Сообщество «Историческая память» 08:35 27 декабря 2021

Штрафные роты и батальоны

Войну выиграли 98-99% бойцов и командиров Красной Армии, а не 1-2% входящих в её число бойцов штрафных рот и батальонов.
1

Либералы-западники пишут, говорят, ставят фильмы о том, что штрафники выиграли Великую Отечественную войну. Нельзя сказать, что они заблуждаются или ошибаются. Это злонамеренная ложь.

И она не без помощи западных спонсоров распространяется по стране в массовом порядке, как инфекция во время эпидемии, заражая граждан России смертельной болезнью неуважения к себе, своему народу, своей родине, советской истории, руководителям времён войны, которые на самом деле достойны того, чтобы их вспоминали со снятым головным убором и со склонённой головой, с благодарностью в душе за то, что сумели организовать спасение от уничтожения народов России.

При этом все эти недоброжелатели России ссылаются на приказ №227 от 28 июля 1942 года народного комиссара обороны, Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина. «Ни шагу назад!» - так называли приказ в народе.

Невозможно не обратить внимания на чисто символическое количество штрафных батальонов и штрафных рот – на фронт - 1-3 батальона, на армию - 5-10 штрафных рот.

Это значит, что на фронт, насчитывающий в среднем 400-500 тысяч человек, согласно приказу могло приходиться от 800 до 2-х тысяч 400 человек, входящих в состав штрафных батальонов, состоявших из провинившихся лиц офицерского состава, что составляет от 0,2 до 0,6% численности войск фронта.

А на армию в 100 тысяч человек по приказу приходилось количество бойцов штрафных рот от 750 до 2-х тысяч человек, что составляет от 0,75 до 2% численности армии.

Естественно спросить у либералов: почему они считают, что войну выиграли не 98-99% бойцов Красной Армии, а 1-2% входящих в её число бойцов штрафных рот и батальонов?

Любому нормальному человеку должно быть понятно, что воинские соединения штрафников в силу своей мизерной численности не могли сыграть никакой значительной роли в разгроме немецко-фашистских захватчиков. А вот представителям либеральной прессы непонятно, и они упорно утверждают, что 1-2% от численности вооружённых сил СССР штрафников выиграли войну. А ведь эти представители создают общественное мнение. Они пользуются неосведомлённостью читателей и слушателей, лишённых правдивой информации о Великой Отечественной войне.

Много неправды написано и наговорено теми же лицами о заградотрядах. А по приказу на 100 тысячную армию приходилось от 600 до 1000 человек, несущих службу в заградительных отрядах. Понятно, что 100 человек, стоящих за дивизией не могут остановить 10 тысяч человек, а могут, действительно, остановить только трусов и паникёров. Они и существовали для устрашения этой категории бойцов.

И эти меры устрашения были приняты для спасения населения всей страны в самое ответственное время, когда действительно нельзя было допустить дальнейшего отступления советской армии. К неоправданным потерям они не приводили. Рокоссовский пишет, что штрафные роты в основном использовались для разведки боем, чтобы установить местонахождения огневых точек противника. Затем артиллерия обнаруженные огневые точки противника подавляла, и переходили в наступление основные силы.

Из-за чего поднято столько шуму? Ведь приказ, по существу, всего лишь запрещает самовольно, без приказа высшего командования оставлять занимаемые позиции, вводит меры, способствующие его выполнению, и определяет наказание за невыполнение требований приказа. И прежде всего, он обращается к сознанию бойцов и командиров, объясняет всю смертельную опасность создавшегося положения.

Именно этот приказ дал либералам основание говорить и писать о том, что советские войска сражались из-за страха наказания. Они в упор не замечают массового героизма советских солдат и до, и после издания данного приказа. А о массовом героизме писали, можно сказать, все советские военачальники и спустя много лет после окончания войны. Не понимают, а скорее не хотят понимать либералы, что невозможно силой заставить героически сражаться миллионы людей с оружием. При желании эти люди сомнут всех, включая само правительство. Только горячая любовь к Родине и ненависть к врагу поднимают дух солдата до готовности пожертвовать своей жизнью в бою с врагом.

А что касается страха наказания, то все граждане и сегодня живут под страхом наказания. Существует масса законов, в том числе уголовный и гражданский кодексы, предусматривающие наказание при совершении противозаконных действий. Но это не значит, что российские граждане не совершают противозаконных действий только из-за страха наказания.

