Сообщество «На русском направлении» 00:00 11 апреля 2013

Спор на крови

Я никогда за вас не голосовал, но, если назначите этим златокудрым зарплату в 30 тысяч, первым побегу голосовать за вас. Готов за скромное вознаграждение (допустим, три мои пенсии) даже возглавить вашу избирательную кампанию. Клянусь. Век свободы не видать! Вы с Медведевым знаете, что когда-нибудь умрёте? Или думаете, что для смерти кремлевские стены непреодолимы? Нет, батенька. Так чем народ помянет вас? Оставьте же светлое пятнышко после себя

Вы слыхали, как поют скворцы?
Сергей Островой,
черновой вариант
песни о дроздах

Все понимают, что если пожар, то его надо тушить водой, а не бензином. Если есть опасность лесных пожаров, а она не может не грозить постоянно в великой лесной державе, то надо расширять и укреплять, совершенствовать лесную службу, надо восстановить ликвидированное по ельцинско-чубасовской дурости Министерство лесного хозяйства. А у нас разогнали лесную службу почти дотла и не думают восстанавливать министерство, даже не верят, что оно было при Советской власти, при их отцах и дедах, этих тупоумных коммунистах. И вместо такого министерства ухают миллионы и миллиарды в Олимпиаду, в чемпионат мира по футболу, в фейерверки по случаю международной тусовки на острове Русский.
Если человек — тем более, высокопоставленный государственный чиновник — ещё публично, на всю страну соврал: например, свалил вину за поражение Красной Армии в 1920 году под Варшавой с Троцкого и Тухачевского на Сталина, — то, очухавшись, он должен был опровергнуть собственное вранье, извиниться и постараться больше не врать. Но наш чиновник и не думает извиняться перед страной и продолжает врать: мол, Виктор Талалихин пошел на таран, а Александр Матросов бросился на вражескую амбразуру, а Александр Покрышкин сбил 59 самолётов врага под дулом заградотрядчика за спиной; Советский Союз не мог экспортировать ничего, кроме галош фабрики "Красный богатырь"; в Советское время не было и не могло быть мясного животноводства, но молоко, правда, было, поскольку доили не только коров, но и быков, заставляли и их давать молоко.
Если человек не знает ни истории своего народа, ни его культуры и на Большой театр, жемчужину русской культуры, вешает похабный заморский ярлык "бренд", то ему надо пойти работать, допустим, бухгалтером, в свободное время читать сыночку Илюше "Мойдодыра" и никуда не лезть. А он полез и лезет, и лезет.
Словом, в нашей богоспасаемой державе многое делается не просто неумело или неудачно, кое-как или наобум, но вопреки здравому смыслу, наперекор интересам народа, во вред ему.
Вот факт свежайший и уж совершенно безумный. Стало известно, что очень плохо у нас с донорской кровью. Только дурак не понимает, почему. Да потому что народ бедствует, многие просто голодают, всё меньше и меньше здоровых людей, желающих и способных сдавать кровь. Как быть? Да ведь тоже совершенно ясно: надо увеличить материальную заинтересованность. Вот недавно В.Путин вдвое увеличил зарплату чиновникам своего аппарата. Зачем? Конечно же, чтобы лучше работали, вкусней ели, слаще пили и крепче любили президента. А тут? Заглянул я в Интернет, вызвал "Службу крови". Вспомнились строки Ильи Сельвинского. Желая как можно сильнее, ярче подчеркнуть важность, нужность людям поэзии, он воскликнул: "Поэзия! Ты служба крови!"
И я прочитал: "Московские власти нашли способ, как ликвидировать дефицит донорской крови, жизненно необходимой больницам. "Мы будем развивать бесплатное донорство", — сказал министр здравоохранения правительства Москвы. То есть они все-таки нашли способ, как тушить пожар бензином. И если бы только в Москве!
Министерством здравоохранения, если кто помнит, четыре года заправляла Татьяна Голикова, супруга Христенко, министра не помню чего, едва ли он и сам помнит. Зная, как плохо обстоит дело с донорством, она однажды под телекамеры пошла и сдала кровь сама. Решила дать народу вдохновляющий пример собственного мужества и бескорыстия. В одном и журналов был помещён во всю страницу роскошный снимок: в донорском кресле возлежит сытая златокудрая дама с протянутой к читателю голой сытой рукой, из которой вроде бы берут кровь. Дама улыбается. И смысл протянутой руки и улыбки такой: "Если я, министр и супруга министра, сдаю свою министерскую кровь, то почему же вы, рядовые читатели, не бежите в донорские пункты сдавать свою рабоче-крестьянскую? Ну, бегите же!"
Но читателей, судя по прессе, больше интересовало другое: откуда у златокудрой такие апартаменты, что они с супругом — даже при их двойной министерской зарплате — могли бы оплатить её лишь за пятьдесят лет.
