Сообщество «Посольский приказ» 16:07 21 марта 2023

Выбор Казахстана

политолог Дарья Осинина о новом курсе Токаева, ресурсах и внешних акторах

19 марта 2023 года в Казахстане прошли выборы в Мажилис (нижнюю палату парламента) и маслихаты (региональные парламенты). Предлагаем вниманию читателей беседу с заместителем декана Факультета социальных наук и массовых коммуникаций Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Д.Д. Осининой.

"ЗАВТРА". Дарья Дмитриевна, Казахстан важен для России и с точки зрения геополитики, и с точки зрения экономики. Каковы роль и удельный вес его богатств в общемировом и евразийском масштабах?

Дарья ОСИНИНА. Казахстан входит в десятку самых богатых ресурсных стран мира. Он лидирует в мировом масштабе по добыче урана и находится на втором месте по его запасам. Он богат цветными и чёрными металлами, особенно хромом, медью, свинцом. По этим ресурсам — в середине мировой первой десятки. По нефти и газу скромнее: 12-е место по запасам, 2% от общемировых объёмов добычи. Но в Центральной Азии Казахстан, конечно, одна из ведущих стран нефтегазового рынка.

По добыче золота Казахстан стабильно входит в десятку. Сейчас — на седьмом месте.

Такими позициями республика обязана советскому периоду истории с его экономическим районированием. Тогда из Средней Азии выделялся Казахстан, в котором был, что называется, полный цикл. На территории Казахстана можно изыскать сотню элементов таблицы Менделеева, из которых более 60 на сегодняшний день добываются, остальное — вопрос перспективы.

"ЗАВТРА". Какие компании занимаются добычей?

Дарья ОСИНИНА. Зависит от сферы. Урановое дело, например, — единственная отрасль в Казахстане, которая почти полностью контролируется государством. Есть компания "Казатомпром", которая на 75% принадлежит государству (через фонд "Самрук-Казына", аккумулирующий пакеты государственных акций в ключевых казахстанских компаниях), а 25% свободно торгуются на биржах — в первую очередь Астанинской и Лондонской. Уран — это вопрос стратегический. Вспомним, что ещё в 2015 году Франция, являющаяся одной из стран — лидеров на атомном рынке, начала свёртывать отрасль не только под давлением экоповестки, но и из-за нехватки самого сырья. В плане сырья Казахстан в этой сфере — однозначный лидер.

"ЗАВТРА". А оставшиеся 25% кому принадлежат? Каким частным лицам, фирмам каких государств?

Дарья ОСИНИНА. Всё распылено по мелким миноритариям. Нет такого, чтобы кто-то один большим пакетом владел. Атомная отрасль жёстко контролируется государством.

В золотопромышленности намного сложнее. Одна из ключевых компаний страны, которая курирует золото, — Казцинк, около 30% которого принадлежит государству, а остальное — швейцарской компании Glencore.

В казахской нефтяной отрасли также активно присутствуют иностранцы. Длительное время пакет государственных нефтяных акций аккумулировался в рамках "КазМунайГаза" — концерна, созданного специально для регулирования данного госпакета. Он контролировался околопрезидентскими структурами и акторами, в том числе родственниками Нурсултана Назарбаева. Муж средней дочери Назарбаева Динары Тимур Кулибаев длительное время курировал вообще всю нефтянку и прежде всего "КазМунайГаз". Так получилось, что именно зятья прошлого президента подключали к казахстанской нефтянке внешних инвесторов. Большую роль тут играли и играют американские и европейские компании. Из Америки зашли ExxonMobil и Chevron, из Европы — итальянская Eni и французская TotalEnergies. Совокупно на американских и европейских корпоративных игроков приходится порядка 40%.

"ЗАВТРА". Владения месторождениями нефти?

