Сообщество «Салон» 09:20 25 марта 2021

Столп культуры

150 лет назад родился Игорь Грабарь
5

Полтора века назад в Будапеште, в семье русино-венгерского юриста Эммануила Ивановича и галицкой русофилки Ольги Адольфовны родился человек, которому суждено было встать во главе движения, сохранявшего русскую культуру в самый мятежный век истории России. Всё детство Игоря семья Грабарей скиталась по Европе, вынужденная скрываться от властей Австро-Венгрии, пока не осела в Рязанской губернии. Юный Игорь вместе со своим братом Владимиром хотел стать юристом, но ещё на ранних этапах изучения юриспруденции он ощутил тягу к живописи. Результатом этого стала долгая и успешная карьера художника и близкое общение с самыми видными деятелями искусства своей эпохи. Революцию Грабарь застал в статусе не только именитого художника, но и флагмана искусствоведения того времени. Первая версия "Истории русского искусства", написанная Игорем Эммануиловичем в 1910 году, всё ещё не утратила академической актуальности, а монография, посвящённая работам Валентина Серова, была написана вскоре после смерти художника и полна глубоких выводов, ставших следствием близкого знакомства автора и объекта исследования. Революция изменила жизнь Грабаря – он остро ощутил необходимость противостоять стихии хаоса и разрушениям, вызванным Гражданской войной. В июне 1918 года Грабарь стал инициатором создания Всероссийской комиссии по сохранению и раскрытию памятников древнерусской живописи. В период крушения старых порядков, отказа от прежних ценностей и уничтожения любых напоминаний о «мире насилья» Грабарь сумел собрать вокруг себя цвет отечественной научной реставрации того времени: и выдающихся ученых-искусствоведов, и опытных реставраторов-практиков. Целью работы Комиссии стала организация охранных и реставрационных работ на всей территории РСФСР. В этом деле Грабарь взял на себя, пожалуй, самую тяжёлую задачу – он старался убедить молодую и яростную советскую власть, полную решимости разрушать и жечь, в том, что церковная живопись имеет не только религиозное, но и историческое значение, что сохранение памятников старины важнее тотального искоренения несовместимого с марксизмом православия. Составляя программу действий, Игорь Грабарь считал необходимым начать с проведения планомерных обследований древних городов – центров русской средневековой культуры. В первую очередь предполагалось исследовать «пределы былой суздальской земли» – территорию Владимирской, Ярославской, Московской и Нижегородской губерний. Как писал сам Грабарь,

«...Я перенёс всю энергию на дело создания органа, который мог бы внести порядок в общемузейное дело России и наладить охрану памятников искусства и старины... Это дело увлекло меня всецело... Одновременно в широком масштабе я веду дело научных реставраций, архитектурных и живописных».

За относительно недолгое время в обстановке политических потрясений Грабарю удалось сформировать дееспособную организацию и впервые в истории России создать систему государственного управления сферой охраны и реставрации практически всех видов памятников искусства. Кроме иконописно-реставрационной мастерской при Коллегии по делам музеев при содействии И.Э. Грабаря был создан целый ряд реставрационных мастерских. В 1922 году Комиссия была преобразована в Центральные реставрационные мастерские (ЦРМ), а в 1924-м созданы единые Центральные государственные реставрационные мастерские (ЦГРМ) с филиалом в Ярославле.

Осуществлению планов работы мастерских помешало резкое ухудшение и до того непростых отношений реставраторов с властями. Само стремление сохранять памятники прошлого вызывало подозрения у представителей партийного руководства. Ещё в период Гражданской войны Грабарю нередко приходилось прибегать к заступничеству Натальи Седовой, супруги Льва Троцкого. Для получения самых необходимых реставраторам материалов была нужна помощь Седовой и Луначарского. С конца 1920-х сотрудники музеев и реставраторы начинают ощущать на себе возрастающее идеологическое давление. 20 августа 1928 года выходит постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О музейном строительстве в РСФСР», которое наряду с обоснованными рациональными предложениями об увеличении финансирования музеев и о подготовке кадров музейных работников провозглашало борьбу с «неудовлетворительным с точки зрения задач социалистического строительства» идеологическим содержанием музейного дела.

Это постановление послужило началом кампании по постепенному сворачиванию деятельности ЦГРМ, драматическим образом отразившемуся на судьбе многих сотрудников.

В 1929 году, когда заместителем директора ЦГРМ стал член ВКП(б) художник Владимир Якуб, началось фактическое устранение Игоря Грабаря от руководства Мастерскими. В сложившейся ситуации Грабарь был вынужден подать прошение об отставке, объясняя своё решение желанием сосредоточиться на научной работе и занятиях живописью.

В 1934 году ЦГРМ были закрыты, а многие реставраторы репрессированы. Мотивировалось это тем, что под видом восстановления памятников церковной живописи реставраторы занимались религиозной пропагандой. Казалось, что главное детище Грабаря пущено по ветру, а все усилия по его созданию за несколько месяцев обратились в ничто. Но самый страшный поворот русской истории XX века стал моментом перерождения разрушенных мастерских.

