Сообщество «Круг чтения» 00:41 5 мая 2021

Тотальный диктат

Ещё раз о монополии либералов в культуре
1

Уже 18-й по счёту "Тотальный диктант" по русскому языку прошёл 10 апреля 2021 года, и, согласно данным организаторов, его написали онлайн и офлайн 675198 человек на 2 800 площадках в 732 городах 39 стран мира — рекордные цифры за все годы проведения. То есть акция по-настоящему массовая, международная и во всё большей мере представляющая русский язык на глобальной арене.

Ей даже посвятили выпуск почтовой марки с логотипом акции, портретом К.Э. Циолковского и его словами: «Невозможное сегодня станет возможным завтра» (тексты «Тотального диктанта» 2020 года, посвящённые «отцу космонавтики», под общим названием «Per Aspera», то есть «Чрез тернии…» — разумеется, «…к звёздам!» — написал Андрей Геласимов). Очень уместная цитата — особенно если учесть, что на первом "Тотальном диктанте", проведённом в Новосибирске в 2004 году по инициативе выпускников и студентов гуманитарного факультета НГУ в рамках традиционного "Дня открытых дверей", было всего 150 участников.

Феноменальный успех данной «инициативы снизу» сопоставим разве что с ещё более резонансным успехом "Бессмертного полка", который тоже «родом из Сибири» — правда, не из Новосибирска, а из Томска. Несомненно, важную роль в таком успехе сыграла и «поддержка сверху»: с 2012 года — Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ), а с 2018 года — Фонда президентских грантов (ФПГ).

Если соотнести выделяемые из ФПГ на проведение "Тотального диктанта" суммы с официальным количеством участников, то «цена вопроса на человека» окажется следующей: 2018 год — 22 рубля (5 млн рублей на 227 325 человек), 2019-й — 41 рубль 77 копеек (9,869 млн рублей на 236284 человека), 2020-й — 45 рублей 51 копейка (12,354 млн рублей на 271449 человек), 2021-й — 29 рублей 38 копеек (19,84 млн рублей на 675198 человек). Как говорится, относительно дёшево и — за такие деньги — сердито: среди целей "Тотального диктанта" значатся популяризация и повышение уровня знания русского языка на принципах полной добровольности, доброжелательности и анонимности. В общем, почти идеальный случай частно-государственного партнёрства: минимум затрат, максимум эффекта…

Тем не менее, к организаторам "Тотального диктанта" — кстати, заявляющим, что их мероприятие принципиально стоит «вне политики» (координатор проекта Ольга Ребковец, из интервью 2013 года, «обновлённого» год назад: «Мы всегда старались быть вне политики, вне каких-то течений, конфессий и так далее. Мы хотели и хотим делать добровольное, весёлое, интересное для всех мероприятие»), — уже не первый год высказываются претензии как раз политического свойства: к выбору авторов текстов "Тотального диктанта", к содержанию самих текстов и так далее.

В этой связи можно процитировать заявление секретариата Союза писателей России от 7 апреля 2021 года: «Организаторы "Тотального диктанта" из года в год привлекают к написанию текстов людей, практически открыто занимающих в обществе антироссийские позиции. В этом году диктант сочиняет и диктует некто Дмитрий Глуховский… Человек, не признающий Крым российским, всецело поддерживающий политику, в которой используется Навальный, а значит, провоцирующей молодёжь на противоправные действия,.. поддерживающий агрессию Киева против мирных жителей ДНР и ЛНР…»

На такого рода вопросы организаторы "Тотального диктанта" возражают, что ориентируются не на политические взгляды авторов, а на их значимость в современной русской литературе и на мнение «филологов, журналистов, пиарщиков, бизнесменов», причастных к продвижению и развитию данного проекта. Координатор проекта Егор Заикин, из того же интервью: «Составляем некий шорт-лист из интересных многим достойных авторов, книги которых продаются достаточно большими тиражами. Смотрим, например, кто стал лауреатом "Большой книги" и "Нацбеста" в последние годы. И, конечно, консультируемся с членами нашей экспертной комиссии — преподавателями-филологами, которые в курсе современного литературного процесса».