Дарья ОСИНИНА. Да. Причём они получили крупнейшие месторождения типа Кашагана (Каспийское море) и Тенгиза. Тут надо учесть, что основной экспортный трубопроводный путь из Казахстана — это КТК (Каспийский трубопроводный консорциум), мажоритарным акционером которого является Россия (30% акций принадлежит Росимуществу плюс небольшой пакет акций у ЛУКОЙЛа). Казахстану принадлежит лишь 20%. Остальные владельцы — западные компании.

Именно поэтому весной 2022 года перед Казахстаном, опасавшимся вторичных санкций со стороны Запада, встал в полный рост вопрос: как в трубопроводной части обогнуть Россию и начать экспортировать сырьё без её участия? Дело в том, что покупатель более 40% нефтегазовых ресурсов Казахстана — Европа и только 20% приходится на Китай. И вот тогда Касым-Жомарт Токаев поручил "КазМунайГазу" рассмотреть вопрос строительства альтернативной ветки Транскаспийского трубопровода, который пойдёт через Азербайджан и Грузию. И здесь ключевые инвесторы — те же Chevron и ExxonMobil.

Из китайских компаний, работающих на территории Республики Казахстан, стоит упомянуть CNPC (China National Petroleum Corporation). Есть небольшая доля у японцев. Из российских компаний представлены довольно активно ЛУКОЙЛ и Роснефть. В прежние времена доля наших компаний на казахстанском рынке превышала 20-процентную отметку. Сейчас она снижается по вполне понятным причинам — прямо пропорционально увеличивающейся доле присутствия американцев и китайцев.

"ЗАВТРА". Прибыль западные компании выводят из Казахстана?

Дарья ОСИНИНА. Конечно. Большая часть активов выводится за рубеж. Ещё в конце нулевых Назарбаев пытался поставить этот вопрос под контроль (вносились изменения в налоговый кодекс, вводились запреты ряду внешних инвесторов на участие в международных консорциумах, касающихся Казахстана, в соглашениях о разделе продукции (СРП). Но перемен особых не было.

Нынешние подвижки, с учётом внешнеполитической конъюнктуры, пока сложно прогнозировать.

"ЗАВТРА". В случае Казахстана допустимо ли говорить о неоколониальной модели, при которой западные крупные компании ставят своих политиков, а те действуют в их интересах?

Дарья ОСИНИНА. И да, и нет. Да, потому что все государства с богатыми ресурсами являются объектом устремлений западных "партнёров", а сейчас и азиатских игроков. А нет, потому что в Казахстане с 1990-х годов доминировала персоналистская модель госуправления. Плюс её в том, что одно верховное лицо может чётко определять и регламентировать доступ к ресурсной базе. Жёсткая вертикаль власти, которая была выстроена в Казахстане, позволяла контролировать входные каналы для всех зарубежных компаний, поэтому Казахстан, на мой взгляд, не подпадает под определение "неоколониальная экономика". Но какие-то элементы её присутствуют.

"ЗАВТРА". По какому принципу этот доступ открывался?

Дарья ОСИНИНА. Лояльности политическому курсу. Казахстан интересуется только теми, кто готов вкладывать в него деньги и быть, условно говоря, другом в ближайшей и среднесрочной перспективе. Это стандартная модель поведения многих стран. Например, китайские инвестиции серьёзно "пришли" в Казахстан и помогли расшириться некоторым отраслям, но Китай просто так никогда не вкладывается. Всем известна его концепция "связанных кредитов" в виде денег, данных под долю в национальной ресурсной базе, крупных месторождениях. Тут ничто не ново.

Говоря о богатствах Казахстана, стоит отметить цветную и чёрную металлургию. Это горнорудная и металлургическая компания "Казахмыс", компания "Казатомпром", крупнейший производитель цинка "Казцинк". В Казахмысе политику определяет Владимир Ким и его группа — 70% акций. В "Казатомпроме" правит "евразийская" группа Машкевича — Ибрагимова (им и их родственникам, в том числе семье А. Ибрагимова, принадлежит около 60% акций; а оставшиеся 40% — Министерству финансов Республики Казахстан). Отмечу, что вышеупомянутая "евразийская" группа имеет штаб-квартиру в Люксембурге, при этом в назарбаевский период она была опорой режима, входила в проверенную "старую гвардию", которая строила постсоветский Казахстан.

