Авторский блог Марина Алексинская 10:36 25 марта 2020

«Услышать райские сады...»

композитор Михаил Костылев о гармоническом мышлении, православном коммунизме и фильме "28 панфиловцев"
3

Он — молод, амбициозен. Он посвящён в "алхимию Духа", ему доступна музыка высших сфер. Он — Михаил Костылев. Композитор с многомиллионной аудиторией. Масштабная, пробирающая до озноба патетико-героическая музыка Михаила Костылева звучит в фильмах "28 панфиловцев", "Танки", поклонники композитора знают его имя и по компьютерным играм. Как "вода и камень", "лёд и пламень" на пути от реального к идеальному соединяет он в себе, казалось бы, несоединимое. Стоит ли удивляться в таком случае тому, что однажды Михаил Костылев стал гостем редакции газеты "Завтра"? Мы встретились с ним в кабинете, одну из стен которого занимает икона последнего императора, святомученика Николая II. Михаил Костылев сразу же "перешёл в наступление".

Михаил КОСТЫЛЕВ. Я новую политическую программу придумал — "Православный коммунизм" или "Православный коммунист". Таким будет моё кредо. Я глубоко убеждён в том, что современному патриоту России просто больше некуда деваться, он может быть только православным коммунистом, потому что и Православие, и коммунизм — это наше достояние, наша история, от которой нельзя отказываться. Всё это необходимо принять, переварить в себе и попытаться из этого сформулировать какую-то единую концепцию. Глобальных противоречий между христианством и коммунистическими, социалистическими идеями нет… гораздо больше противоречий с капитализмом в вопросах прибыли, семьи, образования, — чего угодно. Везде коммунизм гораздо ближе к христианству, чем капитализм…

"ЗАВТРА". Развиваете идеологему о примирении "красных" и "белых?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Вот как раз "красные" и "белые" сложнее соединяются, потому что кровь была всё-таки пролита конкретно… А Православие, оно ассоциируется не столько с "белыми", сколько с религией, верой. Была гражданская идеологическая война. Да, она была и против Церкви, но здесь-то и нужно как раз примириться. А вот с "белыми" примиряться не хотелось бы… лично мне.

"ЗАВТРА". То есть вы не только сочиняете музыку — вы размышляете и на более глобальные темы: политические, в том числе?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Музыка, как ничто другое: ни наука, ни какой-либо другой вид искусства, — даёт представление о гармоничном мироустройстве, гармоничном восприятии окружающей действительности.

"ЗАВТРА". Как это у Пушкина: "поверить алгеброй гармонию"? Вы предлагаете поверять музыкой социологию, политологию?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Я бы назвал это гармоническим мышлением. Музыка даёт такой навык.

"ЗАВТРА". Каким был ваш путь в музыку?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Самым обычным. Закончил Московскую музыкальную школу имени Рахманинова по классу кларнета. Поступил в Автомеханический институт, но после окончания института уже знал, что буду писать музыку для игровой индустрии.

"ЗАВТРА". Без специального консерваторского образования?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Сегодня образование сильно изменилось. Гораздо проще стало самому себя образовывать, и даже, я сказал бы, в некотором смысле — полезнее. Сегодня есть компьютер, есть программа, которая эмулирует оркестр, любые инструменты, есть уроки на YouTube. В принципе, можно самому начинать приобретать знания, навыки в искусстве гармонии и композиции.

"ЗАВТРА". И какова ваша творческая лаборатория?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Компьютер, студийные колонки, мониторы, звуковая карта, наушники. Несколько музыкальных инструментов.

"ЗАВТРА". В средневековье был такой монах Гвидо д`Аррецо. Он совершил реформу в музыке. Предложил нотный стан, названия нот от "До" — Dominus (Господь), до "Си" — Siderae (Небеса). То есть каждый звук взывал к Всевышнему, к Откровению, к Божественному. Можно ли говорить, что в настоящее время с развитием IT-технологий произошла новая реформа в музыке?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Так на Западе давно принято обозначение буквами и цифрами. Мне это еще в музыкальной школе объяснили, что C, D, E, F, G, A, B — это До, Ре, Ми, Фа, Соль, Ля, Си. Например, Ля минор Сэптаккорд будет холодно называться Am7.

"ЗАВТРА". То есть реальность такова, что и в музыке мы оперируем западными константами?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Не совсем — у нас ещё остаются классические музыкальные школы. Но и на них уже ведётся охота. На полном серьёзе идёт обсуждение добавления в традиционную советскую систему музыкального образования новых западных современных течений — таких, как рэп. Хочу подчеркнуть, что "класс рэпа" в принятой у нас традиционной советской музыкальной школе будет означать её гибель.

