Сообщество «Геоэнергетика» 09:33 27 октября 2020

Проекты развития

России нужен Госплан
10

Самым напряженным для России месяцем в году всегда был август – так уж сложилось. Но в таком случае, похоже, придется считать, что в 2020 году август начался в марте, а для энергетической отрасли нет надежд, что он закончится раньше, чем 31 декабря. В конце марта рухнули цены на нефть, в мае – на природный газ, коронавирус роняет экономику одной страны за другой, спрос откатился к показателям чуть ли не начала века, а сейчас Европа, судя по всему, ждёт ещё и вторую волну COVID19.  Однако кризис спроса, как и любой другой, приносит не только беды и тяготы – кризис позволяет отчетливее видеть причины проблем, лучше понять тенденции, наметить перспективы развития. 

"Северный поток-2" – это только четверть российско-европейского газового проекта 

В этом году, на мой взгляд, Европа убедительно доказывает, что рассматривать её как порядочного экономического партнера больше не приходится. Времена, когда европейские бизнесмены считались наиболее надежными, наиболее предсказуемы, безвозвратно ушли в прошлое, вот только, что занимательно, прямой вины самих предпринимателей в этом нет – разве что в том, что они, как выясняется, не могут научиться лоббировать собственные интересы. Происходящее вокруг СП-2 – своеобразная лакмусовая бумажка. Внимание СМИ сосредоточено на том, что и как говорят политики, забывая напоминать, что из себя представляет проект, связанный с этим МГП. Рассуждать о СП-2 как о двух трубах на дне Балтики от берега России до берега Германии это нечто странное, газ в эту трубу должен каким-то образом попасть и куда-то, к каким-то потребителям проследовать. Давайте на минуточку забудем, сколько усилий и денег потратил Газпром, чтобы газ из Надым-Пур-Тазовского региона на Ямале добрался до скромного поселка Усть-Луга в Ленинградской области – посмотрим на проект с точки зрения европейцев. Морской МГП – это 9 млрд евро, половину из которых внесли пять европейских компаний. 9 млрд для того, чтобы труба возле берега высунулась из воды. Но 55 млрд кубов газа не будут расходоваться на морском песочке, СП-2 на суше будет подхвачен еще одним МГП – Еугал, который уже полностью завершен. Строит его консорциум немецких компаний, у них с календарным графиком полный порядок: было написано, что на полную мощность Еугал должен выйти к концу 2020 года – так и сделано. С учетом газоотвода на Берлин, по которому в столицу Германии будут идти 10 млрд кубов газа, смета Еугала до границы с Чехией – 5 млрд евро. Чехи помалкивают, поскольку не желают вляпаться во все политические дрязги, но свою часть работы уже сделали – газопровод Нетфогаз уже готов, от границы с Германией до границы с Германией трубы уже лежат, компрессорные станции готовы к работе. Обошлось это удовольствие еще в 3 млрд евро, но и это не все. Вернувшись в Германию, трубы МГП стыкуются с новыми нитками МГП Мидал, по которому еще 10 млрд кубов газа убежит в сторону Бельгии и Франции. А вот для всего ставшегося построен еще и Мигал-Зюйд, по которому основная часть газа будет поступать на хаб Баумгартен, который расположен в Австрии. Вот эта часть – это еще 3 млрд евро, и они уже тоже инвестированы. Итого – денег европейских компаний во все эти радости жизни вколочено более 15 млрд евро. И ни в одном случае – ни цента из государственных бюджетов, предприниматели сами искали деньги – в собственных кубышках, в банках, акциями да облигациями торгуя. Дело-то серьезное, на примере газовых магистралей, проложенных через территорию Украины, мы видим, что газопроводы могут службу служить лет по полста, а если еще и ремонтировать во время - будут и дальше трудиться. Такими суммами в Европе не мальчики играются – серьезные компании, способные просчитывать бизнес на десятилетия вперед. Само собой, в 2017 году, когда принимались инвестиционные решения по всем частям этого грандиозного проекта, юристы этих компаний даром хлеб не ели – все законы и директивы ЕС соблюдены, все в полном порядке. А в 2020, три года спустя то кто-то что-то в трусах Навального нашел, но американцы из-за океана шипеть так, что гадюка обзавидуется. И вот уже европолитики рассуждают – а не отменить ли нам все правила задним числом, чтобы, значит, Россию-то как следует наказать? Русский медведь аж балалайку уронил от удивления: если европейские политики способны вот так колотить своих, так это ж что с чужими-то сделать способны? Политики ведь понимают, что остановка СП-2 – это многомиллиардные иски от десятков компаний, с учетом банковских процентов, упущенной выгоды цифры будут мелькать как из учебника по астрономии. Но заокеанский босс кулаком по столу стучит – а это куда как страшнее, чем неизбежная реакция электората, из карманов которого государственные бюджеты и будут рассчитываться с обиженными своими правительствами капиталистами. Но это, конечно, их, европейско-американские проблемы, наше дело сделать единственный вывод: СП-2 должен стать последним крупным инфраструктурным проектом, связанным с Европой. Это не партнёры по серьёзному бизнесу, это чёрт-те что и с боку бантик.  