"ЗАВТРА". Но в январе 2022 года ситуация поменялась. Что мы наблюдаем сейчас?

Дарья ОСИНИНА. Структура активов пока не сильно изменилась, но трансформации идут. На сегодняшний день ряд инвесторов покинули Казахстан или сократили свои инвестиционные проекты, та же "евразийская", например, группа. Этим людям принадлежало порядка 60% акций, быстро выкупить их не так просто. По поводу ряда акций идут неформальные торги.

Касым-Жомарт Токаев чётко поставил задачу — увеличить государственную долю во всех ключевых секторах. В первую очередь это касается нефтяной отрасли, золота, цветной и чёрной металлургии. Каким будет новый контур, увидим через год-полтора, когда утрясётся история с активами. На сегодня явные изменения видны в цветной и чёрной металлургии.

"ЗАВТРА". Всё это напоминает Латинскую Америку десятилетней давности.

Дарья ОСИНИНА. Да, в этом есть доля правды. Назарбаев в конце нулевых годов решил упорядочить весь нефтегазовый рынок, усилить роль государства. Для этого делалось, казалось бы, абсолютно всё. В те же годы в Венесуэле Уго Чавес, пытаясь национализировать нефтегазовые ресурсы и прочее национальное благосостояние, волевым жестом исключил из долевого участия крупнейшие американские компании (самой крупной из них была ExxonMobil). Моментально венесуэльские счета оказались заморожены, а после того как Венесуэла попыталась это оспорить, страну объявили спонсором терроризма.

Конечно, попытки национальных государств сбросить опутывающие их щупальца ТНК предпринимались и будут предприниматься, но делать это нужно аккуратно. Наши латиноамериканские друзья своим горьким опытом это доказали.

"ЗАВТРА". В Казахстане — стране со столь богатыми недрами и столь низкой плотностью населения — уровень жизни оставляет желать лучшего. Куда уплывают деньги?

Дарья ОСИНИНА. Большие средства оседают у так называемой элиты и идут за рубеж к тем инвесторам, которые в своё время вложились в ту или иную отрасль. Казахстан же, если будем рассуждать в границах Центральной Азии, остаётся самым богатым государством региона, да и на постсоветском пространстве входит в тройку самых богатых государств. Более того, страна сохранила модель социального государства, унаследованную от Советского Союза — наличие бесплатного образования и гарантия бесплатной медицинской помощи. Ковидный период показал важность этого аспекта — отсутствие бесплатной медицинской помощи и грамотной системы здравоохранения фатально сказался на казалось бы тех странах, которые в медийном пространстве часто подаются как наиболее богатые и комфортные для жизни, вроде США, Великобритании или Италии. Поэтому многие оценочные суждения вроде богатая — бедная страна достаточно условны, и использовать их нужно аккуратно, так как в большинстве "богатых стран" всем спектром благ владеет какая-то ограниченная доля населения — средний класс в странах Запада или коренное население в странах Персидского залива.

При это нужно признать, что с момента распада Советского Союза в отношении политической модели Казахстана экспертное сообщество использует категории патрон-клиентарных отношений. Вокруг каждого весомого политического актора закручивается своя "клиентела" с гарантированным и лимитированным доступом к тем или иным ресурсам.

"ЗАВТРА". Похоже на феодализм. "Клиенты" — вассалы и тому подобное.

Дарья ОСИНИНА. Такие коннотации присутствуют, и они отражают традиционную модель господства и подчинения.

"ЗАВТРА". Миллиардеры, конечно, есть в Казахстане?

Дарья ОСИНИНА. Естественно. Есть устойчивый ряд персон, которые входят в топ богатейших людей Казахстана по версии Forbes. Это и чета Кулибаевых (владельцев Народного банка Казахстана), и бизнесмен-горнодобытчик Патох Шодиев, и казахстанско-израильский общественный деятель Александр Машкевич, и упоминавшийся выше Владимир Ким — все они получили доступ к ресурсной базе в 1990-х годах.

