реформы в этих отраслях на самом деле преследовали разрушительные цели. Нам был нанесен чудовищный ущерб, который сегодня сказывается, в том числе, и на степени нашей боеготовности. Это означает, что мы недооценивали стратегическую уязвимость в области образования и здравоохранения в принципе, многие чиновники воспринимали подобные предостережения как вздорные. Теперь мы вынуждены исправлять нанесённый вред. Хорошо, что мы на это способны. А сознанию и здоровью людей, в том числе репродуктивному, некоторых зависимых от США стран вред нанесён настолько ужасный, что есть серьезные сомнения, что его в принципе можно компенсировать в обозримой перспективе.

Дмитрий Винник. Александр, что мы можем противопоставить этой машине промывки мозгов?

Александр Свинухов. Правду, - наша сила в правде. И волю к Победе.

Cообщество
«Оборонное сознание»
7
Комментарии Написать свой комментарий
8 августа 2022 в 02:13

"при одних обстоятельствах войной можно обозвать любые мирные действия, даже не носящие враждебного характера; при других – боевые действия можно не считать войной"
- Круто!

10 августа 2022 в 12:41

Шабесгои - хуже их хозяев,избганных папуасов,мошко).

19 августа 2022 в 09:10

"Внутри Пентагона то с понятиями все хорошо, а вот у тех, кто снаружи, очень удобно инспирировать логическую путаницу"
Хаос - орудие зла, истина структурирована

1.0x