Так вот, несмотря на подвиг мадам Голиковой, совершенный безо всякой угрозы заградотряда, положение с кровью оставалось достослёзным. И в январе этого года был принят "бензиновый" закон: лишить доноров всякой денежной компенсации. Какому чиновному павиану пришла в голову такая идея? Они что, ожидали взлёта донорского движения: длинные очереди в пунктах сдачи крови, давка, взятки за возможность пройти с черного хода и т.п.? И взлёт действительно был. Закон начинал действовать через неделю после его объявления. В эту неделю и был небывалый взлет: несчастные люди хотели успеть хоть напоследок воспользоваться безмерной щедростью государства в размере, кажется, что-то около 10 тысяч рублей. Такой недельный напор был внятным знаком того, что люди предпочитают, в чём нуждаются и что надо делать. Не вняли павианы и павианши из Минздрава!
Сейчас несравненную мадам Голикову бросили на какой-то новый важный участок борьбы за народное благоденствие, кажется, на утрамбовку афедроном лыжной трассы в Сочи. Министром здравоохранения стала другая златокудрая дама — Вероника Скворцова. Не Дроздова, не Сорокина, не Галкина, не Павлинова, а именно Скворцова. Скворцов можно выучить говорить. Её выучили давно. И она сразу, как сделалась министром, заговорила в правительственной "Российской газете" № 44(6020): "Что касается, донорской крови, то продавать её аморально". Слышите? А-мо-раль-но!.. И она ещё тут же принялась стыдить наш народ за то, что "нам надо ещё дорасти до такого уровня общественного сознания, как, например, в Испании". Видимо, считает, что только тогда мы дорастём сознанием до испанцев, когда введём у себя бой быков. "А во Франции…" Да какое нам дело до Франции! Там лягушек едят. И что за манера у наших публичных дам все по-за бугором очами зыркать! Вот ещё Елена Малышева, что каждое утро посещает наши дома. Так эта златокудрая настойчиво ратует, чтобы мы последовали примеру Израиля и ввели среди русского народа обрезание. Иначе, пугает она, нам грозит утрата фаллосов. Боже милосердный, страсть-то какая!
А что касается апартаментов, в коих обретается говорящая Скворцова, мы не знаем, каковы они, но зарплату она получает едва ли меньше 200 тысяч рублей. При такой зарплате надо бы соображать, что в донорстве речь идёт не о продаже, не о торговле и уж, конечно, не о намерении разбогатеть, а о компенсации, о материальной поддержке людей, о привлечении новых энтузиастов. И вот двухсоттысячные захребетники учат морали десятитысячных тружеников… До чего ж они далеки от народа, как чужды ему! Какой цинизм! Она, видите ли, врач в пятом поколении. Мой отец тоже был врачом, интеллигентом в первом поколении, работал со знаменитым хирургом Бурденко. Любил испанца Сервантеса, но не считал его выше русского Толстого. И вообще не занимался калькулированием — кто выше, кто ниже.
А 28 марта в вечернем выпуске новостей знаменитый детский врач Леонид Рошаль прямо заявил, что дикая затея бесплатного донорства приведёт службу крови к полному краху. Он знал, что говорил. И тут же показали нам лежащую под телекамерой в том же донорском кресле говорящую Скворцову! Примчалась радетельница! Явилась заступница! Нагрянула спасительница! Знать, тоже рассчитывает на всенародный эффект своего личного героизма и бескорыстия. Ждите в ближайших номерах СМИ и её роскошный портрет.
А между тем мадам вот уже два года занята разработкой нового закона о трансплантации органов. По этому закону, говорит, отводится "один час, в течение которого медицинские работники обязаны известить родственников о смерти, чтобы получить их согласие на использование органов умершего" (там же). Вы представляете, умерли отец или мать; детям, может быть, даже школьникам, об этом тотчас сообщают; они убиты горем, плачут, не находят себе места, а их в этот момент ласково спрашивают: "Вы не возражаете, если у вашей покойной матушки — царство ей небесное! — мы вырежем сердце?.. Если у вашего батюшки возьмем почки?" В течение первого часа неизбывного горя…
Во всём у этой правительственной дамы не только презрение к родному народу, но и просто министерское тупоумие.
На днях Наталья Тимакова, пресс-секретарь Медведева, вздумала заступиться за своего шефа, которому в Интернете иной раз пишут: "Ну, Димон, ты даешь!" и т.п. "Он вам не Димон. А глава правительства", — возмущалась она. Господи, Наташенька думает, что её кто-то послушает?! Глава — какого правительства? В котором Голикову сменяет Скворцова, Фурсенку — Левитин, Скрынник — Федоров? Это ваша кремлёвская шарага довела страну до такого уровня, что всё позволено и нет никаких авторитетов: ни авторитета личностей, ни авторитета должностей. Вспомните, мадам, как все вы 25 лет врали и врёте о Советском Союзе, об Отечественной войне, о Ленине и Сталине, которые для миллионов — святые. Как поощряли вы бешеную свору солженицых, радзинских, сванидзей, млечиных… И после этого надеетесь на чью-то куртуазность?!