"ЗАВТРА". В свете последних событий интересно, где хранят они свои деньги?

Дарья ОСИНИНА. Чаще всего в Великобритании и Швейцарии, чуть менее популярен Люксембург. То есть их привлекают страны с развитой банковской системой и офшорными зонами, такими, например, как британский остров Мэн.

Показательной была история 2019 года, когда в Лондоне был начат процесс в соответствии с законом "О доходах неустановленного происхождения" в отношении старшей дочери Назарбаева Дариги Нурсултановны. Дело касалось её имущественных активов. Надо отметить, что принятый в Великобритании в 2010-х годах закон, касающийся политической природы активов, был задуман именно для выходцев с постсоветского пространства, которых обязали доказывать легальность их имущества: как оно приобреталось, на какие деньги?

"ЗАВТРА". О презумпции невиновности и речи не было с самого первого дня?

Дарья ОСИНИНА. Тут не всё так однозначно. Во всяком случае, Дариге Назарбаевой удалось оспорить решение Лондонского суда и доказать законность своих активов. Это был май 2019 года. Первый случай!

Разумеется, этот закон принят с сугубо политической целью. Она очевидна: влиятельные персоны, не желающие расставаться с деньгами и недвижимостью, могут оказаться сговорчивыми и пролоббировать в своих странах нужные политические решения.

"ЗАВТРА". Иными словами, и в случае Казахстана западные государства используют своё финансовое влияние. Они же спонсируют и казахскую оппозицию?

Дарья ОСИНИНА. Официальной информации, разумеется, нет, но можно заметить, что перед Западом не стоит задача проспонсировать казахскую оппозицию. Оппозиционное движение в Казахстане изжило себя ещё в конце нулевых годов — к Мухтарам Аблязовым и прочим "олигархам в изгнании" внутри страны прислушиваются мало, реальной политической силы у них и близко нет. Запад больше занимается вложениями в транзит власти в угодную ему сторону. Например, британцы поддерживали кандидатуру Тимура Кулибаева как представителя нефтегазовой отрасли (он способствовал, в частности, вхождению "КазМунайГаза" в международный консорциум, в составе которого были British Gas, ЛУКОЙЛ и Chevron). У той же Дариги Назарбаевой были плотные связи с Лондоном через межгосударственные контракты, участие в совместных проектах.

После 2015 года на Казахстан всё большее внимание стал обращать Китай.

На современном этапе сложно утверждать, что какая-то из стран поддерживает ту или иную фигуру на казахстанском политическом небосклоне, так как казахи вышли на заключительный этап транзита власти. Выборы ноября 2022 года наглядно высветили факт, что начинает строиться новый, токаевский Казахстан. Что, разумеется, не отменяет интереса внешних акторов к ресурсной базе этой богатейшей центральноазиатской страны. Тут мы наблюдаем явную активизацию их политики, особенно в гуманитарной, образовательной плоскости. С мая 2022 года на этом фронте особенно активна Турция. Ею движут экономические и идеологические (пантюркистские) мотивы. В свою очередь Казахстану было важно наладить отношения с Турцией, так как изрядная часть экстремистов, замешанных в январских волнениях 2022 года, через Киргизию перебралась именно в Турцию и возникла необходимость получить информацию о них от турецких властей.

Что касается Китая, то он планомерно усиливает своё присутствие на экономической карте страны-соседа. В ряде отраслей китайское участие достигает 40%.

"ЗАВТРА". В каких именно отраслях?

Дарья ОСИНИНА. Нефть и золото. Между тем Британия и США преследуют в Казахстане больше политические, нежели экономические цели — выдавить Астану из геополитической орбиты Москвы. Американцы и англичане путём санкционного давления всячески мешают российско-казахстанским отношениям. Не зря после каждого визита представителей этих западных держав казахстанские власти говорят: "Мы не поддерживаем Россию, мы не хотим попасть под вторичные санкции".