На смену глобализации приходит самоизоляция 

Напомню, что основная идея пресловутого Третьего энергопакета – поставить поставщиков энергетических ресурсов в зависимое положение от ЕС как потребителя. Отказ от практики долгосрочных экспортных контрактов, во главу угла – спотовую торговлю. Проект вокруг СП-2 – десятки миллиардов евро, а поставки по нему – в зависимости от того, как сложатся рыночные цены. Следствие – отсутствие ответа на простой вопрос: когда окупятся инвестиции, когда проект начнет приносить прибыль. Извините, но такой футбол нам не нужен. В августе 2020 года ЕК заявила, что к 2050 году ЕС полностью перейдет на водород, и с этого момента не будет испытывать никакой потребности в ископаемых энергетических ресурсах – ни в газе, ни в нефти, ни в угле с ураном. Для того, чтобы найти триллионы евро для этой водородной программы, уже с 2021 года ЕК намерена ввести углеводородный налог – дабы всем поставщикам чего бы то ни было не повадно стало заниматься производством с использованием углеводородов. Звучит красиво, модно, современно – сплошная забота об экологии, праздник имени Греты Тунберг. Но, по сути, всё куда как проще: с учетом роста себестоимости производства, ЕС намерен ввести заградительные пошлины, чтобы поддержать отечественного производителя. В Штатах Трамп с его «Грит Америка эгейн», в Брюсселе – еврочиновники с углеводородными налогами. Те и другие мечтают о возвращении производства в родные пенаты, о реиндустриализации. Те и другие понимают, что и кадров работящих у них нет, и система социальных выплат такова, что себестоимость будет куда как выше, чем сейчас в Китае, Вьетнаме, Индии. Те и другие под разным соусом говорят о заградительных пошлинах – вспомните, каким методом Трамп сражается с Киатем, именно заградительными пошлинами. Если коротко – Запад намерен напрочь отказаться от глобализации и перейти к самоизоляции. Окуклиться, закрыться от внешнего мира, пытаться выжить в одиночку. Можно относиться к таким идеям по-разному, разных теорий напридумывать, но это не моя работа, пусть этим специалисты занимаются. На мой взгляд, Запад не только не понимает внешнего мира – он начинает откровенно бояться его. Тут, понимашь, Россия с ракетами и ядерными бомбами, тут – Китай, который норовит завалить дешевыми товарами и на корню скупить все европейские и американские компании, а в кустах и вовсе Ким Ир Сен прячется, норовит чем-то тяжелым по голове приложить. А противопоставить – нечего, запас идей кончился, новые генерировать не получается, все в гудок уходит, в ЛГБТ-толерантность, в борьбу с миллионами беженцев, с расовыми проблемами. Квинтэссенция – стена на границе с Мексикой в США. В США, которые не способны выжить без мексиканских гастарбайтеров – собственное население даже обслуживать предками созданную инфраструктуру не желает, да и не способно. Потому и войска из ранее оккупированных стран вывести инстинктивно хочется – из Сирии, из Ирака, из Афганистана, из Ливии. Натворив делов, Штаты и ЕС отказываются понимать, какой может оказаться ответная реакция. Домой, за стены, в подвал, отгородиться, окуклиться, никого не видеть – вот и вся идеология. 

России нужен разворот на север, на восток и на юг 

Но это всё проблемы Запада, а нам-то что делать? Продолжать царапаться в закрывающуюся дверь с криками «Мы свои, мы буржуинские, возьмите нас к себе»? Выцыганивать чужие технологии, уговаривать заниматься торговлей на равноправных основаниях? Не получится, да и стыдно так себя вести, в конце-то концов. Лукашенко вон попробовал, так до сих пор с автоматом по президентскому дворцу бегает, а уж про то, что раньше было Украиной, и говорить не хочется. Задача № 0 очевидна – крепить оборонный щит, не жалея живота своего. Он у нас надёжный, за что спасибо товарищам Сталину, Берии, Курчатову и Королёву. Кстати, пользуясь случаем, пусть и запоздало, хочу еще раз поздравить наших атомщиков с их профессиональным праздником. Спасибо им, поклон в пояс за то, что за послевоенную пятилетку смогли, успели, зубами вырвали ядерный паритет с главными демократизаторами планеты. Но война войной, а обед – по расписанию, ядерной бомбой сыт не будешь. Сотни лет Россия упорно ползла в сторону Запада – то Петр Первый бороды топором рубил, то Уренгой – Помары – Ужгород всей страной укладывали, то болонскую систему на голову собственной системе образования надеть пытаемся. Может, хватит уже, сколько можно-то? Нет, я не о том, что нужно немедленно оборвать все связи – это не прагматично, этим пользоваться надо, если получается. Имеется в собственности у Роснефти и у Лукойла НПЗ в Европе, журчит нефть по «Дружбе», не получается у Европы без наших сельхозудобрений, без пшеницы – будем пользоваться. Росатом вон и вовсе с французскими атомщиками сработался, хоть и не от хорошей жизни. Есть у нас не решенная проблема – АСУ ТП называется, хромаем мы с приборостроением и с прочей радиоэлектроникой, да и внешние заказчики норовят требовать, чтобы АСУ ТП на наших АЭС от французов была. Росатом от этого не в восторге, компания отраслевой интегратор уже создана, РАСУ, у которой уже план готов по возрождению отечественного приборостроения, но дело это не быстрое. Даст бог – справимся, вот и Путин недавно потребовал от правительства дополнительные миллиарды в возрождение приборостроения направить. Но отношения с Европой, со Штатами должны перестать быть главным направлением для России. Желает Запад самоизолироваться – флаг им в руки и ветер в горбатую спину. Для тех, кто забыл, напомню – на компасе помимо запада, имеются еще север, восток и юг. На севере – наша Арктика и наш СМП, на востоке – полуторамиллиардный Китай, Япония, две Кореи, Вьетнам и прочие Таиланды с Сингапурами. Если кто-то скажет, что Таиланду нам и предложить-то нечего – так это пальцем в небо. В начале лета Росатом в Сингапуре медицинский центр помог построить, ускорители им поставив. Мы вообще много, чего можем и уже делаем, разве что наши СМИ про это рассказывать забывают. Уголь вон в Израиль и в Марокко поставляем, хоть там ЮАР и ближе, скоро нефтепродукты на алмазы менять начнем. Но юг – это не только вот эти две небольшие страны, это еще и 1,5 млрд человек в Индии, 200 миллионов человек в Бангладеш, 200 миллионов человек в Пакистане, 100 миллионов человек в Египте – и все кушать хотят. Если же серьёзно, то во всех перечисленных странах при стремительно растущем спросе  - серьезный дефицит энергоресурсов, генерирующих мощностей, магистральных трубопроводов, подземных хранилищ газа, интегрированных систем ЛЭП. Если припомнить мировую атомную энергетику и то, какое место в ней принадлежит Росатому, можно охарактеризовать ситуацию коротко: Росатом строит АЭС в Китае, Индии, Бангладеш, Иране, в ближайшее время будет дан старт строительству АЭС Эль-Дабаа в Египте. В перечисленных странах живет почти половина населения планеты. Однако южное направление – не в этот раз. 