Даже в обыкновенном производстве согласно Кодексу Законов о труде могут уволить с работы за прогул без уважительных причин. А к прогулу относится самовольное оставление рабочего места и уход с работы на срок равный 4-м и более часов. Но это совсем не означает, что граждане СССР работали полный рабочий день из-за страха наказания. Подавляющее большинство работников и без дисциплинарных статей КЗоТа трудятся добросовестно. Но дисциплина – это основа трудовой деятельности, и тем более военной службы, и тем более в суровый час борьбы за жизнь нации.

Этого приказа ждали солдаты, потому что большинство советских солдат были героями, и они не могли спокойно смотреть на трусов и паникёров, позорящих и дезорганизующих боевые части и соединения. Его ждали и офицеры, как средства воздействия на отдельных нерадивых солдат. Его ждала вся армия, которая сама уже не могла переносить позора отступления.

И если раньше на пути к Волге это как-то оправдывалось необходимостью уйти от окружения превосходящими силами противника, то теперь, когда за спиной стоял Сталинград и немцы дошли до Волги, солдаты и офицеры в большинстве своём понимали, что нужен приказ, обязывающий стоять насмерть до разрешения оставить позиции. И это объяснимо. Не каждый психологически готов добровольно стоять насмерть. Он особенно помогал выстоять слабым. Солдату легче сражаться при наличии приказа, запрещающего самовольно оставлять позиции. Советские солдаты верно всё поняли и сказали: «За Волгой для нас земли нет».

С офицеров Красной Армии очень строго спрашивали за неоправданно большие потери, в том числе и за потери среди штрафников. Все эти мифы о том, что штрафников бросали в бой безоружными и на минные поля, являются ничем иным, как клеветой ненавистников СССР и России. Как правило, наступлению основных войск предшествовала разведка для определения местонахождения огневых точек противника и их заблаговременного уничтожения. Проверка обороны противника производилась разными способами, в том числе и разведкой боем. Для разведки боем привлекались штрафники.

Когда была возможность, штрафники шли в бой под прикрытием артиллерии. В конце войны при проверке обороны противника в полосе наступления стрелковых корпусов при проведении крупных операций каждая из штрафных рот получала батарею самоходных артиллерийских установок СУ-76 и взвод сапёров, то есть советские штрафники ходили в бой с таким же вооружением, как и другие стрелковые соединения. Разведка боем проводилась перед многими крупными операциями, но не для того, чтобы напрасно губить жизни людей, а для того, чтобы сохранить тысячи жизней советских солдат и офицеров при начале наступления основных сил.

Войну, конечно, выиграли миллионы солдат Красной Армии, а не горстка штрафников, но героизм проявляли и те, и другие. Героизм советских людей проявлялся уже с первых шагов, когда они из своих домов, а после ранения из госпиталей, спешили на фронт защищать Родину.

Запад и его верные слуги внутри России поливают грязью героическую историю русского, советского народа, потому что сам Запад имеет безжалостную историю трусости, подлости и обмана. Некоторые особи договорились до того, что называют немецкие испытательные части (штрафбаты) курортом по сравнению с советскими штрафными ротами и батальонами. Но, очевидно, Герман Геринг не разделял мнения о том, что немецкие штрафбаты являются курортом. Ещё 17 ноября 1939 года он издал приказ, в котором написано: «Осуждённые должны на протяжении всей войны пребывать в штрафных лагерях, где столкнуться с самыми тяжёлыми условиями существования...» [1, с. 20].

В действительности солдаты немецких штрафных батальонов гибли, как мухи. Например, 23 июня 1942 года в журнале боевых действий немецкой 18-й армии значилось: «Испытательный батальон временно отозван с фронта, так как в ходе последних тяжёлых боёв он был полностью уничтожен. Для выполнения последующих заданий он должен быть пополнен свежими силами» [1, с. 155]. Данный немецкий испытательный батальон сражался под Ленинградом за Волхов.

К сожалению, вся история Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. искажена недоброжелателями России. Сколько тонн бумаги исписано о неправильных действиях Красной Армии под Ленинградом! Но даже Хартвиг Польман, писавший книги под американскую диктовку, как и подавляющее большинство немецких мемуаристов, пишет: «В результате зимнего сражения на Волхове 18-я армия оказалась на грани катастрофы, которую можно было бы сравнить с катастрофой 6-й армии под Сталинградом» [2, глава 4]. И это притом, что в отличие от окружённой армии Паулюса в указанный период с января по июнь 1942 года 18-я немецкая армия постоянно пополнялась живой силой и техникой.