"ЗАВТРА". Есть ли, на ваш взгляд, принципиальная разница во взаимоотношениях России с Казахстаном назарбаевским и Казахстаном токаевским?

Дарья ОСИНИНА. В период Назарбаева эти отношения были тесными, выстроенными не столько на уровне государств, сколько на взаимоотношениях лидеров. У Назарбаева были тёплые, дружеские контакты с Владимиром Путиным. Если говорить об отношениях в рамках интеграционных объединений, то Казахстан с 1990-х годов подчёркивал свою многовекторность и 40% казахстанского экспорта той же нефти приходилось на Европу — это раз. Во-вторых, фактор Китая, для которого его северо-западный сосед — это не только ресурсы, но и важный транзитный хаб. Не зря Си Цзиньпин именно в Казахстане и Индонезии в 2013 году заявил о стартующем Новом шёлковом пути.

"ЗАВТРА". Использующем казахстанские железные дороги?

Дарья ОСИНИНА. Да. Важно учитывать, что Казахстан намерен отказаться от стандартов российской железнодорожной колеи и перейти на китайские параметры железнодорожного полотна.

"ЗАВТРА". Они сами "перешивают" колею?

Дарья ОСИНИНА. Уже лет десять… Кстати, несколько скоростных дорог в Казахстане построено китайцами. Так что грузопотоки по территории Казахстана будут всё больше оптимизироваться под китайские стандарты.

"ЗАВТРА". А дальше куда пойдут китайские грузы?

Дарья ОСИНИНА. Дальше развилки: в сторону Азербайджана, например, а далее — в Грузию, где тоже колея другая. Потом в Европу.

"ЗАВТРА". Но и по территории России китайские грузы идут.

Дарья ОСИНИНА. Идут. Вообще, Новый шёлковый путь — это проект, который до 2015 года держался в строжайшем секрете. Изначально было три-четыре варианта маршрутов. Один из них на сегодняшний день идёт в сторону Казани.

Россия же, несмотря на многовекторные стратегии Казахстана, с 2000 года старалась крепить с ним добрососедские отношения. Усиливалось интеграционное объединение: появился Таможенный союз, затем ЕАЭС, ОДКБ. Ведётся постоянный диалог между Токаевым и Путиным, но отношения, конечно, пока не такие тесные, как при предыдущем казахском лидере. В России любят вспоминать, что Токаев — выпускник МГИМО. Да, это так, но он человек около десяти лет работал в Китае — данный момент надо учитывать. В целом отношения от межличностных (межлидерских) перешли к межгосударственным (межстрановым).

В Евразийском экономическом союзе тоже есть проблемы. Казахстанские элиты боятся вторичных санкций, и Казахстан тормозит переход на взаиморасчёты в рублях. Что касается ОДКБ, то и здесь накопились вопросы. Но я вполне допускаю, что многое из вышесказанного относится к турбулентному предшествующему периоду — до президентских выборов в ноябре 2022 года. Казахстан тогда действительно был в состоянии крайне уязвимом, ходил по лезвию ножа цветных революций. Выборы, вообще, проблема для любой власти. И попытка Казахстана усидеть на всех стульях сразу, возможно, была связана с желанием стабилизировать ситуацию изнутри. Так что по поводу интеграционных объединений я бы пока жёстких выводов не делала. Лучше подождать конца 2023 года. А пока имеем, что имеем: диалог продолжается, межэлитная (в том числе бизнес-) коммуникация ведётся. Ничто этому не препятствует.

"ЗАВТРА". Сейчас надо будет внимательно смотреть на итоги парламентских выборов в Казахстане.

Дарья ОСИНИНА. Эти выборы призваны поставить точку, обозначив завершение предшествовавшего периода развития страны, повысить уровень легитимности новой власти и, собственно, пропрезидентской партии "Аманат" (ранее называлась "Нур Отан"). Тут всё разворачивается приблизительно как на президентских выборах, которые чётко показали основную задачу и результат: переизбраться, но уже под своим именем, не из чьих-либо рук. Это будет знаком трансформации, началом становления нового периода.