Во время Великой Отечественной параллельно с продвижением советских войск на запад становилось всё более очевидным, что вместе с городами и деревнями в руинах оказались ещё и тысячи памятников культуры. Многие памятники были безвозвратно утрачены, другие – вывезены за рубеж, растасканы по частным коллекциям, проданы в неизвестные руки. Оказались разрушены прекрасные дворцы, выжжены садовые ансамбли, взорваны старинные колокольни. Захватчики не руководствовались стратегическими, логистическими или военными интересами, ими двигала не логика или рациональный расчёт – они уничтожали все намёки на «варварскую культуру», выжигали из оккупированной земли саму её суть. В этот момент государство резко меняет своё отношение к делу реставрации ценностей и вот уже Молотов требует от Совнаркома организовать реставрационную мастерскую. С задачей создания мастерской, способной в должной степени восстановить разрушенное и сохранить спасённое, мог справиться лишь один человек, не оставлявший мечту о возрождении деятельности Мастерских даже в самые сложные времена. Так, уезжая в августе 1941 года из Москвы в эвакуацию, он пишет председателю комитета по делам искусств при Совете Народных Комиссаров М.Б. Храпченко:

«Я чувствую, что не исполнил бы своего долга, если бы, уезжая на неопределенное время – будем надеяться, что не на долгое, – из Москвы, не обратился бы к Вам с горячей просьбой пересмотреть вопрос о непонятной ликвидации большого советского дела – Постоянной реставрационной комиссии при Комитете [по делам искусств при СНК СССР]».

В 1944 году Грабарь в очередной раз стал центром консолидации разрозненного и разбитого сообщества советских реставраторов. Вытаскивая с фронтов и из тюрем, находя в нищете, забвении и опале, он вновь собирает старую гвардию для осуществления самого важного задания в их жизни. Реставраторы шли следом за наступающими красноармейцами и принимались за работу в ещё не остывших руинах городов – их война только начиналась. Грабарь стал художественным руководителем возрождённой мастерской, при этом не оставляя научной и исследовательской деятельности. Ещё шла война, когда Грабарь добился учреждения Института искусствознания, собравшего под одной крышей учёных, позже ставших авторами монументального исследования – второй версии "Истории русского искусства". Разросшееся до 13 томов научное издание стало главным наследием Грабаря-учёного – наиболее подробная ретроспектива развития русского искусства со времён древних славян и до советского периода по сей день считается самым всеобъемлющим и всесторонним описанием становления русской художественной культуры.

Главный же magnum opus Грабаря-художника, Грабаря-реставратора и Грабаря-организатора стоит на пересечении Бауманской улицы и улицы Радио. Центральная художественно-реставрационная мастерская, которой руководил Грабарь, ныне зовётся Всероссийским художественным научно-реставрационным центром. С 1961 года Центр носит имя своего основателя – академика И.Э. Грабаря. Основная ценность ВХНРЦ сегодня – наряду с богатой историей и обширным списком отреставрированных экспонатов, в число которых входит "Троица" Андрея Рублёва и Боголюбская икона Божией Матери, – мастера реставрации, работающие в Центре.

Основные принципы системы подготовки кадров заложил ещё сам Игорь Грабарь. Своими внешними чертами она напоминает уклады средневековых гильдий и мастерских. Происходит постепенное и планомерное взращивание молодых специалистов под постоянным присмотром опытных наставников. Это обеспечивает преемственность поколений мастеров, которая позволяет отслеживать своеобразную родословную, восходящую к собранному Грабарём кружку энтузиастов. Игорь Эммануилович Грабарь положил начало отечественной школе научной реставрации, которая в своём современном виде оказалась востребована по всему миру. Реставраторы ВХНРЦ помогали спасать памятники в пострадавшей от наводнения Флоренции, реставрировали сокровища Дрезденской галереи. Работали в Италии, на Кубе, в Греции и в Египте. В мастерских Центра постоянно проходят стажировки реставраторы как российских, так и зарубежных музеев. Сегодняшний Реставрационный центр имени Грабаря является флагманом государственной политики в области реставрации движимых памятников истории и искусства. Центр представляет собой сложную, разветвлённую структуру, включающую в себя 12 реставрационных мастерских, научные лаборатории, отдел научной экспертизы, архив и фототеку. Созданы филиалы ВХНРЦ в Архангельске, Вологде и Костроме. Ежегодно Центр сотрудничает более чем с 300 музеями со всей России, а через руки реставраторов проходит более тысячи исторических памятников. Продолжением традиций, заложенных Грабарём, является и просветительская деятельность. Так, в здании на улице Радио проходят регулярные выставки, где представлены экспонаты, отреставрированные в мастерских Центра. Специалисты проводят мастер-классы и экскурсии, в ходе которых делятся секретами реставрационного искусства. 2020 год вынудил часть этих активностей переместить в онлайн – так появились виртуальные экскурсии и реставрационные видеоконференции. Сегодня всё постепенно возвращается к норме, и на улице Радио вновь работает выставка «Восток – дело тонкое», посвящённая опыту работы с наследием Японии, Китая и Калмыцкого Ханства.

Илл. Борис Кустодиев. "И.Э. Грабарь среди членов объединения "Мир искусства". (1916 г.)

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Салон»
1
2 апреля 2021
Cообщество
«Салон»
1
8 апреля 2021
Cообщество
«Салон»
3
Комментарии Написать свой комментарий
25 марта 2021 в 02:49

К этому следует добавить, что деятельность Игоря Грабаря после революции стала возможной исключительно благодаря "охранительной" позиции В.И. Ленина в отношении исторического наследия и "старых специалистов". Далее эту "эстафету" принял И.В. Сталин, насколько позволяла политическая ситуация.
Во времена Хрущёва отношение к памятникам старины резко ухудшилось, а при Брежневе осуществлялась, главным образом, лишь имитация доброго государственного отношения к историческому наследию.
С начала "нулевых" и по настоящее время осуществляется его погром.

25 марта 2021 в 07:01

"Мирискусстников" когда-то почитал и собирал много информации об их деятельности.

25 марта 2021 в 22:31

С дебютом, Елена! Здоровья, терпения и везения - т.е. успехов!

26 марта 2021 в 16:08

Успех - "одна из форм неполного провала" (Мюллер)

28 марта 2021 в 11:00

Спасибо автору и "Завтра" за статью. Надо поддерживать подлинную культуру

1.0x