«Развитие Дальнего Востока – национальный проект России XXI века». В. Путин 

Напомню, что еще несколько лет назад Владимир Путин назвал наш Дальний Восток «Национальным проектом  XXI века», а в 2012 году в составе первого правительства под руководством выдающегося политического деятеля Дмитрия Медведева появилось министерство развития Дальнего Востока. В 2018 году полномочия этого министерства расширили, заодно расширив и название, теперь оно именуется министерством развития Дальнего Востока и Арктической зоны РФ. Ничего не могу сказать по поводу того, удобно ли работать его чиновникам, но лично мне это позволяет сделать небольшой обзор как восточного, так и северного направлений развития России. На мой взгляд, развитие этих регионов на новом технологическом, научном, организационном уровне совершенно спокойно может стать базисом для формулирования государственной идеологии России. Если мы хотим действительно развивать Россию, нам не может хватать развития только европейской части нашей страны. Европа – не то направление, на котором можно строить долгосрочные планы, государства и бизнес, понимающие, умеющие ценить долгосрочные отношения – это совсем другая часть Евразии. Наш ДВ и Арктика – это то, что открывали, покоряли, присоединяли к России многие поколения наших предков, превращая Россию в еще один материк, который все еще пытается прикинуться страной. Мы не можем повторить путь развития, пройденный Европой – это данность. Не потому, что мы православные, а они нет. Не потому, что у нас социализм, не потому, что у нас неправильный капитализм. По поводу идеологии можно думать и спорить, но на планете больше нет стран, которые имеют железнодорожные и автомобильные трассы продолжительностью в несколько тысяч километров. В мире больше нет стран, для газификации столиц которых требуются газопроводы длиной в тысячи километров, нет стран, в восточных районах которой люди ложатся спать в тот момент, когда на западной окраине только-только начинается рабочий день. В мире нет больше стран, в которых за Полярным кругом не учёные геологи и биологи совершают научные подвиги, героически выживая в неимоверно тяжелых условиях, а живут простые люди в городах с населением больше сотни тысяч человек.   

Правительственные программы не останавливают отток населения 

Напомню, что «по ту сторону Урала» проживает всего 20 млн человек. К оценкам работы министерства Миндаля (для краткости буду называть его именно так) можно подходить по разному: перечислять инвестиционные проекты, планы развития ТОРов, прочих планов громадье. Но имеется и куда как более объективный метод оценки: отток населения с ДВ как составлял около 30 тысяч человек, так и составляет, отток населения из Арктики как составлял около 5 тысяч человек, так и составляет. Все прочее – нюансы, о которых охотно рассказывают как сами государственные чиновники, так и федеральные СМИ. Слов те и другие при этом произносят много, но факт остается фактом – люди покидают регионы, которые Миндалю получено развивать. Следовательно, речь приходится вести не о развитии, а о чем-то прямо противоположном. То, что жителям ДВ не уютно, все мы знаем отлично, поскольку имеется лакмусовая бумажка – ситуация, сложившаяся в Хабаровске. Усилия правительства сводятся к появлению все новых комплексных планов развития, каких-то программ и прочих проектов. Проекты составляются, программы пишутся – а люди как уезжали, так и уезжают. Совсем недавно была обнародована очередная редакция Национальной программы социально-экономического развития ДВ на период до 2024 года и на перспективу до 2035 года. Можно, конечно, попробовать ее самым тщательным образом проанализировать, взвешивая каждый параграф на весах вселенской мудрости. Но вполне достаточно ровно одного факта: в этой программе раздела «Энергетика» просто нет. Социально-экономически развивать Якутию, Бурятию, Камчатку, Магаданскую область, не занимаясь энергетикой? Вот пункт из программы: «Создание туристского кластера на Ленских столбах», но нет ни слова, как этот кластер будет обеспечен тепловой и электрической энергией. Отбор кандидатов в туристы по принципу морозоустойчивости и наличия/отсутствия ночного зрения? Или все проще – пункт нужен в качестве «галочки»? А вот про Магаданскую область – правда, на бюрократическом «новоязе»: «Реализация мероприятий в сфере энергетики в целях покрытия перспективного спроса на электрическую энергию и мощность энергосистемы Магаданской области с учетом реализации перспективных инвестиционных проектов». Реализация мероприятий в сфере энергетики – это, простите, что такое вообще? ЛЭП, подстанции, котельные, печки в каждом доме на дровах, ветряк в огороде? Можно перебирать страницы новой правительственной программы, которую назвали «национальной» и дальше, но найти ответ на простой вопрос: «Как вы, господа хорошие, хотите развивать ДВ, увеличивать количество населения, если у вас нет никакой конкретики по обеспечению новых производств, нового жилья, социальных, культурных, медицинских зданий теплом и электроэнергией?»