Тут мы уже видим перемены в самой структуре выборов. В Мажилис, нижнюю палату парламента, избирается теперь 70% депутатов по партийным спискам, 30% — по одномандатным округам. Порог снижен с 7% до 5%. Соответственно, количество необходимых подписей за кандидатов тоже снизили.

"ЗАВТРА". Зачем?

Дарья ОСИНИНА. Во-первых, для расширения политического участия и кадровой перестройки на местах. 19 марта прошли не только выборы в Мажилис, но и выборы в региональные парламенты — маслихаты. При Назарбаеве система власти, от государственного до местного уровня, имела чёткий контур и достаточно жёсткую систему входных каналов. Озвученные Токаевым трансформация и модернизация политической системы требуют перестановки не только в высших эшелонах власти, но и на местах.

Безусловно, участники всё равно системные, об этом свидетельствуют и результаты выборов: в 29 избирательных одномандатных округах победило 22 представителя партии "Аманат" и 7 самовыдвиженцев. Но меняются лица, представляющие ключевую политическую партию "Аманат". Общий результат "Аманата" — 70 % мест в Мажилисе.

Во-вторых, для реализации озвученной президентом Токаевым в марте 2022 года формулы "сильный президент — влиятельный парламент — подотчётное правительство". Как известно, президентские выборы прошли, конституционная реформа была, а вот переход от суперпрезидентской к президентской системе власти с сильным парламентом пока существует только на бумаге. Поэтому прошедшие 19 марта выборы имеют, с одной стороны, символический момент — последний этап перехода от назарбаевского к токаевскому периоду или, как часто говорят в экспертной среде, становление "второй республики". А с другой — ценностный аспект, вовлечение граждан страны в президентскую программу модернизации и выстраивание теперь уже токаевской модели социального и политического диалога "президент — парламент — народ".

В-третьих, если посмотреть на партийный состав, представленный на выборах 2023, то видно появление новых проектов: к примеру, партия Respublica, представляющая бизнес. Все представленные партийные проекты, за исключением Общенациональной социал-демократической партии ЖСДП, — пропрезидентские. Поэтому так или иначе все они системные игроки, поддерживающие токаевский вектор политического развития Казахстана. Однако мартовские выборы показывают хорошую работу политтехнологов, которым удалось оформить партийные проекты под ожидания конкретных социальных групп — будь то пенсионеры или бизнес-сообщество. Появление этих проектов на политическом ландшафте страны стало возможным благодаря упрощению процедуры регистрации партий (по новым правилам необходимо иметь минимум 5 тыс. членов, а не 20 тыс., как это было раньше).

При этом необходимо отметить очень важный момент — партия "Аманат" ("Нур Отан"), как и в 2021 году, под руководством Назарбаева, смогла в 2023-м набрать те же 70%. Негласно эта задача была одной из приоритетных.

"ЗАВТРА". То есть захотели просто новых лиц, а так всё движется по прежней логике?

Дарья ОСИНИНА. Во многом да. Если раньше основным критерием была лояльность Назарбаеву, то сейчас — лояльность новому курсу и лично господину Токаеву. Тут можно вспомнить, что на ноябрьских выборах он переизбрался с показателем в 81%. В 2019 году цифра была иной — около 70%. Так что шаг вперёд сделан немалый. Понятно, что проценты — вещь условная. Важнее уровень легитимности, который несёт за собой этот показатель. Интересно, что на выборах появилась графа "против всех". Это важный показатель, замеряющий протестный потенциал общества.

"ЗАВТРА". А каково положение русского языка в Казахстане?