"ЗАВТРА". Насколько уникально сегодня это явление — композитор?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Смотря какой композитор… На самом деле, сейчас очень много людей занимаются музыкой. Просто музыка, как и человек: одна — с большой буквы пишется, а другая — с маленькой. Если говорить о современных рэпах, хип-хопах, то о гармоничном мышлении лучше, конечно, вообще промолчать. В рэпе нет гармонии. Там есть текст, в лучшем случае — хороший текст. То есть из музыки, с её мелодией, тональностью, темпом и ритмом, — вырваны только темп и ритм, акцент сделан на ударные, на звукоряд, присущий африканским корням. Кстати, от афро-американцев рэп и пришёл к нам. Ничего плохого я в этом не вижу, но у нас есть славянская, русская музыкальная традиция. И зачем нам брать, грубо говоря, низкоуровневые инородные манеры, когда у нас есть родные, куда более глубокие, свои?

"ЗАВТРА". Говоря о русской традиции в музыке, хотелось бы узнать о ваших кумирах.

Михаил КОСТЫЛЕВ. Это и Прокофьев, и Глинка, и все композиторы "Могучей кучки"… Но больше всего я люблю Чайковского, конечно. Я даже считаю, что наш Чайковский — непревзойдённый. Ни для Баха, ни для Бетховена… В моём личном восприятии так.

"ЗАВТРА". Что вы ощущаете, видите, слушая музыку Чайковского?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Рай. Райские, какие-то совершенно лишённые земных обременений, энергии, скажем так.

"ЗАВТРА". Так уж повелось, что Чайковский среди "продвинутой" публики не в чести. Предпочтение — Шнитке, Денисов, Губайдуллина.

Михаил КОСТЫЛЕВ. Но мне больше нравится раскрытая образная музыка такая, как у Чайковского. Шнитке — это музыка "замороченная", зашоренная всякими музыкальными правилами… она на своего любителя. У неё есть свой слушатель, просто это не я.

"ЗАВТРА". Интересно, в какой момент вы почувствовали себя композитором?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Наверное, когда вышла игра King's Bounty. Мне люди начали говорить: "О! какая классная музыка!". Это была первая игра с моей музыкой.

"ЗАВТРА". Музыка для компьютерных игр — это, на ваш взгляд, ремесло или искусство?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Для меня и компьютерные игры — искусство. Просто бывают проходные проекты, а бывают действительно серьёзные, которые западают в душу… Не Достоевский, конечно, но есть игры, например, заставляющие задуматься о реальной жизни, позволяющие моделировать свои поступки.

"ЗАВТРА". В вашем бэкграунде — ещё и увлечение Толкиеном. Как совмещаются для вас Чайковский и Толкиен?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Ну, начнём с того, что Толкиен был ярый католик. И в свои произведения он перенёс видение христианское — пусть и еретическое во многом: да, я считаю католиков еретиками. Он ярко выразил создание единым Богом-Творцом Эру из музыки, из "Песни Айнуров" — Вселенной, это Средиземье, Арда. То есть сначала Единый Бог создал Архангелов, потом вместе с ними пел песни, и так родилась Вселенная. Меня это ещё в детстве поразило.

"ЗАВТРА". И результатом стала "Эльфийская оратория"?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Да. В какой-то момент перечитывал стихи Толкиена, и мне захотелось наложить на них музыку. Я ещё в интернете искал: может быть, кто-то уже это сделал? К удивлению своему, обнаружил, что практически нет. На данный момент три части "Эльфийской оратории" на эльфийском языке уже написаны, четвёртую пишу. Многие мне писали, из-за рубежа в том числе, что "Эльфийская оратория" невероятно точно отражает книгу.

"ЗАВТРА". В дни гастролей в Лондоне Большой симфонический оркестр исполнял "Вокальный цикл на стихи Роберта Бёрнса" Георгия Свиридова. Так англичане не могли поверить, что это русская музыка.

Михаил КОСТЫЛЕВ. Организовать на Западе концерты "Эльфийской оратории" — моя мечта. Думаю, мне это удастся. Я как раз хочу показать западному слушателю, что русский композитор лучше понимает то, что они пишут.

"ЗАВТРА". В наш прагматичный век у вас остаётся время для мечты?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Да! Занятно, что за последние недели несколько друзей меня спросили: есть ли у меня мечта? Оказалось, что у них — нет, и от этого мне стало грустно. Потому что у меня мечтаний много.