Неприятно об этом говорить, но удивления вот такое содержание очередной правительственной программы не вызывает – это уже традиция, точно так же выглядел и предыдущий план развития ДВ, который должен был завершиться еще в 2018 году. И традиция отсутствия даже попыток подведения итогов исполнения предыдущего плана развития – тоже соблюдена. Что планировали, что удалось реализовать, что нет и по каким таким причинам? 

Энергетика – базовая отрасль для комплексного развития региона 

На закате существования Советского Союза раздавалось много критики по поводу системы государственного управления – громоздкая, неповоротливая, межведомственная неразбериха, надо все делать иначе, надо все делать по уму. Сделали. Здравый смысл подсказывает, что развитие ДВ и Арктики без комплексного подхода к энергетической отрасли просто невозможно. А что на практике? Вся энергетика ДВ и Арктики находится в ведении государственной компании РусГидро – вся, включая ГЭС, угольные и газовые электростанции, электростанции на дизельном топливе в удаленных поселках. Теперь у Миндаля свои планы развития, у РусГидро – свои, согласовывать их друг с другом если кто-то и пытается, так точно не министерство. 9 сентября в Советской Гавани была введена в эксплуатацию новая угольная ТЭЦ – 126 МВт установленной электрической мощности и тепловая – 200 Гкалорий в час. Мягко будь сказано, пора было, поскольку все, что имелось в этом районе – Майская ГРЭС, которая была введена в строй в 1936 году. Новой ТЭЦ предстоит полностью обеспечивать порт Ванино – конечный пункт БАМа, крупнейший угольный порт всего ДВ. По итогам 2019 года здесь перевалили на морские суда 31,5 млн тонн угля, и жители Ванино отлично помнят, как это выглядело: постоянные перебои с электричеством, бункеровка судов топливом и питьевой водой только ночью, поскольку мощностей Майской ГРЭС постоянно не хватало. Новая ТЭЦ, построенная РусГидро, эти проблемы снимает, но давайте припомним хотя бы часть планов угольных компаний. 11 сентября 2020 года завершен первый этап новой угольной пристани компанией Колмар – на 12 млн тонн годовой мощности, вторая очередь – это еще 12 млн тонн. Крупнейшая в России угольная компания СУЭК намерена построить еще один угольный порт – на 40 млн тонн, компания А-Проперти намерена увеличить добычу на выкупленном ею Эльгинском месторождении в Якутии до 45 млн тонн в год и под этот объем будет наращивать свои мощности по перевалке все в том же Ванино. И это ведь не все – есть планы по росту оборота контейнерных грузов, компания Дерипаски намерена переваливать в Ванино 3 млн тонн глиноземов, есть свои планы у рыболовецких компаний. Разумеется, для функционирования всего этого потребуются рабочие руки, и в том случае, если это не будут новые и новые вахтовые поселки – это строительство жилья и социальной инфраструктуры. Насколько хватит новой ТЭЦ в Советской Гавани, если грузооборот Ванино увеличится в 3-4 раза? В планах РусГидро ничего дополнительного не значится, о чем думают частные угольные компании никому не известно, в плане развития ДВ от Миндаля об этом ни слова. Строительство Совгаванской ТЭЦ началось в 2014 году, то есть шло шесть лет – любая электростанция требует времени, требует согласования схе5мы соединения с объединенной энергосистемой и так далее. Что, 5-6 лет – слишком долгий горизонт планирования для правительственных экспертов. 

Юрий Трутнев и география России 

На ДВ в настоящее время идут сразу несколько гигантских строек – ССЗ Звезда в Большом Камне рядом с Владивостоком, космодром в Циолковском, Амурский ГПЗ в Свободном, в том же Свободном уже начата подготовка к строительству еще и ГПК. Любая стройка – это грузы, любые грузы – это их перевозка, это растущий спрос на моторное топливо. На весь регион – 2 НПЗ, Комсомольский, принадлежащий Роснефти перерабатывающей мощностью 8 млн тонн нефти в год и Хабаровский Независимой нефтегазовой компании мощностью 5 млн тонн в год. И – все. Дефицит нарастает с каждым годом, цены растут, ФАС свирепствует, все недовольны. Вот цитата из выступления господина Юрия Трутнева, вице-премьера правительства, ответственного за развитие Дальнего Востока, Арктики и Северного Кавказа: «Морской транспорт как был самым дешевым, так таковым и остается, и завезти топливо на побережье Дальнего Востока, а там у нас побережье, как вы видите, большое такое, длинное, никаких проблем не составляет. Но там у нас есть монополии, и как-то так получается, что других каких-то терминалов, мощностей не возникает. Может быть, скорее всего, надо просто делать соответствующие перегрузочные комплексы, ставить их и завозить топливо из других территорий. Оно же у нас есть, мы большой производитель». Серьёзный человек, серьёзное предложение.

