Сообщество «Экономика» 13:18 13 августа 2020

Ставки на развитие!

Банк России как генератор роста производства
1

24 июля Банк России снизил ключевую ставку до 4,25%. Очевидно, что Банк России последовательно движется к беспрецедентно низким процентным ставкам по кредитам. Однако беспрецедентно-низкая ключевая ставка не должна означать низкую ставку по кредитам для всех, поскольку это приведёт в среднесрочной перспективе к росту цен и банковскому кризису. В США экстремально низкие ставки доступны только федеральному правительству и крупнейшим банкам, тогда как рядовые американцы и средние корпорации занимают по довольно высоким ставкам. Правительству и Банку России следует дифференцировать процентные ставки коммерческих банков по кредитам, исходя из приоритетов экономического развития, снижая их только по кредитам на ипотеку на недорогие квартиры и на продукцию отечественного машиностроения, оставляя ставки высокими на дорогие квартиры и импортные автомобили. 

Когда в мае этого года Банк России понизил ключевую ставку с 6% до 5,5%, что считалось большим достижением, в статье "Ставки велики" ("Завтра", 2020, №23) я предложил сценарий понижения ставки осенью до 3,5%. В том сценарии указывалось на необходимость скоординированной политики Минфина, Банка России и госбанков по снижению процентных ставок; на допустимость снижения ставок по вкладам даже ценой умеренного оттока вкладов и умеренного роста государственного долга; на необходимость сохранения процентной маржи банков на высоком уровне для точечного снижения ставок по кредитам наиболее пострадавшим от коронакризиса и для отработки проблемных кредитов. 

В том же сценарии я писал о возможных последствиях неумелого снижения ключевой ставки, которое может спровоцировать значительный отток вкладов и сокращение банковской маржи, исчерпание ликвидных активов и прибыли банков, государственные вливания в банковскую систему, эскалацию банковского кризиса и бюджетного дефицита. Пока действия Минфина, Банка России и госбанков по снижению процентных ставок скорее содействуют выходу из коронакризиса, но вероятность неверных действий остаётся. 

Дело в том, что публика, бизнес и отдельные политики готовятся к низким процентным ставкам по кредитам для всех и к буму кредитования, но это будет стратегической ошибкой экономической политики. Мы по опыту 1990-х годов помним, что огромная необеспеченная денежная эмиссия вызывает открытую инфляцию и спад экономики. Однако и резкий рост объёмов дешёвого кредита вызывает рост цен недвижимости, акций и других бизнес-активов, вызывает ценовые пузыри, финансовые кризисы и спад экономики. 

В России такие негативные тенденции уже наметились, когда антикризисное удешевление ипотеки и рост её объёмов подтолкнули к росту цен на квартиры на фоне запаздывания ответа стройкомплекса ростом строительства. Пока цены выросли умеренно, всего на несколько процентов, но это было ответом на снижение процентной ставки по ипотеке на те же несколько процентов. Продолжение такой тенденции, её эскалация на коммерческую недвижимость и акции породит в среднесрочной перспективе ценовой пузырь по образцу 2006-2008 гг., а вовсе не рост физических объёмов строительства и не решение жилищных проблем рядовых россиян, и не даст реального роста ВВП. 

Для подтверждения тезиса о недоступности для рядовых американцев дешёвого кредита под близкую к нулю ставку можно обратиться к статистике ФРС США, приведённой в базе данных FRED. Следует сравнить такие статистические показатели: ключевую ставку, ставки по ипотеке и автокредитам, а также ставки по кредитным картам. Мы увидим, что в 2010-е гг. при близкой к нулю ключевой ставке ипотека и автокредиты выдавались американцам в среднем под 5%, а карточные кредиты — по ставке 12-15%. Отметим, что и после кризиса 2008 года, и во время коронакризиса эти ставки снижались несущественно или вообще не снижались. Фактически, рядовые американцы ощущали снижение процентных ставок только как вкладчики и инвесторы в государственные облигации, но не как ипотечники или держатели кредитных карт. Политика низких процентных ставок была нацелена на удешевление государственных заимствований и вкладов в коммерческих банках. Это позволяло финансировать огромный бюджетный дефицит и государственный долг США под близкую к нулю процентную ставку, а также позволяло банкам отрабатывать свои проблемы и возвращать средства государственной поддержки. 

Но и в США, и в России политика низких процентных ставок больше нацелена на отработку прошлых проблем и только в малой степени — на стимулирование нового реального экономического роста. На это обычно указывает значительный рост государственного долга и суммы вкладов по отношению к ВВП, когда единица реального роста ВВП обходится в 5-7 единиц роста государственного долга и банковского кредита. Эта тенденция особенно вопиюща в США, где 2010-е гг. получили название "Великая рецессия", но она начинает проявляться и в России. На то, что правительства чаще заливают дешёвыми деньгами накопленные проблемы прошлого и мало направляют дешёвые деньги на стимулирование нового роста, неоднократно сетовали виднейшие российские экономисты. 

Примерами точечного стимулирования реального экономического роста в США, Японии и Германии являются низкие процентные ставки по кредитам на поддержку экспорта оборудования и автомобилей, на ипотеку при покупке первой недвижимости. Немецкий "Гермес" и американский "Эксимбанк" были хорошо известны российским крупнейшим банкам и предприятиям до финансовых санкций, а массовые дешёвые автокредиты через дочерние банки западных гигантов характерны в России и на фоне санкций (они по-прежнему дешевле кредитов на покупку российских автомобилей). Именно дешёвые и длинные западные кредиты содействовали буму импорта автомобилей, строительной и сельскохозяйственной техники, промышленного оборудования и сокращению такого производства на российских заводах. Дешевизну таких кредитов обеспечивали рядовые американские и немецкие граждане, занимавшие у своих банков по довольно высоким ставкам, вполне сравнимым с российскими, и субсидировавшие тем самым экспортные кредиты. 