"ЗАВТРА". Поделитесь?

Михаил КОСТЫЛЕВ. У меня есть мечта: снять фильм об Илье Муромце. Есть советский фильм "Илья Муромец", который я очень люблю. Интересно было бы переснять его. Пусть это будет римейк. Я написал бы для него, наверное, самую лучшую свою музыку.

"ЗАВТРА". Казалось бы, музыка — самый абстрактный вид искусства. И, тем не менее, именно она оказывается самым идеологичным искусством.

Михаил КОСТЫЛЕВ. Музыка тем и занимается, что формирует идеологию. И кто продвигает у нас всякие западные тенденции, кто гудит в гудцы срамное и непотребное, — они всё это прекрасно понимают.

"ЗАВТРА". Михаил, с такими взглядами вы не ощущаете свою социальную отдельность?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Нет, у меня много друзей. Среди них есть совершенно аполитичные, есть, кому интересна политика. Есть, кто против всего и за Навального, есть, кто за Сталина. Разные совершенно люди.

"ЗАВТРА". К какой категории себя относите?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Я, скорее, консерватор. Новые веяния для меня — всё равно, что "Квадрат" Малевича, не считаю это искусством. Я против свободы слова. Не должно быть никакой свободы слова. Должна быть ответственность слова. Мне непонятен призыв "Догнать и обогнать Америку!" Зачем? Во-первых, это бесполезно. Во-вторых, это трата времени и ресурсов, которые надо было бы потратить не на то, чтобы догонять в деле, которое нам же ещё и вредит, а своё продвигать. У нас есть своя культура, свои устои и традиции, своё кино… Пусть оно артхаусное — значит, артхаусное и надо поддерживать. Что у нас получается, то и надо поддерживать.

"ЗАВТРА". Фильм "28 панфиловцев" стал вашим "звёздным билетом". Хотелось бы узнать, каким образом вы стали участником этого проекта?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Мне всегда хотелось войти в кино… о проекте узнал ещё на стадии краудфандинга, когда деньги на него собирали всем миром. К тому времени у меня уже было ощущение, что "Эльфийская оратория" — это здорово, но… надо что-то для нашей страны делать. И я думал о симфонии про Сталина. Были мысли о чём-то таком сильном, суровом, но и ответственном, справедливом... Героическая тематика меня всегда волновала, вот я и принял участие в открытом конкурсе фильма "28 панфиловцев". Зашёл в ВКонтакте в группу проекта, отправил свой двухминутный набросок. Уже позднее узнал, что число желающих написать музыку к фильму было огромным.

"ЗАВТРА". Какова была тематика этого наброска?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Назывался он "Вечный огонь" и в немного переработанном варианте стал лейтмотивом фильма.

"ЗАВТРА". Существовали для вас какие-либо образцы героического кино, музыки?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Да, наверное… Я очень люблю советские военные фильмы: "Они сражались за Родину", "В бой идут одни "старики"... Что же касается музыки, то пытаюсь поддерживать свой почерк.

"ЗАВТРА". Правда ли, что вы хотели работать над фильмом бесплатно?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Изначально, да. Но Андрей Шальопа (продюсер фильма. — ред.) сказал: "Миша, я не люблю "бесплатно" — назови хоть какую-нибудь сумму". Я назвал по минимуму. А потом из "Российского авторского общества" (РАО)пришли деньги, и я был крайне удивлён. Столько денег никогда не видел. Хотел бы сейчас поблагодарить РАО.

"ЗАВТРА". В контексте "современного искусства" деньги — выражение его художественности.

Михаил КОСТЫЛЕВ. В любом контексте: если человек ставит мерилом ценностей деньги, то это чисто западный подход. На Западе есть поговорка: "Если ты такой умный, то покажи свои деньги". Абсолютно капиталистическая. Я бы даже сказал, антихристианская. С таким же успехом мы в этой жизни можем себе и дом с бассейном в раю прикупить. В баптистских церквях так и поют: "Бог купил мне, Иисус купил мне дом в раю".

"ЗАВТРА". Вас не смущает агрессивная тотальная пропаганда либеральных СМИ, направленная на умаление подвига и двадцати восьми панфиловцев, и подвига советского народа-Победителя?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Нисколько. Как могло не быть подвига панфиловцев, когда немцев остановили под Москвой, и на разъезде Дубосеково стояла именно Панфиловсая дивизия? Пусть их было не двадцать восемь, а сто двадцать восемь, — разве это что-то меняет?