А из откуда и по какому маршруту морем везти нефтепродукты? По Северному морскому пути? Вокруг Евразии через Суэцкий канал? На длинное побережье – длинными кораблями по длинному маршруту? Извините, не хочу комментировать, цензурных слов тут явно не хватает. Надеюсь, что правительство профинансирует покупку для Миндаля большой географической карты России, а эксперты этого ведомства, глядя на этот длинный лист бумаги, после длительного размышления выскажут свое мнение о своем уважаемом, высокопрофессиональном, государственного ума руководителе. Господин Трутнев, несомненно, высочайшего уровня профессионал, но есть вот предложение Независимого топливного союза – объединения торговцев нефтепродуктов, не входящих в состав ВИНКов: снизить НДС для нефтепродуктов в ДФО на 10%. Простое, незатейливое – чтобы и на тарифы РЖД хватило, которая снижать их не соглашается, и цены выше, чем на всей остальной территории не выросли. Не длинное такое предложение, намного короче дальневосточного морского побережья. Кто встал поперек? Разумеется, министерство финансов, которое давно пора переименовать в министерство бухгалтерии. Это ведомство интересует только одно – чтобы сальдо с бульдо каждый год сходилось, пассив актив не превышал. Волшебная идиома «выпадающие доходы» отменяет любые инициативы, все прочее господина Силуанова не интересует. Дешевле топливо – выше уровень жизни – меньше поводов паковать чемоданы – такой алгоритм в стенах Минфина не котируется.  

Министерство бухгалтерии против любых проектов развития 

То, что лоббистских усилий независимого топливного союза не хватает на преодоление министерства бухгалтерии – не удивительно. Но имеется ещё и проект Роснефти, которая уже много лет размышляет о строительстве в Находке Восточного нефтехимического комплекса мощностью переработки 12 млн тонн, способного выпускать 8 млн тонн нефтепродуктов и 3,4 млн тонн нефтехимической продукции. Проект есть, окончательного инвестиционное решение на смету в 1,5 трлн рублей Роснефть уже несколько лет принять не может. Причина – тот самый налоговый маневр, любимое детище министерства бухгалтерии. Год за годом растет НДПИ, одновременно год за годом снижается экспортная пошлина. Если компания всю добываемую нефть экспортирует – ей, в общем-то, все равно, от перемены мест слагаемых сумма не меняется. А вот если компания желает нефть перерабатывать внутри России, то итог очевиден – с каждым годом растет цена сырья. Работать себе в убыток никто не хочет, потому мы и наблюдаем, как растут цены на бензин и на дизельное топливо даже в этом году, когда состоялся невиданный обвал цен на мировом рынке нефти. Логика убийственная: нефтяные компании у нас богатые, с них не убудет. Конечно, не убудет – они дополнительные издержки с чистой совестью перевесят на конечного потребителя. Заплатят больше владельцы частных автомобилей, заплатят больше перевозчики всего остального – сырья для производства, сельхозпроизводители, компании, развозящие товары по складам, базам и магазинам. Рост себестоимости производства – это удар по экспорту, это удар по заинтересованности любых зарубежных инвесторов, которые могли бы думать о размещении у нас производств. Вот цитата Игоря Сечина во время его недавней встречи с Владимиром Путиным: «Мы готовы вернуться к нему в случае обеспечения фискального режима, обеспечивающего рентабельность проекта, возвратность на вложенные средства». НХЗ в Находке – это не только сами производства, проект предусматривает строительство нового порта, новых железнодорожных путей, новой электростанции, это десятки тысяч новых рабочих мест. От Большого Камня до Находки – 75 км по автотрассе, то есть в комплекте с ССК Звезда Россия могла бы получить серьезный производственный кластер, о чем, собственно, Игорь Сечин вот уже несколько лет рассказывает президенту страны. А вот так звучит приговор министерства бухгалтерии: «Запрошенные "Роснефтью" для "Восточного нефтехимического комплекса" (ВНХК) в Находке меры поддержки превышают возможный дополнительный эффект для бюджета, поэтому они не могут быть предоставлены» - заявил заместитель Силуанова Алексей Сазонов 15 сентября. 16 сентября состоялось заседание правительства, на котором, в числе прочего, должен был обсуждаться и вопрос запрошенных Роснефтью льготах для ВНХК. Заседание – состоялось, но этот вопрос никто и не думал обсуждать. Губернатор Приморского края Олег Кожемяко присутствовал, но его этот вопрос не интересовал, господин Трутнев отсутствовал – заседание было выездным, проходило в Благовещенске, а господин полномочный представитель президента в ДФО был занят более важными и серьезными делами. Да, заседание в ДФО, его тема – развитие ДФО, а потому отсутствие вице-премьера по развитию ДФО – это совершенно нормально. Не Хабаровском же господину Трутневу заниматься, в конце-то концов, за который он по своей должности тоже ведь ответственность несет. Вероятнее всего, как раз в это время господин Трутнев усиленно работал над составлением того самого национального плана социально-экономического развития ДФО. 