Конечно, называть такой принцип отбора «максимальным дистанцированием от политики» можно только в случае полного непонимания (или, в данном случае, имитации непонимания) того, что такое политика, литературная политика в том числе. Напротив, это полное следование литературно-политическому «мейнстриму», который в современной России носит сугубо либеральный и, соответственно, антипатриотический характер. Впрочем, то же самое касается и театра, и кино, и других видов искусства, и большей части массмедиа — ни для кого это не секрет. Как не секрет и то, что органы государственной власти, а также «естественные монополии» с госучастием постоянно финансируют всю эту «творческую оппозицию». О причинах столь парадоксальной ситуации сказано с начала «рыночных реформ», наверное, уже всё, но меняться ситуации стала только сейчас. И то — в час по чайной ложке.

Опять же, по признанию организаторов "Тотального диктанта", ни АСИ, ни ФПГ, оказывая им финансовую и прочую поддержку, не вмешивались во «внутреннюю кухню» проекта, а тексты даже самых спорных «диктаторов» разных лет не содержали каких-то крамольных моментов: ни с точки зрения чистоты языка от обсценной лексики, ни с точки зрения политической корректности. Например, в пяти взаимосвязанных отрывках текста Дмитрия Глуховского "Обещания", повествующих о жизни главной героини: сначала от её лица, а затем от лица её внучки, исполнившей мечту своей бабушки, создавшей «лекарство от рака» и державшей речь перед некими «Королевской академией и досточтимым комитетом» (надо понимать, при вручении Нобелевской премии?) следы какой-то русофобии можно найти разве что «под микроскопом» и при очень большом желании: ну, скучно и серо прожила главная героиня свою счастливую жизнь в России, не уехала в Канаду, где всё могло быть по-другому (тут уж явные аллюзии на чеховское «В Москву! В Москву! В Москву!» из "Трёх сестёр"), но зато внучка её всё-таки осчастливила человечество и принята в узкий круг нобелевских лауреатов… То же самое касается текстов и Гузели Яхиной 2018 года (тоже обвинённой в клевете на отечественную историю советского периода, но, в конце концов, удостоенной разных премий), и Дины Рубиной 2013 года, и Дмитрия Быкова 2011 года («Грамотность — утончённая форма вежливости, последний опознавательный знак смиренных и памятливых людей, чтущих законы языка как высшую форму законов природы»). Да взять хотя бы текст Бориса Стругацкого 2011 года с дважды провокационным заголовком: «В чём причина упадка русского языка и есть ли он вообще?» (привожу данный заголовок в авторской редакции, без запятой и без попытки уточнения, к «упадку русского языка» или к самому русскому языку относится вопрос «есть ли он?»). Вот что написал ныне покойный Борис Натанович: «Никакого упадка нет, да и быть не может. Просто цензуру смягчили, а частию, слава богу, и вовсе упразднили, и то, что раньше мы слышали в пивных и подворотнях, сегодня услаждает наш слух, доносясь с эстрады и с телеэкранов. Мы склонны считать это наступлением бескультурья и упадком Языка, но ведь бескультурье, как и всякая разруха, не в книгах и не на театральных подмостках, оно в душах и в головах. А с последними, на мой взгляд, ничего существенного за последние годы не произошло. Разве что начальство наше, опять же, слава богу, отвлеклось от идеологии и увлеклось более распиливанием бюджета. Вот языки и подраспустились, а Язык обогатился замечательными новшествами в широчайшем диапазоне — от «хеджирования портфеля ГКО с помощью фьючерсов» и до появления интернет-жаргона.

Разговоры об упадке вообще и Языка в частности — это, по сути, результат отсутствия ясных указаний сверху. Появятся соответствующие указания — и упадок прекратится как бы сам собой, тут же сменившись каким-нибудь «новым расцветом» и всеобщим суверенным «благорастворением воздyхов»…

А Язык, как и прежде, живёт своею собственной жизнью, медленной и непостижимой, непрерывно меняясь и при этом всегда оставаясь самим собой. С русским языком может произойти всё, что угодно: перестройка, преображение, превращение, — но только не вымирание. Он слишком велик, могуч, гибок, динамичен и непредсказуем, чтобы взять и вдруг исчезнуть. Разве что — вместе с нами».