"ЗАВТРА". Моменты счастья в работе были знакомы?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Может быть, так у многих бывает… но когда я чувствую, что у меня хорошо получается музыка, то начинаю прямо плакать, очень сильно… Вот так, в слезах, я накладывал музыку на последний кадр фильма "28 панфиловцев"… Специально для кадра квадрокоптеры снимали с высокого ракурса разъезд Дубосеково, установленные там памятники нашим героям… Музыка должна была подчеркнуть эпичность картины. Я ещё предлагал Андрею Шальопе сделать в конце небольшой ролик в виде карты Советского Союза с отмеченными там местами главных сражений Великой Отечественной войны: Брест, Ленинград, Ржев, Курск, Смоленск, Сталинград… и музыка в это время такая пафосная... вселяется во всю мощь хор, вступает солистка… чтобы показать, насколько колоссальны масштабы боев, нашей Победы… Но, в принципе, финальный кадр фильма и создаёт такое ощущение.

"ЗАВТРА". На протяжении последних лет тридцати, всего времени вашего взрастания, патриотическое сознание буквально "калёным железом" выжигали. А вас что остановило?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Да, был такой момент. Призывали всех покаяться.

А что меня остановило? Память о деде, может быть... У меня дед дошёл до Берлина, умер в восемьдесят пять лет. Мне было тогда лет двенадцать, у меня остались его медали... В принципе, мы все живём на наследии Победы, оно всё перед нами. Ты его видишь, через себя пропускаешь, важно не просто уметь музыку сочинять, а уметь историю переживать внутри себя. Глубоко переживать… Наверное, вот в чём секрет.

"ЗАВТРА". Ваш новый проект, фильм о легендарной лётчице Лидии Литвяк, приурочен к 75-летию Победы?

Михаил КОСТЫЛЕВ. Нет, года полтора, наверное, ещё будем работать. Сейчас только собирают бюджет, денег не хватает. Министерство культуры максимум сорок миллионов может дать. Насколько мне известно, в министерстве такие условия, что крупные суммы выделяют только "звёздным" режиссёрам: Никите Михалкову и Фёдору Бондарчуку. Я, кстати говоря, посмотрел "Сталинград" Бондарчука. Как только ему совесть позволяет? Там эпизоды… Выходит немецкий офицер, за ним — русская проститутка, так советский снайпер берёт и стреляет в русскую проститутку — вместо того, чтобы фашиста застрелить! Или: немец идёт к колодцу, воды попить, наш боец стреляет в него. А другой просто с ума сходит: "Ты что?! Как можно стрелять? Даже звери не убивают друг друга у водопоя!!!" Что за абсурд?! Причём здесь звери, водопой?! Я не знаю, как это уже назвать! Какая-то клиника многослойная… У него такой отец был!

"ЗАВТРА". На войне — как на войне. Будем ждать премьеры фильма "Литвяк", премьер вашей новой музыки. И спасибо вам за эту беседу, Михаил!

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий
23 марта 2020 в 12:54

В этой теме лишнее слово - Православие.

23 марта 2020 в 13:44

У Михаила стандартный набор всех студийщиков. И музыка толковая. Молодчина, Михаил. Но в социологию пока тебе лучше не соваться, а то однажды начнёшь писать в духе Шеффера или Вареза...Ну к чему тебе этот пустой синтетический модерн?
А что бы написать что-то на тему Ильи Муромца, как ты говоришь, нужны знания и вдохновение русской традицией. Это отчасти можно найти в цикле русских старин (былин). Но надо помнить, что Илья Муромец это образ Русского Духа, которому "на бою смерть не писана", несмотря на то, что его "засушили" в Киево-Печёрской лавре опосля "Камского побоища"(согласно некоторых северных записей). Он главный борец с тысячелетним порабощением и приручением Русского Духа, который он символизирует, не смотря на то, что фальсификаторы безуспешно пытались изготовить из него "добропорядочного и покорного западу христианина". Впрочем, все русские богатыри борются с этими инородными поработителями, имя которым в былинах Тугарин Змей, Идолище, Змей Горыныч, Кощерище и пр. и это отнюдь не "татаро-монгольское иго"...
Ещё, Михаил, надо бы поштудировать былины о скоморохах и разобраться с тем, что такое изначальная музыка, поскольку такое понимание ведёт к тому, что простая флейта может по своему духовному содержанию оказаться глубже целого симфонического оркестра. Такие вот пожелания. Но это, если заинтересует, конечно. А музыку ты пишешь классную!

1.0x