Врио губернатора Хабаровского края  и РусГидро 

Хабаровский край – тоже интересный регион, о котором в этом году мы много политических новостей прочитали и услышали. Эти новости уж точно в новинку были, мы оттуда другое слышать привыкли: каждое лето, каждую осень там усиленно работают сотрудники МЧС, спасая тех, кто оказался в зоне наводнений, подтоплений, прорывов дамб. Сезон муссонов – сезон паводков – сезон действительно героической работы МЧС. Далее – горькое похмелье: новые и новые миллионы и миллиарды рублей на компенсации пострадавшим, на восстановление дорог, мостов, ЛЭП. И вновь назначенный ВРИО Михаил Дегтярев не преминул отметиться, блеснуть уровнем квалификации: «У меня много вопросов к паводку. Это третий случай за семь лет. У меня есть подозрения, я в этом сейчас разбираюсь, что не во всём виновата погода и не во всём виноваты наши соседи. У меня есть большое желание разобраться, как происходит сброс воды на Бурейской ГЭС, Зейской ГЭС, и почему до того, как "РусГидро" получила контроль за этим процессом, стихийного бедствия не было, — это вопрос». Звонко, мощно! Вот только в РусГидро не оценили – вот официальное заявление, опубликованное на сайте компании: 

«Во-первых, хотим сообщить Михаилу Дегтяреву, что Хабаровск, как и другие города края, с даты его основания находится в зоне муссонного климата. Основной объем осадков ежегодно приносится мощными циклонами. Вызванные циклонами продолжительные ливневые дожди являются единственной причиной возникновения паводков на реках бассейна Амура, в том числе и на самом Амуре в Хабаровском крае.  

Во-вторых, важно отметить, что паводок 2020 года в районе Хабаровска преимущественно сформировался за счет стока реки Сунгари в связи с прохождением циклонов «Майсак» и «Хайшен» над территорией КНР, вклад Сунгари в общий объем стока в регионе составляет 50%, вклад рек Зеи и Буреи составляет 25%, вклад Уссури и других рек – 10%, верхний Амур- 15%. Это означает, режимы работы гидроэлектростанции РусГидро Зейской и Бурейской ГЭС, расположенных на реках Зея и Бурея соответственно, не оказывают ключевого влияния на паводковую ситуацию в Хабаровском крае. 

Установление режимов пропуска воды через ГЭС в соответствии с Водным кодексом возложено на Федеральное агентство водных ресурсов, указания которого РусГидро неукоснительно выполняет. Режимы пропуска воды устанавливаются с учетом того, что важной функцией гидроузлов является борьба с наводнениями, и с этой функцией гидроэлектростанции успешно справляются.  

Начиная с лета не было ни одного дня, когда ГЭС РусГидро на реках бассейна Амура пропускали воды больше, чем к ним притекало, вплоть до исчерпания свободной емкости водохранилищ. Так, с 1 августа по 27 сентября 2020 года Зейская ГЭС задержала в своем водохранилище 4,5 миллиарда тонн паводкового стока, Бурейская ГЭС – 4,1 миллиарда тонн, что позволило существенно снизить силу паводков в Амурской области. Если бы гидроузлы ГЭС работали без накопления воды в водохранилищах, в транзитном режиме, то населенные пункты ниже по течению уже месяц как были бы серьезно подтоплены». 

Вот карта с притоками Амура: 

 двойной клик - редактировать изображение

Надеюсь, расположение рек Зеи, Буреи и Сунгари хорошо видны, как и то, как они расположены по отношению к Хабаровску. Популизм для политика – хлеб насущный, но врио губернатора, обвиняющий государственную компанию РусГидро и Федеральное агентство водных ресурсов - это совсем уж перебор.  

Наводнение-2013 и комиссия Дворковича 

Напомню коротко историю того, что происходило после катастрофического наводнения на Дальнем Востоке летом 2013 года. метеорологи говорят, что такой климатический феномен в Дальневосточном регионе — первый за 150 лет наблюдений, и уверяют, что подобная ситуация повторится не ранее, чем лет через 100. Очень снежная зима, блокирующий антициклон над Тихим океаном, «блокировавший» все летние циклоны над югом Сибири — да, это очень маловероятное стечение обстоятельств. Но как страховаться от таких капризов погоды? Годовая норма осадков – 30 кубических километров или, если в кубометрах, то 30 млрдов – и вся Россия вынуждена была следить, как бурные потоки смывали целые поселки, как под воду уходили городские кварталы. Паводок шел не только на самом Амуре, но и на его крупных притоках — Зее, Бурее, Уссури и Сунгури. Значит, всем этим рекам не хватает плотин и водохранилищ, которые придется проектировать с запасом объема на случай повторения погодных аномалий. РусГидро ввело в эксплуатацию советский долгострой — Бурейскую ГЭС, которая стала только второй в регионе, теперь уже работает и Нижнебурейская ГЭС с ее контрплотиной и дополнительным водохранилищем. Но план, предложенный РусГидро на основе советских еще наработок, был куда масштабнее: 

- ГЭС на реке Шилка (Амур начинается со слияния Шилки и Аргуни в Забайкалье) — 736 МВт мощности, полная емкость водохранилища 15,4 км3, полезная 8.8 км3; 

- ГЭС на реке Селемдже (это главный приток Зеи, причем впадаеющий ниже по течению, чем место расположения Зейской ГЭС) — Русиновская и Селемджинская, 470 МВт и 300 МВт, 4,46 км3 и 5,2 км3 соответственно; 

- Гилюйская ГЭС на реке Гилюй, впадающей в Зейское водохранилище — 462 МВт, полезная емкость водохранилища 3,3 км3; 

- Нижне-Зейская ГЭС — на 300 км от Зейской ГЭС ниже по течению, 400 МВт мощности и 1 км3 полезной емкости водохранилища; 

- Нижне-Ниманская ГЭС на Нимане, притоке Буреи — 600 МВт, полезная емкость водохранилища 8,3 км3; 

- две Дальнереченские ГЭС на реке Большая Уссурка (приток Амура в Приморском крае) общей мощностью 370 МВт и общей полезной емкостью 0,8 км3. 