Дарья ОСИНИНА. Это вопрос очень чувствительный для всех нас. Он вызывает бурю эмоций у российских и казахских экспертов. Сразу скажу: я агрессивную риторику не поддерживаю хотя бы потому, что с Казахстаном у нас самая протяжённая граница. Казахи являются братским народом, с которым мы длительное время жили в одной стране. И не стоит путать государственную политику и отношение к русским простого населения. На мой взгляд, позиции русского языка сохраняются. Но нельзя не замечать и набирающую ход "казахизацию" страны. Под "казахизацией" я имею в виду усиливающееся предложение всем изучать казахский язык. Сейчас его учат с детского сада. Но большинство населения, особенно в городах, традиционно говорило и говорит на русском языке. Возможно, через 15–20 лет тенденция изменится, но пока что в городах предпочитают общаться на русском, при этом замечу, что Казахстан — высокоурбанизированная страна.

"ЗАВТРА". Последняя перепись при Советском Союзе показала, что совокупно русских, украинцев и белорусов в Казахстане проживало больше, чем собственно казахов. А дальнейшие переписи что выявили?

Дарья ОСИНИНА. Ярким показателем тут будет Северный Казахстан, где в позднесоветские годы доля русских превышала 60%. На сегодняшний день более 50% — этнические казахи.

"ЗАВТРА". Как это получилось?

Дарья ОСИНИНА. Это целенаправленная политика. Сначала столичный статус от Алма-Аты передали Астане. Это было сделано, чтобы усилить приток этнических казахов на север республики, для этого же вводились налоговые льготы и прочие стимулы для мелкого и среднего предпринимательства.

Если смотреть по другим областям Казахстана, то отток русскоязычного населения в разные годы достигал 20–25%.

"ЗАВТРА". Каков процент титульной нации в Казахстане?

Дарья ОСИНИНА. На селе около 80% казахов. По стране в целом, согласно переписи 2021 года, около 70%. Кстати, в январе 2022 года на протесты выходили в основном не горожане, а сельская молодёжь. Какая в этой среде наиболее животрепещущая проблема? Безработица. Поэтому накачали их недовольством, а потом быстро перевели экономические лозунги в политические. Много говорили и писали, что простые люди якобы сильно устали от засилья назарбаевского клана. Я в эту причину не верю. Роль она, конечно, какую-то сыграла, но не была доминирующей.

"ЗАВТРА". Каков ваш прогноз развития наших отношений с Казахстаном на ближайшие лет пять?

Дарья ОСИНИНА. Полагаю, отношения продолжат оставаться плотными. Продолжат работу и будут наполняться новым содержанием интеграционные объединения ЕАЭС, ОДКБ, ШОС. Проблемы же, на мой взгляд, будут носить больше экономический характер, поскольку санкции в отношении России — явно не на один год. Казахстан сегодня делает всё возможное, чтобы дистанцироваться от санкционного давления на Россию. К слову, в структуре товарооборота республики Россия занимает первое место, поэтому при всём желании казахам будет очень сложно переориентировать торговые потоки, хотя такие попытки, конечно, предприниматься будут.

Отдельных слов заслуживает наше взаимодействие в рамках ОДКБ. Полагаю, нашими противниками будут предприняты шаги по саботажу и расшатыванию этого взаимодействия. В уставе ОДКБ есть важный пункт, который запрещает всем странам — участникам размещать на своей территории военные базы и иностранный воинский контингент. ОДКБ ведь прежде всего зонтичная организация, центр которой — Россия. И попытки Запада усилить военно-политическую турбулентность на материке Евразия будут прежде всего направлены на формирование напряжения во взаимоотношениях России со странами — членами ОДКБ.

Тем не менее уровень контактов между нашими странами останется высоким — с сохранением исконно добрососедских отношений.

"ЗАВТРА". Дарья Дмитриевна, благодарю за беседу!

На фото: памятник казахскому герою XVIII века, полководцу Кабанбай-батыру, г. Талдыкорган (Казахстан, Алматинская область)

Cообщество
«Посольский приказ»
1 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
25 февраля 2024
Cообщество
«Посольский приказ»
1.0x