Считаю необходимым подчеркнуть: я не пребываю в неведении относительно общей позиции и других высказываний отмеченных выше авторов, и не разделяю ни эти позиции, ни эти высказывания. Более того, понимая и генезис их, и цели, являюсь сторонником иной идеи — о том, что общее развитие человечества всегда шло не «общим потоком», а в «квантовых», «монадных» рамках отдельных языков, культур, цивилизаций, активно взаимодействующих между собой, но не сливающихся и не растворяющихся друг в друге или в каком-то общем «абсолютном растворителе» типа древней латыни или современного английского. Поэтому был и есть частью Русского мира, ненавистного «глобализаторам» любого сорта, поскольку в их глазах он — лишь помеха на пути развития «общечеловеческой цивилизации», удел представителей «другого биологического вида», эволюционного тупика, так или иначе подлежащего уничтожению. С моей же точки зрения, Русский мир — вовсе не тупик, а важный резерв эволюции, пути которой неисповедимы. Так, например, в биосфере нашей планеты миллионы лет длилась «эпоха динозавров». Но те по каким-то причинам уступили своё место современным млекопитающим, включая человека. В ноосфере всё ещё менее определено, но системные принципы — те же самые: «Многие же будут первые последними, и последние первыми». Но это вовсе не повод для того, чтобы отрицать достоинства нынешних «первых».

"Тотальный диктант" позиционирует себя как негосударственная и неправительственная, волонтёрская акция, структура «гражданского общества», которое и легитимизирует политическую власть. В подтверждение своей «неполитизированности» и «неидеологизированности» его организаторы могут привести приглашение Захара Прилепина в 2012 году (кстати, давшее импульс сотрудничеству с ними АСИ) или Павла Басинского в году 2019-м. Иными словами, какая бы «матрица», хоть трижды либеральная, ни лежала в основе данного проекта, кто бы за ним ни стоял, вплоть до суперконспирологичных «русофобов-рептилоидов» (инопланетных родственников или наследников вымерших динозавров), он достаточно грамотно и профессионально осуществляется — применительно к конкретным обстоятельствам места и времени. Мол, Кнут Гамсун вообще в ходе Второй мировой войны нацистов поддерживал — перестал ли он вследствие этого быть классиком норвежской литературы?

А что по другую, по нашу «сторону баррикад»? Все аргументы против "Тотального диктанта" в его прошлом и нынешнем виде давно и хорошо известны. Здесь ничего не меняется. Но есть ли у его критиков из патриотического лагеря собственная, позитивная альтернатива? Которая объединяла бы всех, кто не приемлет либеральную «матрицу» для русского языка и русской литературы. Понятно: денег нет, но не надо отчаиваться — надо работать, братья! Это ведь наша общая работа и забота — «глаголом жечь сердца людей»! По-другому ничего не получится, даже не надейтесь! Нельзя быть только «против» — одновременно надо пробивать и утверждать своё «за»! Никто кроме нас!

А вот с этим как раз очевидные проблемы. И даже не у российского государства как такового. В частности, с 2019 года по модели "Тотального диктанта" проводится международная просветительско-патриотическая акция "Диктант Победы" — очередной из них, уже третий по счёту стартовал 29 апреля в Центральном музее Великой Отечественной войны. По словам организаторов, данное мероприятие пройдёт более чем на 16 тысячах площадок в 80 странах мира, а участие в ней смогут принять более полутора миллионов человек — носителей не только русского, но также английского и китайского языков. И не просто принять участие — победителей акции пригласят на военный парад 9 мая 2022 года, выпускники средних школ получат дополнительные преимущества при поступлении в вузы и так далее.

Проект, в отличие от "Тотального диктанта", абсолютно патриотический, государственнический, нелиберальный. А кто его делал? В официальной информации значится: «Организаторами акции выступили: Российское историческое общество, Российское военно-историческое общество и всероссийское общественное движение "Волонтёры Победы". Партнёром акции выступило Россотрудничество». Да, то самое Россотрудничество, которое отказалось от любой поддержки "Тотального диктанта" в своих представительствах по всему миру. В качестве "первого лица" выступает глава СВР Сергей Нарышкин. А где Союз писателей России? Не взяли в этот "официоз"?

Хорошо, допустим. Но при всём этом "Диктант Победы", по сравнению с "Тотальным диктантом", почти не присутствует в отечественной медиасфере. Спрашивается, Союз писателей России как-то поддержал его своим словом и делом? Нет? А почему? О том-то и речь.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

8 октября 2021
Cообщество
«Круг чтения»
13
21 октября 2021
Cообщество
«Круг чтения»
17
Комментарии Написать свой комментарий
9 мая 2021 в 13:24

Это пресловутое "вне политики" - давно обанкротившееся враньё занявших командные высоты и именно диктующих политику

1.0x