Общий объем водохранилищ – 31 кубический километр. Другими словами – были бы построены все эти ГЭС, мы бы наводнение 2013 года практически и не заметили бы. Ну, дожди прошли – бывает… Этот проект был подан на рассмотрение в правительственную комиссию, созданную по распоряжению Путина, но уже в 2015 глава этой комиссии, господин Дворкович, изволил сообщить, что «климат вернулся в многолетнюю среднегодовую норму» - и проект «умер», не родившись. Средняя норма? Включите телевизор прямо сейчас, полюбуйтесь тем, что снова творится в нижнем течении Амура.  

Развитие Дальнего Востока и Арктики зависят от судьбы частной компании 

Отговорка правительства Медведева известна: электроэнергию этих ГЭС девать некуда, потребителей нет. Развитие ДВ – национальный проект XXI века, а потребителей – нет. Так чего же стоят тогда все эти правительственные планы, какое такое развитие, если господа чиновники не в силах думать о новых заводах-фабриках, шахтах и разрезах, о новых поселках и городах? В их головах по прежнему ничего, кроме бухгалтерского отчета: сальдо-бульдо, актив-пассив, в конце года баланс должен сойтись, выпадающие доходы. Не получается с городами и заводами? Но с этим спокойно справляются государственные концерны – Газпром уже на 2/3 построил АГПЗ, Роснефть запустила первую очередь ССК Звезда, СИБУР нашел партнера и деньги на строительство АГХК. Мы можем в три этажа материть Миллера и Сечина, но они, пусть и не так прозрачно, пусть не без откатов – строят, рабочие места создают. А там, где правительство и Миндаль – там строится ж/д мост через Амур, первый в мире еврейско-китайский мост. Это не шутка – он должен соединить Китай и ЕАО. По договору на долю китайцев из 2,2 км пришлось строительство ¾, на нашу – ¼. Китайцы давно все закончили, а мы снова сдвинули срок – теперь на февраль 2021. Министр и вице-премьер ДВ чего только не рассказывали, а вот не выходит каменный цветок – да и все тут. Мост обеспечит грузопоток в 21 млн тонн в год, тысячи новых рабочих мест для одного из самых депрессивных объектов Федерации. Разумеется, в том случае, если РЖД успеет с расширением мощностей своего Восточного полигона. Главное слабое место БАМа – Северомуйский тоннель, низкая пропускная способность которого тормозит наращивание экспорта в ЮВА. В 2019 году, на ПМЭФ, в торжественной обстановке глава «Сибантрацита» Дмитрий Босов взял на себя обязательство инвестировать в строительство дублера 60 млрд рублей и пробить его за 3-4 года. По данным следствия, в мае 2020 года Дмитрий Босов покончил с собой, и проект тоннеля завис намертво: идут суды его супруги, ставшей наследницей, с партнерами Босова по угольному бизнесу. И что? И – ничего, мы спокойно ждем, когда завершат свои труды многочисленные юристы.  

В 2018 году президент России поставил совершенно четкую задачу, касающуюся СМП – до 2024 году довести грузооборот до 80 млн тонн в год. Задача казалась решаемой – нефтяные проекты, Ямал-СПГ, Арктик СПГ-2, Арктик СПГ-1 должны были дать почти 60 млн тонн, еще 20 – уголь Таймыра, за развитие проекта добычи которого взялась компания Сибантрацит, то есть все тот же Дмитрий Босов. И господин Трутнев уже обратился с письмом в адрес Путина – коронавирус, видите ли, не дает справиться с задачей, просим снизить задание до 60 млн тонн. Но реальная-то причина в другом – мы и с этим проектом будем ждать, чем закончатся суды, и сколько времени уйдет на юридические споры, никто не знает. Смерть Дмитрия Босова - действительно трагедия, но каким же таким образом оказалось, что два вот таких проекта – развитие СМП и БАМа оказались в руках не государства, а частной компании? Развитие России – в руках одного частного лица. Это похоже на соответствие здравому смыслу, носит признаки государственного мышления? В конце концов – ну, так получилось, но теперь-то почему никаких инициатив со стороны Миндаля, почему мы приговорены ждать, когда и как завершатся юридические вопросы вокруг Сибантрацита и других компаний Босова? Миндаль разрабатывает документ, который называется НАЦИОНАЛЬНЫЙ план развития, реализация которого будет зависеть от того, чьи адвокаты сработают лучше. При этом ни наследница Дмитрия Босова, ни его партнёры никаких обязательств государству не давали, они имеют полное право отказаться от проектов и таймырского угля и Северомуйского тоннеля, никто им слова плохого по этому поводу сказать не может. Как, между прочим, и по поводу строительства нового порта «Вера» на ДВ. Не так давно Индия, которая намерена выйти в мировые лидеры по производству стали, но у которой нет месторождений коксующегося угля, зато есть проблемы с Китаем, откуда она его традиционно импортировала, заявила, что готова покупать до 46 млн тонн этого ресурса у России. Но Малолемберговское месторождение, которое Сибартрацит собирался развивать на Таймыре – это более 1 млрд тонн угля сверхвысокого качества, арктический карбон не втиснулся ни в какую общепринятую классификацию. Грубо говоря: есть покупатель, есть план развития СМП, а мы будем ждать, чем закончатся суды вокруг Сибантрацита.  

Вам шашечки или ехать? 