Военное уголовное право гитлеровской Германии открывало широкие возможности для юридического произвола. Фактически к смерти можно было приговорить любого неугодного. И этим правом пользовались. «Только в первые месяцы Второй мировой войны служащим вермахта было вынесено около 30 тысяч смертных приговоров» [1, с. 19].

В штрафных лагерях вермахта довольствие полевых арестантов (самое плохое довольствие – Л. М.) составляло 20% от обычного солдатского пайка. В то же время по закону падавшего от голода или болезни на землю арестанта расстреливали за невыполнение приказа: "Встать и идти дальше" [1, с. 65-66].

1-го августа 1942 года был создан третий штрафной лагерь вермахта. Вернер Краусс замечал: «Обращение со штрафниками было хуже некуда. Они систематически изматывались голодом и побоями. При возвращении из Финляндии такой лагерь по пути терял едва ли не 75% арестантов» [1, с. 67-68]. Роберт Штайн, который год находился в штрафном лагере, писал: «Примерно 90% из нашего штрафного лагеря погибло... Из еды у нас был только картофель, который мы ели прямо с кожурой. Это был форменный лагерь смерти. Удалившись от него на несколько метров, мы становились дезертирами. Пойманных бедолаг вешали для устрашения» [1, с. 71-72]. Много немецких штрафников гибло от мин при разминировании. Наиболее популярными графами причины смерти в немецких штрафных батальонах были следующие графы: «застрелен при попытке к бегству» или «умер от общего изнеможения». Сложная система немецких штрафных подразделений, которые немцы предпочитали называть «испытательными батальонами», показывает, что по сравнению с немецкими «курортом» являлись советские штрафные батальоны. К счастью, добрый СССР избежал большинства ужасов западной демократии, породившей фашизм.

Но в постсоветской России каждый либерал считает своим долгом кинуть камень в советское прошлое. Поставлены «художественные» фильмы, подготовлено множество передач, издано немало книг о том, как в штрафбатах уголовники совершали преступления. Остаётся только удивляться невежеству людей, заваливших страну фальшивками о штрафниках. Они утверждают, что в штрафбатах находились лица, прибывшие из мест заключения, то есть уголовники, творившие всевозможные зверства. В действительности, как и указано в приказе Верховного Главнокомандующего, штрафбаты состояли только из проштрафившихся офицеров. Неофицерских штрафбатов в советской армии не существовало. Количество их тоже завышается в десятки и сотни раз. Фактически в 1944 году в советской армии было всего «15 фронтовых штрафбата» [3, с. 12].

Вероятно, всего этого не знали творцы телесериала «Штрафбат», вышедшего на экраны перед 60-летием Победы. И можно понять негодование А. В. Пыльцына, который с декабря 1943 по май 1945 года воевал в 8-м Отдельном штрафном батальоне и прошёл с боями от Белоруссии до Берлина. Он написал: «А хорошо бы помнить этим господам: истина, гласящая, что высшей формой преступления является предательство прошлого, никогда не перестанет быть истиной». Предательство прошлого уничтожает Россию. Это хорошо понимают на Западе и организовывают щедрое финансирование предателей.

Уголовные элементы могли направляться на фронт из мест заключения, но не в штрафные батальоны, а в штрафные роты. В штрафных ротах находились рядовые и сержанты, проявившие трусость и паникёрство в бою, дезертирство или совершившие другие преступления. Из мест заключения в штрафные роты направлялись только те заключённые, которые сами добивались отправки на передовую защищать родину. И направляли заключённых в войска только после тщательной проверки их истинных намерений.

О том, как воевали штрафные роты, включавшие и заключённых, написал С. Старосельцев на основании информации бывшего командира 5-й штрафной роты 64-й, а затем 7-й гвардейской армии В. Г. Михайлова: «За последние годы в средствах массовой информации появилось много публикаций, авторы которых утверждают, что штрафники шли в бой под страхом пулемётов заградительных отрядов. Словом, что-то вроде отчаяния обречённых. Да, была отчаянная храбрость – ведь даже лёгкое ранение штрафника расценивалось как искупление им вины с правом перевода в обычную действующую часть. Но чего не было – так это чувства обречённости, как и стоящих якобы за спиной штрафников заградотрядов… Версию о заградотрядах при штрафниках запустила во время войны фашистская пропаганда, а позднее эта версия использовалась либо в определённых интересах фальсификаторов нашей военной истории, либо была принята на веру по незнанию истории Великой Отечественной войны» [3, с. 11].