Но — тихо, смерьте пульс… Вообще-то, переливание крови существует в России с пушкинских времён. 20 апреля 1832 года петербургский акушер Андрей Мартынович Вольф впервые перелил роженице, истекавшей кровью, кровь её мужа и спас женщину. Помню, когда в 1937 году отмечали столетие со дня смерти Пушкина, кто-то спросил В.В.Вересаева, по образованию врача, автора знаменитой книги "Пушкин в жизни", можно ли было бы спасти раненого поэта при нынешнем уровне медицины. Он ответил, что можно и потребовалось бы переливание крови. Ах как жаль, какое горе, что Николай Федорович Аренд, лейб-медик царя Николая, руководивший лечением раненого поэта, через пять лет после Вольфа не воспользовался его опытом. Вроде бы не мог же он не знать об этом знаменитом опыте, тем более — в том же городе. Ведь с какой радостной готовностью дали бы свою кровь и Наталья Николаевна, и Жуковский, и Вяземский, и дядька, который нёс его, истекающего кровью, из кареты на второй этаж дома на Мойке.
— Грустно тебе нести меня? — спросил Пушкин.
А дядька плакал, не утирая слёзы… "Любовь и горе всей земли…"
Но вот вопрос: согласились бы тогда дать свою министерскую кровь вышеназванные интеллигентки в пятом поколении? Ведь телевидения-то не было…
29 марта в Ростове-на-Дону под председательством В.Путина состоялась конференция Народного фронта. Там Рошаль и Скворцова встретились лицом к лицу. И каждый опять отстаивал свою известную нам позицию о бесплатном донорстве. И кому же я поверю: Леониду Михайловичу, сыну военного лётчика, старому многоопытному врачу, спасшему тысячи детей, в том числе и в страшные дни "Норд-Оста", когда он, старик, пошел на переговоры с террористами, работавшему когда-то в Монголии и просто человеку с добрым, мягким лицом, — или этой столичной мадам, всю жизнь писавшей диссертации и переходившей из кабинета в кабинет повыше, с её презрением к моему народу, доктору наук, профессору, членкору АМН, директору института в пятом поколении и просто человеку с лицом, на котором написано "Я министр. А вы кто?" Да ведь достаточно было видеть, как достойно разговаривает с президентом Рошаль и как — мадам, то и дело согласно кивая головой…
Товарищ Путин, где вы находите таких министров, премьеров, послов: Зурабов, Фурсенко, Гнусенко, Кудрин, Выдрин, Сердюков, Смердяков, Голикова, Скворцова, Воробьёв, Ливанов, Грызухин, Косолапов? Неужели их действительно присылают вам из вашингтонского обкома, как когда-то Ельцину назначили Козырева министром американских дел в России?
Вот недавно заместителем министра связи и коммуникаций стал Алексей Волин. Вы его знаете, он работал под вашим началом заместителем руководителя аппарата правительства. Он заявил: "Журналист должен твердо помнить, что у него нет задачи сделать мир лучше. Задача журналиста — зарабатывать деньги для того, кто его нанял… Надо учить студентов тому, что они будут работать на "дядю". И "дядя" будет говорить им, что писать, а что не писать и как писать. Такова жизнь, и другой у нас не будет" ("СР", 30.3.13). Будучи видимо холуём, шкурником и трусом, он хочет, чтобы и все вокруг стали холуями, шкурниками и трусами. Журналисты и преподаватели журфака МГУ встретили его слова топотом и свистом.
И вы таких Волиных напихали в правительство!
Недавно один молодой человек принародно рассказал вам, что Вексельберг вытворяет в старинном Архангельском, в жемчужине Подмосковья. И что услышал он в ответ?
— Я с ним поговорю. Он человек разумный, он человек ответственный…
Тьфу ты, Господи! Он вообще — человек, а не живоглот России?
Ну, так вот, как сказал поэт, "порадуй хоть одним ударом, пока не уморил коня". Конь-то не сегодня-завтра откинет копыта. Для начала даже не увольняйте. Я никогда за вас не голосовал, но, если назначите этим златокудрым зарплату в 30 тысяч, первым побегу голосовать за вас. Готов за скромное вознаграждение (допустим, три мои пенсии) даже возглавить вашу избирательную кампанию. Клянусь. Век свободы не видать! Вы с Медведевым знаете, что когда-нибудь умрёте? Или думаете, что для смерти кремлевские стены непреодолимы? Нет, батенька. Так чем народ помянет вас? Оставьте же светлое пятнышко после себя.

Cообщество
«На русском направлении»
1.0x