Мы будем ждать, когда на берега Амура явятся неведомые инвесторы и начнут строить электростанции и осваивать месторождения, строить шахты и заводы. Нет потребителей вдоль Амура? Летом 2020 года Росатом заявил, что его первый проект по производству водорода будет реализовываться на Кольской АЭС, причем производить водород будут методом электролиза, для чего требуется вода и много электричества. Но самый высокий уровень развития водородной энергетики, водородного транспорта не в Европе, куда будет экспортировать свой водород Росатом, а в Японии и в Китае. Вода и электроэнергия на Кольском полуострове имеются, а в Приамурье есть ежегодные наводнения, есть судоходная река Амур, но нет лишней электроэнергии. Зато есть Миндаль и его план развития ДФО без раздела «энергетика». На Амурском ГПЗ Газпром будет производить гелий, под который он уже строит хаб. Гелий перевозится в жидком виде, для чего требуется температура в минус 269 градусов, и эта технология у Газпрома уже есть. Температура ожижения водорода – на 10 градусов выше, то есть велосипед изобретать не требуется, у нас с технической точки зрения все есть для того, чтобы притоки Амура стали «месторождением» водорода.  

Вывод из всего сказанного? Если кому-то хочется считать, что это была сплошная критика правительства и некоторых отдельных его представителей – я не против. Но на самом деле я просто хотел показать, к чему приводит фрагментация системы управления, когда у отдельных министерств и отдельных государственных компаний есть собственные планы развития, которые никто и не пытается состыковать между собой. А это – прямое следствие того, что после 1991 года мы вместе с водичкой выплеснули и младенца – отказавшись от системы Госплана, мы решили, что нам и без него будет хорошо. По большому счёту – не так уж и плохо, в 90-е и похуже бывало. Но это «хорошо» - фрагментарно, разрозненно. Вот новый огромный завод в Большом Камне, вот новый гигант растёт в Свободном, вот в Якутске строится новая судоверфь, вот построили АЯМ, вот на месте трех домов поселка Сабетта вырос вахтовый город на десяток тысяч человек с новым портом и аэропортом, вот в Певек доставлена ПАТЭС. Но это не комплексный план, эти островки новой стабильности не соединены, не состыкованы друг с другом, а где-то там, в московской тишине чиновники сочиняют новые планы, называя их то национальными, то комплексными. И где-то отдельно трудятся эксперты Газпрома, Роснефти, НОВАТЭКа – у них свои задачи, они их решают. Притча про прутья и веник в действии. Можно ли справиться с этим бесконечным флэшмобом? Мне кажется, что можно хотя бы попытаться. Но об этом – уже не сегодня. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Геоэнергетика»
15
16 ноября 2020
Cообщество
«Геоэнергетика»
1
Cообщество
«Геоэнергетика»
2
Комментарии Написать свой комментарий
27 октября 2020 в 12:17

Госплан вставанию с колен не поможет .

27 октября 2020 в 12:44

Геннадий, что с вами, спину свело, трудно колен вставать? Понимаю. Сочувствую.
Ну так попросите супругу уколоть вольтареном и вставайте, причем тут Госплан.

27 октября 2020 в 19:58

"С колен вставать" уже ничто не поможет. Вставание с колен - это даже не процесс, это поза.

27 октября 2020 в 12:49

Однако Марцинкевич разошелся, раньше не видел его таким язвительным, злым.
Допекло. Но, молодец.
Самое интересное, что все проблемы решаемы!
А еще интереснее! что есть куда силы направить: людей, мозги, деньги.

27 октября 2020 в 16:09

В мире где правят кланы (созидателей ТНК) и имеют собственные планы развития не предусмотрено место ГОСплану по причине того, государства выступают инструментарием ТНК, нам требО прежде - проект по переустройству Земли (земной жизни), а потом появится и ПЛАН!

Зы. Нашей проститурующей элитке не планы, а пинок требО

27 октября 2020 в 21:02

Газпром» потратит 100 млрд рублей на развитие газовых сетей Киргизии, это почти в три раза поднимет уровень газификации республики. По словам отраслевых экспертов, сумма инвестиций для небольшой Киргизии — фантастическая и, если учитывать масштабы стран, годовые затраты «Газпрома» на газификацию России окажутся значительно скромнее. Политологи полагают, что на примере Киргизии Кремль — за деньги «Газпрома» — хочет продемонстрировать Белоруссии преимущества ЕАЭС.

«Газпром» вложит в газотранспортную систему Киргизии 100 млрд рублей. Такое заявление сделал президент России Владимир Путин по итогам встречи с киргизским коллегой Алмазбеком Атамбаевым. По словам Путина, «Газпром» ведет масштабную работу по реализации программы газификации Киргизии, которая рассчитана на срок до 2030 года.
Инвестиции «Газпрома» приведут к повышению уровня газификации Киргизии с нынешних 22 до 60%, заявил российский президент.

путпотовцы, как я полагаю, надеются в Киргизии реализовать свой любимый проект: продавать дружественной Киргизии по льготным ценам природный газ(реально своей "дочке"). Потом этот газ, владея газораспределительными сетями, продавать потребителям по мировым ценам. Маржа пойдет понятно кому.

27 октября 2020 в 21:03

России, прежде всего нужен разворот к социализму, госсобственности и партийному управлению ....

27 октября 2020 в 23:46

России нужен госплан и социалистический общественно-политический строй.

28 октября 2020 в 17:53

"В США, которые не способны выжить без мексиканских гастарбайтеров – собственное население даже обслуживать предками созданную инфраструктуру не желает, да и не способно."
===========================================================================
До боли знакомое сходство с еще одной страной...

1.0x