Тщательно скрывают фальсификаторы тот факт, что не все воевавшие в штрафных батальонах и штрафных ротах были штрафниками. Постоянный командный состав от взвода и выше комплектовался из числа волевых и отличившихся в боях командиров.

Перечень использованных материалов

1. Васильченко А. Штрафбаты Гитлера. Живые мертвецы вермахта. М., 2008. – (Солдат Третьего Рейха).

2. Польман Хартвиг Волхов. 900 дней боёв за Ленинград. Воспоминания немецкого полковника [Электронный ресурс]. URL: https://www.litmir.me/br/?b=267090&p=1 (дата обращения 15.12.2019).

3. Пыльцин А. Правда о штрафбатах. Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина / Изд. 3-е, доп. и испр. М., 2007. – (Великая Отечественная: Неизвестная война).

Фото: советские тяжёлые 122-мм дальнобойные пушки А-19

Индекс А-19 распространялся на обе модификации 122-мм корпусной пушки А-19 образца 1931/37 годов. Главный конструктор пушки А-19 - Ф. Ф. Петров. Максимальна дальность стрельбы - 19 800 метров, масса в боевом положении 7117 кг, вес снаряда – 25 кг, скорострельность – 3-4 выстрела в минуту.

Ориентировочно количество выпущенных пушек образца 1931/37 гг. можно оценить в 2500 единиц (всех модификаций – 2926 ед.). Кроме того, для установки на САУ и танки выпущено 1855 единиц пушек А-19. Именно эта доработанная для танков и САУ пушка устанавливалась на тяжёлый танк ИС-2, которому не было равных в мире, и на замечательную самоходную артиллерийскую установку ИСУ-122. Именно на базе данного орудия были созданы самые мощные серийные танковые пушки Великой Отечественной войны. А-19 пробивала лобовую броню немецкого танка «Пантера» на дистанции 2,5 км. Толщина лобовой брони танка «Пантера» составляла 80 мм с наклоном к нормали 55 градусов.

Орудие серийно выпускалось с 1939 по 1946 год, активно и успешно использовалось в Великой Отечественной войне, составляя вместе с МЛ-20 основу мощной ствольной артиллерии РВГК. После окончания войны эта артиллерийская система долго состояла на вооружении Советской Армии и ряда других стран, в нескольких странах они используются и в настоящее время.

10 января 2023
Cообщество
«Историческая память»
1
Комментарии Написать свой комментарий
27 декабря 2021 в 22:23

1941-1942гг. тяжелейший период Великой Отечественной войны, сопряжённый с поражениями и большими потерями. Безусловно, одной из необходимых мер было поддержание дисциплины и стойкости, пресечение панических и пораженческих настроений, жёсткое пресечение произвольных расправ со стороны начальствующего состава РККА. Ряд документов- приказов и директив по РККА и НКВД призваны были решать эти задачи. Так называемые "либералы" и самозваные " историки" - журналисты и редакторы гламурных изданий, пользуясь не знанием людей, не желанием хотя бы ознакомиться с доступными материалами по этой теме, спекулируют и откровенно лгут. Помнится некий Гозман на одной из передач запальчиво утверждал о "заград отрядах" НКВД, рсстреливающих в спину идущих в наступление бойцов... Директива Ставки ВГК № 001919 от 12 сентября 1941г. ясно и чётко определяет состав и задачи воинских формирований в дивизиях и полках, которые были наделены правом применения оружия. Что до НКВД, то приказом 00941 от 19 июля 1941г. действительно формировались при особых отделах корпусов, армий и фронтов отдельные стрелковые взводы, роты и батальоны для выявления и борьбы со шпионами, диверсантами, паникёрами, бандами мародёров и дезертирами в тылу действующих войск. Право расстрела выявленного преступника на месте давалось в исключительных случаях. Задержанных предписывалось передавать следственным органам. Меры ответственности за незаконные репрессии и самоуправство определял приказ Наркома обороны СССР № 0391 от 4 октября 1941г. Суровое время требовало суровых мер.

1.0x