В 2010-е гг. процентные ставки по вкладам и, особенно, по кредитам в России были значительно выше процентных ставок в США и Германии, а бюджетный дефицит позволял субсидировать лишь ограниченные по объёмам кредиты. Снижение ключевой ставки Банка России и ставок госбанков даёт основу для роста продаж продукции российского машиностроения и наращивания жилищного строительства. Дешёвая ипотека без бюджетных субсидий вполне достижима в горизонте года с умелым наращиванием её в сегментах и регионах массового строительства. Вполне будет возможно кредитовать на рыночных условиях под низкие ставки долгосрочную аренду с правом последующего выкупа (то есть лизинг) отечественных самолётов, вагонов, судов, строительной и сельскохозяйственной техники, российских автомобилей. Объёмы такого кредитования могут стать значимыми для реальной поддержки устойчивого экономического роста — значимыми без ограниченных по объёму бюджетных субсидий на фоне бюджетного дефицита. 

Возможности кредитной поддержки роста отечественного производства и строительства требуют точечного регулирования процентных ставок по различным видам кредитов. Ещё раз следует напомнить, что фронтальное снижение процентных ставок по всем видам кредитов может выродиться в рост цен на квартиры, в рост импорта оборудования и автомобилей, в рост спекуляций с бизнес-активами. Точечное регулирование процентных ставок не означает лишь снижение во многом индикативной ключевой ставки Банка России. Такое регулирование, в первую очередь, должно способствовать уменьшению ставок по кредитам, которые с высокой вероятностью дадут реальный экономический рост, и повышению ставок по кредитам в сегментах с ростом цен (например, на дорожающую недвижимость бизнес-класса) и импорта (например, на импортные автомобили). 

Банк России пока только осваивает механизмы дифференцированного регулирования процентных ставок конечным заёмщикам. Основным инструментом такого регулирования являются резервы под потери по кредитам. Банку России следует требовать от коммерческих банков не только повышенных резервов по валютным кредитам, кредитам на сделки слияния и поглощения, кредитам на погашение ранее выданных кредитов, необеспеченных кредитов, но и прямо указывать на повышенные ставки по таким кредитам. Отдельный блок регулирования кредитов конечным заёмщикам действует для застройщиков и ипотеки, где определены целевое использование средств на разных этапах строительства и предельные объёмы кредитов — исходя из финансового положения застройщиков, доходов ипотечников и первоначального взноса. Банк России также имеет в своем арсенале инструменты ограничения предельных процентных ставок по вкладам в рамках системы страхования вкладов и по отдельным категориям потребительских кредитов населению. 

Следует уточнить несколько наиболее важных направлений регулируемой государством дифференциации процентных ставок по кредитам конечным заёмщикам. Процентные ставки по ипотеке должны быть низкими только по относительно небольшим кредитам на покупку массового жилья в малых и средних российских городах, как это прописано в программе льготной ипотеки. Ипотечные кредиты на покупку жилья бизнес-класса и премиум-сегмента, на дорогие загородные дома, на коммерческую недвижимость должны оставаться высокими: на уровне под 10% годовых. Процентные ставки по автокредитам на российские автомобили также должны быть низкими, тогда как на импортные автомобили не должны быть ниже тех же условных 10% годовых. Аналогичным образом, должны быть низкими проценты по кредитам на покупку и лизинг строительной и сельскохозяйственной техники российского производства, и высокими — импортного. Помимо дифференциации процентных ставок, следует дифференцировать минимальные требования по первоначальным взносам за счёт собственных средств заёмщиков, устанавливая их в размере 20% по указанным нужным для экономического роста кредитам и в размере 50% на не дающие экономического роста кредиты на покупку импортных товаров или бизнес-недвижимости. 

Дифференцировать процентные ставки можно путём уточнения действующих нормативных документов Банка России или введением новых. Предельные пониженные или повышенные уровни процентных ставок по массовым типам кредитов пока мало прописаны в нормативных документах. Различия в процентных ставках можно конкретизировать в действующем Положении Банка России о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, просто оговорив очевидные значения процентных ставок в зависимости от резервов. Вполне можно принять и отдельное Положение Банка России, детализирующее многочисленные правительственные программы льготного субсидируемого кредитования, где, в том числе, оговорить предельные повышенные размеры нельготных кредитов, за счёт которых банки будут фактически субсидировать низкие ставки по льготным кредитам. Дискриминация более дорогих импортных автомобилей или дорогой недвижимости уже существует в нашей налоговой системе и таможенном регулировании, эти наработки можно заимствовать для дифференциации условий кредитования. Уточнить нормативные документы вполне можно за несколько месяцев — с тем, чтобы дальнейшее снижение процентных ставок пошло в нужном для роста экономики направлении. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Cообщество
«Экономика»
20
Cообщество
«Экономика»
7
Комментарии Написать свой комментарий
13 августа 2020 в 22:03

Возможности кредитной поддержки роста отечественного производства и строительства требуют точечного регулирования процентных ставок по различным видам кредитов.
----------------------------------------------------------------------------------------------------
Кредит должен быть бесплатным - преступно существование контор, получающих прибыль до того, как на полученные от центробанка эмитируемые (т.е. просто напечатанные) деньги производитель товара произведет что-то нужное людям. Нужны бесплатные кредиты Госбанка + суровая ответственность за неэффективное или нецелевое использование кредита + контроль за ценами у производителей товаров (установление максимальной рентабельности).

1.0x